Она жила танцем. Паря от мелодии к мелодии, теряя голову от новых аккордов и захлебываясь в музыке. Иногда она не могла остановиться, раз за разом нажимая на плээре кнопку Play. Вдохновение заставало ее хоть где - на улице, в ее маленьких комнатах, которые они снимала в разных городах, в метро. Зарабатывала она, конечно, тоже танцем, выступая на концертах и в клубах. С деньгами она расставалась без сожаления, как и с друзьями. Она делала все ради себя, может быть, боялась привязаться к людям, чтобы потом не было так больно терять их. Люди пытались ее образумить, говорили, что так нельзя, надо получать образование, идти работать. Она их не слушала. Не думая о будущем, она жила настоящим, и это ей помогало. Возвращаться домой? Не за что на свете. Слишком ужасные воспоминания, о которых она старается забыть. И когда она танцует, она забывает обо всем.
В такие моменты для нее существуют только ее тело и музыка. Иногда ей кажется, что она дышит музыкой. Кто-то, кто видел ее в танце, сказал, что в нее как будто бы вселяется одновременно и что-то божественное, и что-то дикое, дьявольское. Даже если танец медленный, она дрожит от рвущейся наружу страсти, обжигая своим телом воздух. Ей нравилось чувство удовлетворения, которое появлялось в самом конце танце, она ждала его и оно каждый раз приходило к ней. Это был самый настоящий наркотик. После очередной ночи на танцполе, она падала и проваливалась в сон. Сны ей снились смутные, тяжелые, полные детских кошмаров. Как ни странно, просыпалась она после них вполне отдохнувшая, словно кто-то берег ее для танцев.
Многие пытались присвоить ее, сделать на ней бизнес, но она всегда выпутывалась из таких сетей, заодно наказывая своих обидчиков. Если это ей не удавалось, она просто бежала в другую точку земли, иногда прячась, что не лишало ее свободы. Свободы духа - она была нужна ей, почти как музыка, но зачастую мешала в общении. Поклонники желали лишь одного, только некоторым хватало ума попытаться заглянуть ей в душу, однако и им она не доверяла. Чувствовала, что, если влюбится, потеряет свободу и станет зависимой. Поэтому всегда танцевала с закрытыми глазами: не видеть десятков влюбленных глаз, не поддаться соблазну ответить взаимностью. She lover is Dance... Она не была разговорчивой, ее движения говорили все за нее, в них было больше смысла, чем в словах, ибо ее тело не могло врать. Оно поддавалась ритму словно пластилин, оно принадлежало музыке.
Она всегда знала, что делает все правильно, следуя зову сердца и тела. Знала, что рождена именно для этого. И никто не сможет отнять это у нее. Потому, что она была Свободна.