Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2009-03-03 в 02:00 

LazyRay
Заслуженная няня
4.

Оставшаяся часть дня прошла в нетерпеливом ожидании ночи. Мери немного побродила по городу; еще раз прошлась по магазинам, ничего не купила, потеряв терпение уже после третьего раза. В конце концов, она пошла к себе в гостиницу, чтобы нервно метаться по комнате. Заставила себя прекратить это, включила телевизор, засмотрелась какой-то мыльной оперой, потом еще сериал...
Еле дождалась вечера. Торопливо съела что-то купленное утром в супермаркете - все это так раздражало. Снова приняла душ и нырнула в постель.
Долго не могла уснуть. То зарывалась в одеяло, то пряталась под подушку, все ворочаясь с боку на бок. Она не слишком устала прошлой ночью и днем, и теперь лежала без сна. К тому же напряжение и нетерпение прогоняли сон.
А потом ее озарило. Криво усмехаясь, Мери обняла подушку и прижала к себе. Закрыла глаза, тихо шепча имя инквизитора.
Через несколько минут она уже спала.
Когда Мери открыла глаза, было еще темно. Она несколько секунд молча смотрела в потолок, потом громко выругалась. Ей хотелось что-нибудь разбить, а еще лучше - побить кого-то. Причем, вполне конкретного кого-то. Замолкла. Неожиданно рассмеялась во внезапном озарении.
- Бедный Доминик! - сквозь смех простонала Мери, закрывая лицо руками.
Ей не удалось призвать священника в свой сон или проникнуть в его, она не смогла даже дозваться до него. Учитывая легкость ее предыдущих опытов, это могло означать только одно: Доминик, должно быть, просто не лег спать. Он не спал всю ночь! Он испугался! Мери смеялась долго...
Но ей совершенно не было смешно просыпаться на следующее утро в хмуром настроении. Доминик не ложился спать и вторую ночь. Она могла поклясться, что он не спал и днем, она проверяла... Неужели она настолько шокировала его? Интересно, и долго он так протянет?
Мери неторопливо набирала знакомый номер; ждала, расслабившись в кресле, ответа. Знакомый - но не тот! - голос заставил ее просто подпрыгнуть на месте.
- Патрик? - недоуменно спросила Мери, уже после этого вспоминая, что дом, в общем-то, принадлежит ее мужу, а не его кузену.
- Мери? Ты?
- А-а... привет. Как дела? Не болеешь? - брякнула она первое, что пришло в голову.
- Нормально, спасибо. - Патрик помолчал немного. - Твой адвокат известил меня о начале процесса.
Развод. Что ж, Мери просто пожала плечами.
- Как твой кузен?
- Нормально.
Неужели Патрик не знает других слов? И, кроме того, как это человек может чувствовать себя нормально, если он не спал двое суток?
- Ой ли? - Мери позволила себе усомниться.
- Немного устал... Мери, что ты хочешь сказать?
- То есть?
- Хорошо, зачем-то ты же позвонила?
- Так. - Мери улыбнулась. - Передай кузену, чтобы он все-таки хоть немного поспал. Ему ничего не будет сниться в эту ночь.
- Что?
Мери не стала объяснять и, быстро распрощавшись, повесила трубку.


5. Интерлюдия первая. Патрик

Патрик растерянно посмотрел на трубку, где частили гудки, и бросил ее на телефонный аппарат. Он уже ничего не понимал. Мужчина резко встал и быстрым шагом направился к комнате Доминика, надеясь, что тот дома.
Постучал.
- Да, - кузен дома, это хорошо...
Патрик вошел, закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной. Доминик поднял глаза от книги, и Патрик с неудовольствием отметил, что тот и впрямь ужасно выглядит. Нет, Доминик никогда не отличался особым здоровьем, но сейчас у него совершенно больной вид. На ум пришли странные слова Мери.
- Ты и правда не спишь по ночам? - неожиданно даже для самого себя спросил Патрик.
- Что? - с недоумевающим смешком спросил Доминик. - С чего ты взял?
- Мери звонила, она и сказала.
Доминик покраснел и отвернул голову. Патрик шагнул к столу, коснулся подбородка кузена, поворачивая его лицом к себе.
- Что с тобой? Что у вас с Мери?
Теперь священник покраснел еще глубже.
- Ой-ей, - протянул Патрик со странной ревностью, - не волнуйся ты так. Мой вопрос вполне невинен, нет?
- Что еще сказала Мери? - не ответил на вопрос Доминик.
- Чтобы ты спал побольше.
Доминик сжал кулаки. Это не укрылось от внимания Патрика. Он все больше хотел узнать, что за этим кроется, а что-то было, он совершенно уверен... Но что? "Ты ничего не хочешь мне рассказать, братишка?"
- Она обещала, что тебе ничего не приснится в эту ночь.
- Правда? - кузен поднял лицо, просиявшее надеждой - и сожалением? - к Патрику. - Правда?
- Хватит, - не выдержал тот. - Кто-нибудь мне объяснит, в чем дело?
Он положил обе руки на плечи по-прежнему сидящего Доминика и с угрозой посмотрел на него сверху вниз.
- Говори.
- Э-э... что?
- Не увиливай. Что это за сны? Что происходит с Мери? Что было с ней два года назад? И как вы с ней, черт возьми, познакомились?
- Ох, - сказал священник, смущаясь и теряясь. - Она... видишь ли... Ты, наверное, не поверишь, но она...
- Ведьма? - договорил Патрик.
- Ты знаешь? - Доминик действительно был удивлен.
- Продолжай, - Патрик присел рядом.
- Она спасла мне жизнь...
Доминик очень кратко рассказал про свое старое ранение, про Мери и ее друзей, которые вовремя отвезли ее к врачу.
- Так мы встретились, и больше я ее не видел, пока не приехал к тебе на этой неделе.
- А "ведьма"?
- Патрик, она действительно не простой человек. Она обладает способностями... экстраординарными, так скажем. В последние месяцы эти способности созрели и искали выхода... и наконец, освободились. Она - раньше таких называли ведьмами. Можешь называть Мери экстрасенсом, если тебе так больше нравится (хотя это немного не то).
- А какое отношение к этому имеешь ты?
- А я... - священник вздохнул. - Я - инквизитор.
Сначала Патрик не понял, но вскоре смысл слов кузена дошел до него, он побледнел.
- То есть, ты и она... Ты ее... Вы - враги?
- Не совсем. Пока что она ничего мне не сделала... Почти.
- Почти? - Патрик, конечно же, уцепился за случайно сорвавшееся слово.
- Да, - мрачно ответил Доминик и заткнулся.
- Что она сделала? "Почти"?
- Она... она наслала на меня... э-э... сон.
Патрик так и не дождался подробностей.
- Так ты и в самом деле не спал несколько ночей?
- Да.
Доминик выглядел таким несчастным... И сонным.
- Ладно, - вздохнул Патрик, вставая.
Он по-прежнему ничего не понимал, почти не веря ни едином слову кузена. Единственное, что не подлежало сомнению: Доминику действительно НЕОБХОДИМО было поспать. Что он несет, бедняга? Он бы еще признался, что собирается сжечь Мери на костре!
Эта мысль почему-то не показалась Патрику смешной. Он с подозрением взглянул на Доминика, склонившего голову на стол: перестав тревожиться о снах, он больше не мог противостоять желанию уснуть.
Патрик приподнял голову кузена.
- Если ты хоть что-нибудь сделаешь Мери, я тебя уничтожу, - спокойно проговорил он. - Спокойной ночи.
Патрик вышел, оставив священника совершенно ошеломленным и раздавленным.


6. Интерлюдия вторая. Доминик

В эту ночь Доминик спал как никогда сладко, и утро (точнее, уже полдень) пришло к нему вместе с великолепным расположением духа. Он несколько минут лежал в кровати, не желая вставать, едва проснувшись. Несколько минут безделья, почему нет? Он даже слегка улыбался, с наслаждением потягиваясь. Потом все же с неохотой встал и поплелся в ванную.
Бросил мимолетный взгляд на себя в зеркало, открыл кран. "Что-то я сам на себя не похож сегодня", - лениво подумал он, наклонясь над раковиной, чтобы плеснуть водой в лицо. Застыл в склоненной позе. "Нет, не может быть!" Доминик медленно разогнулся, чтобы еще взглянуть в зеркало и застонал. "Нет!"
Отражение в зеркале также приоткрыло рот в беззвучном вопле, так же схватилось за голову, словом, повторило все движения Доминика, но это отражение не принадлежало ему! Он видел в зеркале ее! На ней был такой же белый с черным узором халат, что и на нем (Доминик непроизвольно обрадовался, что не пошел умываться обнаженным по пояс; покраснел). Ее волосы тоже были растрепаны...
- Мери? - неуверенно произнес Доминик и протянул руку, чтобы коснуться стекла.
В следующий миг он отдернул руку с тихим восклицанием: ему показалось, что он коснулся не стекла, а мягких, теплых и живых пальцев женщины. Но отражение в зеркале повело себя еще неожиданнее. Оно вздрогнуло и медленно, очень медленно отняло протянутую руку, совершенно не считаясь с движениями Доминика. Мери подняла руку к лицу и коснулась кончиками пальцев своих полуоткрытых губ, прикрыв глаза от удовольствия. Это простой жест дышал такой страстью и... чем-то еще, еще каким-то чувством.
Внезапно Мери открыла глаза и бросила на замершего священника взгляд, наполненный таким безграничным восхищением, что у Доминика замерло сердце. Она глядела с такой любовью!
Он закрыл глаза. С любовью? Он грезит. Он просто бредит! С чего бы ведьме любить инквизитора? Доминик открыл глаза, страшась и надеясь снова увидеть тот переворачивающий душу взгляд, но его глазам предстало его собственное отражение.
Доминик еще несколько секунд оторопело глядел в зеркало, все еще не веря своим глазам. Но нет, на этот раз это действительно было просто его отражение... Странная горечь затопила сердце священника и отхлынула, оставляя пустоту... Нет, гнев. Доминик сжал клаки. Что ж, ведьма не вняла его предупреждению и принялась за свои игры. Она поплатится за это!

URL
2009-03-03 в 02:00 

LazyRay
Заслуженная няня
7.

Она закрыла глаза, представляя строгие лучистые глаза; губы, которые могли так ласково улыбаться и так страстно целовать. Ей было все равно, что Доминик был священником, был инквизитором; она не обратила внимание на дурные предчувствия, она слишком хотела увидеть его. Да, она позволила ему отдохнуть ночку, но утром намекнула, что не собирается оставлять его в покое. Мери не задавалась вопросом, откуда она знает, как именно надо проделывать те или иные вещи, она просто знала и все. Первый раз в жизни все шло именно так, как и должно было быть, она просто была собой.
Итак, она закрыла глаза и позволила себе унестись далеко-далеко, к прекрасной полянке, заросшей мягкой густой травой, где она планировала провести свое свидание с Домиником. О, это обещало быть сладким сновидением!
"Доминик..." - тихо шептала она, дрейфуя на волнах сна...
Удар поверг ее на колени. Она всхлипнула, опираясь руками о холодные камни, чтобы не упасть совсем, и опустила голову, выплевывая кровь. Все тело болело от ударов, сознание мутилось от ужаса. Она всхлипнула, жалобно и беспомощно; безнадежно. Снова зазвучал этот холодный голос, обвиняющий и угрожающий. Она съежилась, желая исчезнуть отсюда. Это не может быть правдой, это кошмарный сон...
Внезапно ведьма перестала плакать и ошеломленно уставилась на свои руки, опирающиеся на пол. Стоп! Какого черта... Это же и есть сон! Мери подняла голову и с изумлением огляделась.
Она была в темном помещении (смутно знакомом помещении) с низким потолком. Там было темно, весь свет исходил от нескольких факелов над столом, за которым сидело шесть человек в плащах с низко надвинутыми капюшонами. Седьмой стоял в метре от нее, он был без плаща, но его фигуру скрывала просторное черное одеяние - ряса? Ведьма взглянула в его лицо: он был в маске, но она все равно узнала этот упрямый подбородок и короткие светлые волосы.
- Доминик? - неуверенно позвала она.
Инквизитор вздрогнул, но ничего не ответил. Как-то - она не заметила как, это же все-таки сон, тем более чужой, - возле Доминика оказался еще один инквизитор. Он положил свою руку на плечо Доминика, словно подбодряя его.
С изумлением и все возрастающим ужасом Мери слушала, как Доминик зачитывает список ее преступных деяний, и приговор нераскаявшейся грешнице и ведьме был - костер! Закончив чтение, он посмотрел на нее. Она с надеждой искала его глаза, но, взглянув в них, сжалась от страха: столько ненависти и отвращения читалось в них! Мери засомневалась, а не приснилась ли ей та, другая жизнь, в будущем? Может, она и впрямь ведьма из средних веков, смущающая умы и души добропорядочных граждан одним своим существованием? Пораженная в самое сердце она отвела глаза в сторону, не в силах более выносить этот обвиняющий взгляд. Ее глаза остановились на белых пальцах, вцепившихся в плечо молодого инквизитора. Мери посмотрела в лицо обладателя этой руки. Инквизитор слегка приподнял капюшон, обжигая ее взглядом торжествующих глаз.
Знакомых глаз!
Мери вскрикнула, как от удара и закрыла лицо руками. Взрыв шума - гомон толпы - заставил ее опустить руки, чтобы в шоке вскочить на ноги и замереть, в изумлении оглядывая площадь, полную народа. Сама же девушка стояла на просторном возвышении...
Она похолодела и медленно обернулась, чтобы опять замереть, широко открыв глаза: пред ней возвышался столб, окруженный связками хвороста. Костер. Ее будущий костер. Она закричала, покачнулась...
Помутнение.
Она потрясла головой, приходя в себя. Запястья ныли. Она дернулась, но цепь держалась крепко. Костер. Она почувствовала, как слезы льются по ее щекам... Нет, этого не может быть, этого просто не может быть.
("Не опять!" - кричал голосок внутри нее).
Это просто сон. Разве она не может управлять своими снами? Мери потянулась прочь, пытаясь проснуться, но не смогла, у нее не хватало сил. В этот момент она поняла, что ей противостоит не один человек...
- Доминик! - закричала она, дергаясь изо всех сил, хотя костер еще не горел.
Она не собиралась ждать этого.
- Доминик! - гнев разрастался в ней.
- Ведьма.
Инквизитор стоял перед ней, его полумаска едва ли белее его лица. Она не смотрела на него. На помост - эшафот - медленно взбирался человек в красном, несущий факел. Костер. Она заставила себя взглянуть на инквизитора.
- Вы обещали, что не будете сжигать меня! - обвинила ведьма.
- Если вы не будете причинять вред людям, - покачал он головой.
"Боже, это совершенно безумная беседа посреди площади, заполненной народом, ожидающим эффектной казни ведьмы!".
- Значит, я причинила вам вред?
Он не ответил.
- Значит, это всего лишь ваша месть, Инквизитор? Смерть - за одну, всего одну ночь!
- Замолчи! - он закрыл уши руками, но ее слова все равно проникали в сознание - это же сон.
Палач неторопливо поджигал сучья, не обращая внимания на их разговор.
- А вы знаете, что я действительно умру? - поинтересовалась она, сдерживая крик ужаса. - Наяву умру?
- Зачем, зачем вы сделали это? - беспомощно закричал он на нее.
- Кто он? - закричала в ответ ведьма, слезы текли по ее лицу, волосы рассыпались по плечам.
Пламя еще не достигло ее, но Инквизитор отступил назад из-за жара.
- Кому вы позволяете командовать собой? - кричала Мери в гневе и страхе. - Вы и я больше похожи и близки, чем вы и он. Он пользуется вашей силой, а вы...
- Замолчи, ведьма, - спокойный голос лишил ее сил. - Не слушай, сын мой. Ты не знаешь других ее грехов, она заслужила костер.
Еще одна фигура появилась рядом с ними. Тот инквизитор, что с таким торжеством смотрел на нее. Он обнял Доминика за плечи.
- Пойдем отсюда, тебе незачем стоять тут.
Доминик как завороженный позволил увести себя, старший инквизитор что-то говорил ему уходя, даже не удостоив ведьму взглядом.
"Доминик!" - взвыла она про себя.
Он неожиданно обернулся, словно услышав ее.
"Я люблю тебя", - прошептали ее губы.
Он замер. Шагнул назад...
Старший инквизитор положил руку ему на голову, и они неожиданно исчезли. Мери с отчаянием смотрела туда, где они только что стояли...
Пока что огонь не слишком беспокоил ее, наверное, на это ее сил хватало. Но дым уже начинал есть глаза, а огонь почти обжигал, окутав ее тело подобно савану. Мери подавила крик, зная, что стоит ей ослабить внимание и поддаться панике, как огонь поглотит ее, и она умрет. Действительно умрет. Но и стоять здесь она не могла, ее сил не хватит надолго. А Доминик не вернется за ней, даже если захочет.
Мери закрыла глаза и потянулась далеко-далеко, в воспоминания двухлетней давности...
- Блесс! - выкрикнула ведьма сквозь пламя, заставляя палача и солдат на эшафоте отшатнуться. - Валитан! Рейвен! Взываю к вам! Армик! Миссис Мегги! Помогите мне!

URL
2009-03-03 в 02:01 

LazyRay
Заслуженная няня
8. Интерлюдия третья. Друзья

Миледи Аманда проснулась оттого, что Блесс резко дернулся во сне. Она встревоженно посмотрела на его внезапно побледневшее лицо, ласково коснулась лба... Внезапно отдернула руку, ее прекрасное лицо исказила гримаса ревности и ненависти. Она схватила Блесса за плечи и с недюжинной силой, таящейся в ее хрупком теле, начала трясти его, заставляя проснуться. Она не умела делиться...

Валитан нахмурился во сне. Он летел высоко в небе, наслаждаясь простором и видами внизу, когда сон изменился, и он оказался летящим над городом. Гигантский орел закружился над площадью, отчаянно бросая свою силу той, что корчилась в пламени внизу. Давний кошмар снова оживал во сне...

Рейвен купался в море, когда внезапный жар охватил его. Он нырнул и ушел на глубину, ища защиту. Ему стало легче, но она просила помощи, и он, не задумываясь, открыл свое сознание. Его-то спасет море, а вот ей... Он не понял еще, кто это - она, но она была - своя, и она была в беде...

Миссис Мегги Хатчинсон откликнулась на зов...

Армик знал, что его друг и учитель там, и, не задумываясь, бросился на помощь...

Блесс...
Она звала его, она кричала: "Помоги!", и он бежал к ней изо всех сил. Безотносительно, он все еще любил ее. Он протянул руки, и она схватила их, заполняя тело Блесса неизъяснимым блаженством. Прикоснуться к ней, помочь ей - было счастьем!
"Вся моя сила, вся моя любовь, моя жизнь принадлежит тебе", - прошептал он. Он готов был отдать ей все, но сейчас ей нужно было только первое...

URL
2009-03-03 в 02:03 

LazyRay
Заслуженная няня
9.

Мери упала на мягкий пушистый ковер и расплакалась от облегчения. Чьи-то сильные руки коснулись ее, поднимая и обнимая. Она узнала этого человека и улыбнулась сквозь слезы. Подняла голову, чтобы встретить ободряющий взгляд знакомых голубых глаз.
- Валитан, - выдохнула она и обняла его.
Он приподнял брови в изумлении, но ничуть не сопротивлялся.
- Эй, а я? - притворно возмутился кто-то рядом.
Мери засмеялась, и Валитан выпустил ее из кольца своих рук. Девушка радостно обняла маленького лорда Рейвена и чмокнула его в щеку.
- Мери? - неуверенно начал...
- Блесс! - она выпуталась из рук Рейвена.
Красивый темноволосый человек робко протянул ей руки. На этот раз его глаза были темно-фиолетовыми. Мери подошла к нему и положила голову ему на грудь, блаженно закрывая глаза. Блесс обнял ее, ни слова не говоря о ее замужестве, и она поняла, что никто уже не будет упоминать об этом ее предательстве.
- Я скучала по тебе, - прошептала она.
- Я тоже, - так же тихо ответил он.
Валитан деликатно откашлялся. Мери взглянула в глаза Блессу и незаметно подмигнула ему. Молодой человек даже порозовел от удовольствия. А Мери уже поворачивалась к остальной компании. Валитан, Рейвен, миссис Мегги, Армик и Блесс. И она. Ведьма улыбнулась.
- Незапланированная Встреча, нет? - улыбнулся лорд Рейвен.
- Да, малыш, - мягко ответила миссис Мегги. - И у нас новенькая. Кто же представит ее?
Взгляды Валитана и Блесса встретились над головой Мери. Она почувствовала, как краснеют ее щеки. Смущенно отряхнула платье от пепла и шагнула к миссис Мегги.
- Никто, - четко заявила она. - Меня зовут Мери, и я вернулась!
Тишина воцарилась на несколько минут. Миссис Мегги приблизилась к Мери и изучающе посмотрела на нее. Улыбка медленно раздвинула ее губы.
- Ты действительно вернулась, - внезапно согласилась она. - Может, ты и не помнишь, но ты возродилась, Мери.
Мери почувствовала, что знала это. Слишком легко она проделывала то, что никак не могла сделать начинающая ведьма. И костер на площади был слишком реален... Она вздрогнула.
- Добро пожаловать домой... Мери.
Мери слегка поклонилась миссис Мегги. Та снова улыбнулась.
- Ты второй человек, пришедший на нашу Встречу без приглашения и без сопровождающего.
- А кто?.. - полюбопытствовала Мери.
Миссис Мегги показала глазами. Мери повернулась и улыбнулась. Валитан.
- Что это было? - начал Рейвен. - Что было с тобой, Мери?
Пять пар глаз вопрошающе уставились на нее. Мери вскинула подбородок.
- Инквизиция, - заявила она.
- Инквизиция? - Валитан побледнел.
Мери с пониманием взглянула на него: он был единственным из присутствующих (кроме, может быть, миссис Мегги?), кто имел дело с Инквизицией.
- В тот раз мне не удалось уйти, - прошептала она, глядя прямо в глаза Валитану, сама удивляясь своим словам. - Я не дождалась тебя, я умерла, прости...
Лицо Валитана помертвело, но тут же исказилось безумной надеждой.
- Ты? Кто ты? - прохрипел он.
- Я не помню, - призналась Мери, отступая ближе к миссис Мегги. - Но на этот раз я выжила, Александр...
Валитан рухнул в возникшее рядом с ним кресло, закрывая лицо руками.
- Значит, Инквизиция снова в наступлении, - задумчиво прошептала миссис Хатчинсон, возвращаясь к тревожащей всех теме.
Мери вновь удивила всех.
- Нет, - она смущенно покраснела. - Инквизитор. И... это моя вина.
- Позволь мне... - гневно начал Блесс, но она перебила его.
- Нет!!! Он - мой! - ведьма обвела всех присутствующих тяжелым взглядом. - Он - мой.
Валитан тяжело вздохнул, примиряясь с вторичной потерей, лорд Рейвен пожал плечами, Блесс помрачнел, ревнуя. Миссис Мегги взяла Мери за руку:
- Если тебе понадобиться помощь...
Мери благодарно улыбнулась ей. Миссис Мегги обняла ее. Мери спрятала лицо у той на плече и внезапно разрыдалась...

URL
2009-03-03 в 02:04 

LazyRay
Заслуженная няня
10.

Ее присутствие было незаметным, она знала это знанием, идущим из глубины веков, из ее пресловутого прошлого воплощения. Она усмехнулась и переключилась на трагическую сценку, разыгрываемую сейчас лордом Рейвеном.
Декорации были выполнены неплохо. Та же маленькая круглая комната, в которой она занималась любовью с Инквизитором, но словно потускневшая. Розоватые полупрозрачные драпировки свисали безжизненными серыми тряпками, рвущимися и липнувшими к рукам при прикосновении, как паутина. Мери призналась, что эта идея пришла ей в голову при воспоминании о ночном визите в старый дом лорда Рейвена...
Кровать стояла у стены, покрытая безупречно белым покрывалом, один краешек которого был соблазнительно отогнут; нетронутые подушки ждали пару голов, чтобы принять их в объятия любви. Ложе напоминало Мери о том, что было, рождая в груди страсть и тоску. В ее груди. В его - она надеялась - тоже. Иначе все теряло смысл.
Она смотрела глазами Рейвена на растерянно замершего на пороге Инквизитора. Да, похоже, что Доминик уже не ожидал, что попадет сюда. Он робко шагнул вперед.
- Так, так, - резкий голос заставил мужчину вздрогнуть. - Преступник всегда возвращается на место преступления, не так ли?
- Что? - Доминик, очевидно, не может понять, кто же говорит с ним, озирается.
Лорд Рейвен шагнул из теней, серьезный и печальный. Весь в черном, с алой повязкой на рукаве черного пиджака.
- Вы... - узнал Доминик.
- Я, - ответил врач. - Я спас вас, а вы?
Рейвен подошел так близко к Инквизитору, что они почти соприкасались телами.
- Вы убили ее, - отчеканил он. - Вы обещали не сжигать ее. Вы предали ее.
- Я... - начал Доминик, но Рейвен уже исчез - его роль кончилась.
Доминик оказался один в душном пыльном помещении, так напоминавшем то, где однажды...
Инквизитор сделал шаг к кровати, но остановился. Он молча смотрел на спокойное белое покрывало, протянул руку... опустил. Огляделся. Он был здесь совершенно один, в пустой безжизненной комнате.
- Неужели ты умерла? - пробормотал он, касаясь руками висков. - Неужели я... убил тебя?
Тихий звон наполнил комнату. Доминик медленно обернулся, опуская руки. Его лицо расцвело нечаянной надеждой, имя уже готово было сорваться с приоткрытых губ...
Зеркало. Высокое зеркало, в которое смотрелась Мери в ту ночь, когда... Зеркало сияло неярким светом, и пыль с тихим мелодичным звоном осыпалась с него. Стекло помутнело и приобрело глубину. В нем отразились розовые развевающиеся драпировки - неясная дымка на несуществующем ветру.
Доминик приблизился.
В зеркале отражалась Мери. О Господи, Мери! Она была одета в тот полупрозрачный дразнящий пеньюар, она смотрела вперед, прихорашиваясь. Отражение... Это было всего лишь отражение того сна, понял Доминик, его сердце упало. Просто подсознание сыграло злую шутку, подбросив ему эти воспоминания.
Мери в зеркале обернулась к нему спиной. Доминик вздрогнул: во сне в этот момент он переступил порог комнаты, чтобы увидеть ее, такую красивую и желанную.
Ее больше нет?
Доминик зажмурился, а когда открыл глаза, увидел в зеркале себя, целующегося с Мери, обнимающего ее... Он услышал счастливый смех Мери, ее выдох: "Доминик!"
- Нет! - закричал инквизитор, отступая назад.
Зеркало треснуло. Изображение целующейся пары дрогнуло, но не исчезло. Доминик прижал руку к губам и укусил ее до крови - но это не помогло. Зато в зеркале отразилось пламя. Оно охватило Мери и Доминика там, в отражении. Они ничего не замечали, но реальный Доминик почувствовал жар позади себя и резко развернулся. Ветер кинул ему в лицо языки костра и тошнотворный запах паленого мяса. А потом раздался дикий крик, долгий крик боли и агонии. Кричала женщина, заживо сжигаемая на костре.
- Нет! - закричал Доминик, его голос сорвался. - Не надо... - шептал он.
Сажа садилась на его лицо, по которому текли слезы. Он упал на колени и зажал уши, но крик прорывался сквозь ладони и прожигал в его сознание, грозя свести его с ума.
- Нет, нет, нет, - хрипел он, рыдая, - не надо.
- Она тоже просила пощады, но ты уже ушел и не слышал ее. Ты оставил ее одну. Ты убил ее.
- Кто? - просипел Доминик, вскидывая голову. - Кто здесь?
Высокий плотный мужчина отстраненно смотрел на него, возникнув в двух шагах от инквизитора. Доминик вспомнил его в странном озарении: он помнил, как этот мужчина нес его на руках, а он стонал от боли в груди, от раны... Доминик схватился за грудь, но нет, раны не было, от нее остался едва заметный круглый шрам, болела не рана...
- Это же неправда, - умоляюще прошептал он снизу вверх, - она не могла...
- Это неправда? - высокий мужчина указал на костер. - Смотрите, она уже не кричит.
Доминик побледнел и поник.
- Я любил ее, - добавил собеседник, горечь в его словах так искренна и убийственна. - Вы отняли ее у меня. У нас всех.
Он шагнул в костер и исчез. Доминик содрогнулся, ожидая услышать еще один крик, и рванулся назад.
Он упал на ковер и больно ушиб руку о тумбочку, на голову упала книга, которую он читал перед сном.
Перед сном.
Доминик с тихим стоном сел на полу, прислонившись к кровати. Только сон. Он спрятал лицо в коленях. После той ночи, когда ему приснился суд над ведьмой... нет, когда он захотел, чтобы ему приснился суд, ему каждую ночь снились кошмары. Но этот сон... Доминик уже понял, что сон был наведенным, ее друзья... те, что спасли ему жизнь...
Нет, он не хотел ее смерти! Доминик сам не знал, почему сон продолжился после суда. Он не понимал, откуда во сне возник отец Морани, его друг и учитель... Но когда он проснулся, она была еще жива, мыслимо ли, что сон продолжился без него, и она умерла?
- Нет, нет, - прошептал Доминик. - Это невозможно.
Собственный голос заставил его похолодеть: еле слышный шепот слетал с губ, горло болело, словно... словно он кричал всю ночь на пределе своих возможностей. Господи! Доминик взглянул на руку, где уже застыла кровь, выступившая на месте укуса.
Сон был почти реальным. Но тогда и Мери...
"Я умру! Я действительно умру, Доминик!.." - он вспомнил ее слова.
- Нет, ты не могла умереть, Мери, не так! - шептал он в ужасе.
- Доминик... - тихий вздох.
Он съежился: ее голос уже мерещится ему.
- Доминик, я люблю тебя...
Он поднял голову, но вокруг не было никого. Боль снова сжала сердце, слезы покатились из глаз.
- Мери, я... - начал он, вытирая слезы рукой. - Я...
Он не договорил, в оцепенении глядя на свои пальцы, только что коснувшиеся лица: они были испачканы черной золой.

URL
2009-03-03 в 02:04 

LazyRay
Заслуженная няня
11.

Мери проснулась в слезах и еще несколько минут плакала в подушку. Зачем, зачем она это делает, так мучая себя? И его, наверное, тоже.
Она встала и направилась в душ. Горячая вода хлынула на запрокинутое лицо, смывая слезы...
После Встречи во сне в гостиницу Мери приехал Валитан и увез девушку к миссис Мегги. Эти несколько дней Мери провела у нее, отдыхая, приходя в себя и готовя план мести. Она желала отомстить инквизитору за всю ту боль, отчаяние и страх, что пережила она, за все. Валитан навещал ее каждый вечер, лорд Рейвен и Блесс вообще оставались бы целыми днями, пока миссис Мегги не выгнала их вон: "Дайте девочке прийти в себя". Миледи Аманда и Армик-вампир не появлялись, за что миссис Хатчинсон была им глубоко благодарна.
Мери спустилась к завтраку, уже приготовленному ранней пташкой миссис Мегги. Девушка апатично съела несколько кусочков хлеба и неторопливо пила молоко.
- Вы опять плакали, - ласково произнесла миссис Мегги.
- Ничего, это понятно после такого сна, как сегодня, - прошептала Мери.
- Я не об этом. Что с вами происходит, Мери?
Мери подняла несчастные глаза на Мегги Хатчинсон, чувствуя, что они опять наполняются слезами. Немолодая леди участливо смотрела на нее. И Мери не выдержала.
- Я люблю его, - прошептала она и разрыдалась.
- Ну-ну, Мери, девочка, что ты, - миссис Мегги пересела поближе к Мери и обняла ее, утешая.
- Я не могу так больше, - жаловалась Мери.
- Можешь, можешь, и не такое еще перенесешь, - убеждала миссис Мегги.
- Я так скучаю по нему... Я хочу, чтобы он...
- Кто? - ненавязчиво спросила миссис Мегги.
- Инквизитор, - пробормотала Мери, доставая платок и пряча в нем лицо. - Я люблю его.
"Это ты зря", - миссис Мегги не стала произносить это вслух, хотя и стоило.
- Ты уверена? - безнадежно спросила она.
- Да, - прошептала Мери, поднимая покрасневшие, но сразу засиявшие глаза на миссис Мегги, и вдруг покраснела. - Я...мы... Мы были вместе.
- Вы - что?!!
- Я соблазнила его, - призналась Мери, снова всхлипывая, - во сне.
- О, Боже, - пробормотала миссис Мегги, подумала еще немного, ужаснулась и снова сказала единственное, что еще оставалось в такой ситуации. - О, Боже!
"Спрашивать, почему именно он - бесполезно, не так ли?" - мрачно подумала миссис Мегги.
Мери встала из-за стола.
- Спасибо за завтрак.
- Ты же ничего не съела.
- Не хочу. Я поеду.
- Куда?
- К Валитану. Нам надо поговорить.
Миссис Хатчинсон решила, что это хорошая идея. Не то чтобы она верила, что у Валитана хватит красноречия убедить Мери, что она жутко ошиблась в своем выборе (Мери, скорее всего, и так это уже поняла), но все же... Мало ли? Может, Мери вспомнит.
Мери попрощалась с хозяйкой и вышла из дома. Сегодня было еще холоднее, чем раньше. А ведь совсем скоро Рождество и Новый год. Мери мрачно улыбнулась...
Валитан был на работе, как она и подозревала. Заранее позвонив и договорившись о встрече, она неторопливо шла по коридору, по которому сновали люди, бросавшие иногда на нее восхищенные взгляды. Это нравилось Мери; приятно, когда тебе улыбаются. А не отшатываются в ужасе и омерзении. Мери улыбнулась в ответ особенно привлекательному молодому человеку, тот остановился, немного вызывающе глядя на нее. Мери слегка порозовела и торопливо скрылась за дверью конторы Валитана; и смущенно рассмеялась.
- Мери, здравствуйте! - Валитан вышел ей навстречу и помог снять шубу. - Чему вы смеялись?
- В вашем коридоре попадаются очень нахальные служащие, - со смешком объяснила она.
Валитан что-то неразборчиво пробормотал, ведя ее в свой кабинет. Мери улыбалась.
Она отказалась от предложения перекусить, но идея выпить чего-нибудь горяченького, чтобы согреться, ей понравилась. Кофе, например?

В этот вечер она долго не могла уснуть. Слова Валитана все звучали в ее ушах. История вековой давности еще жила в его глазах...
Он любил одну девушку тогда, она была ведьмой. Он уже тогда был сильным и известным в своих кругах, а она жила в тихой деревеньке, занималась травами... Он случайно встретил ее, они полюбили друг друга. Но тогда Инквизиция была более сильна. Кто донес на нее? Их схватили. Ее сожгли на костре, а его - его успели спасти друзья.
Валитан до сих пор помнил ее. А Мери... Мери совершенно не была похожа на ту девушку, но она сказала эти слова: "Я не дождалась тебя. Я умерла, прости..."
Мери свернулась в клубочек. Она знала кое-что, что не было известно Валитану: инквизиторы - Инквизиторы с большой буквы "И", - тоже живут долго. Очень долго. Она не помнила, почему тот Инквизитор так ненавидит ее, но была уверена, что это чувство шло из далекого прошлого. Чем вызвала такую ненависть тихая травница - колдунья Средних веков, Мери не знала. Даже если принять, что она возродилась Мери, и тот Инквизитор узнал ее... Нет, странно все это и нелепо.
Нет, хватит думать об этом, ей надо отдохнуть. Мери нарисовала красивую мирную картинку в своем воображении и тихо уснула.

URL
2009-03-03 в 02:05 

LazyRay
Заслуженная няня
12.

Доминик бежал по коридору, бесконечно тянущемуся под его ногами. Он бился во все двери, что попадались ему, но они были заперты, он мог только бежать вперед. Позади надвигалось нечто страшное, и одна мысль об этом заставляла Доминика стонать от ужаса.
Он уже устал и еле волочил ноги, а коридор становился все более ветхим и замусоренным. Доминик споткнулся и полете на пол, ударяясь обо что-то острое коленями, руками и даже лицом. Хотя бы минутку отдыха! Он встал на колени, покрываясь холодным потом: это было уже совсем близко. Доминик тихо взвизгнул и поднялся на дрожавшие ноги.
Две большие сверкающие руки обхватили его сзади и прижали к горячему огромному телу. Доминик почувствовал, как невыносимый ужас и отвращение нахлынули на него при ощущении этого прикосновения. Он отчаянно забился в этих руках, уже чувствуя горячее дыхание на своей шее.
Он не знал, откуда у него взялись силы, чтобы вырваться из этой хватки. Доминик рванулся куда-то прочь, истошно крича и зовя на помощь. Чудовище за спиной Доминика прыгнуло на него и схватило за ногу. Доминик рухнул на пол, но тут же попытался встать. Это не отпустило его ногу и теперь подтягивало к себе. Доминик пнул свободной ногой, не глядя; попал куда-то, потому что это заревело и выпустило ногу инквизитора. Он торопливо отполз подальше и поднялся, опираясь на дверную ручку, но ноги подвели его, и человек упал на колени. Он был уже совершенно без сил, оставалось только прислониться лбом о дверь и покорно ждать, пока чудовище схватит его.
Дверь внезапно подалась, пропуская Доминика. Тот мгновенно воспрянул духом, вскочил на ноги, распахнул дверь и влетел внутрь, захлопывая ее за собой.
Темнота. Ничего не видно. Под ногами что-то скрипит и хрустит, словно стекло. Доминик поскользнулся и упал. Тихо ругаясь, он поднялся снова.
- Доминик? - удивленный знакомый голос.
Инквизитор замер в ужасе. Опять? Нет, не надо! Но сам уже смотрел в ту сторону, откуда раздался тихий голос, и уже шел на свет, внезапно засиявший среди этой темноты.
Еще несколько шагов и он вышел из темного туннеля на зеленую полянку, ярко освещенную солнцем. Посреди поляны бежал ручей и исчезал в светлом лесу. На камне у ручейка под большим деревом сидела Мери - Мери?..
Мери растерянно смотрела на Доминика. Она не звала его, это не входило в ее планы. Откуда он здесь? Она знала, что это именно он, а не сон, не бесконтрольное порождение ее подсознания.
- Доминик? Вы здесь? - неуверенно спросила она, невольно прижимаясь к дереву крепче, словно боясь его.
Доминик смотрел на нее так, словно не верил своим глазам. Он сделал несколько робких шагов к ней.
- Мери? - спросил он тихо. - Это правда вы? Вы живы?
Мери почувствовала сильное желание прочистить себе уши: не послышалась ли ей эта надежда в голосе священника? Но как ужасно он выглядит!
- Что с вами? - не отвечая, спросила она. - Вас словно терзала стая диких зверей...
Он вздрогнул и оглянулся, нервно рассмеялся. Нет, тоннель исчез, он в лесу. В безопасности теперь.
- Кошмар, - успокаиваясь, сказал он и опустился в траву в нескольких шагах от Мери.
- Я тут не при чем! - автоматически насторожилась Мери.
- Я знаю. Обычный кошмар, - кивнул священник.
На ней были голубые джинсы и белая мужская рубашка, завязанная на животе узлом. Ее распущенные волосы струились по плечам, горя на солнце. Она была босая...
Доминик все смотрел на нее и никак не мог наглядеться. Она была так близко, такая живая. Господи!
- Мери, - позвал он. - Вы действительно живы?
Она улыбнулась и протянула ему руку.
- Потрогайте, я не призрак.
Он потянулся к ней, но вдруг покраснел и отдернул руку. Мери звонко рассмеялась.
- Не бойтесь. Я ничего не сделаю с вами. Слово ведьмы.
С этими словами она вскочила на ноги и подошла к ручью, обмакнула в него невесть откуда взявшееся полотенце. Приблизилась к инквизитору, опустилась рядом с ним на колени. Он насторожился.
- У вас все лицо в крови, - проговорила она тихо, с жалостью глядя на него.
Он кивнул и доверчиво закрыл глаза. Она коснулась его подбородка, приподнимая его лицо, и осторожно коснулась кровоточащих царапин влажным холодным полотенцем. Он вздрогнул.
- Больно? - испугалась Мери.
Он усмехнулся ее предположению. Она зачарованно смотрела на эту улыбку, так смягчавшую и красившую лицо инквизитора.
- Вы так красивы, Доминик, - тихо проговорила она.
Изумленный (вот так его еще никто не называл!) Инквизитор медленно открыл глаза, чтобы встретить ее восхищенный любящий взгляд. Он позволили себе ответить, тихо-тихо, едва шевельнув губами:
- Вы тоже, Мери, вы так прекрасны.
На ее лицо набежала тень, глаза наполнились слезами - она услышала его.
- Что я такого сказал? - виновато спросил он, лаская пальцами ее щеку.
Он уже не в силах был оторвать свой взгляд от нее.
- Что вы делаете? - пробормотала Мери, сказочно розовея.
- Прошу позволения... - он поднялся на колени рядом с ней.
- Позволения? - она взволнованно дышала: он был так близко!
- Поцеловать вас, - мягко ответил Доминик.
Он коснулся ее губ своими, осторожно обнял за талию, привлекая к себе. Она закрыла глаза, отвечая на ласковый нежный поцелуй...
Это продолжалось несколько минут, потом они оторвались от губ друг друга, но продолжали стоять рядом на коленях. Доминик прислонился к ее лбу своим.
- Я не верю, - пробормотала Мери. - Это просто сон.
- Это и есть сон, - напомнил Доминик.
- Ах да, - улыбнулась Мери, смущаясь.
Доминик тихо рассмеялся, Мери присоединилась к нему.
Смех стих. Ее окутывало смущение. Она хотела еще раз поцеловать его, обнять, хотела его всего, но боялась, что он опять отшатнется от нее. Пусть хотя бы обнимает ее. Но все же...
- Зачем? - сорвалось с ее губ.
Он поднял бровь.
- Зачем вы это сделали?
- Я люблю вас.
- Но вы же Инквизитор! - ошеломленно сказала она, отодвигаясь, чтобы посмотреть на него.
- Ну и что?
Он был спокоен. Она смотрела в его светлые глаза и все не могла понять, серьезен ли он.
- Вы смеетесь надо мной? - с подозрением спросила она.
- Нет. - Суровая складка пересекла его лоб. - Ничуть. Я люблю вас, это правда.
- Не могу поверить, - бормотала она, качая головой.
Он вздохнул.
- Простите меня... За тот сон.
- За... тот сон? - она опустила глаза, бледнея. - Вы хотели убить меня.
- Нет! - он обнял ее и привлек к себе. - Нет, никогда.
- Вы оставили меня. В огне.
- Я проснулся. Почему-то проснулся...
Мери вывернулась из его рук и вскочила.
- Спросите своего друга-инквизитора, чем ему так насолила маленькая колдунья-травница, за что он так ненавидит ее даже после ее смерти! - закричала Мери. - Тогда вы поймете, почему проснулись тогда!
Она топнула ногой и исчезла, оставляя его одного на зеленой полянке в лесу...

URL
2009-03-03 в 02:06 

LazyRay
Заслуженная няня
13.

Они не справляют Рождество. Для них - это дата, но не праздник. Они могут собраться вместе в этот день, посидеть и помолчать, но это не совсем то, чего хотела Мери. Она знала, что даже Армик, самый молодой из их общины (не считая ее саму) уже не устроит этот праздник. Может быть, он отведет свою дочь к ее подружкам; может, сам посидит там; несомненно, подарит подарок, но...
Мери подняла глаза к сумрачному зимнему небу. Из-за того, что она осознала себя, какая она есть, она не стала меньше любить этот праздник. Наоборот. Рождество - свидетельство того, что даже таким, как она, доступны радости простой жизни и простого счастья. Мери тяжело вздохнула, пряча нос в пушистом воротнике шубы. Она так завидовала... Богородице. Она тоже хотела ребенка. Маленького мальчика со светлыми волосами и серыми глазами, с упрямым подбородком, как у отца...
Мери запретила себе думать об этом. Она не видела Доминика с того сна на поляне, но не могла не вспоминать его. Она еще раз тяжело вздохнула и нажала кнопку звонка.
Через минуту дверь отворилась. Она улыбнулась растерянному мужу... бывшему мужу.
- С Рождеством, Патрик!
Он улыбнулся такой приятной неожиданности и пропустил ее в дом.
- С Рождеством, Мери!
Он помог ей снять шубу и шапку. Пока он вешал это в шкаф, Мери разулась. Патрик выжидающе посмотрел на нее. Она смущенно улыбнулась и протянула небольшую блестящую коробочку с бантом. Он удивился, но улыбнулся и поцеловал ее в щеку. Мери ответила ему еще одной ясной улыбкой.
- Спасибо.
- Не открывай ее до полуночи! - предупредила она, зная его привычку.
- Хорошо, - усмехнулся он.
Предложив ей руку, он повел ее в столовую.
- У нас сегодня есть рождественская гостья! - торжественно заявил он с порога.
У него гости? Мери приготовила любезную улыбку, но ее губы застыли в полудвижении, когда она увидела "гостя", растерянно приподнявшего со стула при виде ее. Его губы скривились в странной гримасе, глаза... словно не верили увиденному. Мери рассеянно выпустила руку Патрика, не сводя глаз с Доминика.
"Это не сон! Я наконец-то вижу его, я могу дотронуться до него!"
Мери медленно пошла к священнику в обход стола и елки, пока до Доминика не остался всего один шаг.
Легкий румянец окрасил бледные щеки инквизитора, на губах расцвела счастливая улыбка: "Это не сон! Я вижу вас, вы здесь! Я люблю вас!"
- Счастливого Рождества, Доминик, - прошептала Мери, протягивая руку и робко улыбаясь.
- Счастливого Рождества, Мери, - голос священника тоже был тих.
Он коснулся руки девушки, и их пальцы переплелись...

Патрик смотрел и никак не мог понять, как могут быть они так... так...
Они невозможны!
Его кузен и бывшая жена. Священник и красивая молодая женщина. Инквизитор и ведьма, наконец! Двое людей, которых он больше всего любил на этом свете.
Патрик Сентлайт стоял и смотрел. Никак нельзя было ошибиться: это молчание, говорящее лучше любых слов; эти сияющие лица, эти встретившиеся руки.
Он горько улыбнулся, восхищаясь красотой женщины, которая ушла от него навсегда.
- Счастливого Рождества, - прошептал он тихо, отступая назад.

Они не заметили, как он покинул комнату, не слышали, как тихо щелкнула входная дверь. Они все не могли насмотреться друг на друга.
Доминик коснулся щеки Мери, ощущение гладкой нежной кожи под пальцами сводило его с ума. Это был не сон, наконец-то не сон, и она, живая, реальная, прекрасная, так близко!
- Мери, - выдохнул Доминик, не в силах ничего сказать больше. - Я люблю вас!
- Это не сон, - проговорила Мери, несмело протягивая руки, чтобы коснуться светлых коротких волос.
Ее рука замерла, снова на самом деле коснувшись его головы. Он смотрел на нее в ожидании, его глаза горели. Мери осмелела и обняла Доминика за шею. Его руки обвились вокруг ее талии, а губы потянулись к ее губам...

конец.

URL
2009-03-03 в 12:10 

Sideburn004
Ограничение скорости?! Что такое "ограничение скорости"?? /// Беспокойный автобот из деревни Скрытого Кабинета
запоздалый вопль читателя:
ЭЭЙ,это же "Блесс" называется? куда дели пусечку?! зачем обидели и забыли?!! не хочу такой конец!!!
и у меня когнитивный диссонанс-ведьма и инквизитор хорошо представляются тётей и дядей,а Блесс исключительно с анимешной рожей,причем вылитым главным героем из "Дворецкого":/
скока лет назад оно было написано?

2009-03-03 в 17:36 

LazyRay
Заслуженная няня
Sideburn004
Ой, читатели! Оо
На самом деле написано было лет... а я не помню, сколько. До 2003 года это точно. Давно.
"Дворецкого" я не смотрела, но что-то анимешное в Блессе есть, ага.
Сама не знаю, как такой конец вышел :nope: Но не светит Блессу с этой дамочкой.

URL
   

Анекдот отдельно взятой жизни

главная