Найти работу и наладить свою жизнь ты всегда успеешь, а паб закрывается через пять часов. © Black Books | „Du bist verrückt mein Kind, du mußt nach Berlin“ © Franz von Suppé
А вот ещё один цикл постов - ну не могу удержаться, таким делиться надо. В семье я уже зачитывала вслух, а дайрик для чего?
Есть такой писатель - бывший подводник - Александр Покровский. Он пишет обо всём - о подводном флоте, о гибели "Курска", о стране, о себе и просто о жизни. На самом деле со многим в его произведениях можно поспорить, над чем-то - посмеяться, а над чем-то - поплакать. Но равнодушным он мало кого оставляет, тем паче меня, давно грезящую подводным флотом...

Командир корабля покидает корабль последним.
Корабельный Устав ВМФ


...Все, что ни делается, делается в рамках программы «Культурная столица». Если я попаду в такую программу, значит с культурой все в порядке.
Мне кажется, что там надо выкинуть следующее. Когда все соберутся, спросить: «Ну что, все собрались на программу «Культурная столица»?» – после чего встать и распахнуть пальто, а под ним ничего не должно быть. Только кожаные плавки, железная цепь на шее, высокие сапоги и грудь в наколках. Вот они обомлеют.
И почему некоторые не хотят жить 100 лет? Весело же на самом то деле. Эта планета веселая. Я б тут и на 300 задержался.

...Интересное дело: наши подводники умнее и изворотливее всех остальных. Наши адмиралы подлее и изворотливее. Когда ум перетекает в подлость, с майора что ли?..

...Государства не существует. Есть отдельные его органы. Одни из них договорились о продаже летчиков, другие деньги получили, третьи их поделили, четвертые поставили товар.
И вдруг товар заговорил.
Хочет чего то, и все это раздражает.
Хоть бы все это, вместе с гимном, осталось в ушедшем году.
А в России я бы воздвиг памятник российскому государству: вокруг многоглазого, многорукого африканского божка на постаменте фигурки аллегории – МВД, КГБ, Минпечати, МО, МИДа, МинЭко и т. д.
А то ведь когда надо, государства не найти.
Есть только отдельные его части органы, печень, например, или х*й… вместе они не складываются.
Все существуют сами по себе.
Например, два органа – горло и хребет – решили продать на вывоз третий – печень. Но не всю, а часть.
Так Министерство Обороны, с подачи МИДа и Правительства, продает своих миротворцев.
Где то у меня завалялось слово «б*ядь»…

...По всем руководящим документам: если лодка не выходит на очередной сеанс связи, по флоту объявляется боевая тревога и начинаются поиски лодки. «Курск» не вышел на связь в 12 часов, когда он должен был доложить об успешной стрельбе. Где был Попов?! Почему тревога по флоту не объявлена в 12, 13, 14 часов?! За одно это надо класть на стол погоны.

...Ни одно средство спасения на наших кораблях не совершенно, а значит, это только иллюзия спасения.
Еще раз: НИ ОДНО!
ИСП 60 – попробуйте сначала найдите его, потом наденьте, а потом наверх в нем вылезайте.
ИП 6(46) – изолирующий противогаз. Громоздкий ублюдок. При пожаре 50 60 70 градусов в отсеке сами маску сорвете, или она к лицу приварится.
ПДУ – на 20 минут, только для экстренной изоляции.
Есть еще СДС – трубопровод со средствами для дыхания, но он часто выходит из строя, а если идет через горящий отсек, то можно сжечь гортань.
А переборка должна выдерживать 10 килограмм.
И она выдерживает, но в ней есть трубопроводы, которые выдерживают только два килограмма, и их по тревоге приписано закрывать тому же неграмотному личному составу. И лодки из за таких трубопроводов при пожаре всегда наполняются водой, или выгорают сальники какого нибудь размагничивающего устройства.
Кто виноват – легко установить.
Наши лодки самые шумные.
Они рычат, орут, фырчат, их слышат все.
Это диффузоры – у них дырки в легком корпусе.
На них стоят такие турбины, что их называют «ревущими коровами».
Наши корабли из за этого обнаруживают в 98 случаев из 100.
С началом боевых действий они будут все уничтожены – Спасский не при чем.
Боевая мощь флота перестанет быть боевой еще до начала боевых действий.
Наша мощь – дутая.
Подводники – заложники на корабле.

...Может, организовать клуб отцов?
Мне однажды позвонил один и сказал: «Сын грозит уйти из дома. Что делать?» – «Сколько лет?» – «Тринадцать». – «Скажи ему, что на сборы у него десять минут и взять он может из дома все, что хочет. Потом выстави его на лестницу, отбери ключи и закрой дверь. Три ночи он будет ночевать у знакомых, потом он им надоест, и они его выгонят (это к вопросу о дружбе), и он уйдет к бабушке, она позвонит и скажет, что он у нее». Звонит еще один знакомый: «Меня сын только что на хуй послал». – «Сколько лет?» – «Двенадцать». – «Немного рановато. Деньги даешь?» – «Да». – «Много?» – «Двести рублей каждый день». – «Ты с ума сошел. Не давай ни копейки. Через неделю исправиться и тогда начнешь давать… двадцать рублей на пирожок». – «Не мало?» – «С голоду не сдохнет, а домой приучится приходить вовремя. И аппетит у него появится». Звонит третий: «Ворует деньги». – «Много украл?» – «Три тысячи рублей». – «Наркоты нет?» – «Нет». – «Это он на девочек и кафе. У девок сейчас соревнование – они мальчиков на кафе раскручивают. Строят из себя леди, а у этих сопли половые до колена текут. Дома деньги не держи. Отнеси все в сберкассу. Надо – снял. А его, если есть такая возможность, ушли куда нибудь в интернат поучиться. На год. Потом заберешь шелкового. Папу с мамой заново полюбит».

...На «Курске» всех похоронили сразу. Заранее. Они стучали. А нам высокая комиссия доложила о «механическом стуке» (потом еще чего то говорили).
У нас неплохая гидроакустика. Хороший гидроакустик слышит разговоры в отсеке. Опусти гидрофон к борту «Курска» и будешь слушать разговоры оставшихся в живых. От этих разговоров можно поседеть раньше времени. Не погибли они сразу. Как бы этого не хотелось. Не открывается люк, дырок в борту сбоку насверли и войди по мокрому, кого нибудь да спасешь.

...Командующий СФ запретил личному составу флота произносить слово «Курск». В Ведяево до сих пор к б пирсу не швартуется ни одна лодка. Отсюда ушел «Курск». Моряки суеверны. Говорят, весь боезапас они выгрузили. Что же тогда сдетонировало? Да, вот еще: погибло 142 человека. Именно столько было на борту (а не 118). Там еще были курсанты на практике. В то время, когда по телеку Дыгало говорил, что с лодкой установлена связь и подается энергия и воздух, в Росте (поселок под Мурманском) на заводе заказали 137 гробов. (Потом число уточнили – 142). Они их похоронили заранее. В записке того парня было про панику среди живых. Они после затопления «Курска» пытались пробиться в нос. Кричали: «Там командир!» Он их не пускал. Говорил, что в носу все погибли. Они не верили. Все были не в себе. Набросились на него и побили. Сломали ему ребра и нос, прежде чем поняли, что все – никого в первом нет, и их бросили. В записке он писал о том, что жаль, у него нет пистолета, с ним бы он половину из нападавших расстрелял. И еще там есть приписка: «Живые завидуют мертвым».