Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:50 

Творчество Leita (Leita. Дневник "Leita's diary").

Leita
РАССКАЗЫ: "Запах свободы" - повседневность, "Счастье" - фэнтези, "Один Шаг" - повседневность, "Жалость и сострадание" - повседневность, "Сложности Любви" - мистика, драма, "Мгновение смерти" - мистика, "На краю реальности" (отрывок) - городское фэнтези, "Слово из восьми букв" - подарок на день рождения, "Вызов" - мистика, ужасы, "Переход" - мистика, "Мистер Смерть" - мистика, любовь.
запись создана: 03.11.2010 в 20:35

@темы: Творчество, Лейта

Комментарии
2010-11-03 в 20:42 

Leita
Запах свободы

Девушка стояла на краю, устремив взгляд в безграничное пространство неба, которое с заходом солнца окрасилось в розовые тона.
Где-то далеко внизу белые барашки волн монотонно били о серый камень скалы. Позади шумел ковыль и наперебой стрекотали кузнечики, радуясь теплым денькам. Время от времени доносился набат монастыря, возвещающий о начале службы. Все шло своим чередом и по запланированному заранее порядку. Вот снова раздался звон колокола. Тут же захлопали дверями небольшие деревянные домики, зашаркали десятки ног, заговорили голоса.
– Сенька, пойдем! Пора, - послышался издалека звонкий девичий голосок.
Но девушка, к которой обратились, не ответила. Лишь кивнула головой и продолжила созерцать великолепную природу этого места. Высоко над ее головой пролетела парочка крикливых чаек, но музыка эта показалась ей самой чудесной.
Стайка девушек в красочных одеждах продолжила свой путь в церковь без Сеньки. Они наперебой рассказывали что-то друг другу и весело хохотали. Лишь одна из них не поддерживала общего настроения и время от времени бросала косые взгляды в сторону Сеньки.
Девушка вдыхала морской воздух, ощущая как он заполняет ее легкие и оставляет на губах белый осадок, солоноватый на вкус. Ее волосы, распущенные по плечам, развевались на ветру. С юбкой происходило нечто подобное.
Сеня расправила руки, представив себя птицей. Чайкой, в чьих владениях было все это огромное море и не только оно. Она закрыла глаза. Чувство свободы бодрило ее, заставляя сердце трепыхаться в груди.
Вот она не спеша летит над сероватой поверхностью воды, наслаждаясь открывшимся видом. Чистая, прозрачная вода открывала перед ней таинства подводного мира, освещая его пронзающими яркими лучами солнца. Мирно плавающие косяки крупной рыбы привлекают ее внимание…
«Как хорошо парить в чистом небе», - подумала Сеня сквозь свои мечты. «Беззаботно жить и наслаждаться каждым днем».
Она не открывая глаз начала размеренно махать руками подобно птице, которой и являлась в своем воображении.
Еще глубже погрузившись в эти грезы, она не заметила, как прямо из под ее ног сорвался камушек и, пролетев большое расстояние, с глухим звуком ушел под воду. За ним последовал второй.
Затем девушка почувствовала, что она по-настоящему собирается воспарить. Она уже собиралась подставить свое тело под поток благосклонного теплого ветра, когда чьи-то руки подхватили ее за талию и оттащили от обрыва.
– Ты с ума сошла? Если передумала – так и скажи. Я пойму, - сказал спаситель. Он был одет в белую праздничную одежду, какая была и на Сеньке. В золотистых волосах желтел венок из одуванчиков, собранных ею. Лицо его было столь печально, что девушка не утерпела и улыбнувшись бегло поцеловала парня в щеку.
– Глупый, - нежно сказала она и, взяв его за руку, пошла по направлению к церквушке. Свобода осталась за ее спиной. Сегодня ей предстояло венчание.

2010-11-03 в 20:45 

Leita
Счастье

Снег за окном, плавно кружась и мерцая в лунном свете, ровно ложился слой за слоем, глубоко укрывая землю.
В комнате было темно, лишь экран монитора слабо светился во мраке. Передо мной – несколько страниц напечатанного текста. Логический конец. Не хватает лишь одного… Мягкий щелчок клавиатуры, одно единственное нажатие – поставлена жирная точка. Мысли иссякли. Чувства и эмоции отошли на задний план, оставив мое сознание расслабленным и умиротворенным.
Я взглянула в окно и стала заворожено смотреть на крупные хлопья снега, время от времени закрывающего от моего взора серп луны. Вдалеке виднелись дома, из труб которых ровной полоской сочился дым, устремляясь в небесные просторы. На его пути не было преград. Он живой, он волен делать все, что ему заблагорассудится. А я…
Часы пробили полночь, вернув меня к реальности. Кукушки уже давно не было – она перестала вылетать еще при бабушке. Если бы не память о ней, я бы давно их отправила в лучший мир. Но эти старинные часы были единственной нитью, связывающей меня с ней.
Моих ушей коснулся знакомый, еле различимый шорох – это появилась моя старая знакомая. Величиной она с крупного мотылька, разноцветные крылышки, покрытые сияющей пыльцой, худенькое тельце и тонкий звенящий голосок. Одним словом – фея.
– Грустишь? – поинтересовалась она, увидев выражение моего лица.
– Есть немного, - мой голос казался излишне грубым по сравнению с ее.
– Закончила? – она махнула головой в сторону мерцающего экрана монитора. Я кивнула в ответ. – Все как ты хотела?
– Да, придраться не к чему, - я продолжала смотреть на успокаивающее движение снежных хлопьев.
Фея перелетела ко мне на плечо и всмотрелась в экран, прочитала последние строчки. Это заняло пару минут.
– Что же тогда не так? – она обратилась ко мне.
– Не знаю, - отозвалась я. – Их боль… она отдается во мне, в каждой клеточке моего тела и души. Как им удалось это пережить? Мне кажется, я скоро сойду с ума.
– Глупости, просто ты слишком восприимчива, - пыталась приободрить меня фея. – Они – всего лишь часть твоей фантазии, их боль нереальна, так же, как и твоя.
– Но я чувствую ее, - сказала я, в ответ на слова феи. – Я понимаю их чувства, я вижу их мысли, я думаю как они.
Фея вспорхнула с одного плеча и перелетела на другое, задев при этом мою щеку и вызвав щекотку.
– Теперь все закончено. Ты – молодец, - продолжала фея. – Они прошли через многие трудности, но обрели, наконец, свое счастье. Подумай об этом.
– Счастье, - повторила я. – Что это такое: «счастье»? Существует ли оно вообще? Счастье нельзя потрогать, счастье нельзя увидеть или услышать. Никто не знает, как оно выглядит. Все это ставит под сомнение само его существование.
Фея вздохнула и сложила крылышки за спиной.
– Ты сама не веришь в то, что говоришь. Счастье – основа нашей жизни, нашего бытия. Именно на нем все держится. Положительные эмоции являются неотъемлемой частью счастья и, как известно, они – источник жизни и здоровья. Так что не будь такой пессимисткой.
– Я лишь реально смотрю на вещи.
– Но наш мир не основан лишь на реальных вещах. В нем много иррационального, нереального. Посмотри хотя бы на меня.
Она расправила крылья и, немного пролетев, оказалась на уровне моих глаз. Этакое золотистое создание с длинными кудрями, забранными крохотной атласной лентой, и в розовом платье, скрывающем ее крохотные ножки.
– Я тоже не принадлежу этому миру, если ты не забыла, - напомнила фея.
– Я помню, но ничего с собой поделать не могу. Каждый раз я испытываю это, страдаю… Что, если счастья нет вообще?
– Не мучай себя глупыми вопросами. Отдохни лучше, поспи, а завтра принимайся за работу. Они ждут, когда ты вновь прикоснешься к их судьбам, ведь она вся в твоих руках.
– Ты думаешь?
– Конечно.
Я улыбнулась и смахнула со лба непокорные локоны.
– Хорошо, я сделаю так, как ты говоришь.
– Вот и отлично, - улыбнулась фея в ответ и… исчезла.
Продолжая улыбаться, я выключила компьютер и пошла отдыхать, размышляя на ходу. Она сказала, что тоже нереальна. Как и счастье.
И если существует она, значит, существует и счастье, как тоже грань нереальности. Но фея частый гость в моем доме. А счастье? Когда мне его ждать?
Она знает ответ. Она скажет мне его. Стоит лишь дождаться следующей ночи, когда часы снова пробьют двенадцать. Я знаю, она прилетит, как прилетает вот уже десять лет.
А пока…Глубокий сон и мягкая подушка…

2010-11-03 в 20:48 

Leita
Один шаг

Лера медленно шла по улице, опустив взгляд себе под ноги и целиком погрузившись в собственные мысли. Холодный октябрьский ветер холодил лицо и шею, но девушка не замечала этого. Отголоски ее шагов сливались с шагами прохожих, спешивших кто куда. Лишь ей не куда было торопиться. Засунув руки в карманы (у нее появилось много новых привычек, и это всего лишь за пару часов) она брела домой. На транспорте ехать не стала – нужно было время побыть в одиночестве, наедине со своими мыслями. Если бы не ее сегодняшнее желание поскорее увидеть Андрея, ничего бы и не случилось. Они бы продолжали встречаться, вместе прогуливаться по шуршащей под ногами листве, обсуждать проведенный день и многое другое, что так глубоко успело засесть в ее с Андреем жизни.
Изменений в поведении Андрея девушка не замечала. Или просто не хотела замечать. Ей было больно думать о том, что не все в его словах было истинной правдой. Были там и семена лжи…
Она знала ее. Настя была некоторое время ее соседкой по этажу, снимающей квартиру на время учебы. Их дружба длилась от силы год, затем хозяйке квартиры понадобилось срочно пристроить своего племянничка, и больше Лера Настю не видела. «Никогда бы не подумала, что между ними что-то может быть», - девушка все никак не могла поверить в происходящее. Ее разум отказывался принимать информацию, увиденную собственными глазами.
В очередной раз запиликал мобильник. Лера узнала звонящего по мелодии, звучавшей как перезвон колокольчиков.
Кто-то тронул ее за руку. Девушка подняла голову.
– Милая, не найдется ли у тебя лишнего рублика? – на незнакомом человеке одежда, со временем превратившаяся в отрепье, висела как на жерди. Под правым глазом – уже начавший проходить огромный синяк. «Нищий», - решила Лера. Если бы эта встреча состоялась пару дней назад, то она бы в ужасе и презрении отдернула руку от нищего. Но не сейчас.
– На, держи, - она вложила свой мобильник в трясущиеся руки недоумевающего мужчины и продолжила путь. Спасибо она так и не услышала.
«Чем я заслужила такую боль?» - недоумевала Лера.
Еще никогда прежде ей не приходилось испытывать предательство близких людей на себе. Она слышала рассказы подруг, но не совсем понимала, о чем идет речь. Думала, что ее никогда это не коснется…
– Тебе что, жить надоело? – вопрошала бабка, успевшая схватить ее за локоть и тем самым предотвратив аварию.
– Надоело, - согласилась Лера. Бабка покосилась на нее, столкнулась с ее отрешенным взглядом и поспешно отдернула руку как от прокаженной. Она почувствовала, поняла, что Лера говорила искренне.
Водитель высунулся из машины и высказал девушке все, что о ней думает. Но она его не слышала.
Буквально за два часа разрушилось все, что у нее с таким трудом строилось в душе. Ее горю и отчаяния не было границ. По щеке потекла одинокая слеза. Лера одним движением руки смахнула ее.
«Хватит!» - скомандовала она самой себе. – «Я должна быть твердой!»
Но это были всего лишь слова. В глубине души она знала, что на этом закончилось все самое прекрасное в ее жизни. «Зачем тогда дальше жить?» - пронеслось в ее голове, и Лера решила. Решила, что так будет лучше, как для нее, так и для всех остальных. Для Насти. Для Андрея.
Ей вспомнились прекрасные голубые как весеннее небо глаза, мягкие губы и тепло его чутких рук… Сердце болезненно сжалось.
Теперь она на своем опыте знала, что такое депрессия. Иначе это состояние никак не назовешь. Черная депрессия, когда не хочется жить, не хочется видеть эти счастливые выражения на лицах прохожих, их радостные голоса. А еще тяжелее…
Слезы навернулись на глаза, и девушка резко запрокинула голову, чтобы ни одна слеза не проложила на ее щеке мокрую дорожку.
Ветер яростно кидал ей под ноги золотую листву, которая при каждом шаге тихо хрустела. Холодный ветер жег лицо, морозил слезы, застывшие на глазах.
В витрине магазина свадебных товаров и одежды по-прежнему стоял манекен с тем самым платьем. Тем, которое она мечтала одеть на свою свадьбу. Конечно, Андрей ничего ей не говорил по этому поводу, но все к тому шло. Он говорил, что жить без нее не может, звонил ей чуть ли не через каждые пять минут. А теперь… Теперь все пошло прахом, хрустальные мечты разбились…
Она вошла в свой подъезд и поднялась на шестой этаж, никак не отреагировав на приветствие соседки. Лера ее просто не заметила.
Дома никого не было. «Прекрасно», - промелькнуло в голове девушки. – «Никто не помешает».
Ее тело и душа в этот момент почти не соприкасались между собой, тело делало то, что нужно было, а душа… Душа просто страдала.
Да, ее не похоронят на общем кладбище, поскольку самоубийц принято хоронить за оградой. Ну и пусть. Уже все равно.
«Будет не больно» - наставляла и убеждала она себя.
Шестой этаж. Смерть будет не мгновенной, но сильнее той боли, что внес в ее жизнь Андрей, уже не будет. Она сможет ее стерпеть.
Через распахнутое кухонное окно влетел холодный, промозглый ветер.
Девушка скинула пальто, залезла на подоконник.
«Нужно оставить письмо. Письмо родителям. Сказать, что я их люблю» - говорил ей внутренний голос. Но Лера прекрасно знала, что это всего лишь повод, сейчас она отвлечется и уже никогда больше не вернется к происходящему, не решится. «Они итак знают, что я их люблю» - подумала Лера.
Всего лишь шаг. Шаг и ты уже там, где все тебя любят и ждут, готовы принять в свои объятия.
Внизу мельтешили люди, но никто не замечал Леру в оконном проеме.
Она закрыла глаза, и тут же ей представилось лицо Андрея. На этот раз умышленно – она сама хотела увидеть его напоследок, поскольку их следующая встреча может уже никогда и не состояться. Так сказать, попрощаться…
Лера попыталась сделать шаг за пределы окна, но тут же инстинктивно ухватилась за раму.
«Черт!» - выругалась она.
– Эй, девушка, - послышался чей-то голос, и Лера не сразу поняла, что обращаются к ней. – Вы что надумали?
Она открыла глаза и увидела высокого молодого человека в доме напротив, вышедшего покурить на балкон.
– Вы что, покончить с собой решили?! – Лера кивнула сквозь слезы. – Неужели у вас такие серьезные проблемы? Кстати, меня Владом зовут. А тебя?
– Лера, - еле слышно прошептала девушка, но Влад услышал.
– Какое необыкновенное имя, Валерия, - он произнес ее имя так, как никогда его еще не произносил. Только сейчас она поняла, какое же красивое имя ей дали родители. – Не хотите ли зайти ко мне, выпить кофе?
Лера замялась. С одной стороны она чувствовала себя чокнутой, что решилась на суицид, но с другой стороны, ей просто необходимо было закончить начатое. Парень словно прочитал ее мысли.
– Соглашайтесь, а покончить с собой вы еще успеете, - засмеялся он, туша сигарету. – Моя квартира под номером 56. Кода на двери нет, так что я жду вас. Пойду пока поставлю чайник. Хорошо?
Горло девушки пересохло, она туго сглотнула, но говорить по-прежнему не могла. Поэтому просто кивнула.
Затем медленно спустилась с подоконника и закрыла окно. «Влад, прав», - думала девушка. – «Я еще успею покончить с собой».
А Андрей? Андрей теперь счастлив, с кем бы он ни был. Девушка не хотела желать никому ничего плохого, все заслуживают своей доли счастья. Какой бы маленькой она не была.
А свою, кажется, она уже нашла…

2010-11-03 в 20:50 

Leita
Жалость и сострадание

– Мяу! Мяу! – из-под прилавка показалась маленькая мордочка котенка. Совсем еще лилипут, грязно-серый, дрожащий, с поломанными тонкими усами.
– А это еще что?! – высунулась продавщица, рассматривая неожиданного гостя. Ее грубый голос напугал котенка и тот испуганно забился подальше. – А ну брысь отсюда! Еще заразы нам всякой не хватало. Лена, а ну иди-ка сюда.
Тонкая как жердь девушка вышла на зов со шваброй и тряпкой в руках.
– Чего тебе?
– Убери отсюда этот рассадник блох, - скомандовала женщина, брезгливо наморщив нос.
– И не подумаю, - заявила девушка. – Это в мои обязанности не входит.
– Что?! – возмутилась продавщица. – Я тебе покажу, что входит в твои обязанности.
Оставив прилавок, женщина последовала за уборщицей, распаляясь с каждым шагом все больше и больше. Послышались ругательства.
В это время суток покупателей здесь, как правило, было немного. Видимо, котенок вошел с кем-то из них.
Голодный, испуганный, он не знал, куда ему бежать. Конечно же домой! Но он не знал, где находится его дом. Не помнил он и сколько дней уже провел на улице. Он вообще мало что помнил: лишь теплое молоко матери, ее шершавый язык и писк братьев и сестер. Он не знал, как оказался на улице. Не знал, где его дом.
Послышался легкий перезвон китайских колокольчиков и в магазин зашла женщина с маленькой девочкой лет семи. Котенок инстинктивно выбежал и призывно замяукал, прижимаясь и ластясь об ноги девочки. Они ему кого-то напоминали.
– Мама, мама, - девочка нагнулась к котенку и принялась гладить его перемазанную грязью шерсть, - смотри, котенок. Можно нам его взять к себе?
– А ну быстро отойди от него, - послышался грозный рык женщины. – Еще не хватало нам всякую бесхозную живность домой тащить.
– Ну мама, ведь он такой хорошенький, - канючила девочка. – Мы его помоем и он будет как новенький.
– Нет, я сказала. Эй, есть тут кто-нибудь? Меня что, никто не обслужит?
– Уже и отлучиться нельзя, - показалась продавщица, на ходу поправляя прическу.
– А что это у вас тут животные грязные делают?
– Этот что ли? – махнула рукой продавец. – Не знаю, откуда только взялся. Теперь вот никто его не хочет выкидывать, руки марать.
Глаза женщины хитро сощурились.
– А за двадцатипроцентную скидку?
– Что? – не поняла продавец.
– За скидку я мог его отсюда выманить. Согласны? Двадцать процентов?
– Пятнадцать.
– Пойдет, - живо отреагировала женщина и начала диктовать целый список необходимых ей продуктов.
Девочка, пользуясь тем, что ее мама отвлеклась, начала почесывать у котенка за ушами и играть с ним фантиком от только что съеденной конфеты.
Котенок веселился вовсю.
– Аня, я тебе сказала не прикасаться к нему? – раздался громоподобный голос мамы. Девочка тут же отдернула руку. – Ну сколько можно повторять? Тебе должно быть стыдно.
Котенок сидел на грязном с разводами кафеле и смотрел на них, переводя зеленые глазки с девочки на ее маму и обратно, не совсем понимая, что происходит. То есть, совсем не понимая. Только что они играли, им было так весело. А сейчас…
– Кис, кис, кис, - женщина наигранно улыбнулась и поманила котенка к себе, пятясь одновременно к двери.
Котенок обрадовался и помчался на зов. Но стоило им выйти из магазина, как тут же глаза женщины злобно сверкнули и она перестала обращать на него внимание. Он поначалу рушил бежать за ними, но следы девочки и ее мамы пропали почти сразу же, стоило им попасть в густой людской поток.
Пару раз на него чуть не наступили. Он решил отбежать поближе к дороге, но и тут его постигло несчастье: проехавшее такси окатило котенка грязной водой с примесью снега.
Котенок начал дрожать еще больше. Он не знал, куда теперь ему идти. Вокруг был непознанный мир, жесткий и холодный, населенный грубыми и злыми созданиями, заботящимися только о себе. На него никто не обращал внимания, такой он был блеклый и незаметный. Тонкие ножки котенка быстро устали, он остановился возле очередного столба рядом со скамейкой и, свернувшись в клубок, замер. Металлический жетон, едва заметный среди перепачканной шерсти, накалился от холода. Котенок устал…
Ему снились братья, играющие в догонялки, мурлыканье матери и теплые руки его хозяев. Того, кто так мило разместил их у себя дома, предоставив им в пользование большую картонную коробку, которую можно было покарябать и погрызть…
Он очнулся от того, что сны превратились в реальность. Он оказался у кого-то на руках. Они были теплыми и мягкими, почти как у его хозяйки.
– Эй! – окликнула его девушка, потрепав по макушке. – Ты как здесь очутился, бедняга?
Девушка была студенткой и сейчас шла с занятий. День выдался тяжелый и напряженный, но несмотря на это, сейчас ее настроение заметно улучшилось.
На ней были очки в красной оправе, на голове – черная беретка с помпоном, из под которой выглядывали коричневые кудри.
Она подняла взгляд на столб и увидела то, что ее на миг потрясло. Затем она снова обратилась к котенку, который уже слегка согрелся в ее руках.
– Покажи-ка мне свой ошейник, - девушка прочитала то, что было на нем написано. – Ну, точно! Приятель, тебе жутко повезло! Здесь написано, что по тебе скучают дети.
Она улыбнулась.
– Жалко, конечно. Если бы тебя так не любили, то я забрала бы тебя к себе. У меня хоть места и немного, но нам бы хватило. А так, придется нести тебя твоим хозяевам. Ты скучаешь по ним? Конечно, скучаешь. Что ж тогда убежал, глупенький?
Девушка прочитала еще пару раз указанный в объявлении адрес, повторила его и направилась к ближайшей автобусной остановке.
Котенок пригрелся у нее за пазухой и начал потихоньку мурлыкать. Он понял, что не все люди злые и жестокие, он понял, что здесь есть и добро.
И он знал, что уже через несколько часов будет дома…

2010-11-03 в 20:53 

Leita
Сложности любви

Я стояла перед зеркалом и подводила губы, когда почувствовала чьи-то руки на своей талии. От неожиданности я дернулась, и помада прочертила на моей щеке ярко-красную полосу. Черт, сколько времени прошло, а я все никак не могу привыкнуть. А привыкать есть к чему. Во-первых, мой парень не отражается в зеркалах, во-вторых, он активен только ночью, когда все нормальные люди спят. И, наконец, в-третьих, мой парень – вампир. Есть чему удивляться. Хотя, в наше время это стало не такой уж и редкостью, но все равно я до сих пор не могу к этому приноровиться. Я была воспитана в чопорной семье, члены которой умерли бы от разрыва сердца, если бы узнали об этом. Но, к их счастью, эта новость до них еще не дошла. И я всячески препятствую ее распространению.
Его губы нежно прошлись по моей шее, но должного эффекта не произвели.
– Что-то не так? – Арманд отстранился. – Тебе не нравится?
Я бросила помаду на трюмо и принялась салфеткой стирать ее следы с щеки. Черт, стойкая. Затем обернулась к нему, сверкая глазами.
– Да, не так, - мой голос был жестче, чем полагалось.
– И? – поинтересовался он. – В чем же дело?
– В тебе, в нас, - я ожесточенно жестикулировала руками, пытаясь объяснить ему то, что сама еще не до конца поняла.
Мне надоели такие отношения. Я хотела жить нормальной, человеческой жизнью. День и ночь в моем расписании поменялись местами, но больше это продолжаться не может. Я слишком долго живу в диком ритме: днем – работа, ночью – Арманд. Мне необходим отдых. Мама ужаснулась бы, если б увидела темные круги под глазами и небольшие отметины на шее, которые я боюсь нечаянно показать даже сослуживцам.
Он любит меня. По крайней мере, мне так кажется. И, я надеюсь, не как бифштекс для поддержания в нем жизни.
Мне тяжело смотреть в его глубокие, как синее море, глаза, в которых можно увидеть частичку его души, существование которой еще не доказано.
Испытываю ли я тоже самое? Люблю ли его? Не знаю, раньше я считала, что да. Тогда мне это казалось необычным и таким волнительным.
Но я всю жизнь мечтала о доме с белым штакетником и живущей в нем большой семье минимум из четырех человек. А с ним все мои мечты рушились, как карточный домик. Я никогда не надену свадебное платье, не поведу своих детей в детский сад, потому что никаких детей не будет.
Но и это еще не все.
Я буду стариться с каждым годом, а на его прекрасном лице за это время не появится ни одна морщинка. Будет ли он тогда меня любить также сильно, как сейчас? Сомневаюсь.
– Не плачь, - Арманд приблизился и стер с моей щеки соленую слезинку. – Что я сделал не так? Почему ты плачешь?
Я отвернулась к зеркалу, не в силах выдержать его взгляда, требующего от меня ответа.
– Мел, - позвал он и его руки вновь оказались на моей талии, а подбородок уткнулся в ямочку на моем плече.
Не видя его отражения на зеркальной поверхности, но чувствуя его трепещущее тело, слезы потекли пуще прежнего. Ничего сказать я не могла - в горле будто комок застрял.
– Скажи мне в чем дело, - попросил Арманд. – Может, я могу тебе помочь?
– Ты ничем не можешь мне помочь, - я вывернулась из его рук и чуть ли не пулей полетела в ванную. Закрыла за собой дверь на щеколду и разрыдалась. Я оплакивала себя и свои мечты, с каждым днем тающие на глазах.
– Мел, - раздалось с той стороны двери. – Мел, открой.
Я продолжала плакать, усевшись на край ванны и зажав руками голову.
– Мелинда, открой. Или я вышибу эту дверь к чертовой матери.
Я знала, что он без проблем сделает это.
– Оставь меня, - попросила я.
– Я же вижу, что тебе плохо. Открой.
Вытерев быстро рукавом слезы, я отодвинула щеколду и впустила Арманда. Слезы перестали бежать, но покрасневшие глаза говорили обо всем.
– Ответь, почему ты плачешь, - он присел передо мной на корточки и взял мои руки в свои.
– Я не могу так больше жить, - вырвалось у меня. – Я - человек, Арманд, и не могу жить как ты. Посмотри на меня. На мне же лица нет: щеки впали, под глазами круги. Я истощена.
– Это поправимо.
– Нет, Арманд. Так будет и дальше продолжаться, пока мы вместе.
Его брови сдвинулись, взгляд стал жестче.
– Ты предлагаешь нам расстаться? – Я кивнула. Он резко поднялся.
– Ты больше меня не любишь?
– Дело не в этом. Просто это не может дальше продолжаться. Мы разные, Арманд, пойми это. Я мечтаю совсем о другой жизни.
– Значит, жизнь с любимым в шалаше перестала казаться раем?
– Не говори так, - я кинула в него полотенцем, он увернулся. – Дети, Арманд, я мечтаю о детях. О двоих: мальчике и девочке. Их бы звали Генриетта и Стивен, в честь моих бабушки и дедушки.
– У нас могут быть дети, - возразил Арманд. – В газете писали…
– Они солгали, - перебила его я. – Я звонила этим «счастливчикам». Это не более чем вымысел.
Арманд резко отвернулся, будто получил пощечину. Может, именно это для него значили сказанные мною слова.
– А, представь, что будет, когда я состарюсь? – продолжала я. – Ты будешь по-прежнему молод и красив, а я буду беззубой каргой. Скажи, ты будешь меня любить?
Молчание.
– Вот про это я и говорю. Я умру, а ты все будешь наслаждаться жизнью и уж явно не будешь одинок. К тому времени я уже не смогу тебя кормить, а тебе нужна будет кровь.
– Вампиры тоже умирают, - тихо сказал он. Я лишь хмыкнула в ответ. – И что ты решила?
– Нам нужно расстаться. Нет смысла продолжать наши отношения.
– Решено, - сказал Арманд и, выйдя из ванной комнаты, направился на кухню.
Я умылась, вгляделась в свое отражение в зеркале и поразилась своему измученному виду со следами потекшей косметики.
Настроение куда-либо идти пропало. Черт, на улице ночь и я ее сегодня проведу так, как положено – в кровати.
Я стерла следы косметики и легла спать. Арманд появился лишь когда я уже начала засыпать. Его прикосновения были легки как шелк, а поцелуи – горячими и жадными.
– Позволь мне любить тебя в последний раз.
И я позволила…

Проснулась я от яркого света, заливающего комнату и постель, на которой я, естественно, осталась одна. Арманд был в другой комнате, целиком зашторенной, чтобы ни один лучик солнца не потревожил его покой.
Я лежала и думала о сказанных вчера словах. Несомненно, я погорячилась, зато теперь он знает, о чем я думаю. Как бы я ни старалась, все равно я люблю его. И бороться с этим очень сложно. Я знала это раньше, но ощутила только сейчас.
Босиком я прошлепала к двери в его комнату и прислушалась. Ни звука. Так и должно быть.
Не в силах побороть желание увидеть Арманда еще раз, я приоткрыла комнату…
Яркий свет заливал все ее пространство. Шторы были сорваны вместе с петлями и валялись кучкой на полу. На кровати лежала одежда Арманда, та, в которой он был вчера… И я не сразу осознала, что произошло. А когда поняла, боль пронзила меня ядовитой стрелой в самое сердце. Ноги подогнулись, и я рухнула на пол. Боже, что я наделала?! Зачем я сказала ему все это?!
«Позволь мне любить тебя в последний раз», - раздавался в моей голове его голос.
Судорожные спазмы начали сжимать все мои внутренности, не хватало воздуха.
Я вскочила, забыв про боль, и, подняв шторы, начала их вешать на место. Руки дрожали… Но чуда не произошло. Мой возлюбленный не ожил. Все, что от него осталось – это его одежда и пепел.
Мне больше не было ради кого жить…

2010-11-03 в 21:02 

Leita
Мгновение смерти

Я есть тьма, а тьма есть жизнь…
– Я есть жизнь. – Так представился он в первый день нашего знакомства. Облаченный в черный кожаный плащ, с развевающимися по ветру белыми волосами и хищным блеском в изумрудных глазах он выделялся из толпы, был не таким как все.
– Марго. – Я скромно протянула руку для рукопожатия.
– Королева, - хмыкнул он и галантно поцеловал мне тыльную сторону ладони. Мои щеки вмиг зарделись.
Создавалось впечатление, что этот человек (тогда я еще думала, что он человек) попал сюда из какого-то другого времени или реальности, слишком необычный был у него вид. И виною здесь не его одежда или цвет волос, нет. Сама энергия, исходящая от него, была иной, зарождающей тревогу, ощущение опасности и восторг одновременно. Я еще никогда не сталкивалась с чем-то подобным и объяснить эту смесь эмоций не могла.
– К сожалению, мне пора. - Он слегка наклонил голову. – Было приятно познакомиться с вами.
– Мне тоже. – Выдала я некое подобие улыбки.
Он достал из кармана темные очки и надел их, скрывая блеск нечеловеческих глаз. После чего еще раз кивнул мне, развернулся и зашагал прочь. Я смотрела вслед этому человеку и гадала, кто же он на самом деле. «Я есть жизнь» - кажется, именно так он сказал.
Толпа быстро втянула его в свой спешащий поток, но он по-прежнему оставался в поле зрения. По сравнению с ним, остальные люди казались муравьями, снующими туда-сюда. А он двигался ровной, уверенной походкой, словно не шагал, а вышагивал.
Телефон в моей сумочке завибрировал, и я вздрогнула от этого звука. Когда я вновь подняла глаза на толпу, то уже не увидела своего загадочного незнакомца. Он растворился, исчез, будто его никогда и не существовало. Может быть, мне все это померещилось, и его на самом деле не было? Игра разума? Вряд ли, никогда не страдала галлюцинациями.
– Мы еще встретимся, - услышала я мягкий шепот над своим ухом, и чуть было не выронила сумочку от неожиданности. Я огляделась, но никого не увидела. Проходившая мимо пожилая женщина подозрительно на меня покосилась. Я вымученно улыбнулась в ответ. Может я поторопилась, заявив, что не страдаю помутнением рассудка? Возможно, я просто об этом не знаю?

Но история нашего знакомства начиналась не с этого.
Работа обычного клерка в самой обыкновенной компании не так легка, как кажется. Особенно, когда начальство старается выдавить из тебя все жизненные силы, а зарплату задерживают на несколько месяцев. А тут еще проблемы личного характера сваливаются на твою голову. Не буду посвящать вас во всю эту кутерьму, скажу лишь, что сегодня наступил предел. Предел всего. Натянутая тетива, напряженно подрагивающая все это время, неожиданно лопнула. Я написала заявление об уходе, оставила его на своем рабочем столе и, не сказав никому ни слова, вышла из этого адского здания, несколько лет бывшего моей тюрьмой. Меня тянуло на свободу, на свежий апрельский воздух.
Медленно бредя по закоулкам нашего небольшого городка, я смотрела себе под ноги, иногда чуть не сталкиваясь с прохожими. В ушах завывал Marilyn Manson, «Redeemer». Остановилась я в парке, выбрав скамейку подальше от людей. Откинулась на спинку и закрыла глаза, подставляя свое лицо ярким лучам апрельского солнца, золотыми волнами омывающего окружающий мир. Старалась избавиться от негативных мыслей, но они не желали покидать меня.
Зачем живет человек? Чтобы вечно подчиняться другим людям? Чтобы они перекрывали, подавляли его собственную волю? Я такой жизни не желаю. Естественный отбор? Бред. Тогда что есть жизнь?
– Жизнь есть испытание, - подсказал кто-то рядом.
– Что вы сказали? – Я открыла глаза и зажмурилась – солнце на миг ослепило меня.
– Жизнь есть испытание, а живем мы для того, чтобы умереть, - повторил человек.
Он повернулся ко мне и слегка улыбнулся. Но взгляд его оставался чужим, холодным, недоступным. Зеленые глаза с золотистыми искорками мало напоминали человеческие, скорее какого-то хищного животного… Волка…
– Умереть? – изумилась я. – Не понимаю, о чем вы.
– Смысл жизни заключается в моменте смерти, моя маленькая луна, - произнес он мягким, завораживающим голосом. Поймав мой недоумевающий взгляд, он пояснил: - Существует целая доктрина, придерживающаяся такой точки зрения. Видишь ли, в момент смерти наступает последний сон разума. Когда смерть необратима, каждый человек видит свой последний сон. И этот сон в его подсознании длится вечность.
– Хм, хотите сказать, что на самом деле ни рая, ни ада не существует?
Этот незнакомец говорил странные вещи, о которых я никогда ранее не слышала, но почему-то я ему верила. Верила каждому его слову даже больше, чем себе.
– Именно так, - вновь улыбнулся он.
– То есть существует только сон, так? – Он кивнул. – И что же это за сон? Что видит человек?
– Он видит рай. Видит таким, каким он себе его представлял.
– Самовнушение?
– Отчасти, - согласился он. – Его сон наполнен тем, к чему он сам себя готовил на протяжении жизни.
– Кажется, я поняла, - кивнула я, поправляя упавшую на лицо золотую прядь. – Если человек представлял себя в райском саду, то в своем сне он окажется именно там. А если в пламени адском, то его сон будет напоминать вечную пытку.
– Зачастую, но не всегда, милая луна. Немаловажное значение уделяется тому, как человек принял смерть. Если он не хотел отпускать уходящую жизнь, противился смерти, то райских яблок ему не видать.
Я уже не ощущала своих проблем, которые, казалось, всего несколько мгновений назад готовы были меня задушить. Мое сознание очищалось, заполняясь новым содержимым, впитывая, словно губка, новую истину.
– Получается, что то, как прожил человек, не имеет никакого смысла? – удивилась я, ощущая, как медленно рушится все мое представление о жизни после смерти.
– Убеждения человека – вот что важно. А они закладываются постепенно. Главное, - он закинул голову и, жмурясь, посмотрел на золотое солнце, - это не противиться ей, когда она придет, когда ты почувствуешь ее дыхание на своем лице. Ведь мы сами решаем, каким будет вечный сон. И бояться тут нечего.
Мое лицо озарила широкая и искренняя улыбка, окончательно разогнав сомнения в душе. Я не знала об этом человеке абсолютно ничего, видела его первый раз в жизни, но его слова воспринимались как единственно верная истина, не поддающаяся сомнению.
– Спасибо, - поблагодарила я.
– Всегда пожалуйста, - он вновь обратил на меня свой взор. – Пойдемте, я провожу вас, принцесса.
Мы медленно прошлись по парку, в полном молчании. Не знаю, о чем думал незнакомец, но мои мысли кружились вокруг его персоны. Ростом он был чуть повыше меня, буквально на несколько сантиметров, возраст тоже примерно такой же, только вот не ощущала я его своим ровесником. Чувствовалось что-то, но что именно я объяснить не могла. Словно этот человек был намного старше меня, даже старше чем этот город…
¬¬– Ну вот, пришла пора прощаться, - промолвил он, когда мы вышли из парка.
Тут я решилась и задала вопрос, все это время мучавший меня:
– Кто вы?
– Я есть жизнь, - улыбнулся он…
Уже намного позже, когда я вспоминала этот момент и его слова, до меня дошел их смысл. Или, по крайней мере, мне казалось, что дошел. Уж не сама ли старушка с косой приходила ко мне в обличье этого молодого человека? Или ее наместник на Земле? Может я и не права. Но мне навсегда запомнились его слова. И когда-нибудь мы обязательно встретимся.

2010-11-03 в 21:05 

Leita
Вот, выкладываю кусочек моей книги "На краю реальности". Его можно рассматривать как небольшой отдельный рассказ. Кому понравилось - могу дать ссылку на полный текст моей книги

На лужайке во дворе сидела маленькая черноволосая девчушка лет пяти и что-то рьяно выискивала в густой зеленой траве, казавшейся шелковистой в лучах солнца. Кукольное личико девочки было напряжено и задумчиво. С природной бледностью на лице и крупными черными кудрями, обрамлявшими его, она больше всего напоминала фарфоровую куклу. Да, кажется, именно так ее назвал дедушка, когда впервые увидел девочку. Тогда на ней было надето это же самое платье: цвета топленого молока с большим количеством рюшей и оборок, обрамлявших низ и рукава платья. Это было любимое платье девочки и сегодня ей почему-то захотелось надеть именно его. Мама сначала была против, сказав, что девочка его замарает, но, увидев капельки слез в глазах своей дочери, смягчилась и разрешила надеть его. Девочка была счастлива как никогда, разве что как в свое первое Рождество, когда она была просто в восторге от нарядной елки в их гостиной и огромного количества подарков под ней. Дедушка подарил ей ту самую куклу. Фарфоровую, на которую девочка была так похожа. От мамы она получила очередной наряд, в котором на следующий день же отправилась на выставку домашних животных. Это был подарок от папы.
Но теперь папы рядом уже не было. И девочка больше не спрашивала об его отсутствии у мамы. Она знала, что папа их бросил и ушел, ушел навсегда. Об этом ей сказала ее сестра, за что тут же получила подзатыльник от мамы, которая была свидетельницей их разговора. Девочка знала, что папа больше не придет, но в тайне от мамы и сестры надеялась на обратное. Ведь ей так хотелось еще разок сходить на выставку животных, куда мама, сколько девочка ее не просила, не захотела ее сводить.
Сегодня было жарко, но девочка не чувствовала этого, она просто радовалась яркому солнышку и веселому щебетанью птиц. Гоняясь по всему двору за разноцветной бабочкой, девочка утомилась и присела отдохнуть в тени раскидистого дерева, что росло у них. Тогда она вспомнила, что когда-то дедушка рассказывал ей о божьей коровке, которая исполняет все желания. Ей захотелось во что бы то ни стало найти это насекомое и загадать желание. Загадать то, о чем она мечтала. Девочка знала, что если ей удастся ее найти, то божья коровка обязательно исполнит ее самое заветное желание. Но, сколько она не старалась, найти насекомое ей не удавалось.
– Ди, пойдем обедать, - позвала девочку мама и она тут же побежала на зов, пообещав себе продолжить поиски сразу же после обеда.
– Ты Айрин не видела? – спросила мама у девочки, когда та помыла руки и села за стол. Та отрицательно покачала головой. – Где же пропадает эта несносная девчонка?
На обед мама приготовила овощной суп. Девочка любила такой суп. Ей нравилось вылавливать из него кусочки овощей и складывать из них разноцветную мозаику. Сегодня она выложила из них слоненка, которого она видела в одной из многочисленных книжек, что на ночь читала ей мама. Правда слоненок получился зеленый, но девочка думала, что где-нибудь существуют и такие животные, ведь мир огромен.
Девочка особенно любила мамины десерты, вкуснее которых она никогда не ела. Сегодня она испекла сливовый пирог, который просто обожала ее сестра Айрин. Девочка хотела пойти поискать сестренку, чтобы позвать ее есть пирог, но отвлеклась снова на своего слоника и забыла о том, что хотела сделать.
После обеда девочка поднялась в свою комнату и принялась крутиться перед большим зеркалом. Она смотрела на зеркальную поверхность и видела там, с другой стороны, принцессу. На ней было красивое платье, золотистые туфельки на небольшом каблучке, а длинные кудрявые волосы были перехвачены зеленой лентой, которая красиво гармонировала с ее глазами. Она знала, что когда вырастет, за ней приедет принц на белоснежном коне и увезет ее во дворец, где будет много-много бабочек, столько, сколько она пожелает, а также много-много божьих коровок, чтобы все смогли загадать желание. В ее доме будут жить различные животные, в том числе и зеленый слоник, которого она обязательно разыщет и привезет в свой дворец. Девочка будет каждый день приходить, смотреть на него и читать ему сказки. Ведь он должен любить сказки. Все любят сказки. Она заведет себе такую же лошадку, как у принца, и будет подолгу кататься на ней. Айрин как-то сказала, что принцев не бывает, но Ди верила, что они существуют, ведь мама так часто читала ей книжки о них. И ее принц обязательно приедет за ней. Нужно только подождать.
Взгляд девочки скользнул по полкам, прикрепленным к стене, и остановился на подаренной дедушкой кукле. Ее фарфоровые глазки смотрели на девочку с интересом, а губы раздвинулись в улыбке. Ди очень любила именно эту куклу, несмотря на то, что их у нее было очень много. Часть досталась от сестры, а остальных ей подарили люди, которые приходили на ее день рожденье.
Ди вспомнила свой прошлый день рожденья и огромный торт, на котором горели пять свечей. «Задуй их, Ди», - попросила ее мама, и девочка задула, правда, не с первого раза. Торт тут же разрезали и раздали гостям. Ди достался самый большой кусок с красивой витой розой из шоколада. Подарков было много, но того, чего ей так хотелось, никто не подарил. Она не раз упрашивала свою маму купить ей котенка, такого, который был у Лизы, маленького, пушистого и с голубыми глазками. Но мама была против домашних животных и не любила, когда девочка начинала расспрашивать ее о них. Иногда, поймав соседского котенка, она притаскивала его домой и втайне от мамы поила его молоком, а затем клала его к себе на коленки и гладила, слушая его нежное мурлыканье.
Вспомнив про котенка, девочка выбежала во двор и, подойдя к ограде соседей, начала его звать. Негромко, чтобы мама не услышала. Она знала, что у кошек хороший слух, и котенок ее обязательно услышит. Но, сколько она ни старалась, он так и не прибежал.
Ди не расстроилась, она вновь принялась за поиски божьей коровки, которая притаилась где-нибудь под травинкой. Девочка так усердно искала, что не заметила, как на ее платье появились зеленые пятна от столь тесного общения с травой. Она продолжала искать. Искать ту единственную, которая исполнит ее самое заветное желание, она еще не знала, что загадает, но это было не важно. Важно было найти ее.
Многоминутные поиски наконец-то оправдались: между зелеными травинками мелькнуло красное тельце насекомого, усыпанное черными пятнышками. Девочка аккуратно подцепила божью коровку и усадила к себе на ладонь, прикрыв другой, чтобы насекомое не улетело.
Девочка задумалась, чтобы ей такое загадать, но выбор был велик, и она не знала, что ей выбрать. Насекомое ползало по ее ладони, вызывая легкую щекотку, и забавно шевелило крохотными усиками.
– Что там у тебя? – спросила, подойдя к девочке, ее сестра. Айрин была очень похожа на Ди, только выглядела старше ее на три года. Ди считала свою сестру, как и маму, очень красивой и мечтала о том, чтобы быть на них похожей, когда вырастет. – А ну дай посмотреть.
Ди протянула сестре ладошку, на которой красовалась божья коровка.
– Зачем она тебе? – протянула Айрин, рассматривая насекомое.
– Загадать желание.
– И что же ты хочешь загадать? – усмехнулась сестра.
Ди наклонила голову на бок и пожала маленькими кукольными плечиками.
– Хочу, чтобы мама купила мне котенка, - сказала девочка.
– Чтоб ты его замучила? Дай лучше мне божью коровку, я знаю, что загадать.
Не успела девочка ничего сказать, как Айрин смахнула божью коровку к себе на ладонь.
– Отдай! Это я ее нашла! Она моя! – закричала Ди, пытаясь дотянуться до руки Айрин, но та подняла ее как можно выше.
– Была твоя, а стала моей, - засмеялась она. – Отстань. Иди, найди себе еще одну.
– Нет! Она моя! Отдай ее сейчас же!
– Отстань, по-хорошему прошу, - произнесла Айрин и начала раздумывать, что же ей такого загадать. Девочка не отставала и тянула сестру за край футболки. Та, наконец, обратила на нее внимание. – А что это у тебя с платьем? Ты его все в траве замарала! Вот получишь от мамы, когда она увидит.
– Нет!
– Что нет? Думаешь, я ей не расскажу? Да вот прямо сейчас пойду и расскажу ей, если ты не отстанешь от меня. Ну, что? Пойти рассказать?
Девочка насупила брови и скрестила ручки на груди, исподлобья смотря на сестру. Она была зла и обижена на нее. Как она могла! Ведь это была ее божья коровка! Это она должна загадывать желание!
Айрин успела отойти от Ди подальше, когда вокруг нее вспыхнуло огненное кольцо, окружив ее и не давая выйти. Сестра сначала ничего не поняла, застыв на полушаге, а затем пронзительно закричала.
Этот крик Ди будет еще долго слышать, и просыпаться от него по ночам. Уже там, в интернате, куда ее отправит мама, заботясь о благополучии Айрин. Тем самым она огородила себя и свою дочь от опасности, готовой в любой момент настичь их.
На крик Айрин прибежала их мама. В переднике, с растрепанными от бега волосами, и со страшным выражением на лице.
– Мама! – продолжала верещать Айрин. Она кинулась было к матери, но огонь был почти с девочку ростом и она, обжегши руку, тут же отступила назад. – Мама!
– Что происходит?! Айрин!
– Это она! - девочка ткнула пальцем в свою сестру, продолжавшую спокойно наблюдать за происходящим. – Это она сделала!
Мама подлетела к Ди и затрясла ее за плечи, не соизмеряя силу:
– Прекрати! Слышишь меня, Диана, прекрати, отпусти Айрин!
Девочка не понимала, что от нее хотят, поэтому с недоумением смотрела на маму.
– Мама!
– Сейчас, - женщина отпустила Ди и бросилась в дом за огнетушителем. Через пару секунд она уже покрывала пеной выжженную траву вокруг Айрин. Та ревела во весь голос и с ужасом смотрела на пузырящуюся кожу на правой руке. Затушив огонь и тлеющую траву, женщина тут же выгнала машину из гаража и, посадив Айрин, повезла ее в больницу.

2010-11-03 в 21:07 

Leita
О девочке с внешностью фарфоровой куклы никто не вспомнил. Как только мама с сестрой уехали, она подошла к выжженному на траве кругу и принялась искать божью коровку, которая должна была быть где-то здесь. Вдыхая запах горелой травы, и периодически соскребая с рук пену, она упорно искала ту, что стала виновницей случившегося. И она нашла ее, живую и невредимую, вдали от места происшествия. Может, конечно, это было уже другое насекомое, но это не имело значения для девочки.
Ди посадила ее к себе на ладонь и, поднявшись с колен, подняла руку повыше, к небу.
– Хочу, чтобы мне подарили котенка, - прошептала она и подбросила вверх насекомое. Та, расправив крылышки, взмыла в воздух и полетела. Девочка улыбнулась. Она знала, что ее желание обязательно исполнится. Оно просто не может не исполниться. Ведь дедушка ей обещал, а она знала, что он никогда ее не обманет.

2010-11-03 в 21:09 

Leita
Слово из восьми букв

– Слово из восьми букв. - Ася прочертила невидимую линию над ровными клетками кроссворда. – «Творческий человек».
Она задумалась, перебирая в памяти известные слова и образы в поисках подходящего.
– Актер? Слишком мало букв. Не, не то.
Снова мыслительная работа.
– Художник? Восемь букв, как и требуется. Но… Нет, здесь вторая «у», а надо «и».
Пристроившийся рядом пес нежился в солнечных лучах, время от времени поглядывая на хозяйку.
– Остается лишь писатель. – Девушка уверенно вписала буквы и улыбнулась. – Я права, дружок?
Пес лениво вильнул хвостом и перевернулся на другой бок, подставляя его под палящее солнце.

***

Писатель. Конечно же, это может быть только слово «писатель». Такое близкое и родное. Она готова была слушать его каждый день в свой адрес, читать отзывы – лестные и не очень – на свои творения, а также прорабатывать в голове непрерывный поток образов, мыслей, которые так и рвались на бумагу.
Да, она была не только писателем, но и творцом. Ее руки вершили судьбу, делая ее Богом мира, который сама же и сотворила. Она уличала и наказывала, мирила и женила, позволяла любить и предавать.
Что именно послужило толчком для того, чтобы начать творить свои шедевры, она не помнила. Просто считала, что «так было всегда». Сначала бумага, а потом уже и белые страницы текстового редактора неумолимо быстро заполнялись буквами. Час за часом, страница за страницей. Конечно, были моменты, когда слова упорно не хотели перебираться из ее головы, пальцы промахивались мимо нужных клавиш.
– Лучше бы чем-нибудь полезным занялась, - с укором говорила мама, наблюдая за ее ночными посиделками.
Но Ася не слышала обращенных к ней слов, полностью погруженная в вымышленный мир, который казался ей в эти минуты таким реальным. Точнее, мир, вырисовываемый на экране монитора, нравился ей даже больше, чем мир за окном. Он принимал ее такой, какой девушка была на самом деле, а тот – другой мир – мыслил стереотипами. А она не любила старое и приевшееся, блеклое и неоригинальное. Да и мир вне дома не торопился отвечать Асе взаимностью.
Школьные друзья? Канули в лету, затерялись, разошлись. Да она почти никому из них и не говорила, что не может прожить и дня без того, чтобы не набросать пару строк.
Родственники? Те и слышать не хотели о карьере писателя, заставляя ее заниматься неинтересными и совершенно ненужными девушке вещами. Она хотела лишь одного – дарить жизнь и даровать смерть, вселять любовь и разжигать ненависть в тех, кого поселила в этом иллюзорном мире. А родственники хотели видеть ее в другом свете. Там, где она должна была найти место под солнцем. В мире бизнеса и косых взглядов.
Лишь домашние питомцы, казалось, поддерживали ее, находясь рядом и подбадривая задорным блеском черных глаз.
Да, она писала. Произведение за произведением. Но мечты об издательстве этих шедевров – каковыми они были для нее – не находили воплощения в реальном мире. Единственная причина – огромное число всяких правил орфографии и пунктуации, заставляющих ее голову кружиться. Она порой забывала их, одно за другим. Это случалось в те моменты, когда происходило полное погружение в иллюзорный мир. Там были живые люди, яркие эмоции и ничто не напоминало о хвостатых запятых. А это было немаловажно. Смешно, разворачивались даже целые словесные баталии. На одной стороне – те, кто оценил ее работы, невзирая на незначительные ошибки. На другой – ярые сторонники русского языка, не допускающие даже мысли о наличии ошибки в произведении, да и просто завистники.
О своих героях, их быте, одеждах и возможной манере поведения она знала практически все – было прочитано много книг и изучена кипа информации. Поэтому они казались такими живыми и настоящими.
Влад, леди Софья, Эль и многие другие были для Аси и немногих читателей ее творчества реальными людьми, которые требовали внимания, были любимы и любили сами. Они жили в мыслях тех, кто хотя бы раз пробежался глазами по мелким строчкам на белом листе и больше не смог оторваться от текста, желая продолжения истории.
Ее поддерживали, презирали, недолюбливали и сочувствовали, но девушке было все равно – для нее ничего не менялось, она продолжала творить, удовлетворяя потребность, ставшую для нее на первое место.

***

«Влад чувствовала, как резко менялся мир вокруг нее. То, что было бесцветным – обретало цвет, то, что было понятным – становилось непонятным вовсе. Странное поведение людей вокруг, странные разговоры с Эль – все это порождало многочисленные вопросы, и Влад надеялась, что они не иссякнут никогда, ибо поиск ответов на них был настоящим блаженством. Блаженство, подобное дням, проведенным на воле. Не в темном замкнутом саду, а за его стенами»
Девушка перевела курсор на следующую строку и улыбнулась…

***

Двухэтажный книжный магазин в центре города с утра забит людьми. Сегодня здесь будет презентация нового бестселлера очень известного автора с его личным присутствием. Выставленная напоказ книга в плотной оболочке привлекает внимание всех, кто проходит мимо, заставляя остановиться и смотреть на нее с благоговением. Ее ждали. И будут ждать следующих шедевров.
А с другой стороны яркой обложки им улыбается Ася. Слегка смущенно и робко, хотя уже не первый раз попадает под объективы профессиональных камер…
Мальчишечьей походкой девушка приближается к витрине и замирает возле выставленной книги, до сих пор не веря в то, что ее мечты сбываются…

2010-11-03 в 21:13 

Leita
Вызов

– Ты оккультизмом не интересуешься?
– Ну, так, средне. Читала немного в целях просвещения.
– А практиковать не пробовала?
– Нет.
– А зря, между прочим!
– Почему?
– Некоторые техники реально работают!
– Что-то сомневаюсь. Это какие, например?
– Раз сомневаешься тогда не важно.
– Начал – говори до конца.
– Могу выслать пару комплексов. Гарантия работы – 100 %. А лучше встретиться…

(история одной переписки)

На город опускалась тьма, опутывая своим покровом сонные дома, пустые магазины и одиноких прохожих, спешащих домой. Наступало время свершений, понять всю глубину которого не каждому под силу. Лишь избранным. Избранным кем?
Поднявшийся ветер, несущий на своих крыльях полуночные тени, размеренно трепал шелковые шторы цвета летней ночи. Окно открыто. Так нужно.
Тихий звонок в дверь. Один, единственный в звенящей пустоте квартиры, отдающий многоголосым эхом в глубине души.
– Не передумала? – Насмешливо брошенный взгляд в сторону гостьи. Решительное «Нет» в ответ. – Тогда проходи. Ты все принесла, что я просил?
– Да.
– Это хорошо, - произносит Виктор и замолкает.
Кристина следует за хозяином квартиры медленно и неуверенно, словно размышляя, правильно ли она поступила. С каждым шагом ее решительность отступает на задний план, предоставляя место рациональной части ее души. «Все же я не верю», - пытается успокоить ее внутренний голос. – «Ведь это сказки и ничего более». Но что-то внутри нее говорит об обратном, это «что-то» нашептывает ей то, что казалось просто невозможным.
Виктор безмолвно указывает девушке на кресло, и она садится, следуя его воле.
Густое и липкое молчание разливается по комнате, окутывая присутствующих с ног до головы. Зачем произносить лишние слова? Есть мысли и этого достаточно. Пока.
Любопытство, которое натолкнуло девушку согласиться на эту совершенно безумную авантюру, тает с каждой минутой. Страх же, наоборот, набирает силу, стремясь заманить сердце в свою паутину, облачить в кокон. Девушка нервно теребит край кофты, время от времени бросая испуганный взгляд на часы, на наступающую темноту, на парня, пребывающего в задумчивости. Нет, скорее в ожидании и… предвкушении. Уйти и все бросить? И при этом выставить себя трусихой? Нет! Шаг вперед сделан, назад отступать нельзя.
– Пора, - нарушает тишину Виктор, и его лицо пересекает кривая ухмылка. В свете тускло горящих свечей его лицо похоже скорее на маску, вылепленную для Хэллоуина, жуткую и безжалостную. Кристина мотает головой и слегка прикрывает глаза, чтобы избавиться от видения.
– Ты готова? – На нее наконец-то обращают внимание.
Последний шанс сказать «Нет»! Но язык не поворачивается, он словно приклеился к небу. В горле пересохло и страшно захотелось пить. Точно, пить. «Сейчас я пойду, попью, а потом мы продолжим», - проносится в голове девушки, но она знает, что не произнесет этого вслух. Еще она знает, что это просто отговорка и если сейчас она выйдет из этой комнаты, то уже никогда не сможет вернуться в нее. Что это? Интуиция? «Ты же не веришь», - ехидно нашептывает внутренний голос. «Либо ты останешься и узнаешь то, что выходит за рамки этой реальности, познаешь Истинную правду, сможешь стереть границы жизни и смерти, либо останешься марионеткой в чьих-то руках, будешь лишена высших знаний о мире». Но нужны ли эти знания? Можно ли будет жить дальше, имея на руках неограниченные знания об этом мире, об этой реальности и при этом оставаться в своем уме?
Утвердительный кивок. Виктор, все это время с едва скрываемым нетерпением ожидавший ответа, удовлетворенно кивает в ответ и продолжает исследовать содержимое принесенного пакета. Ладан, кусочки мела и прочие необходимые атрибуты – все на месте. Отлично. Еще чуть-чуть и можно будет начинать. Внутренняя дрожь начинает усиливаться, пульс ускоряется. Воздух в комнате начинает наполняться неизвестными ароматами, сладкими и манящими. Стрелка на часах медленно отсчитывает секунды, одну за одной. В наступившей тишине это особенно хорошо слышно.
– Слушай… - замялась девушка, не в силах больше слушать испуганный стук своего сердца, отдающийся в ушах набатом. – А это не опасно?
Парень поднял на нее недоуменный взгляд. Потом, поняв суть вопроса, улыбнулся, показав ряд белоснежных зубов.
– Опасно? Брось. Я занимаюсь этим уже давно. Поверь, все будет хорошо.
Кристина кивнула и продолжила рассматривать интерьер комнаты, в которой она оказалась. Ничего примечательного. Девушка переводила взгляд с одного предмета интерьера на другой, думая лишь о предстоящем, пока не остановилась на пляске огней на поверхности большого зеркала. Отражение зажженных свечей успокаивало и завораживало одновременно. Монотонное подергивание огня и запах ладана сделали свое дело -
Кристина забыла обо всем: о страхе, цели визита, Викторе… Осталось лишь одно – уверенность в том, что здесь ее место и никуда она не уйдет.
Виктор в это время продолжал вычерчивать круг на полу, пачкая пальцы мелом. О девушке он не беспокоился – одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять, что все идет по плану. Так было со всеми до нее. Он находил их через Интернет, знакомился и приглашал домой. Конечно и о безопасности Виктор не забывал: квартира, ник и даже немного внешность менялись из раза в раз. Но это в прошлом. Этот вечер будет последним, и пятая девушка замкнет круг. Сегодня он узнает то, к чему стремился всю жизнь и особенно последние четыре месяца. Нет, не то, о чем говорят книги и телевизор, люди и радио. Это нечто особенное. То, что находится за гранью этого мира. Высшие знания.
От предвкушения руки парня затряслись еще сильнее, пока он заканчивал расставлять свечи по вершинам пентаграммы. Виктор посмотрел на Кристину еще раз – в глазах отражался блеск от пламени свечей. Да, она красива и ему даже было несколько жаль ее, но, в конце концов, он же не убивает их, а просто лишает разума. «Останется красивая пустая оболочка», - ухмыльнулся парень. Что значат их души и разум по сравнению с тем, что вскоре откроется ему?
Стрелки часов медленно приближались к полуночи.
Виктор поднялся, подошел к девушке и подал ей руку. Кристина переводит на парня отстраненный взгляд и безмолвно принимает протянутую руку. Встает, послушно идет за ним.
Посадив девушку за пределы очерченного мелом круга, а сам оставшись внутри, он начинает длинную речь на нечеловеческом языке. Именно так он призывал демона каждый раз. И не было никаких сомнений, что он придет и сегодня. Произносил Виктор их спокойно, но было заметно, что ему это дается с трудом – терпение уже было на исходе.
Кристина все глубже уходила в транс. В ее глазах по-прежнему плясали отблески пламени, а слова, которые произносил Виктор, еще сильнее усыпляли разум.
- Астарот, - выдохнул Виктор, заканчивая свой монолог.
В этот же момент шторы распахнулись, словно в квартиру ворвался порыв ветра, и заколебалось пламя свечей.
- Ты пришел, мой господин. – Радости парня не было предела.
- Неужели ты сомневаешься во мне? – произнесенный тихим голосом, вопрос взорвался ревом в голове Виктора. Гадюка, обвивавшая руку демона, угрожающе зашипела.
- Нет, конечно же нет, господин!
- Встань и посмотри мне в глаза.
- Не смею, господин, - Виктор встал, но голову опустил еще ниже.
- Кто она? – Волк, на спине которого восседал Астарот, обнаженный мужчина с драконьими крыльями, приблизился к девушке. Демон склонил увенчанную короной голову и заглянул девушке в глаза.
Виктору показалось или в его словах и правда мелькнул интерес?
- Не имею понятия, господин. Я практически ничего о ней не знаю.
- Она не боится меня.
Виктор изумленно посмотрел сначала на девушку, а потом хотел перевести взгляд и удостовериться, что облик демона не претерпел изменений с их первой встречи, но вовремя одумался и уткнулся взглядом в пол. Парень даже в первый раз чуть не лишился чувств, когда увидел его. А глаза… В глазах его находил вечный приют любой здравомыслящий дух.
- Я все выполнил, мой господин. Эта – последняя. – Долгое ожидание этого момента давало о себе знать.
- Мне знакома арифметика, человек, - раздраженно прорычал демон.
Астарот, склонившись над девушкой, стал произносить вслух слова древнего заклинания. Душа Кристины затрепетала.
Внезапный громкий звонок телефона. Мелодия, игравшая последний месяц на каждом шагу.
Виктор так был захвачен ощущением предстоящего, что забыл проверить, отключен ли у Кристины сотовый. То, что произошло потом, казалось ему страшным сном. От неожиданно громкого звука сидевшая на полу девушка дернулась, роняя окружавшие ее свечи.
- Дура! Я же сказал тебе его выключить! – услышал он свой голос словно со стороны. – Ты всё…
Внутри у него все рухнуло, когда он увидел, что движением ноги Кристина случайно стерла часть круга. Совсем немного.
Лихорадочно соображая, Виктор схватил мел и принялся возобновлять линию. Но не успел этого сделать – когтистая лапа помешала его движениям. Парень взвыл от боли, прижимая к груди окровавленную руку.
- Мой господин! – теряя надежду, воззвал к демону юноша. – Возьми ее! Она твоя! Я все сделал как нужно! Даруй мне знания!
- Эти знания не для такого ничтожества, как ты. Ты слишком жаден и расчетлив, даже для меня, - брезгливо произнес демон. – А вот твоя душа мне очень даже пригодится.
Рывком демон поднял голову юноши, ломая шейные позвонки, и впился взглядом ему в глаза, улавливая последний вздох его сознания.

2010-11-03 в 21:16 

Leita
Когда с Виктором было покончено, он повернулся к Кристине. Девушка забилась в угол и тряслась от страха, обхватив ноги руками. Слезы бежали по ее испуганному лицу, смешиваясь с холодным потом. Былое наваждение прошло, и она в полной мере осознавала весь ужас происходящего.
- Я не трону тебя, не бойся.
Девушка безумным взглядом смотрела на его приближение.
- Его душа оказалась вкуснее твоей, - демон высунул длинный зеленый язык и облизнул губы. – Поэтому раз уж ты оказалась такой храброй, то я дарую тебе жизнь. Ты рада? Не многие удостоились такой чести.
Кристина закивала головой.
- Знаешь, что еще? – Демон оказался совсем близко, от его зловонного дыхания у девушки закружилась голова. – Ты получишь от меня еще один дар. Раз уж все это случилось… - Обвел взглядом комнату. – Хочешь знать то, что скрыто за пределами того никчемного мира, в котором ты живешь?
Не дождавшись ответа, он продолжил, осторожно приподняв голову девушки и заглянув ей в глаза:
- Ты получишь то, чего многие добиваются всю жизнь, ты приобретешь бесценные сокровища, за которые большинство готово друг друга поубивать.
Вместе с его словами в голову переходили образы, мысли, картины того мира, познать который позволено было лишь избранным. Она становилась одной из них…

***

Кристина очнулась от раздирающего тишину звонка. С трудом разлепив глаза, она поднялась и побрела на звук, спотыкаясь о разбросанные по всему полу свечи.
- Алло, - голос больше походил на карканье.
- Кристиночка, доченька, ты где?! Почему не пришла ночевать? Милая, с тобой все в порядке?
- Да, мама, все хорошо, - девушка обвела взглядом комнату. – Я скоро приду.
Переступив через бездыханное тело Виктора, девушка подошла к окну и распахнула шторы, впуская яркий солнечный свет. День обещал быть ясным. Через открытую форточку доносился шум машин и эхо людских мыслей. Теперь она их слышала. Одна из особенностей дара. Кристина улыбнулась своим мыслям и направилась к двери.
Уже собираясь закрыть за собой дверь, она на мгновение задержалась и произнесла всего лишь одно слово:
- Спасибо.
Тишина была ей ответом.

2011-01-28 в 10:36 

Leita
Переход


Впервые увидела его во сне. Уже не помню, сколько дней прошло с того случая: день, неделя или целый месяц. Время здесь похоже на барханы, толстым слоем песка погребая под собой все эмоции, впечатления, воспоминания, оставляя лишь чувство пустоты и успокоения.
Сон был обычным: не слишком ярким, предсказуемым. Пока не появился он. Стоя у окна, я рисовала в своем блокноте, когда он вошел в дверь. Не стучась. Заглянул за плечо, рассматривая выводимый моей рукой рисунок. Четкий, гладкий, красивый. Почему в реальности все получается иначе?
– Красивая лиса, - улыбнулся он дружелюбно.
Я не ответила, лишь окинула парня взглядом и снова вернулась к своему занятию, не слишком довольная вмешательством. Он терпеливо ждал, наблюдая за каждым движением карандаша по белой бумаге.
– Пойдем со мной, - мягко попросил парень, когда последние штрихи завершили черно-белый рисунок. – Я кое-что хочу тебе показать.
Блокнот растаял в моих руках, как и его верный спутник – карандаш.
– Куда? – голос мой был тихим, но разборчивым.
Тогда я еще не знала, откуда он появился, кому служит и чего хочет от меня. Истина открылась мне намного позже. Меня медленно, но верно, готовили изо дня в день, приходя во снах и наяву, иногда просто появляясь в мыслях.
– А куда бы ты хотела? – спросил он, беря меня за руку. Ледяной холод. Боже, какой же он холодный! Хотелось вырваться и убежать. Но меня держали крепко, продолжая между тем мило улыбаться. Глаза были не теплее его руки, серые и безжизненные, но способные подчинять.
– Это сон? – вопросом на вопрос ответила я.
– Считай, что это сон. Так тебе будет спокойнее, - уклончиво ответил он, ведя меня вперед.
Из уютной домашней обстановки мы вырвались резко, просто пройдя сквозь стену. Вокруг был лес. Высокие деревья беззвучно раскачивались над головой, не позволяя лунному свету пробиться сквозь крону. Мой спутник уверенно шагал по неширокой, но хорошо утоптанной тропинке, ведя меня за собой.
Никаких посторонних шумов, абсолютная тишина, лишь изредка нарушаемая нашими голосами.
– Куда мы идем? – Я пыталась разглядеть, что находится там впереди, там, куда мы идем, но ничего кроме туманной дымки я не заметила.
От парня исходило слабое сияние, резко контрастирующее с его черными одеждами. Слегка длинные белые волосы волной касались плеч.
Несмотря на ветер, качающий кроны деревьев, до нас не долетало даже его слабое дуновение.
– Почти пришли, - он чуть ослабил цепкую хватку.
Мы вышли к реке. Широкой и темной. Спокойной на вид, но от этого не менее опасной. Лунные блики играли на ее маслянистой поверхности, отражаясь, казалось, от каждой капли.
У реки маячил костлявый силуэт в черном балахоне, нетерпеливо вглядывающийся в темноту за нашими спинами.
– А я уже заждался вас, - усмехнулся старик, обнажая десны, давно забывшие о том, что когда-то здесь были зубы. Я отшатнулась, когда полностью смогла разглядеть его лицо, испещренное морщинами вдоль и поперек. Даже трудно было определить, сколько этому старику лет. Словно он умер давным-давно, но продолжает жить. Жить в моем сне.
– Не бойся, деточка, я не кусаюсь, - он приблизил ко мне свое мертвое лицо, живыми были лишь бешено вращающиеся глаза, и снова растянул свой рот в улыбке.
– Лови! - Мой спутник, заходя в лодку и утягивая меня за собой, подкинул в руке что-то звенящее и кинул старику. Тот ловко поймал и, не глядя, положил в карман.
– А как же чаевые? – Старик ступил в лодку и поднял весло.
– На обратном пути, - усмехнулся парень. – А то знаю я тебя, все время пытаешься всех обдурить.
– Ты плохо меня знаешь, - захохотал старик и опустил весло в воду, нарушив спокойствие реки.
Я чувствовала себя не очень уютно. Сон перестал быть похожим на все, что было раньше. Здесь не было монстров, маньяков, пожаров или наводнений. Лишь двое мужчин и маслянистая гладь реки. Но отчего-то становилось страшно и жутко.
Тихий всплеск воды, еще один, вздох старика. Я вслушивалась в них, пытаясь понять или хотя бы угадать, куда мы держим путь…
Лодку тряхануло, когда она стукнулась о берег.
– Приплыли, мадам, - старик откинул назад капюшон, открывая взору голову, напрочь лишенную волос.
Мой провожатый вновь протягивал мне руку.
Этот берег был не похож на тот, откуда мы только что прибыли. Вместо зеленых высоких деревьев, шумящих листвой, здесь росли черные, уродливо изогнутые деревца, не достающие мне даже до плеча. Трава была также черной, словно выжженной. При каждом шаге она хрустела и рассыпалась под ногами. Неизменной оставалась лишь петляющая тропа – узкая и уходящая далеко вперед.
– Может, вернемся? – неуверенно прошептала я, потянув парня за руку.
– Конечно, вернемся, но не сейчас, - не поворачиваясь, сообщил он.
Они появились неожиданно. Буквально мгновение назад мы были одни, и вот уже нас окружает большое количество белых, просвечивающих существ. Они были со всех сторон. Молчаливые и довольно подвижные. Хотелось закричать, но рот не открылся, заставляя продолжать безмолвствовать и с ужасом взирать на окружающих существ. В скрюченных, с удлиненными руками и ногами силуэтах все же угадывались черты людей.
– Призраки. - Мой спутник обвел рукой поляну. – Они безобидны. По крайней мере, эти точно безобидны. А других ты сегодня не увидишь.
– Зачем это? – наконец смогла вымолвить я.
– Экскурс, - грустно усмехнулся парень и кинул в сторону одной группы призрачных существ некий предмет, который тут же был загорожен от моего взора налетевшими воздушными телами.
– Это ведь не сон, - я глубоко вдохнула. Тут же на языке появился сладковатый тошнотворный привкус. Захотелось проснуться. Но не все было так просто.
– Пойдем дальше. В сад.
Я шла за ним, оглядываясь на оставшихся позади призраков.
– Здесь лучше не оглядываться, - изрек парень, настойчиво потянув меня за руку. Я последовала совету.
Шли мы недолго и вскоре вошли через бесшумно открывшиеся ворота в сад.
Трава и здесь была черной, покрывая такого же цвета землю. Ряды скамеек навевали грустные воспоминания о… Мысли вылетели так же быстро, как и нахлынули. Остались лишь скамейки. Пустота и одиночество.
– Это сад? – недоуменно спросила я. – Я не вижу здесь деревьев или цветов.
– Это сад пустоты, - пояснил парень, сжимая руку своими ледяными пальцами. – Смотри, как здесь красиво. Успокоение.
Он закрыл глаза, и его уст коснулась блаженная улыбка. Я тоже попыталась почувствовать то, что испытывал мой спутник. Но вместо блаженства и успокоения на меня нахлынули страх и тревога. Я не могла здесь больше оставаться. Сад поглощал мои жизненные силы. Из цветной я превращалась в черно-белую буквально на глазах. Красная блузка медленно выцветала, а джинсы темнели. Я видела цветные нити, тянущиеся от меня к этим пустым скамейкам и безмолвному старому фонтану посреди сада.
– Прошу, - с трудом сдерживая слезы, я обратилась к парню, - отведи меня обратно. Я не хочу здесь оставаться.
– Наши желания не всегда выполнимы. – Он открыл глаза и с сочувствием посмотрел на меня. – Но на сегодня, я думаю, достаточно увиденного.
Обратная дорога запомнилась плохо. Я так рвалась в свой реальный мир, что не замечала ничего вокруг себя. Просто не хотела ничего этого видеть.
– Это не последняя наша встреча, - сказал он на прощание, когда мы вернулись в лес высоких деревьев. Старик остался стоять у реки, продолжая неотрывно наблюдать за нами. Его взгляд словно сверлил меня насквозь.
– До встречи. - Его голос медленно растворялся, как и весь его облик…
Я проснулась в холодном поту. За окном стоял полуденный зной, пели птицы. Но радости не было. Страх от увиденного и пережитого остался надолго.
А через несколько дней все повторилось. И снова. И снова. Вскоре я уже могла с уверенностью определить, в какой стороне находится безмолвный сад, поляна призрачных существ, театр теней и другие «прикрасы» этих мест. Я, как и мой спутник, стояла посреди сада и наслаждалась его покоем. Блаженно зажмурив глаза и вдыхая сладковатый воздух. Тогда я уже была черно-белой, как персонаж старого кино…
Когда он пришел за мной не во сне, а в реальном мире, я не сильно удивилась. Я была готова.
– Пора? – спокойно спросила я, не отрывая взгляда от бегающей по двору детворы.
– Пора.
– Подожди минутку, хорошо?
Молчание было ответом. Я делала глубокие вдохи, пытаясь вобрать в себя как можно больше воздуха этого мира, впитать как можно больше солнечного тепла и наполнить свою память воспоминаниями о мире, в котором мне больше не суждено было находиться.
Это была подготовка к переходу. Туда, где нет солнца, лишь тени и холодный лунный свет, освещающий танцующих призраков.
– Пойдем, - произнес он тихо, но настойчиво.
Бросив последний взгляд на мир за окном, я стянула с головы косынку, обнажая гладко выбритый череп – последствие химиотерапии, и протянула ему руку. Она была почти такой же холодной, как и его. Закрыла глаза и сделала шаг…
Мы шли туда, где мне было суждено остаться надолго. Остаться навсегда. В мире мертвых.

2011-05-30 в 20:12 

Leita
Мистер Смерть

Сегодняшняя ночь ничем не отличалась от остальных — Кристина снова проснулась в ужасе, разбудив своим криком экономку. Миссис Каттнер уже через несколько минут осторожно постучалась в ее дверь.
- Кристина, дорогая, с тобой все в порядке? - раздался взволнованный голос из-за двери.
- Да, Кэтрин, со мной все хорошо, - пытаясь совладать с дрожью в руках, ответила девушка. - Извини, что разбудила тебя.
- Я все-таки настаиваю на посещении врача, думаю, это не помешает.
- Иди спать, Кэтрин.
Кристина слышала, как вздохнула экономка, еще немного постояла около ее двери, а потом пошла к себе. Миссис Каттнер заговорила о медицинской помощи в первый же день, когда у девушки начались эти кошмары. И с тех пор надоедала каждый день. Но девушка отказалась и твердо стояла на своем решении. Дело было не в боязни посещения врача, просто она знала, что медицина в ее ситуации бессильна. То, что тревожило ее, появляясь сначала в ее снах, а потом и наяву, было чем-то не из этого мира. Точнее кем-то.
Кристина перевела взгляд на часы — половина второго ночи. Вряд ли ей удастся еще раз заснуть сегодня, пусть даже и воспоминания о только что увиденном сновидении начали рассеиваться. Она знала, что эта сущность ждет ее там, в другой реальности, поэтому всячески старалась избегать этих встреч. Не понимая, что от нее хотят и как такое возможно, Кристина не раз плакала, уткнувшись в подушку, но никому не рассказывала о том, что с ней происходит. Ни миссис Каттнер, ни Элис — сестра Кристины не знали об истинных причинах ночных криков Кристины. «Иначе сочтут сумасшедшей, и тогда точно обратятся за медицинской помощью», - думала девушка, каждый раз усмиряя дикое биение сердца.
У кровати она нашла очередную пачку пожелтевших писем, перетянутых бечевкой. Трясущейся рукой она закинула их под кровать, чтобы они не попадались ей на глаза. Кристина прекрасно знала, что уже днем ей придется вспомнить о них, чтобы достать и сжечь в огне камина. Письма начали появляться практически с первого дня этих кошмаров. Тогда любопытство взяло верх и она прочла несколько из них. Признания в любви от неизвестного ей человека, называющего себя Адрианом, были пронизаны нотками чего-то неизведанного и потустороннего. В своих письмах он рассказывал о жизни в своем мире, о том, что давно наблюдает за ней и когда-нибудь заберет с собой, что не отдаст никому. Адриан говорил, что становится все ближе и скоро они смогут увидеться наяву. Этого Кристина и боялась больше всего.
Незнакомец появлялся в ее снах, пугая девушку взглядом своих черных глаз, в которых можно было утонуть. От него веяло силой, которая угнетала Кристину, подавляла ее сущность. Убежать, укрыться не представлялось возможным — он был повсюду, маня ее приглашающими жестами.
Девушка поначалу думала, что и правда сходит с ума, но все это было настолько реально, что не могло быть простой галлюцинацией. Ее сознание просто не могло сыграть с ней такую злую шутку. Поэтому она гнала от себя мысли о медицинской помощи.
Впервые Адриан появился в ее реальности, когда девушка готовилась ко сну. От неожиданности она потеряла сознание, но когда очнулась, он все еще был перед ее глазами.
- Не стоит меня так бояться, любимая, - он осторожно коснулся ее шелковых волос. Кристина дрожала как осиновый лист, пытаясь позвать на помощь, но рот ее словно был скреплен узами молчания.
- Не пытайся кричать, Кристина. В моей власти сделать так, чтобы ты вообще никогда больше не смогла говорить и даже дышать, но я не стану этого делать, - улыбнулся Адриан.
Эти слова еще больше испугали девушку и она прерывисто задышала. Его глаза будто сверлили ее насквозь, она чувствовала кожей его тяжелый взгляд.
Незнакомца нельзя было назвать прекрасным, но и ужасного в его облике ничего не было: волосы, такие же черные, как и его глаза, ниспадающие на плечи и слегка закручивающиеся на концах, высокий лоб и чувственные губы, которые порой искривлялись в ухмылке.
- Что вам нужно от меня? - выдохнула девушка, когда почувствовала, что снова может открывать рот.
- Мне нужна ты, - пожал плечами Адриан. - Я не так много прошу.
- Это называется «не много»?! - ошеломленно возразила Кристина. - Я не знаю, кто вы, но прошу, оставьте меня в покое!
- Потише, дорогая, а то нас услышат и мне придется покинуть тебя на некоторое время. А я пока этого не хочу.
- Зато я очень хочу, чтобы вы поскорее ушли!
- Понимаю твое негодование. Вам, людям, всегда тяжело воспринимать что-либо, выходящее за грани вашего понимания.
«Он не человек», - промелькнуло в голове девушки, и она испуганно вжалась в кровать.
- Ты еще не готова ко всей правде, поэтому я пока оставлю некоторые подробности при себе, уж извини. И умоляю, не бойся меня. Если бы я хотел причинить тебе вред, то давно бы это сделал.
Его слова несколько успокоили Кристину, но она все равно не понимала, кто перед ней. Человек или сущность из другого мира? Первое практически сразу отметается — люди не появляются из ниоткуда. Тогда остается второе...
Девушка верила в сверхъестественное, любила читать подобную литературу, но она никогда даже не мечтала о том, чтобы познакомиться с этим наяву. Описанное в книгах казалось порой манящим и таким нереальным, но она никогда не ставила себя в центр подобных событий. Она даже не могла подумать о том, что что-то такое может случиться и с ней. Поэтому и не была готова к возникшей ситуации. Рациональная часть ее сознания всячески отвергала саму возможность происходящего.
«Я сплю, я просто сплю», - девушка зажмурила глаза и досчитала до десяти, но когда открыла их снова, Адриан никуда не исчез, не растворился в воздухе.
- Я не твое видение, милая Кристина, и ты не спишь. Если хочешь — можешь ущипнуть себя и проверить, что я так же реален, как и ты.
- Уходите, пока я не позвала на помощь, - пригрозила Кристина, впивая ногти правой руки в ладонь. Боль не заставила себя ждать.
- Убедилась? - усмехнулся Адриан, глядя на ее озадаченное лицо.
- Как такое возможно?
- Всему свое время. Скоро ты узнаешь обо всем, но не гарантирую, что тебе это понравится.
Вдруг незнакомец напрягся, словно прислушиваясь к чему-то, потом снова обратил взор на девушку:
- Твое желание сбылось — мне пора уходить. Порой я устаю от своей работы, но таково мое предназначение. А вот свое ты всячески пытаешься отторгнуть. Смирись, милая, тогда происходящее станет для тебя менее болезненным. Ты должна привыкнуть ко мне, ибо я уже никуда от тебя не уйду, как бы ты этого не хотела. Сейчас я удаляюсь, но вскоре мы увидимся вновь. Жди.
Девушка почувствовала его прохладные губы на своем лбу и попыталась отдернуться.
- До встречи, Кристина.
С этими словами он исчез, так же внезапно, как и появился. Не оставляя следов, не открывая двери, не создавая шума. Лишь примятая рядом с девушкой постель говорила о том, что здесь только что был кто-то еще, помимо Кристины. Да и невидимый отпечаток его губ все еще холодил лоб...
С тех пор он не раз появлялся в ее снах, в ее реальности, писал эти проклятые письма, которые Кристина перестала читать и при первой же возможности предавала огню. Адриан знал об этом, но продолжал их писать.
Прошел месяц с его первого визита. Постоянные ночные кошмары и появления Адриана в ее мире, расшатали нервы девушки. Она начала бояться каждого шороха, малознакомых людей, старалась никуда не выходить — ей везде мерещился он. Единственным ее развлечением было посещение конюшни, расположенной неподалеку с их усадьбой, где она любила подолгу оставаться и разговаривать с лошадьми. Конная прогулка по окрестностям приносила ей долгожданный покой и умиротворение. Именно тогда она словно напрочь забывала о ночах, подобных сегодняшней...
Как Кристина и думала, ей так и не удалось заснуть. Скрасить время до утра и на время отдалиться от приснившегося ей помогла очередная книга. С первыми лучами солнца девушка перебралась на кухню, дожидаясь пробуждения миссис Каттнер. Кэтрин она знала лет с десяти, именно тогда ее родители решили нанять экономку, которая будет им помогать по хозяйству. Для всех них Кэтрин стала членом семьи, готовым поддержать в любую трудную минуту. Она стала опорой для Кристины и Элис, когда их родители погибли в автокатастрофе. Через несколько лет после этого старшая сестра уехала в другой город и лишь изредка приезжала в поместье навестить Кристину.
- Тебя снова мучили кошмары, - раздался голос экономки, выводя Кристину из задумчивости. Вспоминая прошлое, она словно выпала из настоящего мира в прежние солнечные дни ее юношества.
- Они уже не такие, как были раньше, - ответила девушка, отпивая холодный чай.
- Может все-таки...
- Нет, Кэтрин, - не дав договорить миссис Каттнер, возразила Кристина. - И давай забудем об этом. Я знаю, что ты волнуешься за меня, но я уже достаточно взрослая, чтобы позаботиться о себе сама. Не переживай за меня.
- Возможно, твои сны связаны со смертью родителей. Ты очень переживала, когда их не стало.
- Сомневаюсь, что здесь есть какая-то связь, - покачала головой девушка. - Как дела у мистера Каттнера? Он звонил?
- Обещал скоро нас навестить, - улыбка осветила лицо Кэтрин. - Сказал, что привезет тебе подарок.
- Наверное, для него я навсегда останусь маленькой девочкой, - засмеялась Кристина.
- Господь не дал нам своих детей, дорогая, но он подарил нам возможность заботиться о вас. Кстати, от Элис нет вестей? Было бы замечательно, если бы она смогла приехать. Я бы испекла ее любимый яблочный пирог.
- Не думаю, Кэтрин. Моя сестренка сейчас вся в работе, в отличие от меня.
- Всему свое время, Кристина.
- Кстати о времени. Мои лошадки уже заждались меня. Пойду приготовлюсь к верховой езде. А вот это я заберу с собой.
Неся стакан с недопитым чаем в одной руке и пару пирогов в другой руке, девушка добралась до своей комнаты.

2011-05-30 в 20:13 

Leita
Едва стоило ей войти, как стакан тут же со звоном разлетелся осколками по полу.
- Пора уже перестать пугаться меня, - сказал Адриан, рассматривая растекающуюся чайную лужу.
- Пора уже перестать меня пугать, - ответила девушка, прикрывая дверь свободной рукой, при этом стараясь не выпускать Адриана из вида. Одетый в черную водолазку и черные джинсы, он практически ничем не отличался от обычного человека. И сидел он в ее кресле как в своем собственном.
- Твой завтрак? - кивнул он на пироги в ее руке.
- Уже нет. - Кристина положила их на комод рядом с дверью.
- Я тебе помешал? Извини, не хотел.
- Зачем вы здесь?
- Давай уже отбросим эти формальности, любимая, - поморщился Адриан. - Все равно скоро придется это сделать.
- Хорошо. Тебе что-то известно из того, чего я не знаю?
- Тебе и не стоит этого знать. Скажу лишь, что у тебя будет трудный день сегодня. Присядь.
- Не вижу в этом надобности, - ответила девушка.
- Что ж, я не буду тебя насильно усаживать, - вздохнул мужчина, закидывая ногу на ногу.
- Спасибо и на этом, - ухмыльнулась Кристина.
- Вижу, прогресс на лицо, ты уже испытываешь ко мне другие эмоции помимо страха. Я этому рад. Кстати, у нас гости.
- Что ты... - Девушка не успела договорить, когда услышала чьи-то шаги по лестнице, а потом и стук в дверь.
- Исчезни, - прошипела Кристина Адриану.
- Кристина, у тебя все хорошо? Я слышала какой-то шум. - Экономка попыталась зайти, но Кристина навалилась на дверь с другой стороны.
- Исчезни. Она не должна тебя видеть. - Ее слова были обращены к мужчине, которого, казалось, забавляла эта ситуация.
- Почему бы и нет. Я давно хотел познакомиться с кем-нибудь из твоего окружения.
Адриан поднялся и через секунду уже стоял рядом с Кристиной. От прохлады, исходящей от его тела, руки девушки тут же покрылись мурашками. Мужчина отстранил ее от двери, после чего поприветствовал ввалившуюся в комнату женщину.
- Миссис Каттнер, рад нашему знакомству. Меня зовут Адриан. - С этими словами он поцеловал руку оторопевшей экономки.
- Прости, Кристина, не знала, что у тебя гости, - смущенно произнесла Кэтрин, разглядывая мужчину перед собой.
- Этот гость уже уходит, - мрачно ответила девушка. Хотя какая-то часть внутри нее радовалась: Адриан на самом деле материален, это не плод ее воображения. Значит мысль о ее сумасшествии можно полностью отмести.
Миссис Каттнер внимательно посмотрела на Кристину:
- Мы можем с тобой поговорить наедине? Вы позволите, Адриан?
- Конечно, миссис. Все, что пожелаете, - ответил ей мужчина и после чего добавил, уже адресуя Кристине: - Я буду ждать тебя, Крис.

- Я не знаю, кто это, Кристина, и в каких вы отношениях, но советую тебя держаться от него подальше. Не нравится он мне, - честно сказала женщина, когда они спустились в холл.
- Ты когда-нибудь видела его у нас?
- Нет, никогда. А что ты имеешь в виду?
- Да так, ничего. Так почему он тебе не нравится?
Миссис Каттнер зябко повела плечами, кутаясь в шаль. Она не могла точно сформулировать свои мысли, исходя из ощущений.
- От него словно веет холодом, могильным холодом. Его прикосновения как лед.
- Что ты хочешь этим сказать? - не поняла Кристина.
- Не знаю, девочка моя. Но я бы не хотела его видеть рядом с тобой.
- Здесь я бессильна, Кэтрин. Но спасибо тебе за заботу.
Кристина понимала, что Адриан все еще там, наверху. И он ждет ее. Но ноги словно не слушались девушку. Он был прав, когда сказал, что она стала меньше его бояться, но все-таки полностью страх не исчез.
- Я заждался, - проговорил Адриан, когда девушка снова оказалась в комнате. - Вы разговаривали обо мне?
- Не стоило меня ждать. Да, о тебе.
- Я не понравился миссис Каттнер?
- Так и есть, - кивнула девушка. - Ты же и сам это понял.
- Меня многие сторонятся, - сказал Адриан, проводя рукой по собранным в хвост волосам. - Но я такой, какой есть, тут ничего не поделаешь.
- Ты мне так и не рассказал, кем являешься на самом деле, - напомнила Кристина. - Сейчас, думаю, самое время для этого.
- Ты торопишь события, милая. И зря ты не читаешь мои послания, в них ты смогла бы найти некоторые ответы на свои вопросы.
Адриан приблизился к девушке и дотронулся до ее волос, отчего у девушки перехватило дыхание. Миссис Катнер была права, когда сказала, что от него веет холодом. Этот холод пронизывал сейчас все ее тело, замораживая реальность вокруг нее. Время словно замедлило ход, воздух вокруг них сгустился.
- Доверься мне. - Кристина услышала едва слышный шепот. - Отпусти свой страх.
Его рука бережно коснулась лица Кристины, поворачивая его к себе. Их взгляды встретились.
Девушка провалилась в омут его черных глаз. Мир вокруг перестал существовать. Печаль и чувство обреченности сквозило в его взгляде, но не это больше всего взволновало ее — была там и любовь. Она не могла понять причины, ведь они раньше никогда не встречались, он не мог ее знать, да и она не задумывалась о его существовании. Но создавалось ощущение, что это чувство к ней зародилось еще до их первой встречи.
- Не надо, - с ее губ неосознанно сорвались эти слова. Что-то все еще боролось с его присутствием здесь.
- Как хочешь, - он отдернул свою руку и убрал ее за спину, после чего отошел на несколько шагов назад. - Я всего лишь хотел сказать, чтобы ты была осторожна сегодня.
- Спасибо за заботу, - сухо ответила Кристина, отведя взгляд от мужчины. - А что со мной может произойти?
Ответа не последовало, поскольку девушка осталась в комнате одна. Адриан снова продемонстрировал свое волшебство, растворившись в воздухе. Но теперь она хотя бы точно знала, что он был здесь на самом деле.
Завязав длинные волосы в пучок и надев костюм для верховой езды, девушка отправилась на конюшню, где ее ждала любимица — Леонора. Едва Кристина вошла в стойло, как кобыла радостно заржала.
- Я соскучилась по тебе, девочка, - ласково ответила ей девушка, поглаживая бок лошади.
Еще около часа ушло у Кристины на чистку и расчесывание гривы Леоноры, которой сейчас завидовали, наверное, все лошади в конюшне. Девушка их всех знала по именам: вот черный Алишер, потом идет бело-рыжая кобылка Венсли, гнедая Дакота и, наконец, Кензи, отличающийся своим свирепым характером.
Кристина так увлеклась этим занятием, что не услышала как скрипнули двери конюшни и вошла девушка чуть старше ее самой, с вьющимися рыжими волосами и милой улыбкой.
- А ты не меняешься, сестренка, - сказала вошедшая.
Кристина не могла поверить своим глазам. Она так давно не виделась со своей сестрой, что ее появление само по себе казалось ей нереальным.
- Элис? - переспросила Кристина и тут же кинулась навстречу сестре.
- А ты кого ожидала увидеть? - засмеялась та. - Эй, осторожно, ты меня запачкаешь. Я конечно рада тебя видеть, но вонять лошадиным навозом не входило в мои планы.
- Почему ты не сказала, что приедешь?
- Хотела сделать тебе сюрприз.
- И тебе это удалось. Рассказывай, что у вас нового? Как Джон? - спросила Кристина.
- Замечательно. Джон сейчас назначен на должность управляющего компании, поэтому у него много работы и он не смог составить мне компанию.
- Как ты узнала, что я здесь?
- Ты всю свою жизнь проводишь здесь, поэтому неудивительно, что и сегодня ты верна традициям. К тому же, я сначала заглянула к Кэтрин, - улыбнулась Элис. - Ты же не думаешь, что я приехала налегке.
- Она сегодня как раз спрашивала про тебя, - сообщила Кристина. - Думаю, сегодня у нас на ужин будет яблочный пирог.
- За это я ее и люблю, - засмеялась девушка. - А как дела у тебя? Все те же кошмары?
- Это тебе тоже Кэтрин рассказала? - недовольно переспросила Кристина.
Элис кивнула в ответ:
- Она беспокоится за тебя, как и я.
- У меня все замечательно, - отрезала Кристина. - И давай больше не будем об этом. Не порти мне настроение от твоего приезда.
- А что за мужчина был у тебя? Ты меня с ним познакомишь?
Девушка вздрогнула и помрачнела. Уж сестру-то она с ним точно знакомить не будет.
- Он больше не придет.
- Хм, жаль, - произнесла Элис, внимательно посмотрев на сестру. - Вижу, что тебе не очень приятно о нем говорить. Хорошо, о нем тоже пока забудем. Но, поверь, я еще вернусь к этому вопросу.
- Не хочешь прокатиться? - задорно спросила Кристина, переводя разговор в другое, менее опасное русло.
- Ты смеешься? Я не каталась на лошади уже черт знает сколько времени. Да и одета я неподобающе.
- Испугалась, значит.
- Эй, не начинай! Ты же знаешь, что я не могу оставить подобный вызов без внимания.
- На это и рассчитываю, - расхохоталась Кристина, подходя к своей любимице. - Можешь взять Дакоту, она не такая резвая.
- Вот еще! - выкрикнула Элис, бросая пиджак на солому.
- Догоняй!
Через минуту Кристина уже мчалась на Леоноре, наслаждаясь бьющим в лицо ветром. Все происходящее утром сейчас казалось ей таким нереальным. Особенно теперь, когда приехала Элис, этот день уже можно считать самым удачным за последнее время. Она не станет рассказывать ей об Адриане, да и сама постарается не вспоминать.
Позади раздался топот и девушка оглянулась: ее любимая сестра приближалась верхом на Кензи. Внутри у девушки все похолодело. «Только не Кензи. Почему я не предупредила ее?!», - пронеслось в ее голове.
- Эй, Элис, - попыталась окрикнуть сестру Кристина, но та не сбавляя скорости, пролетела мимо.
- У нас соревнование, Кристина! - услышала она голос своей сестры.
- Постой, Элис! - Но девушка уже не слышала ее, отдалившись на большое расстояние. Кристине ничего не оставалось как попытаться ее догнать.
- Давай, Леонора, постарайся. - Девушка ударила сапогами по лошади и та побежала быстрее.
Кристина уже пожалела, что задумала это. «Лишь бы только с ней ничего не случилось», - молила девушка, прекрасно зная характер Кензи. На счету этого жеребца уже не один сброшенный наездник, но каждый раз находятся смельчаки, пытающиеся на нем прокатиться.
Девушка звала сестру по имени, но та не слышала. Леонору ей еще не приходилось так гонять, поэтому кобыла фыркала при каждом ударе сапог. Но особой скорости это не прибавляло. Ветви деревьев, растущих вдоль тропинки, больно хлестали по лицу, но Кристина старалась не обращать на это внимание. Еще не хватало, чтобы ее глупая задумка повлекла за собой трагедию, поэтому ей во что бы то ни стало нужно было догнать Элис.

2011-05-30 в 20:17 

Leita
«У тебя будет трудный день», - вспомнились ей слова Адриана, но девушка старалась не думать об их смысле.
И Кристина никак не могла себе даже представить то, что она увидела, когда выехала на небольшую поляну - на земле лицом вниз лежала ее сестра.
Остановившись неподалеку, девушка соскочила с лошади и подбежала к сестре. Дальнейшее было для нее словно в тумане: она помнила, как перевернула сестру, увидела распоротое веткой горло и забрызганную кровью блузку. Руки тряслись и не слушались ее. Она сорвала с себя жилет и приложила к горлу, надеясь остановить кровь. Но ее становилось все больше. Нужно было срочно ехать за помощью, но оставить тут сестру одну она не могла. Мысли бешено метались в голове, нужно было срочно что-то предпринимать. Элис была без сознания, но пульс еще прощупывался.
Слезы текли по щекам Кристины, но девушка их даже не замечала. Решив попытаться отвезти сестру на Леоноре, она принялась поднимать Элис.
- Ты не успеешь, - раздался знакомый спокойный голос. Андриан стоял, прислонившись к дереву.
- Убирайся, у меня нет времени на тебя! - закричала Кристина сквозь слезы, пытаясь оттащить Элис к лошади.
- Я пришел не к тебе. А за ней, - он кивнул на Элис. - Я же говорил, что у тебя будет тяжелый день.
Кристина не отвечала, направив все силы на то, чтобы поднять сестру.
- Оставь ее. Даже если ты сможешь затащить ее на лошадь, вы не успеете доехать. Она умрет через пару минут. Посмотри, сколько крови она потеряла.
Кристина упала на землю рядом с сестрой и зарыдала, обхватив голову измазанными кровью руками.
- Но ты все еще можешь ее спасти, - сообщил он. - Если решишься, конечно.
Кристина вскочила с земли и подбежала к Адриану.
- Помоги мне! Я знаю, что ты можешь!
- Помочь ей можешь только ты, - ответил он, глядя в сторону Элис.
- Но как?! Как я могу это сделать?! Ты же сам сказал, что осталось всего две минуты.
- Уже полторы, - спокойно ответил он, глядя на наручные часы.
- Помоги мне спасти ее! - Кристина вцепилась в его руку.
- Есть лишь один способ.
- Да о чем ты говоришь, черт побери?!
- Успокойся, любимая, и послушай меня внимательно. Ты сможешь ее спасти, только отдав смерти взамен свою душу. Иного пути нет. Лишь один из вас будет жить: либо ты, либо Элис.
Кристина вновь перевела взгляд на неподвижное тело сестры, вспомнила о том, кто виноват в том, что происходит, и приняла решение.
- Я согласна, Адриан. Я согласна.
- Хорошо подумай, - мужчина приблизился к ней и нежно приподнял ее заплаканное лицо в руках. - От этого решения зависит твоя жизнь.
- Я уже все обдумала. Если бы не я, то Элис была бы сейчас цела и невредима. Нужно платить за свои ошибки.
- Я горжусь тобой, Крис. - Губы Адриана коснулись ее губ в легком поцелуе, и девушка провалилась в темноту.
***
- Крис, ты не рада меня видеть? - засмеялась рыжеволосая девушка. - Или же ты просто меня не узнаешь?
Кристина стояла посреди конюшни, сжимая в руке щетку для чистки лошади. А в дверях стояла ее любимая сестра.
- Элис? - недоверчиво переспросила Кристина и тут же кинулась навстречу сестре.
- А ты кого ожидала увидеть? - засмеялась та, пытаясь отбиться от объятий Кристины. - Эй, осторожно, ты меня запачкаешь. Я конечно рада тебя видеть, но вонять лошадиным навозом не входило в мои планы.
- Ты жива, Элис! Боже, как я рада!
- А что со мной могло случиться, Крис? - пожала плечами Элис.
- Пойдем домой? - возбужденно спросила Кристина, боясь оторвать взгляд от своей сестры. Ведь всего несколько минут назад она умирала, истекая кровью, а сейчас целая и невредимая стоит перед ней и смеется. «Это чудо или мне просто все померещилось», - девушка потрясла головой, отгоняя мрачные мысли.
Всю дорогу домой девушки провели в беседах: Элис рассказывала о своей жизни в Чикаго и о повышении ее мужа, а Кристина — о Леоноре и сюрпризе миссис Каттнер, который ждет Элис дома. Кристина старалась не думать о том, что же произошло на самом деле. Они обе были живы — и это главное.
Дома их ждал ароматный яблочный пирог, в приготовлении которых Кэтрин была бесподобна. За его поглощением девушки и не заметили, как прошел вечер и наступила ночь. Элис уже засыпала на ходу, да и Кристина за день изрядно вымоталась.
Комнату Элис Кэтрин держала в идеальном состоянии, словно та никуда и не уезжала. Проводив сестру до комнаты, Кристина остановилась.
- Я люблю тебя, Элис, всегда помни об этом, - девушка крепко обняла сестру.
- Крис, ты меня пугаешь, - засмеялась Элис. - Я тоже тебя люблю, сестренка.
Кристина чувствовала, что эта встреча будет последней и что больше она не увидит Элис, по крайней мере в этом мире. «За все нужно платить», - подумала девушка, открывая дверь своей комнаты. Адриан уже ждал ее внутри. На этот раз девушка не была удивлена.
- Ты пришел, мистер Смерть, - вздохнула она. - Скажи, ты ведь знал с самого начала, что произойдет?
Адриан кивнул.
- Но почему ты мне не сказал? Я бы тогда вообще не пошла в конюшню и всего этого не произошло.
- Вот поэтому и не сказал, - ответил Адриан, приближаясь к ней. - Ничего изменить нельзя было. Не упади она с лошади, попала бы под машину. Все предопределено. Как и наша встреча.
- Мне уже пора? - с горечью в голосе спросила Кристина, оглядывая свою комнату в последний раз.
- Да, нам пора, - он взял ее холодные руки в свои.
- Мне будет больно? - отозвалась девушка, заглядывая в его глаза.
- Нет, любимая, ты не почувствуешь боли.
И теперь уже она коснулась его губ в поцелуе, погружаясь в черноту его пленяющих глаз...
Утром тело Кристины Стоун было найдено в ее кровати. Девушка скончалась от сердечного приступа. Ее лицо было счастливым, а губы изогнуты в улыбке.

P.S. Рассказ был написан на конкурс "Любовь зла" (любовь между человеком и фантастическим существом). Не скажу, что особо сильна в раскрытии темы любви, но я хотя бы попыталась :)

   

Сообщество писателей.

главная