Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
21:59 

"Мой друг Джонни", часть вторая.

Marie Paganel
Наблюдать и работать

Название: Мой друг Джонни.
Автор: profileMarie Paganel
Бета и иллюстратор: profileAnna_Dreamer
Рейтинг: PG
Жанр: POV, adventure
Герои: Смит, Спилет, джонни
Отказ: Смит и Спилет принадлежат Верну, Война Севера и Юга принадлежит истории США.
Статус: не закончен!
Предупреждения: OOC
Описание: ещё один вариант знакомства двоих военнопленных в Ричмонде.
Комментарии:
1. Начало здесь!
2. Началу фика уже больше года, а последние строчки написаны не более двух недель назад. Так что «из-за больших перерывов в работе с рукописью» могут случиться несуразности.
3. Если бы не бета, автор бы никогда и не подумал продолжать этот фик! Спасибо, Анна, огромное: и за труд беты, и за иллюстрации (они не идеальные, но всё же подходят к этому фику как к привету от «моих первых фиков»).


***

Спилет в полусне обнял свою тёплую подушку, но наткнулся на острый локоть и немедленно проснулся.
Сайрес ещё дремал, тихо постанывал во сне. Спилет проверил, не задел ли он случайно раненую руку капитана, - нет, всё в порядке. Сон дурной, верно, и неудивительно — Смит вчера перепугался. Офицерам, пожалуй, в новинку делить постель с товарищем, а вот кое-кто на привалах только так и может согреться перед сном — ближе к другу и под одним одеялом. Если оно вообще есть, одеяло.
Встать, не потревожив спящего, было не так-то просто, и Спилет предпочёл растормошить своего «пациента» со словами:
- Доброе утро. Сегодня важный день, пора вставать. Точнее, мне пора, а вас мы поставим на ноги после завтрака. Прошу, позвольте мне вылезти из-под одеяла.
- М-м... - неловко промычал капитан, протирая здоровой рукой глаза: - Спилет? А разве я вам мешаю?
- Вы устроили голову прямо на моём локте. Прошу вас...
Сайрес отшатнулся, и журналист наконец-то встал. Натягивая куртку, он спросил:
- Ну, друг мой, как вам спалось?
- Спасибо, неплохо.
- Простите меня за такую бесцеремонность, дорогой Сайрес. Вы замёрзли во сне, и потом, вы голодны — никуда не годная комбинация! Мне пришлось... я должен был что-то придумать. Вы зря испугались.
- Спилет! - Смит поднял руку, останавливая речь товарища. - Я всё понимаю. Да, вы, пожалуй, были правы. И... я не испугался.
- Как скажете. Ну, тогда подождём Джонни, который нам должен завтрак принести. Можете ещё подремать — я зря вас разбудил так рано. А я пойду, умоюсь сам и принесу вам воду для умывания.
Смит немедленно оживился:
- Да-да, и я, кроме того, тоже хочу наконец-то побриться!

***

Спилет постарался исполнить просьбу выздоравливающего. Оказалось, сам он брился старой бритвой, выпрошенной у хозяйки, да притом — с разрешения Джонни. Мальчишка пытался брать под контроль использование даже такого возможного оружия.
Смит брился под наблюдением «доктора», но всё же сумел довести дело до конца. И с удовлетворением принялся за поданный завтрак уже без недельной щетины, превратившейся было в настоящую бороду.
- Вы красивый человек, капитан, - заметил журналист как бы между делом, что-то рисуя в записной книжке. - Я сразу заметил.
- Бросьте, Спилет! Я привык держать себя в порядке, а тут зарос страшно... Впрочем, я уже совсем изменился за годы войны. Вернусь домой — меня жена едва узнает.
В глазах репортёра блеснул огонёк любопытства, и капитан уже готов был пожалеть о неосторожном упоминании своей супруги, но Спилет промолчал. Он отвёл взгляд и стал смотреть исключительно в свои записи.
Завтрак был съеден мгновенно. Джонни, которому, очевидно, каждый день доставалась порция ненамного больше, тихо вздохнул, унося тарелки.
- В Ричмонде — голод, - констатировал Спилет и, заложив за ухо карандаш, захлопнул свою книжку. - Как вы себя чувствуете, капитан?
- Я уже вполне здоров, - с нажимом произнёс Сайрес. - Спилет...
Журналист улыбнулся:
- Ну так вставайте, если здоровы. Не имею ни сил, ни желания удерживать вас далее в постели.
Смит откинул одеяло.
- И вы мне не поможете?
- А разве не хватит мне вам помогать? - Спилет небрежно закинул ногу на ногу и сложил руки на груди. - Нет уж, шнурки завязывайте сами.
Когда капитан поднялся и выпрямился, он не почувствовал ничего особенного. Действительно, Сайрес Смит был здоров! Он сделал пару шагов и положил руку на спинку кресла, в котором сидел репортёр.
Спилет внимательно смотрел на него, но не двигался.
- Как самочувствие?
- В полном порядке, мой дорогой Спилет.
- Рад за вас. Ну, что ж, теперь я вам более не приказываю, можете осмотреться.
Капитан уже и без того осматривал комнату. Она оказалась куда менее просторной, чем показалось вначале. Потолок, созерцание которого уже так осточертело раненому, был невысокий; мебель по большей части старая, но крепкая. В холодном камине как будто неделю не разводили огонь.
Проследив направление взгляда Смита, журналист произнёс:
- Я делаю всё, что могу, Сайрес. Вам холодно сейчас?
- Нет, не беспокойтесь. Я привык терпеть лишения, а теперь достаточно здоров, чтобы не бояться холода.
- Не устали?
Смит прислушался к своему телу и вынужден был признать:
- Да, пожалуй, я...
- Не готовы ещё к серьёзным физическим упражнениям?
- Верно.
- Хорошо, садитесь, - Спилет вскочил и указал на кресло. - Садитесь-садитесь, вам так будет удобнее. Потом сможете ещё пройтись по комнате, а к обеду вернётесь обратно в постель.

***

Сайрес после обеда задремал, а Спилет, борясь со скукой, пытался что-нибудь разглядеть за окном и листал свою записную книжку.
Джонни отворил дверь и, заглянув в комнату, спросил:
- Вы здесь?
- Смотря кто тебе нужен, мой мальчик, - ответил Спилет. - Мы с капитаном Смитом здесь. А вот генерала Гранта или президента Линкольна, например, здесь нет.
- Вы, янки.
- Они тоже янки.
- Замолчите!
Спилет, улыбнувшись, молча поднял руки, показывая, что сдаётся.
- Вам разрешено покидать дом. Из Ричмонда вы всё равно не сбежите.
- Значит, город всё ещё осаждён со всех сторон? Прорвать окружение невозможно?
- Не знаю! - ответил резко юноша. - Вам разрешено... только комендантский час соблюдать обязательно, не то вас убьют.
Спилет, оторвавшись от своих мыслей о военном положении в городе, только теперь вдруг осознал, что произнёс Джонни.
- Ты говоришь... можно выходить из вашего дома?
- Да, можно. Только...
- И совершенно-совершенно свободно? Без присмотра?
- Да кто ж за вами следить-то будет!
- И вот я могу прямо сейчас выйти?
- Да что ж вы такой бестолковый, сударь! Пришёл приказ. Мне сержант только сейчас передал. Идите вы ко всем чертям, только до ночи возвращайтесь, не то вас убьют. Хотя оно, может, и к лучшему, мистер янки!
Спилет, услышав это, сорвался с места, застегнул второпях пальто, схватил руку Джонни и встряхнул её от всей души — после чего немедленно выбежал из комнаты.

***

Разговор разбудил Сайреса Смита, вырвав из довольно приятных сновидений. Когда Спилет молнией выскочил из комнаты, инженер приподнялся на локте и встретился взглядом со столь же удивлённым Джоном.
- Куда это он? - спросил Смит.
- Не знаю, сэр. Пришёл приказ, что вам можно бывать на улице, вот он и... наверное. Сэр.
- А-а... - капитан сел на кровати и покачал головой: - Надеюсь, он не будет понапрасну рисковать жизнью.
- А вы разве не пойдёте с ним, капитан?
- Я пока не вполне оправился от раны. Кроме того, я никогда не бывал в Ричмонде и наверняка бы заблудился. Да и показываться на ваших улицах в синей форме...
- Но вы не такой, как те северяне, - сказал Джонни.
Смит не ожидал этих слов и не удержался от резкого жеста головой.
- Какие «те»?
- Ну... те, что там, - юный южанин неопределённо кивнул в сторону двери. - На войне.
- Я оттуда тоже, - ответил Смит. - Меня ведь на поле боя в плен взяли, мой мальчик, и я тоже убийца. «Такой» или «не такой» - все мы люди, и все мы похожи. Я не враг тебе или твоему отцу, или даже полковнику Ларошету. Противостоим мы не людям, а идее. Как и вы. Мы боремся за то, что считаем правильным. И иногда мы за это должны убивать.
- Это плохо.
- Да, это очень печально. Но я остаюсь волонтёром армии генерала Гранта, северянином, и тебе не следует думать, что я «не такой». Я совершенно такой же.
- А если бы вы встретили меня на поле боя — вы бы меня убили?
Смит взглянул в лицо этого юноши, почти мальчика, который так серьёзно задавал этот вопрос, и покачал головой:
- Неизвестно. Возможно, да. Возможно, ты успел бы первым. Мы не узнаем. Джонни... постарайся понять, что я не желаю тебе или твоей семье, или твоей стране зла, но я не могу отказаться от своих идей и своей присяги. Как ты не можешь отказаться от своей.
Юноша опустил голову и молча вышел.
А Сайрес свесил ноги с кровати и посмотрел в окно. На подоконнике одиноко лежала записная книжка.
Смит улыбнулся: значит, наверняка вернётся.

***

Спилету казалось, что он летит. Что этот резкий и холодный ветер подхватил его прямо с крыльца – и понёс куда-то вверх, на волю, к солнечному теплу и голубому небу. Что свобода уже близко, стоит только ускорить шаг, перейти на бег – и вот-вот можно вырваться из тисков этого города.
Дышалось легко. Снег хлестал в лицо, но окрылённый свободой Спилет всё же бодрым шагом поднялся на холм, а там сумел взобраться на крышу старой голубятни – и огляделся. Перед репортёром открылась внушительная панорама города – почти весь Ричмонд, запорошённый мелким снегом, укрытый низкими серыми облаками, украшенный блёклыми флагами…
- Унылая картина! – улыбнулся Спилет. – Но теперь есть шанс!..
Он потянулся было за записной книжкой, чтобы зарисовать этот серый пейзаж, но вспомнил, что забыл книжку у Смита. Ну и что ж, всё равно нужно было вернуться – не может же Спилет бежать один, оставив Сайреса одного в этом недружелюбном месте! Однако недружелюбное место, где они оба были заключены, теперь значительно расширилось, а это действительно давало огромные перспективы.
- Вперёд! – воскликнул журналист. – Узнаем, что здесь к чему.
Он крутанул флюгер, за который хватался, соскользнул с крыши и пружинисто зашагал в выбранном направлении – рано или поздно он наткнётся на группу людей и сможет поговорить с кем-то.
Спилет шёл быстро, стараясь улыбнуться каждому прохожему, попавшегося по пути, заговорить с кем-то как бы невзначай... Но жители Ричмонда были не в настроении разговаривать. И доброе расположение духа у Гедеона Спилета быстро сходило на нет. Наконец на очередном перекрёстке Спилет столкнулся нос к носу с угрюмым сутулым человеком. Тот сурово зыркнул на Спилета, репортёр быстро оглядел его – бросилась в глаза южная серая форма - и пропустил. И вполголоса выругался ему вслед:
- Проклятие! Да что же это за город, где никто не разговаривает друг с другом!
От него тут же отшатнулась миловидная девушка с корзинкой – и Спилет торопливо закрыл рот рукой. Бруклинский акцент с головой выдавал в нём северянина.
За этот день Спилет прошёл по городским улицам несколько миль, и к вечеру остановился посреди унылой площади где-то на юго-востоке Ричмонда. Итак, он ничего не добился. Не узнал новостей, не разыскал мест, где можно найти еду и дрова, не разведал способы побега.
Взглянув на сгустившиеся снеговые тучи, которые делали ранние зимние сумерки ещё темнее, Спилет вспомнил: Джонни говорил о комендантском часе. Журналист немедленно достал свои часы: без четверти шесть. «Пора возвращаться», - с досадой решил Спилет, решительно развернулся…
…И тут же чуть не наступил на пса, сидевшего на мостовой. Пёс был красивый и породистый, только весь грязный. Он сидел и внимательно смотрел на Спилета.
Спилет, удивлённый таким вниманием, склонился, почти поравнявшись лицом с мордой животного. Пёс поднял взгляд и принюхался, поводя наверняка очень чутким носом.
Спилет слегка улыбнулся. Пёс как будто понял – и тут ж начал вилять хвостом.
- Привет, дружок, - сказал Спилет. – Откуда ты здесь? Где хозяин?
Пёс, разумеется, промолчал, но зато с готовностью встал и ещё сильнее завилял хвостом.
- Не боишься меня?
На минуту в голову журналиста пришла мысль о том, что собака наверняка в этом городе ежедневно рискует жизнью: люди голодают, а пёс, как видно, здоровый, и не такой уж истощённый. И если он дал подойти к себе так близко — то почему бы не воспользоваться этим моментом и не... Но репортёр с негодованием отогнал эту мысль. На него смотрело существо, которое ему — неожиданно — доверяло!
- Откуда же ты?.. - повторил Спилет и, присев на корточки, подставил псу ладони, о которые тот немедленно потёрся, ища ласки. И Спилет нащупал на его шее ошейник.
На стальном ошейнике были выгравированы три буквы: «C. G. S.»
- Должно быть, «C» значит «colonel», полковник, - рассудил журналист. - Полковник с инициалами G. S. Не Ларошет, и то славно! Ну ладно, бедняга, как ты тут очутился? Тоже с пленным? Или твой хозяин — южанин? Эх, опасно тебе тут быть!.. Я бы позвал тебя с собой и накормил, будь у меня свой тёплый дом и еда, но я сам голоден, у меня нет еды даже для больного друга, а подавно для тебя... Извини, приятель!
Ещё раз потрепав пса за ушами, Спилет выпрямился и хотел пойти своей дорогой, но пёс немедленно устремился за ним.
- Да нельзя тебе со мной, дружок, - отмахнулся от него Спилет. – Беги по своим делам.
Пёс не отставал.
- Понимаешь, ты, глупый пёс, я не могу тебя с собой взять. Придётся тебе всё равно оставаться на улице. Так что лучше беги и найди себе нормальный ночлег, а к нам тебя не пустит строгая хозяйка. Что ты вообще ко мне привязался, ну?
Пёс всё же не отставал. Спилет решил не смотреть на него больше, полагая, что скоро собака сама отвяжется, увлёкшись запахом еды или погнавшись за кошкой. Так репортрёр и прошагал весь обратный путь – не оглядываясь и стараясь быть как можно более безразличным к следовавшей за ним собаке.
Найдя нужный дом и уже взойдя на крыльцо, Спилет впервые обернулся. Пёс был тут как тут. Он уселся на мостовую, словно он твёрдо решил не сходить со своего поста всю ночь. И, склонив голову, посмотрел пристально на журналиста. Очевидно, хотел войти вместе с ним.
- Нет у меня еды. Беги отсюда! - сказал Спилет ему на прощание и захлопнул дверь.

Снова войдя в этот негостеприимный дом, репортёр почувствовал глухое раздражение. Ему по-прежнему нужно заботиться о друге, а с долгожданной прогулки он ничего не принёс. И придётся признаться Сайресу в том, что дела действительно плохи. А он ещё примет это близко к сердцу, станет от еды отказываться, чтобы Спилету больше досталось, как будто Спилет может есть, зная, что друг голодает из-за него…
А Сайрес ждал его, лёжа в постели и глядя в потолок.
- Добрый вечер, - сказал ему Спилет. И улыбнулся.

***

Спилет не принёс ничего, даже новостей. Зато на прогулке он словно растерял все свои дурные мысли, вернувшись к прежнему шутливому настроению. Сайрес Смит осведомился, скоро ли и ему можно будет выйти на улицу.
- Не раньше, чем погода улучшится, - ответил журналист, опять считая пульс своего пацианта и пытаясь наощупь определить, нет ли у него жара. – Там мороз и метель, ни к чему вам подвергать себя лишней опасности. Выберем более-менее безветренный час – и обязательно сходим подышать свежим воздухом.
- Что там творится, снаружи? Вам не угрожали, вы не угодили в неприятности?
- Нет, меня обходили стороной. Снаружи такие же замёрзшие и голодные люди, как мы с вами, делают вид, что они чем-то лучше нас, – и, завидев синий костюм, переходят на противоположную сторону улицы.
Смит вздохнул, но не стал упоминать о своём разговоре с Джонни, что позволило Спилету беспрепятственно болтать дальше:
- Единственное существо, которое не стало меня избегать, – какой-то странныё пёс. Полагаю, ему грозит здесь опасность быть съеденным, а он совершенно меня не испугался! Даже как будто хотел мне сообщить что-то. Собака породистая, ошейник с гравировкой – удивительно, откуда такой взялся!..
Сайрес, отвлёкшийся на свои мысли, приподнялся на локте:
- Собака?..
Не мог ли это быть?.. Капитан отогнал от себя эти мысли. Чтобы его верный пёс мог пробраться сюда просто так! Ведь они расстались в лагере, Топ в этой битве не был нужен.
- Да, собака, - ответил Спилет. – Гончий пёс. За мной шёл почти всю дорогу, до сих пор, наверное, под дверью сидит.
- Спилет, - инженер схватил друга за руку, - впустите его немедленно! Это мой пёс.

***

Пёс запрыгнул на постель и теперь ласкался к Сайресу, оставляя грязные следы на его сорочке и одеяле. Смит, не обращая на это внимания, обнимал пса. Полуседые волосы капитана на несколько мгновений смешались с шерстью животного. «В масть», - подумал Спилет.
Представлять странного пса журналисту никто не спешил. Спилет ещё с полминуты наблюдал сцену встречи доброго хозяина и счастливого питомца, затем махнул рукой и отправился требовать у Джонни ужин. Часть еды теперь нужно будет скормить этому псу. И, поскольку Смит и без того слаб, эта часть будет отнята от порции самого Спилета.
Но это мелочи. Ложкой больше, ложкой меньше – вкуснее еда не станет. Спилет размешал похлёбку в кастрюле, уже поставленной на огонь, и стал размышлять о том, какое чудесное совпадение послужило причиной этой радостной встречи.
Удивительнее всего: пёс безошибочно узнал, что Спилету можно доверять. То, что от чужака пахнет хозяином, ещё не означает, что чужак настроен дружелюбно. А пёс всё равно побежал по знакомому запаху… Умный пёс! Как Сайрес его назвал?..

***

Топ, это был Топ, чудом нашедший хозяина! Как удачно, что Спилету именно в этот день пришла в голову мысль уснуть на одной кровати с инженером, – этого оказалось довольно для того, чтобы Топ почуял от незнакомца знакомый запах и прибежал сюда.
- Так значит, ты прибежал сюда, миновав посты южан? – воскликнул Сайрес, почёсывая пса за ушами. – Спилет, - обратился он к вошедшему с подносом журналисту, - вы понимаете, что это значит? Путь на свободу есть, нужно только его найти! И мы найдём его. Славный Топ, ты умница!
Спилет улыбнулся, передавая Смиту тарелку:
- Не сомневаюсь. Но прежде чем бежать из Ричмонда, Сайрес, вам нужно полностью поправиться. Вам значительно лучше, но преодолеть слабость можно только если достойно питаться. Обещаю, завтра я разыщу что-нибудь съестное. Раз уж Ричмонд теперь для нас открыт, нельзя пренебрегать ни одной из появившихся возможностей!

***

С тех пор как нашёлся Топ, жизнь маленькой компании, состаявшей из инженера и журналиста, улучшилась. Спилет теперь ежедневно стал бывать на улице, выдумывая самые невероятные способы, чтобы добывать новости, еду и дрова. Через два дня даже притащил откуда-то пачку вкуснейшего чая, которым щедро поил теперь хозяйку, за что сделался если не любим, то хотя бы уважаем ею.
Сайрес стал поправляться ещё быстрее, что было заметно и по неутомимой его умственной деятельности. Теперь его здоровье позволяло ему не спать целыми днями, а плодотворно думать и размышлять. Он словно соревновался с кем-то, предлагая каждый день по несколько самых разнообразных планов побега и тут же доказывая их невыполнимость. Впрочем, планы Спилета он любил развенчивать не меньше.
- …Мы можем выкрасть южную форму, - предлагал журналист. – И пройти посты как ни в чём не бывало.
- Не зная паролей? Даже если нас не поймают при попытке выкрасть форму, то моментально вычислят благодаря северной манере говорить.
- А мы притворимся глухонемыми!
- Представляю себе: два глухонемых солдата, идущие через линию фронта прямо в руки к врагу. Нас в лучшем случае отправят в лечебницу.
- Тогда переоденемся в женские платья.
- Конечно, из меня выйдет прекрасная леди. С усами!
- Так ведь и я не буду красавицей: рыжая с длинным носом! А усы мы вам сбреем. Ради дела можно принести такую жертву.
- Ну да, две женщины, идущие прямиком к северянам, конечно, привлекут намного меньше внимания.
- Пойдём ночью.
- Нас задержит первый патруль.
- Отлично, перебьём его – и у нас будет оружие.
- Предлагаете пробиваться к своим с боем?
- Почему бы и нет! Вдвоём, вооружённые…
- И в женских платьях? – Смит снова скептически изогнул бровь, и Спилету стало обидно:
- Если уж все мои планы, по вашему мнению, никуда не годятся, предложите что-нибудь сами!
- Предложу, - спокойно ответил Сайрес. – Покажите план города.
Очевидно, хотя бы одну из своих собственных идей он не успел пока разбить в пух и прах. И это было весьма любопытно! Спилет поскорее достал книжку, горя желанием выслушать вполне серьёзный план побега.

***

Спилет раскрыл записную книжку и положил на стол. Друзья склонились над ней.
- Вот здесь, - указал инженер, - если верить вашему рассказу, вас нашёл Топ. Вот здесь, - он ребром ладони провёл линию за границей города, - я оставил бравых ребят, которых вёл в бой. Пока как будто всё ясно – идти нужно здесь. Но пройти нужно тайком, пробираясь ползком и как можно незаметней. Поэтому вы с Топом, - Сайрес потрепал за ухом пса, который вертелся тут же, - пойдёте без меня.
Спилет резко выпрямился и уставился на друга:
- Вы с ума сошли! Мы же сразу решили бежать только вместе.
- Я знаю, вы не хотите меня оставлять. Но посудите сами: я ранен, у меня не хватит сил на тяжёлый переход. А это будет тяжело. Вам придётся проявлять чудеса ловкости, Спилет, но я уверен в ваших способностях. Да, я остаюсь здесь один, но это же только значит, что нам больше не придётся делить порцию еды на двоих, - Сайрес слабо улыбнулся.
- Нет, - возразил журналист. – Если я убегу, вас обвинят в том, что вы помогали мне. А это может для вас плохо кончиться. Я не хочу, чтобы вы из-за меня попали в тюрьму или под расстрел.
- Вам грозило бы это, но не мне. Я важный пленник, забыли? Как только вы сообщите генералу, что его планы в опасности, я немедленно раскрою все карты. Когда у меня больше не будет важной информации, меня обменяют. Не вы ли принесли вчера новость о том, что несколько южных генералов попали в плен! А я, смею надеяться, довольно полезная фигура, чтобы Грант желал заполучить меня обратно в штаб. Тем более с моим теперешним знанием города.
Сообщать южанам военные тайны Сайрес Смит, конечно, не собирался. Но Спилет должен был думать, что другу ничего не грозит, только тогда он сможет без колебаний бежать – и передать генералу несколько важных сообщений… и, может быть, - когда Сайрес подумал об этом, у него сердце сладко сжалось, - несколько писем домой…
- Соглашайтесь, Спилет! – воскликнул он, сжимая руки товарища. – Вы окажете мне неоценимую услугу, если передатите от меня вести генералу и...

***

- Я понял, - Спилет улыбнулся и кивнул головой. Конечно, он передаст новости миссис Смит. Как только сможет. И сам позаботится о том, чтобы Сайреса немедленно обменяли – хоть на сотню генералов, если потребуется! – Я согласен. Но только при условии, что вы не будете предпринимать больше ничего до тех пор, пока я не вытащу вас отсюда!
- Не обещаю, - улыбнулся Смит. – Если у меня появится шанс присоединиться к вам по собственной воле, я воспользуюсь им немедленно. Но вы сами видите, как редки такие шансы. А я пока не могу забыть о своей ране.
- Так не забывайте же. И будьте осторожны. Я согласен, Сайрес. Я попробую бежать – но не раньше, чем обеспечу вас едой хотя бы на пару дней. Поэтому отложим побег на завтра.
- Я сам хотел это предложить, но ради того, чтобы вы разведали обстановку на том конце города.
- Одно другому не мешает, - весело пожал плечами Спилет. Он закрыл записную книжку и надел шляпу: - Мы с Топом сходим на разведку. А вы ложитесь, вам нужно беречь силы. Топ, сюда!
Умный пёс немедленно подскочил к Спилету. Было невыразимо приятно, что пёс Сайреса Смита всего за несколько дней привык к Спилету и теперь легко подчинялся и его командам. По городу они теперь ходили вместе, готовые защитить друг друга и вынюхивая – каждый на свой лад – что-нибудь вкусное или интересное.

***

Следующий день друзья посвятили подготовке к побегу. Спилет постарался хорошенько выспаться – ему предстояло провести ночь без сна. Сайрес писал письма.
- Вас могут поймать с ними, - сказал он после, отдавая письма журналисту. – Но ничего серьёзного там нет. Не беспокойтесь, если вам придётся их показать.
- Сайрес!..
- Ничего тайного. Я даже не запечатал, - Смит слабо улыбнулся. – Берегите лучше вашу записную книжку. Вы старательно её заполняли, она поможет нашей разведке. Ну что же... когда вы уйдёте?
- Я выйду за три-четыре часа до темноты, чтобы не вызвать подозрений у Джонни.
- Хорошо, - Сайрес глубоко вздохнул и решился всё же сказать на прощание то, что давно хотел Спилету сказать. - Тогда прошу вас выслушать меня…

***

В голосе Сайреса было что-то тяжёлое. Спилет выпервые слышал этот его тон, но уже понял, что лёгкой речь инженера не будет.
- Вы можете не говорить, если не хотите, теперь, - постарался улыбнуться журналист. – После победы у нас будет много времени для бесед!
Но тут Сайрес посмотрел на него так, что Спилету мгновенно расхотелось уходить. И сказал:
- Может так случиться, что мы больше не встретимся.
- Не беспокойтесь за меня, Сайрес. Я проберусь!
- Нет-нет, я не сомневаюсь в вас. Но если…
- Не будет никакого «если»! – воскликнул Спилет, взяв инженера за руки. – Сайрес, прошу вас!..
- Помолчите! Как будто мне так легко говорить об этом! Всё может быть, Спилет, учтите это. И на случай, если меня здесь убьют, я хочу, чтобы вы знали: вы – мой друг, Спилет, и я рад, что повстречался с вами здесь. Спасибо вам за всё, что вы для меня сделали и ещё сделаете. Будьте счастливы.
Спилет не сдержал горький вздох, сжал губы, чтобы не выдать образовавшийся двргу комок в горле, - и обнял Сайреса Смита.
- Друг мой, Сайрес, не думайте об этом. Я проберусь к нашим – и вернусь за вами в Ричмонд вместе с армией. Нельзя же, подумайте сами, прощаться с жизнью, когда победа так близко!
Сайрес поднял лицо и улыбнулся:
- Вы правы. Тогда я просто скажу: удачи! И берегите Топа.

~продолжение следует~
запись создана: 07.07.2013 в 22:50

@темы: фанфики, Смилет

URL
Комментарии
2013-07-08 в 01:00 

Бывший гость
T`Lara
Ух, я, наверное, в жизни так долго не ждала продолжения к фанфикам!
Новая часть очень хороша, я даже не знаю, что понравилось больше: что Сайрес почти выздоровел, описание Ричмонда с крыши голубятни, или как журналист случайно наткнулся на Топа.
Автору и бете-иллюстратору большое спасибо за старания и за то, что нашли силы/время/вдохновение/вариантыкончились и написали продолжение!
:hlop:
Прошу прошения за столь краткий комментарий, у меня резко кончились все слова)

2013-07-08 в 09:17 

Marie Paganel
Наблюдать и работать
Бывший гость, спасибо, что остаёшься с нами, даже короткие комментарии очень приятны. Вскоре появится ещё продолжение, а вот когда же фик закончится - сама не знаю!

URL
2015-04-11 в 14:31 

Интересно написано! Герои в своих разговорах абсолютно узнаваемы и восхищают не меньше, чем в книге. Даже не могу какой-то их всех этих радостных или грустных эпизодов выделить - все одинаково хороши. Так увлекло, что и сейчас беспокоюсь - чем же дело теперь кончится?.. Хотя и знаю, конечно, заранее, что этот побег будет неудачным, но в конце концов всё-таки кончится всё хорошо.)
А что за цветы для инженера упоминались в комментариях к 1 ч.?

URL
2015-04-11 в 16:52 

Marie Paganel
Наблюдать и работать
Гость, "Цветы для инженера" - недописанный фанфик. Уже, наверное, не первый год лежит, но закончить его не получается пока. Как только - так сразу опубликуем.
Рада, что герои узнаваемы. Честно - начало было так давно, среди первых неказистых фанфиков, и только из-за беты я это вытащила и продолжила.

URL
2015-04-21 в 07:58 

С удовольсвием прочитала бы продолжение. Стоит ООС, но по моему характеры близки к канону. Очень трогательная сцена, когда Спиллет решил послужить грелкой.

URL
2015-04-22 в 15:55 

Радистка_15
Ну вот, а для меня самая трогательная сцена - последняя: "Вы правы..." Похоже на то, что сам инженер настроен не слишком оптимистически (иначе не начал бы этот разговор)., но, если друг пытается, как может, внушить ему и себе сколько-то бодрости, - не стоит оставлять друга в унынии.
А любимой сцены так и нет - пришлось бы перечислять все подряд.)

   

Всё устроится математически

главная