23:41 

Серебряное небо, часть 1 - мечты падающих звезд

Green Blush
полиция жанров
Название: Серебряное небо, часть 1 - Мечты падающих звезд
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Персонажи - Кау-Рук, Ильсор, Мон-Со, Лон-Гор
Предупреждения: насилие, упоминание физических и психологических травм, детальное описание психиатрических проблем
Саммари: "Так я знал. Вы не планируете и на пять минут вперед, второй пилот свихнулся, врач поддерживает наших противников, а я... я должен отвезти вас всех домой?"

Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6


Кау-Рук вздохнул, краем глаза заметив, что Эми вытерла кровь с виска Ильсора и густо замазала рану желтоватым гелем.
- Рассказывайте, доктор. Вы так уверены в том, что можете справиться с полковником Мон-Со, в физическом или моральном поединке… я бы на вашем месте не был уверен. После произошедшего вам следовало бы проявить побольше бдительности.
- А я и не собираюсь кого-то перетягивать на свою сторону. Я же говорю – вы выиграли, капитан.
- Ну-ну. Надеюсь, вы не слишком огорчитесь, если я скажу, что не склонен вам доверять?
- О нет, это, разумеется, весьма логично. Поступайте так, как считаете нужным. Я же исключительно ради того, чтобы мы все перестали друг другу лгать, расскажу Мон-Со о том, что здесь произошло в последние дни.
И Лон-Гор, не пропуская ни одной подробности, принялся рассказывать Мон-Со о том, как арзаки с помощью необыкновенной воды усыпили на праздничном пиру всех менвитов, после чего получили от беллиорцев изумруды, которые якобы мешают их гипнотизировать, а потом склонили на свою сторону Кау-Рука, и вот теперь под его началом «Диавона» летит на Рамерию, чтобы устроить там государственного масштаба революцию и освободить всех арзаков.
Мон-Со выслушал Лон-Гора молча, не перебивая вопросами и никак не комментируя то, что слышал. Когда он закончил, Мон-Со пожал плечами и спросил у Кау-Рука:
- Про изумруды – правда?
- Посудите сами, полковник. Как может камень помешать гипнозу? Есть, конечно, арзакская сказка про изумруды и змей, с которыми арзаки сравнивают нас, но это же всего лишь сказка.
Мон-Со отрывисто кивнул, не отводя взгляда от Лон-Гора.
- Доктор, я понимаю, что у вас были благие намерения, но вы вытряхнули из этой арзачки всего-навсего нелепые сказки, которые ей рассказал Ильсор.
- Позвольте…
- А как же это еще можно объяснить? Хорошо, со снотворным средством – правда. За это Ильсор должен понести строгое наказание, но я не думаю, что это преступление, как вы говорите.
Кау-Рук опешил. Если бы он честно признался себе в своих ожиданиях, то заключил бы, что ожидал какой угодно реакции, но не такой.
- Судя по тому, что вы рассказываете, эти беллиорцы вполне могли бы отравить нас и сами. Эми же рассказала, что они обладают непревзойденным мастерством маскировки, так?
- Ну, допустим…
- И мы оба видели, что случилось с нашей базой на Беллиоре. Честное слово, доктор, вы что, поверили в эту сказку о днях безумия вещей?
- Генерал Баан-Ну, насколько я помню, поверил.
- Ерунда. Сразу же очевидно, насколько это бредовое объяснение. А этот Ментахо – вообще подозрительный тип. Разве у вас он не вызвал подозрения?
- Я, знаете, как-то в медотсеке в основном находился. Работы было много.
- Да, понимаю. Но это же надо – дни безумия! На самом деле просто очевидно, что беллиорцы обладают способностью невероятным образом пробираться в самые труднодоступные места, не будучи замеченными, и устраивать везде разрушение. В таком случае им ничего бы не стоило пробраться на кухню и подлить какой угодно отравы в общую посуду!
- Возможно, вы правы. Да, вы правы. Но почему Ильсор, узнав об этом, не сообщил немедленно генералу Баан-Ну, чтобы мы смогли переместить кухню на корабль?
В этот момент Ильсор за спиной Кау-Рука пошевелился, глубоко вдохнул и выдохнул, а Эми прошептала что-то вроде «Ну, наконец-то». Мон-Со не обратил на это внимания.
- Во-первых, Ильсор арзак. Я не склонен слишком жалеть арзаков, но вы должны признать, что к нему не отнеслись бы со всей необходимой серьезностью.
Кау-Рук взял себе на заметку этот комментарий.
- Во-вторых, опасность в последнее время грозила нам со всех сторон. Одной больше, одной меньше… Сомневаюсь, что Баан-Ну приказал бы сворачивать лагерь из-за угрозы того, что беллиорцы проберутся на кухню.
Кау-Рук не знал, что и думать. Мон-Со удивлял его снова и снова. Он фактически только что признал, что решения генерала Баан-Ну были необдуманными. Или, по крайней мере, сложившееся положение, в котором они все оказались, было не оптимальным. От этого недалеко и до того, чтобы обсуждать возможность не исполнять приказы генерала. Кау-Рук с грустью подумал, что о Мон-Со он знает недостаточно.
Не то чтобы недостаточно. Что он вообще знает о Мон-Со? В случае с Эми невнимательность Кау-Рука и нежелание вникать в свойства характера еще как-то можно было понять.
В этот момент Кау-Рук понял, что за пятнадцать лет, проведенных вместе на борту «Диавоны», он почти ничего не узнал о своем коллеге и равном по званию.
Внешность - типичная для менвита. Как там сказал Мон-Со? "Настоящего менвита". Зеленоватого, как болотная грязь, цвета глаза, темные волосы - заставляли иногда людей подумать о том, не стали ли они черными раньше времени, как у старых людей. Рост - как и у него. Чуть ниже. Совсем чуть-чуть. Мон-Со не уступал Кау-Руку в спортивных соревнованиях, но это он помнил еще из учебы в академии. И сейчас, когда они занимались командными видами спорта, да или просто играли в настольный нунабол, это было заметно. Но удивительное дело - от их общения они не стали знать друг друга лучше. Что его учебник пятого класса говорил о характеристиках общения? Общение отличается от простой коммуникации тем, что при нем усиливается общность людей. Значит, у них с Мон-Со было какое-то неправильное общение.
- А что насчет того, что Ильсор планирует устроить на Рамерии революцию, а Кау-Рук его поддерживает? - ехидно спросил Лон-Гор.
- Кау-Рук может участвовать в любых организациях и объединениях. В том числе и либеральных, сейчас таких, наверное, стало уже много, - моментально ответил Мон-Со. - У нас свободное государство.
Лон-Гор фыркнул. Очевидно, он, как и Кау-Рук, свободным государством менвитскую имперю не считал.
- И вообще, доктор. Зачем вы обращаете на это внимание? Сразу же ясно, что это заблуждения размечтавшегося арзака. Все они мечтают о свободе.
Буквально спиной Кау-Рук ощутил, как за ним сжалась Эми. Ему было до ужаса жаль, что сейчас, при Лон-Горе и Мон-Со, он не может как-то приободрить ее, сказать, чтобы она не слушала этих слов. Потому что Мон-Со, как и Лон-Гор, совершенно не церемонился с арзаками. Скорее всего, он даже не подумал, что прямо сейчас незагипнотизированная Эми сидит вместе с ними на мостике и слушает о том, о чем мечтают эти так называемые арзаки. И каково ей должно приходиться? А она, между прочим, лечит Ильсора.
- Эми, не слушай, что там говорят про арзаков, - решительно сказал Кау-Рук. - По крайней мере, сейчас арзаки - единственные, кто может вылечить нашего главного инженера. Потому что на менвитов положиться не слишком получается, - добавил он, нехорошо посмотрев на Лон-Гора. Тот только улыбнулся.
- Прошу прощения, мой капитан, я не хотел, - моментально понял свою ошибку Мон-Со.
"Почему он передо мной извиняется, а не перед ней? Что за ерунда? Какая бредовая система! Ильсор прав, тысячу раз прав. Вряд ли я смогу пойти с ним до самого конца, но искоренить предрассудки на борту собственного - да, теперь уже собственного - корабля я должен".
- Мон-Со... А, ладно, потом с вами разберемся. Говорите, продолжайте. Эми, Ильсора не требуется переместить в медотсек?
- Пока нет, мой капитан, - твердо ответила Эми. - Но если вы сможете, это потребуется через несколько минут. Я как раз заканчиваю первичное лечение шока.
- Хорошо. Молодец, Эми. Не каждый сможет заниматься таким сложным делом сразу после того, как в него выстрелили из парализатора, - сказал Кау-Рук, вспомнив, что арзаки - не вымуштрованные менвиты, и им необходимо слышать о результатах своей работы.
- Так я продолжу, капитан? - спросил Мон-Со, и, дождавшись утвердительного кивка, заговорил снова: - Не хочу обижать никого из здесь присутствующих, но Ильсор заблуждается, другого объяснения я не вижу. Что, в свою очередь, доказывает, что гипноз в таких условиях действует плохо.
- Ну, это с самого начала было ясно, - вмешался Лон-Гор. - Все-таки походные условия.
- Да, но мы не сделали на это скидку. Думаю, с нашей стороны это было непростительным упущением. Если в чем-то и винить Кау-Рука, то только в этом, но мы все виноваты не меньше. Вы согласны со мной, доктор?
- Согласен, согласен. Как там поживает наш больной? Вы уверены, что не дадите мне его осмотреть?
Кау-Рук снова повернулся к Эми.
- Готово, мой полковник, - сказала она. - Вы не могли бы переместить Ильсора в медблок? Там я смогу подключить его к сканерам, чтобы можно было все время оценивать его состояние.
- Хорошо, Эми. Так, полковник, - он повернулся к Мон-Со. - Сопроводите, пожалуйста, доктора в изолятор.
Лон-Гор развел руками, с извиняющимся выражением лица посмотрел на Мон-Со - мол, очень жаль, что вам так приходится поступать.
Изолятор представлял из себя маленькую комнату с кроватью и лампой под потолком. Он планировался как раз для таких целей - если возникнет необходимость изолировать кого-нибудь из членов экипажа или кто-нибудь потеряет контроль над собой. Словосочетания "психическая болезнь" старались избегать, но всем и так было понятно, что риск велик. Это был первый случай отправки экспедиции в такую даль, и о влиянии такого продолжительного пребывания на маленьком корабле в замкнутом ространстве, видя перед собой каждый день одни и те же лица, ничего не было известно. Но ученые заключили, что опасность свихнуться у астронавтов существует, а поэтому на корабле был заблаговременно размещен изолятор. Кровать, привинченная к полу, и обитые полисинтетоном стены, о которые нельзя ушибиться - все для того, чтобы попавший внутрь человек не смог навредить ни себе, ни другим. Лон-Гор вряд ли это стал бы делать, но поместить его было больше некуда.
Сам Кау-Рук, немного попереступав с одной ноги на другую и решив, что вполне способен справиться со стоявшей перед ним задачей, поднял на руки Ильсора.
- Эми, вы можете идти? - спросил он. Эми, закусив губу, приподнялась с пола и встала, чуть пошатываясь, но не падая.
- Да, - твердо сказала она. - Идемте, мой полковник.
Они пошли в медотсек. На полпути Кау-Руку прихватило левое плечо, как раз то, в которое попала Эми, но он не стал опускать Ильсора и даже замедлять шага, а, прикрыв глаза и вспомнив простейшую медитационную формулу, дошагал до медотсека и опустил Ильсора на одну из кроватей, которую придвинула Эми.
- Так, все хорошо. Сейчас я подключу сканеры, - сказала она. Ильсор зашевелился было, но она моментально прижала его рукой к кровати: - Лежи, Ильсор, лежи. Так. А вы, мой полковник, садитесь вот в это кресло, - и она прикатила из-за угла стул Лон-Гора.
- Так, а я-то зачем? - удивился Кау-Рук.
- Вы тоже подверглись действию парализатора, - уверенно сказала Эми. - Вам необходимо лечение.
- Хорошо. Но только после вас, Эми, слышите? - твердо и настойчиво произнес Кау-Рук. Эми растерянно посмотрела на него, а потом, ничего не ответив, продолжила прикреплять к рукам Ильсора провода сканеров и ставить на его плечи датчики. Когда дело было закончено, она, словно сомневаясь в своих поступках, подошла к шкафу и вытащила из него маленький прибор - такой же, какой Кау-Рук принес по ее просьбе на мостик. Очевидно, регенератор. Подключив его к розетке (наверное, старой модели был прибор, все новые работали давным-давно на внутренних самозаряжающихся батареях), она отвернулась, и послышался звук расстегиваемой молнии. Кау-Рук отошел в сторону.
Прошло еще несколько минут, и в медотсеке появился Мон-Со.
- Я запер доктора в изоляторе, - доложил он. - Какие будут приказы, капитан?
- Хаас сияющий, Мон-Со, - поморщился Кау-Рук. - Не обращайтесь ко мне, как к генералу Баан-Ну только потому, что я теперь ваш руководитель. Пожалуйста.
- Есть, мой капитан, - как ни в чем не бывало, ответил Мон-Со. Кау-Рук с трудом подавил желание постучать ему по голове или хотя бы сказать, что так вести себя не следует.
- Ну, хоть бы и так. А что касается приказов... Вы, Мон-Со, садитесь на кровать. Да-да, на ту самую, из которой сбежали. Вам, в конце концов, прописан постельный режим.
- Хорошо, мой капитан, - сказал Мон-Со, без возражений садясь на разобранную постель.
***
Через некоторое время Кау-Рук разрешил Лон-Гору помочь Эми с лечением Ильсора, а также проверить, насколько хорошо она вылечилась сама. Сам он при этом не отходил из медотсека, внимательно следя за Лон-Гором. Хоть тот и заверил, что больше не собирается доставлять экипажу никаких проблем, верить ему не хотелось. Если бы сам Кау-Рук решил поднять бунт против капитана корабля, разве отступился бы он от своих взглядов сразу же после того, как его постигла бы неудача? В том и заключалась парадоксальность заявления Лон-Гора. Сам Лон-Гор должен был прекрасно понимать, что его словам не поверят и смысла в них немного. Тогда зачем говорил?
Через несколько часов помощь Лон-Гора потребовалась уже Мон-Со - его начало трясти, а лицо стало белее больничной простыни кровати, на которой он лежал. Выглядело это жутковато, но сам Мон-Со внешне оставался спокойным, что говорило многое о его самообладании. Кау-Рук снова задумался о том, как Мон-Со удалось справиться с действием седатика. Ahasyne... не было у него ahasyne, никогда не было и сейчас вряд ли есть. Последние проверки делались уже на борту. Не обнаружилось почти ничего. Мон-Со не мог бы сделать все без использования ментальных техник - на этот случай Лон-Гор и рассчитывал, даже с запасом. Тогда что же еще? Пересматривать концепцию ahasyne? А что, почему бы и нет. Насколько он знал, на психически нездоровых людях ментальные техники еще не проверяли - хватало работы и со здоровыми. Теоретически, чисто теоретически была возможность того, что Мон-Со стал исключительным случаем. Результаты-то налицо!
Лон-Гор вколол ему лекарство, и Мон-Со вытянулся поверх одеяла. Его лицо стало живее, хотя со своего места Кау-Рук видел, как вздрагивает лежащая на краю одеяла левая ладонь. Лон-Гор подошел к Кау-Руку:
- Я как раз буду делать очередной анализ крови Мон-Со, мой капитан. Хотите посмотреть на графики?
Кау-Рук кивнул - а что еще он мог ответить? Хотя в медицинских данных он понимал мало что, оставалось надеяться, что Лон-Гор все как следует объяснит, если уж взялся рассказывать.
Зажав в своей руке ладонь Мон-Со - левую, дрожащую, - Лон-Гор поднес к его пальцу прозрачную трубочку, и по ней стала подниматься кровь. Мон-Со почему-то прикрыл глаза и отвернулся, словно вид собственной крови был для него непереносимым. Лон-Гор отпустил его ладонь и понес трубочку к компьютеру, присоединяя к одному из разъемов.
- Та-ак, - медленно произнес он, когда на экран выскочила таблица. - Учитывая все факторы... не так плохо, как могло бы быть, но и не очень хорошо.
- Объясните, доктор.
- С удовольствием. - Лон-Гор закрыл таблицу и открыл другой файл, выводя на экран график. - Это уровень глюотоцина. Он продуцируется передней долей Алли-Меисовой железы и выделяется в пространство между ней и зоной Мира-Лока. Потом - в омывающую мозг жидкость вместе с продуктами зоны Мира-Лока, а оттуда - через гематоэнцефалический барьер в кровь.
- Это понятно, - кивнул Кау-Рук. Анатомию и физиологию ему в общеобразовательных курсах изучать приходилось.
- А теперь посмотрите на цифры. Видите значения? Колеблется между семьюдесятью и пятьюдесятью семью. А нормальный уровень - восемьдесят и не ниже.
- Повысить нельзя?
- С трудом. Я еле-еле вытянул на семьдесят. Это же не кровяной гемоцианин, который поднять легче легкого - тут сразу куча систем работает. А современная медицина, увы, не всесильна.
- И что же теперь будет происходить? Я правильно понимаю, что вы не знаете, удастся ли стабилизировать уровень глюотоцина?:
- Ну, стабилизировать, скорее всего, удастся, - произнес Лон-Гор медленно, задумчиво. - Я уверен, что удастся. Да. Уверен. Но на каком уровне произойдет эта стабилизация - сказать пока не могу.
- Значит, вы не знаете, насколько... работоспособен будет полковник мон-Со?
- Я могу оценить, прикинуть. По крайней мере, он будет способен заботиться о себе.
- Заботиться о себе... - Кау-Рук поморщился. Очень уж эта фраза ассоциировалась с детьми с серьезными пороками развития, для родителей которых эта цель - "научить заботиться о себе" - была главной и весьма показательной.
- Не переживайте так, полковник, - участливо сказал Лон-Гор. - Это не так страшно, как кажется. Да, с такой профессией ему придется расстаться, но это произойдет, даже если мы его полностью вылечим. Потому что правила вам, наверное, известны лучше, чем мне.
- Боюсь, не слишком хорошо они мне известны, - устало ответил Кау-Рук. - Если вам не трудно, не могли бы вы их пересказать для дилетанта?
Он сел в крутящееся кресло медотсека - не то, которое Лон-Гор называл своим и всегда занимал, когда работал или принимал пациентов, а в другое, "пациентское".
- Почему бы и не пересказать. В правилах звездного флота четко прописано, что все его работники должны обладать идеальными параметрами психического здоровья. Это значит - ни малейших отклонений, даже легких неврозов, даже краткосрочных депрессий. Если с ними случается что-то вроде того, что произошло с Мон-Со, даже однократно и с полной ремиссией - все, их увольняют. Конечно, пособие назначается, так называемая гарантированная полная пенсия и так далее, но со своим местом в звездном флоте они расстаются. Таковы правила.
- Так это же не эндогенное! Вы же прекрасно знаете...
- Ничего не могу поделать. Таков закон. Хотя, знаете, мало ли что могло измениться на Рамерии к тому времени, когда мы туда прилетим. Не хочу обнадеживать, конечно, ни вас, ни Мон-Со, но вероятность такая есть.
- Так в итоге...
- В итоге получается, что если мы даже вылечим Мон-Со полностью и устраним все препятствия к прохождению медкомиссии, нам нужно, чтобы сведения не просочились наружу. Но я, еще раз, могу пока гарантировать только тоо, что он сможет себя обслуживать.
Кау-Рук снова поморщился, не смог с собой ничего поделать.
- А о том, чтобы устранить все последстия, не оставив ни одного невроза, никакой депрессии - это, знаете, надо быть чудотворцем, а не врачом. Не думаю, что я такой, мой полковник. Вы уж извините.
Кау-Рук не мог сказать, искренне извиняется Лон-Гор или просто это такая у него манера речи. Его нельзя никогда было упрекнуть ни в невежливости. ни в плохом обращении с пациентами илии просто другими членами экипажа, но догадаться о том, что он на самом деле испытывает, когда говорит с тобой, было нельзя никак. Вот о чем он думал сейчас? О том, что ему действительно жаль Мон-Со? О том, что так и надо тому, кто поддержал Кау-Рука? Или просто размышлял о том, какие чувства испытывает сам Кау-Рук, который сейчас вроде как является его идейным противником?
Размышления кау-Рука прервал тихий вздох, послышавшийся с кровати за спиной, а потом – шевеление. Он повернулся и увидел, что Ильсор открыл глаза и сейчас пытался приподняться с кровати. Быстрее, чем Лон-Гор мог сказать что-нибудь, он рванулся вперед, придавил Ильсора к постели и с облегчением и злостью на непутевого арзака рявкнул:
- А ну, лежать!
Ильсор посмотрел на него непонимающим, но полностью осмысленным взглядом.
- Мой полковник?
- Да, да, - нетерпеливо произнес кау-Рук. - Ну, что случилось с вами на этот раз?
Ильсор опять посмотрел на него все тем же непонимающим взглядом.
- Прошу прощения. Я что-то пропустил?
Кау-Рук раздраженно прищурился и поднял брови. В этот момент Лон-Гор, наконец, подоспел к кровати Ильсора и мягко, но настойчиво отодвинул от нее Кау-Рука.
- Так, прошу прощения, капитан, но мне нужно осмотреть больного. Больной, как вы себя чувствуете?
- Вроде бы хорошо, доктор. А что случилось?
- Вы что, ничего не помните?
Ильсор нахмурил лоб, очевидно, вспоминая, что с ним произошло, и ахнул:
- Эми! Что с ней такое было? С ней все в порядке?
- Ну вот, этого и следовало ожидать, - ехидно произнес Кау-Рук. - Самого только что в сознание привели, а беспокоится о других. Ильсор, к вашим услугам.
- Не вижу никакой причины для иронии, полковник, - раздраженно ответил Ильсор. Он, несмотря на попытки Лон-Гора его придержать, резко приподнялся в постели и сел, тут же сморщившись от боли и схватившись рукой за живот. - Вы... вы все видели! Скажите, что случилось?
- Да так, ничего особенного. Просто наш дорогой доктор решил загипнотизировать ее и натравить на нас, чтобы захватить капитанскую должность. Он не одобряет ваших... политических взглядов.
Ильсор опустил голову. Лон-Гор тем временем ловко снял с него одеяло и отвел в сторону руку, которой тот схватился за живот, чтобы осмотреть место перевязки. На Ильсоре была больничная рубашка без пуговиц, и распахнуть ее не составило труда. Ильсор ничего не говорил некоторео время, потом нерешительно спросил у Лон-Гора:
- Доктор, это действитлеьно так?
- Да, - немедленно ответил тот. - Я вытряхнул все из Эми - по крайней мере, все, что она знала. А потом решил, что не слишком-то поддерживаю идею насильственного захвата власти. Ну и попытался как-то вам помешать.
- Понятно, - спокойно ответил Ильсор. Кау-Рук был ошеломлен, изумлен, поражен. В Ильсора только что выстрелила Эми, загипнотизированная Лон-Гором, он только что пришел в себя от того, что стало косвенным результатом действий доктора - и вот так спокойно говорит "понятно"?
- Так что же, вы до сих пор так думаете, доктор?
- Сложно сказать, что я думаю, - светским тоном ответил Лон-Гор. - Я на данный момент рассматриваю ситуацию с разных точек зрения. Честно говоря, я так и не определил, что же мне делать. Но точно могу сказать, что не буду предпринимать попыток захвата "Диавоны" или снова применять оружие. Капитан произвел на меня неизгладимое впечатление тем, как бросался стульями... да и тем, как стремился вас защитить, Ильсор. У меня перед глазами так и встала наша учительница истории со своими рассказами про Тенно и Грамау.
- Это весьма кстати, - так же невыносимо спокойно ответил Ильоср. - Конфликты на борту нам сейчас совершенно ни к чему. Прошу прощения за свою необразованность, доктор - Тенно и Грамау - это объединители менвитской империи?
- Объединители двух ветвей династии Паральгуса, который, в свою очередь, присоединил к империи последний независимый полис. Об их дружбе и... амбициозности слагают легенды.
- О, благодарю. Так что же мы сейчас будем предпринимать? - Ильсор еще приподнялся на постели. Кау-Рук сел на постель рядом с ним и украдкой посмотрел на то, что делает Лон-Гор. Тот провел сканером над раной Ильсора и ввел некоторые цифры в компьютер - для чего, непонятно. Ведь это же была обычная рана от парализатора, тут, в отличие от случая Мон-Со, никаких графиков составлять не нужно было.
- Сейчас мы должны в первую очередь решить, что же делать с оставшимися больными, - решительно сказал Кау-Рук. - Они нуждаются в нашей помощи вне зависимости от того, каких политических взглядов кто придерживается. Доктор, я правильно понимаю, что вы настроены им помочь?
- Разумеется, - Лон-Гор вернул на место перевязку и отошел от постели. - Я намерен выполнить свой долг медика в любом случае. Хотя, еще раз говорю, больше ни на какую должность я не претендую. Сейчас меня вполне устраивает вариант "вернуться на Рамерию" - просто, безо всяких излишеств. Руководите кораблем спокойно, мой капитан, и не ожидайте никаких неприятностей от доктора.
Кау-рук не знал, что говорить дальше. Было ясно, что ситуация парадоксальная. В старых играх она называлась патовой. Поверить Лон-Гору и снова отдать под его руководство Эми? Даже если он не будет больше устраивать никаких диверсий, можно только гадать, как она сможет выдержать такой уровень напряжения. Есть вариант, конечно, надеяться на арзакскую выносливость и крепость характера, но как можно заставить эту девочку работать под началом челвоека, который гипнотизировал ее - грубым, жестоким образом - а потом заставлял стрелять по капитану и товарищу-арзаку? Кау-Рук не стал бы брать на себя такую ответственность. Но работать медики должжны были только вместе, потому что ситуация неординарная и им наверняка потребуется обмениваться полученными сведениями и обсжудать их. Поручить ответственность Эми? Сказать ей "никто тебя не заставляет, но ты же прекрасно понимаешь, что если не сделаешь этого, то могут погибнуть люди"? Она же врач, и хороший врач, а главное, ответственный человек, который по доброй воле никогда не позволит никому погибнуть. Кау-Рук снова вспомнил, как она напоминала ему о профилактических осмотрах.
- Ильсор, как мне поступить?
- Мой полковник?
- Докторов у нас двое. Обеспечить их отдельными рабочими помещениями мы не можем. Да что там, им в любом случае вместе работать. И что вы об этом думаете?
Ильсор склонил голову набок, плотно сжав губы. Он посмотрел сначала на Лон-Гора, потом на Кау-Рука, потом снова на Лон-Гора.
- А что я могу думать? Вариантов у нас в любом случае нет.
- Да, вроде того. Но, может, мы как-то сможем...
- Капитан, главное в этом деле - безопасность. Сначала спросим Эми, конечно - хотя вы же тоже не сомневаетесь, что она согласится? - потом подумаем, как обеспечить ее безопасность. Это главное. А уже потом будем следить внимательно за тем, что и как происходит.
- Спасибо вам.
- За что? - удивленно спрсоил Ильсор.
- За честность. - Кау-Рук поднялся с постели Ильсора. - Ну что, доктор, как дела у нашего больного?
- Все в порядке, - чуть тише, чем нужно бы, ответил Лон-Гор. - Заживает все как следует, Эми свое дело знает. К ужину, наверное, можно будет ходить по кораблю.
- Так скоро? - удивился Кау-Рук. - Что-то не припомню, чтобы полноценные заряды от парализаторов проходили так быстро. Или это с лошадиной дозой анальгетика?
- Ну, нет, - усмехнулся Лон-Гор. - Я же тоже не садист, мой капитан. Я установил минимальное значение на пистолетах. Так, чтобы все же это был парализующий выстрел, если попасть в живот или грудь, но без угрозы жизни. Я ведь не хотел никого убивать.
- Может, и не хотели. Не понимаю я вас, Лон-Гор. Если не хотели, тогда зачем вообще все это устроили? Раз были уверены в том, что должны захватывать власть на корабле, так и шли бы до конца! А так - чего стоит этот импульс, если он попадает в руку или ногу? Или просто рядом пролетает? А при максимальной мощности даже близкого выстрела хватает, чтобы...
- Знаю, знаю. Руководства читал. Знаете, капитан, я и сам до конца не уверен. Наверное, я все-таки медик. Какой-никакой, а медик. И людей мне убивать не хочется. А все остальное - так, побочные мелочи. Да, сейчас вы скажете, что захват капитанской должности - не мелочь, но поверьте, трупы ради этого в штабеля я складывать не стал бы. Совсем такого не хотелось.
- Ладно, - произнес Кау-Рук, когда затянулось молчание. - Значит, к ужину можем собраться все? А как сейчас полковник Мон-Со?
Мон-Со был отправлен в собственную каюту, когда Лон-Гор сообщил, что для того, чтобы следить за ним, будет достаточно и одного Кау-Рука, а принимать препараты ему до вечера не понадобится.
- Он тоже придет на ужин. Впрочем, до выполнения корабельных обязанностей я его пока не допускаю.
- Обязанностей? Вы же сказали..
- Да, что он сможет позаботиться о себе. Но я вполне допускаю, что он сможет позаботиться и о корабле, если речь не идет о приземлении или посадке. Успокойтесь, полковник - я читал инструкции о том, кого к какой работе можно допускать. И оцениваю вероятность того, что полковник пригодится нам в полете, как достаточно высокую.
Кау-Рук не смог скрыть улыбки - первой за уже несколько дней.
- Отрадно это слышать, доктор. Что ж, в таком случае остается только предоставить вам лечение Ильсора, а я должен заняться своими прямыми обязанностями.
Это, впрочем, не значило, что Кау-Рук собирался выходить из медотсека. Он не доверял Лон-Гору настолько, чтобы оставить его без надзора наедине с Ильсором, который, как теперь было известно Лон-Гору, возглавлял их планы по арзакскому восстанию. Нет, это определенно было бы слишком наивно и глупо.
Поэтому он уселся снова в то самое "пациентское" кресло, взял свой портативный компьютер и стал сверять данные, переданные от бортового компьютера, с рассчетными. В конце концов, это можно было делать и здесь, а не на мостике, хотя было это против правил и, к тому же, не слишком удобно.
Лон-Гор словно не обращал внимания на то, что Кау-Рук продолжает сидеть в медотсеке, а не уходит никуда, чтобы заняться своими делами. Наверное, понимал, в чем заключается причина. Но Кау-Рук не собирался его в этом убеждать или что-то объяснять. Не в том Лон-Гор был положении, чтобы ему полагались объяснения.
Так прошло время до вечера. Кау-Рук выполнил всю работу, которую собирался - на это ушло больше времени, чем уходило обычно, когда в его распоряжении находились мостик и операторский шлем, но торопиться ему было особенно некуда. В перерыве между работой он ходил в спортзал звездолета, предварительно оставив Ильсору свой пистолет и сообщив, что следуем им пользоваться при малейшем подозрении на то, что Лон-Гор делает что-то не так.
Мон-Со до вечера из каюты не показывался - очевидно, по наставлению Лон-Гора. Но Кау-Рук на него и не рассчитывал. Встретились они только на ужине, где впервые с момента взлета корабля собрались все бодрствующие на его борту.
На Ильсоре вместо рабочего комбинезона арзаков была менвитская одежда - поскольку она была единственной, подходящей для перевязок на туловище. Ильсор время от времени морщился - очевидно, ему все еще было больно, а менвитского самоконтроля, чтобы не реагировать внешне на боль, не хватало. Его рубашка, выданная корабельными запасниками, немного топорщилась от перевязки, хотя и была велика, а штаны были собраны на поясе ремнем и подвернуты. Выглядело это не очень-то похоже на вождя будущей арзакской революции, и Кау-Рук с трудом удержался от того, чтобы не усмехнуться.
С Мон-Со на вид все было в порядке. Он больше не бледнел и не дрожал, и в целом выглядел тем самым обыкновенным Мон-Со, с которым они все привыкли иметь дело. Стоял все время почти по стойке "смирно", формально кивнул всем при входе в столовую, уселся прямо на свой стул, за которым привык сидеть за пятнадцать лет, проведенных на борту во время полета к Беллиоре. Лон-Гор тоже занял свое место, и Кау-рук, хмыкнув, сел на свое.
- А вам, Ильсор, осталось место генерала, - иронично заметил он.
Ильсор словно не обратил внимания на эти слова и, никак на них не отреагировав, сел на предложенный ему стул. Для Эми принесли из конференц-зала дополнительный круглый столик и раскладной стул.
У них имелся выбор из супа-пюре, который предпочел Лон-Гор, и второго варианта. На тарелке Кау-Рука лежала циановая каша и порция консервированного мяса. Циановая каша была уже давно всем надоевшим еще со школьных лет, но терпимым продуктом, который вырабатывали цианобактерии, измененные методами генной инженерии, прямо в корабельном ферментере. Ее вкус изменялся в зависимости от добавленных ароматизаторов и вкусовых добавок. Красителей в кашу астронавтам не добавляли вообще, наверное, сочтя, что это лишний вес для корабля, и кашу приходилось есть в ее начальном виде – буро-зеленом, похожем на грязь больших восточных болот. После пятнадцати лет питания по корабельному меню, в котором циановая каша занимала существенное место, они вполне привыкли к ее виду и набору стандартных вкусов, так что теперь в их памяти, наверное, уже не каша походила на болото, а болото представляло собой одну огромную миску с циановой кашей.
Мясо по сравнению с ней представляло собой продукт вполне вкусный и интересный. Это было обыкновенное сублимированное для хранения мясо, полученное, скорее всего, от большерогих оленей или разводимых на фабриках ящеров, и вторично увлажненное пищевым синтезатором перед подачей на стол. Конечно, и без пищевых добавок не обошлось, но, по крайней мере, здесь не было места рамерийским производителям пищи, задачей которых было сбыть покупателю по наибольшей цене товар наименьшего качества. Правительство Империи и лично Гван-Ло были очень заинтересованы в том, чтобы здоровье бодрствующего экипажа за время полета к Беллиоре и обратно не пострадало, а поэтому пища у них, хотя и была не слишком разнообразна по вкусу и внешнему виду, по питательности превосходила ежедневный завтрак, обед и ужин среднего менвитского обывателя. В этом они были уверены совершенно.
Мон-Со ел циановую кашу дисциплинированно, словно его попросили продемонстрировать, как нужно есть невкусную и, кроме того, надоевшую еду, не доставляя никому проблем. Отстраненно Кау-Рук подумал, что Мон-Со вообще мало кому достаавлял проблемы в бытовом плане - он, в отличие от Баан-Ну, прекрасно мог о себе позаботиться, хотя при наличии слуг перепоручал им все хозяйственные дела. Он не жаловался на условия жизни на тесном звездолете, хотя за все время полета на это успел пожаловаться, кажется, каждый из них. Он никогда не пребывал в подавленном настроении, не нуждался в том, чтобы его подбадривали или как-то развлекали, чем, опять-таки, не мог похваститься генерал.
И при всем этом нельзя было сказать, ччто Мон-Со доброжелательно относился ко всем на борту. Кау-Рука он явно недолюбливал - очень уж не совпадали их подходы к выполнению собственных обязанностей, а также жизненные философии, интересы да и вообще все, о чем только можно подумать. С Лон-Гором, кажется, нашел общий язык, но при этом они не стали друзьями - просто не ссорились и время от времени обменивались друг с другом некоторыми сведениями. Проклятье. Звучит как мерзко - обменивались сведениями. И с Кау-Руком Мон-Со так же общался - если это только можно было назвать общением. Передача сведений, и все тут. Информирование о том, что в столовой сломался синтезатор и вместо котлет из сублимированного мяса выдает кашицу из мясо-молочных полуфабрикатов, а поэтому не сможет ли гениальный штурман, на досуге зачитывавшийся технической литературой, починить его, раз техников у них нет? Штурману снова не удалось выспаться ночью, потому что в коридоре кто-то гонял мяч, поэтому не мог бы одаренный спортсмен Мон-Со ограничиться спортзалом при своих тренировках, поскольку эта пагубная привычка мешает работоспособности экипажа? И так далее. Не только, конечно, из такого состояло их общение, но того самого, про что говорил учебник обществознания - про усиление общности - не было у них. И ничего с этим, казалось, поделать было нельзя. Кау-Рук до сих пор толком ничего не знал о Мон-Со, кроме того, что было сказано в общедоступных документах.
Неизвестно было, сколько еще продлится их с Мон-Со перемирие. Понятно, что Мон-Со уважает авторитеты и беспрекословно подчиняется старшим по званию, но это же не означает, что он всегда будет доволен Кау-Руком. А занимать вакансию Баан-Ну не хотелось совсем.
- Какие у вас будут мне указания, капитан? - спросил Мон-Со, прервав размышления Кау-Рука.
- Указания... - Кау-Рук не знал, как обращаться с Мон-Со еще до того, как произошли все события с усыпительной водой и психиатрическими проблемами, а что делать сейчас, не представлял совсем.
- Следуйте назначениям Лон-Гора, вот сейчас ваше главное указание.
- Я подчиняюсь прежде всего вам, - резко ответил Мон-Со, и сразу стало понятно, что жить на положении больного он не собирается. - Вы - капитан, я ваш непосредственный подчиненный, если только вы не решили снять меня с этой должности!
Не хотелось снимать. Совершенно не хотелось. Потому что тогда, чего доброго, Мон-Со слишком уж сам поверит в то, что он настоящий псих, полностью больной со всеми последствиями. Поэтому, не обращая внимания на неодобрительный взгляд Лон-Гора, Кау-Рук ответил:
- Тогда после завтрака отправляйтесь на мостик и ознакомьтесь с записями за несколько последних дней. Пароли я вам выдам. Узнаете, что произошло за то время, пока вас не было. Проверьте данные со взлета, записи показаний приборов. Ну, еще обсудите с Ильсором наши перспективы.
Мон-Со явно был этим недоволен, поэтому Кау-Рук добавил:
- А вы что хотели? На корабле ничего не происходит. Ну, пока мы сами не решаем себя развлечь, как вот доктор. Да, доктор нас развлек так, что до сих пор непонятно, как же нам себя вести.
- А что, раньше было понятно? – хмыкнул Лон-Гор. – Хотя да, ситуация совершенно прозрачная. Вас, капитан – в Рамерийскую пустыню, Мон-Со – из звездного флота на пенсию, Ильсора – на промывку мозгов после полета. Хотя я сильно подозреваю, что дефективные рабы никому особенно не нужны, поэтому после промывки – в институт какой-нибудь в качестве учебного пособия. Это в лучшем случае. А то – лазером в затылок… - Лон-Гор отставил указательный палец, изображая пистолет.
- А вы сами, доктор? – с любопытством спросил Ильсор.
- Ну, раньше было со мной непонятно, а теперь – скорее всего, в ту же пустыню. За нападение на капитана. Так что если у вас, Ильсор, есть какие-то соображения о том, что нам дальше делать, то сейчас самое время. Давайте, высказывайте. Нам уже терять нечего, так что с удовольствием послушаем.
- Вы думаете, из нас вытрясут всю информацию об этом? И все всплывет? – продолжал спрашивать все с тем же любопытством Ильсор. Кау-Рука изумляло, что он не проявляет никаких эмоций по поводу того, что в его адрес сказал Лон-Гор, про затылок и лазеры. Многолетняя привычка?
- Вытрясут, не сомневайтесь. Наверняка в империи найдется достаточно людей, которые умеют это делать профессионально. Поэтому я теперь не слишком-то оптимистично смотрю на тот вариант, по которому мы добровольно направляемся на встречу с этими людьми.
- У вас странные манеры поведения за столом, доктор.
- У Мон-Со, таким образом, еще есть причины возвращаться, - задумчиво добавил Кау-Рук. - Ему всего лишь грозит увольнение из звездного флота, по сравнению с остальными это еще не так страшно. Зато дальше - жизнь законопослушного гражданина...
- Это после общения с нашей преступной компаниеей? - развеселился Лон-Гор. - Ну уж нет, вряд ли вам это простят, полковник. Вам тоже следует задуматься, что дальше делать. Но поскольку никто из нас не хочет укладываться в криосон и отдавать мостик другим, то думать придется как следует.
- А вот что с вами делать, доктор? - спросил Кау-Рук. - К вам доверия меньше всего. А ведь нужно организовывать лечение, и перед нами встает проблема того, что оставлять вас наедине с Эми, когда вы можете ее подчинить...
- Так научите не подчиняться.
Кау-Рук опешил.
- Научите, полковник! Или вы расист, который считает, что арзаки ни на что не способны? Эми, как вы смотрите на то, чтобы овладеть ментальными техниками?
Эми в первый раз подняла голову от тарелки.
- Это возможно?
- Ну, я как врач считаю, что мозги арзаков и менвитов ничем особенным не отличаются, так что думаю - да. Определенно. Конечно. Попробовать стоит.
- А что, это существенно облегчило бы наше положение, - неожиданно присоединился к Лон-Гору Мон-Со. - Сразу исчезли бы все проблемы с доверием.
- Мон-Со, вы... вы тоже считаете, что это реально? - не мог поверить Кау-Рук. - Это же годы... долгие годы, и к тому же требуются арзаки для подчинения... это совершенно нереально!
- Годы - это если есть еще чем заняться, - заметил Лон-Гор. - А у нас, как вы справедливо заметили, работы не особенно много. И потом, зачем для подчинения арзаков?
- Не понимаю.
- Можно попробовать и на менвитах. Их здесь вон как много.
- Доктор, да вы с ума сошли.
- А что, это было бы интересным развитием ситуации, - спокойно и весело продолжал Лон-Гор. - Или вы боитесь рискнуть?
- При чем здесь... Это же против всех методик!
- А вы что хотите, методики соблюдать или получить результат? Вы же у нас самый талантливый из всего экипажа. Ну так давайте, разработайте метод, чтобы был доступен для арзаков! - Лон-Гор зачерпнул остатки супа. - Ну, что же, пора отправляться по каютам. Меня в изолятор определите, капитан, или куда на этот раз?
- Не надо изолятора. Будем держать оружие под замком и следить за вами, вот и все. - В обычных ситуациях запрет на ношение личного оружия был для менвитов непредставим, но сейчас больше ничего не оставалось. Не давать же Лон-Гору разгуливать по кораблю с пистолетом.
Лон-Гор поднялся со своего места, отнес посуду и, посмотрев на Кау-Рука, отдал ему прощальный салют и скрылся в дверях. За ними последовали Мон-Со и Эми, которой отвели собственную каюту.
- Ну что, мой полковник? Пока дела продвигаются не так уж и плохо, кажется, - улыбнулся Ильсор, когда они остались наедине.
- И это говорите вы, - проворчал Кау-Рук. - Шевелиться хоть без боли можете?
- Боль уже почти прошла.
- А что тогда морщитесь?
- О, это перевязка. Довольно неприятно, когда она цепляется за рубашку и мешает двигаться.
- Довольно неприятно... хм. Вы вообще предполагали, что такое произойдет?
- Не знаю, мой полковник.
- Так я знал. Вы не планируете и на пять минут вперед, второй пилот свихнулся, врач поддерживает наших противников, а я... я должен отвезти вас всех домой? Проклятье, Ильсор. И сколько вам еще так ходить?
- Доктор сказал – пару дней.
Они помолчали.
- Так что вы думаете по поводу этой идеи? Обучение ментальным техникам?
- Ну, как вам сказать… - Кау-Рук забрал от синтезатора, который теперь находился от него на расстоянии вытянутой руки, чашку с чаем. – Понимаете, это же не просто техника. Это культурный концепт, основанный на философии, религии, менталитете… Не думаю, что это будет так просто.
- Не бойтесь, полковник. Мы не такие уж бестолковые. А времени много.
- Это мне и так ясно. Преподаватель из меня не слишком хороший, но постараюсь сделать, что смогу. Я же заинтересован в том, чтобы у вас все получилось. И Лон-Гору скажу, чтобы обучил вас философии. И… вы знаете. Все остальное тоже постараюсь обеспечить.
- Вы имеете в виду...
- Да. Я помогу вам.

конец первой части
Примечание: ahasyne - это нагло стащенное у древнегреческих философов sophrosyne (σωφροσύνη ) в том значении, как оно рассмотрено у Фуко. Да, автор неоригинален :facepalm:

@темы: фанфикшен, Мон-Со, Кау-Рук, Ильсор, "Тайна заброшенного замка"

Комментарии
2012-08-15 в 00:08 

tiger_black
Гриффиндорский идеалист
Green Blush,
начала читать)
Хорошо)))

2012-08-15 в 08:59 

Шамани
Здорово! Но фраза "конец первой части" немного пугает... когда там 2 часть?

2012-08-15 в 13:08 

tiger_black
Гриффиндорский идеалист
Green Blush,
Дочитала)
Все интереснее)))

2012-08-16 в 00:16 

Green Blush
полиция жанров
tiger_black, спасибо! :jump:
GennadieVna, пишется потихонечку... Сначала только нужно будет еще кое-что залежавшееся выложить, но это не заставит себя ждать.

2013-07-25 в 03:30 

Как же здорово! И как жаль, что нет продолжения!:mad:

   

Мир Волкова

главная