Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2009-03-03 в 01:32 

LazyRay
Заслуженная няня
2. Тринадцатая ночь.

Солнце садилось. Последние лучи прощально мигнули и скрылись в седой городской дымке, скрывающей горизонт. Небо стремительно синело, взлетая из красного зарева на западе. Тонкие серые облачка вытянулись в нитку параллельно земле, словно подводя черту ушедшему дню.
Ветер проник в окно, неся с собой шум большого города и нежное ароматное дыхание встающей с востока ночи, весенней ночи...

Человек смотрел в окно так, словно это был его последний закат. Поймав себя на этой мысли, он попытался успокоиться, но губы против воли скривились в судорожной усмешке. Тогда он резко отвернулся от окна. Своя впечатлительность была ему хорошо известна, но он почти поверил своим же домыслам. Последний закат!
Небрежно пожав плечами, Блесс накинул на плечи широкий черный плащ. Покрутившись перед зеркалом и найдя свой облик достаточно привлекательным и устрашающим, он покинул квартиру...

Святой отец опустился на колени перед огромным распятием и молитвенно сложил руки. В полутемной пустой церкви было тихо и даже казалось, что можно расслышать, как сгорают свечи в высоких старинных канделябрах. Но священник, погруженный в глубокую молитву, ничего не слышал. Его глаза были закрыты, бледное худое лицо спокойно...

Мери вышла из душа, на ходу вытирая волосы. Зазвонил телефон. Девушка откинула волосы назад, еще раз мысленно поздравила себя с недавней покупкой банного халата (светло-бежевый мягкий халатик, ее давняя мечта!) и поспешила к телефону.
- Да? - но в трубке только частили короткие тревожные губки.
Мери медленно опустила трубку, и подступившая тишина окутала девушку непроницаемой пеленой. Мери стало страшно. Она поспешно включила радио, телевизор, а потом и свет во всех комнатах, но тревога не отступала...

Таксист тихо мурлыкал под нос песенку, подпевая радио. Его взгляд на секунду оторвался от дороги и скользнул по встроенному циферблату электронных часов. Десять вечера. Скоро можно и домой. Он заметил призывно поднятую руку и остановился. Парень в широком черном плаще скользнул к двери...
"You never make the saint of me... "

Стив проверил, насколько свободно оружие выходит из кобуры, методично убрал со стола промасленные тряпочки и пустые коробки. Бросил взгляд на часы - пора!
Через несколько минут Стив уже шел вниз по улице; Стив, наемный убийца...

Главный бухгалтер, Валитан, опять задержался в офисе допоздна. Рамс, компаньон, уже умчался домой к дочке, а главный бухгалтер все корпел над отчетом, уговаривая кого-то подождать еще немного, еще часик-другой, и он покончит с этим отчетом, и не страшен никакой аудитор. Он устало потянулся, не отрывая взгляда от неярко голубевшего монитора. Еще часок...

Джи потушил свет во всех комнатах и приблизился к окну. Дрожащими от волнения и страсти пальцами он смахнул несуществующую пыль с миниатюрного телескопа и припал к его глазку. В доме напротив в желанном, вожделенном окне, горел свет, и силуэт девушки ясно вырисовывался на светлых занавесках. Джи затаил дыхание...

Николо Морелли пожал руку своему - отныне уже - партнеру и улыбнулся. Сделка обещала быть на редкость удачной. Эта поездка в Штаты на удивление плодотворна! Но пора, пора домой.
Хозяин офиса проводил Николо до лифта, и вскоре Николо в сопровождении неотлучных телохранителей направлялся к первому этажу...

В городе никогда не бывает совершенно темно: свет неоновых реклам замещает по ночам солнце. Сияющие буквы, подмигивающие огненным глазом красотки, яркие витрины, полосы и гирлянды бросают сотни бликов на лица людей, куда-то стремящихся в приближающейся ночи. В городе нет темноты...

Блесс расплатился, как обыкновенный добропорядочный гражданин - это все еще развлекало его! - и вышел из такси. Автомобиль мгновенно рванулся с места и влился в поток сияющих фар, даже не заметив отчаянно машущего обеими руками мужчины. Блесс пожал плечами. Несколько секунд он полусерьезно раздумывал, а не посадить ли в зеркало таксиста светящийся скелет, но решил, что не стоит, не затем он в городе. С сожалением расставшись с такой замечательной идеей, Блесс повернулся лицом к разыскиваемому зданию. Его взгляд медленно прошествовал от первого до... какого-то там несчетного этажа сверкающего небоскреба...

Священник перекрестился и поднялся с колен. Еще несколько секунд он вглядывался в изнеможенное лицо Христа, словно ища ответ на мучившие его вопросы. Но, видимо, время ответом еще не настало. Святой отец медленно, медленнее обычного, направился прочь из церкви...

Мери хотела лечь сегодня пораньше, но неожиданное беспокойство не позволяло ей расслабится. Может, это из-за завтрашнего собеседования? Ей так важно получить эту работу!
Она взяла фен, но даже его мерное гудение раздражало ее. В сердцах девушка швырнула фен на туалетный столик. Упала на пол фотография красивого молодого блондина в замысловатой рамочке. Мери бросилась поднимать ее и едва не расплакалась - стекло рамочки разбилось. Сначала она растерянно глядела на портрет своего последнего увлечения, но постепенно лицо ее успокоилось. Она подсжала губы и встала. Через несколько секунд портрет в разбитой рамочке полетел в мусорную урну, а Мери отправилась в спальню - одеваться. Она решила немного прогуляться перед сном...

Стив удобно устроился на заранее выбранном месте в кафе, устроенном прямо в парке под открытым небом. Здесь, за отделенным столиком, его никто не заметит, а ему самому отлично был виден залитый светом вход в то здание, где сейчас находился его "клиент"...

Таксист остановился только через несколько кварталов, у церкви. Он шумно дышал, а сердце словно хотело выпрыгнуть из груди. Таксист с трудом поднял руку, чтобы перекрестится, и от этого привычного жеста сразу стало легче. Только теперь он оглянулся назад. Место на заднем сиденье, где только что сидел пассажир, словно пропиталось тем зловещим, что так и веяло от этого парня в плаще. Таксист так и не понял, в чем дело и что же так испугало его, но дал себе клятву завтра же поменять обивку...

Главный бухгалтер прибирался на рабочем столе, отправляя в корзинку ненужные уже файлы и блокнотные заметки. Посмотрел на часы - одиннадцать. Валитан мог бы похвалить себя с успешным завершением работы, но он так устал...
Внезапно включенный свет ударил по глазам, привыкшим к полутьме. Валитан вскинул руку к голове. Тихий смех ошеломил его: Валитан знал этот смех!
- Ты? Здесь? В городе? - все еще щурясь, спросил он.
- Ну да, - спокойно ответил Блесс, усаживаясь напротив Валитана в удобное мягкое кресло. - Мне здесь даже понравилось. Да и всегда нравилось. Отличный офис, мистер бизнесмен!
- Спасибо. Но что же мешало тебе раньше почтить своим присутствием это изобретение человечества? - полюбопытствовал Валитан; Блесс уже очень давно безвылазно сидел в своем замке...
- Другое изобретение человечества, - невозмутимо произнес Блесс, но глаза его лукаво блеснули. - Я скрывался от Святой Инквизиции.
От этих слов Валитана передернуло, хотя он знал, что в Америке нет Инквизиции. Нет. По крайней мере, нет такой, как... раньше.
- Этим не шутят! - отрезал Валитан, но Блесс уже улыбался.
Валитан что-то пробормотал себе под нос, наверное, выругался, подумал Блесс, во всяком случае, ему стало легче.
- Пошли, - буркнул Главный бухгалтер, выключая компьютер и вставая. - Расскажешь по дороге...

Джи сломя голову мчался по лестнице вниз. Лифт, как всегда, не работал, и он боялся не успеть и упустить Ее, Богиню его грез. Она только что вышла из квартиры, он был уверен в этом. Он видел, как Она одевалась, как потушила свет в комнатах. Может, Она почувствовала, как он стремится к Ней и пошла к нему? Надо спешить, Она может потеряться и долго искать его на улицах, а там опасно ходить девушке одной. Такой прекрасной девушке...

Ночь спустилась на город, весенняя ночь. Она ласково и нежно смотрела на людей, пробуждая в них неясные желания. Хотелось поднять глаза к небу и найти там Луну, а может, ту одну, заветную, единственную на всем небе звезду, и бежать за ней по тонкому зыбкому лучу.
Сердца наполнялись томлением, глаза горели ярче звезд, грудь поднималась выше и чаще...

- Я искал ее везде, где только мог, - жаловался Блесс молчаливо стоящему рядом Валитану. - Везде. Но не нашел.
Лифт нес их вниз.
- Ты уверен, что хочешь этого?
Блесс привалился к стенке спиной и в замешательстве уставился на друга.
- Мне кажется, что без нее я сойду с ума!
Валитан попытался представить себе безумного Блесса, но воображение в страхе отказывалось от такого задания. Валитан покачал головой.
Лифт распахнулся в просторный холл.
- Подожди меня на улице, - бросил Главный бухгалтер и направился в подземный гараж.
Блесс вздохнул и побрел к стеклянным дверям...

URL
2009-03-03 в 01:33 

LazyRay
Заслуженная няня
Святой отец не стал идти более короткими переулками, а пошел домой по широкой, ярко освещенной улице, полной людьми. Непонятная тревога беспокоила отца Доминика, смутное предчувствие теснило грудь...

Мери торопливо перебежала улицу, этот район всегда был темноват и неспокоен. Ей хотелось выйти на широкую людную улицу и немного потолкаться в толпе. Странное желание для столь позднего времени. На секунду Мери вспомнила свое недавнее лечение в больнице: тогда у нее часто возникали странные желания и снились непонятные, к счастью, уже забываемые сны. Может, снова началось?
Она заметила у обочины такси и уже сделала несколько шагов к нему, намереваясь вернуться домой. Но потом мотнула головой и почти побежала прочь. Что-то тянуло ее, и это что-то было сильнее осторожности...

Таксист пустым остановившимся взглядом проводил стройную девичью фигурку. Рыжая тварь на этот раз не подошла! Он помнил ту давнюю поездку, и ту пассажирку, что едва не довела его до приступа своим звериным воем! И вот она снова здесь! Ведьма! Таксист дрожащими пальцами пригладил вставшие дыбом волосы...

Стив взглянул на часы - клиенту пора выходить. Все словно ушло на второй план. Все, что не относилось к заданию. Стив работал...

Главный бухгалтер неторопливо открыл дверцу машины и устроил на сидение свое большое тело. Он не был толстым, просто очень высоким и мощным. Он был... большим, и спешить ему не подобало.
Но мысли Валитана проносились в его голове словно молнии. Блесс, бедный мальчик, и угораздило же тебя так влюбиться...

Площадка перед входом в просторный холл небоскреб была ярко освещена слегка голубоватым светом двух матово сияющих шаров, расположенных по бокам немногочисленных мраморных ступенек. Свет отражался и мерцал в полупрозрачных плитах лестницы у толстых перил. Света было больше, чем достаточно...

Блесс с любопытством разглядывал свое отражение в стеклянных дверях, затем обнаружил, что мраморный пол тоже показывает туманную фигуру. Внимательно глядя под ноги, Блесс попытался наступить на лицо своему отражению, но оно ускользало. Блесс шагнул вперед, но отражение, переместилось на ступеньки и насмешливо шевелилось там. Блесс был полон намерений догнать наглое отражение, но тут он краем глаза заметил что-то любопытное. Он поднял голову и остолбенел: по улице шла девушка; вопиюще рыжие волосы мерцали в свете фонарей и реклам. Блесс даже возмутился: он столько месяцев безуспешно искал ее, чтобы вот так случайно встретить!
Но через мгновенье он уже летел через ступеньки...

- МЭРИ!
Она вздрогнула. Никто так не произносил ее имя, никто и никогда! Только один чело... одно существо могло заставить ее простенькое имя звучать и петь, но это было во сне!
- МЭРИ!
Она заставила себя поднять глаза на запыхавшегося человека, вдруг возникшего рядом, и знакомые безумные зеленые глаза снова обожгли ее.
Высокий черноволосый незнакомец - незнакомец ли? скорее гость из давнего кошмара! - нежно взял ее за руки.
- Ох, МЭРИ, как же вас трудно найти!

Джи, тенью следовавший за своей Богиней всю дорогу, немного замешкался на полной даже в это время людьми улице и потерял Ее из виду. Забеспокоившись, он бросился расталкивать прохожих и вскоре увидел Ее. Стоило ему на секунду отвлечься, и его Прекрасная уже попала в беду: какой-то тип в зловещем черном плаще схватил Ее за руки и это посреди людной улицы! Ненависть вспыхнула в Джи, и он потерял голову...

Отец Доминик тоже увидел эту сцену. Неизвестно, как погруженный в свои думы святой отец обратил внимание на эту парочку, правда, они выглядели не очень обыкновенными...
Что-то заставило отца Доминика взглянуть налево, он заметил, как побледнело лицо девушки и как она отпрянула от того молодчика. Святой отец нахмурился и направился к странной парочке...

- Отпустите! - каменным тоном произнесла Мери.
Блесс повиновался, продолжая умоляюще глядеть на девушку.
- МЭРИ, только не говорите, что вы меня не помните! Вы не могли забыть меня!
Блесс неожиданно понял, что обращается к МЕРИ на "вы", наверное, за месяцы безуспешных поисков он почти примирился с ее недосягаемостью. Но почему она так смотрит на него?
- Не бойся меня, МЭРИ, - с отчаянием произнес Блесс, никогда не подозревавший в себе способностей к такой мелодраме...

Джи налетел на высокого наглеца и оттолкнул его от Нее.
- Ты! Ты!.. - он не находил слов. - Как ты посмел прикоснуться к ней! Мерзавец!
Тот парень изумленно уставился на него, лишенный дара речи. Потом брезгливо сморщился, чего Джи, впрочем, уже не заметил.
Джи обернулся к своей Прекрасной и с обожанием взглянул Ей в глаза. Он еще никогда не видел Ее так близко и с благоговением понял, что Она еще блистательней, чем казалось на расстоянии...

Мери с недоумением разглядывала своего неожиданного защитника. Она никогда раньше его не видела.
- Это ваш друг?
Это спросил зеленоглазый, почему такая горечь в его голосе? Мери нахмурилась, какая-то мысль крутилась так близко и никак не давалась...

Святой отец легко прикоснулся к плечу высокого парня в плаще.
- Молодой человек, - сказал он...

Джи снова повернулся к нахальному приставале и вызывающе воззрился на него снизу вверх...

Мери сделала шаг назад. Еще шаг...

Блесс рассвирепел. Резким мгновенным ударом он заставил коротышку отлететь в сторону. Если он друг МЭРИ, что ж, тем хуже.
- МЭРИ, подожди! - умоляюще воззвал он и в ярости обернулся, почувствовав прикосновение к спине...

Мери с недоумением увидела, как этот парень отшатнулся от незаметно подошедшего священника, но реакция святого отца ее просто позабавила. Священник внезапно побледнел так, что это было заметно даже в неверном голубоватом свете, а рука судорожно поднялась к груди: для крестного знамения?
- О, Господи! - тихо прошептал священник, но Мери почему-то услышала его слова. - Что же это?
- Вовсе не то, что вы подумали, - быстро проговорил зеленоглазый, - я даже перекреститься могу. Вот, - он уже поднял руку, но, немного помедлив, видимо, передумал - опустил. - Но не буду!
Что-то щелкнуло в голове Мери, она почувствовала, что вот-вот вспомнит. "Он будет шутить и на костре", - почему-то возникла мысль...

URL
2009-03-03 в 01:33 

LazyRay
Заслуженная няня
Николо Морелли, добропорядочный глава одной из многочисленных семей итальянской мафии, в сопровождении двух телохранителей показался из стеклянных дверей здания. Телохранители с подозрением осмотрели странную группку людей у подножия лестницы, но все же сочли их безопасными. У подъезда притормозил белый лимузин Морелли, открылась дверь. Николо сделал шаг по ступенькам...

Мери наконец-то озарило.
- Блесс! О, Боже мой, Блесс! - то ли с ужасом, то ли с восхищением вскричала она.
Она все-таки вспомнила!
Блесс обернулся к ней - Мери читала его лицо, как книгу. Ей стало не по себе от невыразимой надежды, и она еще немного отступила. Ее еще никогда так не любили! - с внезапной, отчетливой до боли в голове ясностью, поняла она. И она тоже никого и никогда?..
Мери прижала руки к губам и, испуганно и моляще глядя то на Блесса, то на священника, попятилась назад...

Таксист с мрачным неподвижным выражением на лице выехал на ярко освещенную улицу, покинув наконец-то свой тупичок. Он хотел домой...

- Машина! - первым заметил опасность священник, указывая рукой за спину Мери.
Девушка ничего не услышала, но до Блесса слова священника дошли. Он бросил взгляд на дорогу и, содрогнувшись, прыгнул к Мери. Священник тоже устремился к ним...

Стив поймал в перекрестье прицела тощую фигуру Морелли и, выждав несколько мгновений для уверенности, плавно нажал курок... Через секунду он вскочил на ноги, не веря своим глазам: он - он! - промахнулся!
Стив бросился к клиенту, желая даже ценой смерти исправить ошибку, и уже на бегу понял, что в промахе нет его вины...

Телохранители Морелли, увидев суматоху у подножия лестницы, моментально разобрались в обстановке. Отличные мастера своего дела, они как можно скорее препроводили своего подопечного в готовый отъехать лимузин. Уехать до приезда полиции...

Таксист успел затормозить в метре от девушки. Он уже не удивился, узнав ее. Исчадия ада сговорились погубить его сегодня, что ж, он готов предстать перед вечным судией. Его губы неслышно зашептали "Отче наш"...

Блесс подбежал к МЭРИ и обнял ее. Найти так неожиданно, чтобы чуть не потерять так же неожиданно и так глупо.
- Ох, МЭРИ, - сдавленно прошептал он, - с тобой я поседею.
Но МЭРИ оттолкнула его. Блесс вопросительно посмотрел в ее широко распахнувшиеся глаза и резко обернулся. Священник лежал на земле в неудобной позе...

Стив выругался, но лимузин Морелли уже скрылся из глаз. Наемный убийца огляделся и увидел пустое такси, скромно притулившееся у обочины. Он подскочил к машине и резво забрался внутрь. Водитель лениво повернул голову. Стив молча показал ему пистолет. Таксист так же медленно повернул голову обратно и завел мотор...

Главный Бухгалтер аккуратно притормозил у обочины - такси отъехало на редкость вовремя! - и вышел из машины... А он думал, что разучился удивляться! Ай да Блесс, нашел-таки! Но...
Валитан нахмурился и подошел к Блессу, стоявшему возле рыжей девушки, на коленях склонявшейся над лежащим прямо на земле человеком... священником!
- Что? - кратко спросил Валитан.
- Надо уехать, пока нет полиции! - с отчаянием проговорил Блесс, словно продолжая спор.
- Мы не можем так оставить его! - выкрикнула та девушка.
Валитан помнил ее еще с той Встречи...

- Конечно, мы не оставим его, - мягкий, но уверенный голос успокоил Мери, и она с надеждой посмотрела на подошедшего мужчину.
Слабая улыбка коснулась ее губ: его она тоже помнила. Были ли снами те сны? Или, может, сейчас не явь?
- Священник? - пробормотал Блесс.
- Вот-вот, - ответил ему в тон тот человек, впрочем, уже осторожно поднимая раненого. - Откройте мне дверь!
Мери бросилась к дверце машины, и на ручке ее пальцы коснулись руки Блесса...

- Скорее, скорее! - торопил таксиста Стив, нетерпеливо глядя туда, где только что мелькнул за углом белый лимузин. - Направо!
Таксист плавно повернул направо.
- Скорее, жми на газ! - заорал Стив, чувствующий ускользающую добычу.

Таксист подумал, что здесь нельзя ехать быстрее, но пистолет красноречиво маячил справа от него. Неожиданно таксист расхохотался и дал газу...

Стив не обратил внимания на смех водителя, будь он хоть психом, они догоняли! Он не успел ничего сделать, или даже подумать, когда таксист, все так же безумно хохоча, резко повернул руль, и машина на всей скорости врезалась в фонарный столб...

- Вы сумеете оказать первую помощь? - спросил тот мужчина, что приехал за Блессом.
Мери торопливо кивнула.
- Хорошо, - кратко ответил он, передавая ей аптечку.
Мери нашла бинт, машина тронулась.
- Куда мы едем? - произнес тихо Блесс.
- Его нужно отвести в больницу! - заявила МЭРИ, не поворачиваясь к мужчинам, сидящим спереди.
Блесс с восхищением посмотрел на МЭРИ, устроившуюся на заднем сиденье со священником, до сих пор не пришедшим в себя. Впрочем, все в МЭРИ приводило Блесса в восторг, даже глупости, что она говорит. Блесс уже устал опасаться этого ослепления...

- Нет, - Валитан быстро мчался по ярким улицам города, - в больнице огнестрельная рана вызовет подозрения.
- Но... - растерялась девушка, - ему нужен врач...
- Несомненно, - подтвердил Валитан, - к нему-то мы и едем.
Блесс с подозрением уставился на друга, с трудом оторвав взгляд от лица девушки.
- К Гарри?
- К доктору Рейвену, - с неудовольствием поправил Валитан, все-таки этот мальчик удивительно бесцеремонен!
Блесс расхохотался.
- Бедный Гарри! Он - лечит священника!
- Лучше подумай, что скажет святой отец, когда узнает, кому обязан жизнью! - отрезал Валитан.
Блесс замолчал; удивительно серьезное и немного печальное выражение его лица обрадовало Валитана - все-таки он понимает, во что мы все ввязываемся...

- Не бойся, МЭРИ, - она вздрогнула, когда Блесс, внезапно обернувшись, обратился к ней. - С ним ничего не случится, мы успеем.
Мери не нуждалась в ободрениях! Или нуждалась?..
Глаза Блесса блестели в темноте, и девушка почему-то не смогла отвести взгляд. Блесс! Само его присутствие было опасностью, от которой надо было бежать со всех ног, потому что его глаза пробуждали в ней слишком много... Например, воспоминания.
Ей наконец-то удалось закрыть глаза, но тем ясней встала перед глазами картина темного спящего леса, над которым она когда-то... пролетала?
Мери не открыла глаз, не сделала ни одного движения, но откуда-то знала, что Блесс нежно смотрит на нее, неудобно изогнувшись на переднем сидении, что тот мужчина - Валитан его зовут - внимательно следит за дорогой, и две его руки твердо держат руль, что он слегка постукивает большим пальцем правой руки по шероховатой поверхности руля... Она чувствовала слабое и трепетное биение жизни где-то рядом, там, где голова раненого касалось ее колен. Они успеют, знала Мери, они довезут его, и все будет хорошо...

Валитан только тихо удивленно хмыкнул, почувствовав неумелое, но уже легкое прикосновение этой девушки. Похоже, скоро Незваную Гостью придется официально приглашать на встречу. И ясно, кто приведет ее... - Валитан искоса посмотрел на повернувшегося назад Блесса. Улыбка - редкая гостья - согрела губы сидящего за рулем...

- В операционную! - скомандовал доктор, даже не полюбопытствовав, кого ему привезли; кривая язвительная усмешка удивительно шла его худому смуглому лицу. - Знаете, небось, куда!
Валитан и Блесс молча понесли раненого вглубь дома. Мери не сводила с доктора взгляда. Черноволосый, небольшого роста, с быстрыми, непроглядно черными глазами, доктор Рейвен был смутно знаком ей. Нет, Мери могла поклясться, что первый раз в жизни видит его, но она его знала!
Доктор, очевидно, заметил ее смущение, усмешка снова появилась на его лице.
- Не можете вспомнить, где видели меня? - резко спросил он. - И не пытайтесь, не вспомните!
Мери не покоробил его тон, откуда-то она уже знала, что доктор Рейвен всегда так разговаривает. Доктор... Рейвен? Она резко подняла брови, с восхищением глядя на мужчину...

Рейвен развел руками.
- Дорогая леди, ваша память вызывает зависть! Она говорит мне, что я не зря...
- Позвали меня? - подхватила Мери.
Они заговорщически глядели друг на друга.
- А вы знаете, что спасли всех тогда? - спросил Рейвен прямо.
- Вы спасли, рассказали мне о Встрече...
- Тсс! - зашипел доктор Рейвен - Лорд Ворон, столь памятный Мери. - То, что я сделал, непозволительно! Давайте будем молчать об этом! У нас будет наша тайна!
Лорд Рейвен с серьезным лицом подмигнул Мери, и та, несмотря на тяжелые обстоятельства, приведшие ее сюда, не смогла удержаться от смеха...

Блесс увидел ее, стоящую рядом с доктором, глядящую на него, смеющуюся с ним. Ее красота сводила с ума... но, очевидно, не только его одного. Нахмурившись, Блесс подошел к ним...

Доктор заметил недовольное и сердитое лицо Блесса и едва удержался от смеха. "Ладно, ладно, - пробормотал он про себя. - Отелло нашелся!"
- Я пошел! - объявил он, но, уже направляясь к операционной, не смог удержаться и еще раз подмигнул девушке.
Убедившись, что Блесс это заметил, Рейвен крикнул Мери, что она может отдохнуть в комнатах наверху. И, наконец, ушел в превосходнейшем настроении...

URL
2009-03-03 в 01:34 

LazyRay
Заслуженная няня
Мери едва не рассмеялась, но, взглянув на Блесса, только вздохнула. Она глядела в его диковатые глаза и вспоминала свои сны, в которых он явился ей впервые. Он был хозяином замка и Леса, а она - только пленницей. Сегодня она поняла, что их роли поменялись, и чувство невыразимого восторга охватило ее. Блесс, ты мой! - можно было легко прочитать в ее сияющих глазах. И Блесс знал это. И она знала, что он знает. И он знал, что она знает, что он знает, что он всецело ее... Блесс дотронулся до ее щеки. Она затаила дыхание...
Громкий вопль заставил их подскочить на месте. Блесс первым пришел в себя. Его лицо исказилось от бешенства.
- Я убью его! - его слова относились к доктору Рейвену, поняла Мери, узнав голос.
- Чего он хочет, этот камикадзе? - процедил Блесс, норовя взять Мери за руку.
Но девушка уже устремилась к той двери, за которой скрылся доктор. На пороге она обернулась и одарила Блесса усталым взглядом, в котором ему почудилась - жалость?
- Он просит меня снять распятие с раненого...

Доктор Рейвен устало плюхнулся на диван рядом с Валитаном, отвечая на его взгляд легким движением век. Эти двое научились без слов понимать друг друга за долгие годы знакомства.
- Я позову ее! - порывисто вскочил Блесс.
Не успел Валитан окликнуть молодого человека, как женский голос опередил его.
- Не нужно, - Мери спускалась по лестнице со второго этажа, где провела то время, что доктор занимался раненым. - Как он?
Рейвен, несмотря на усталость, ослепительно улыбнулся девушке.
- Он будет жить.
- Слава Богу, - вздохнула Мери.
Можно было подумать, что она не смогла расслабиться и отдохнуть наверху. О ком она думала? Блесс ревниво посмотрел на доктора, Рейвен ответил ему не менее выразительным взглядом.
Мери спустилась, и мужчины встали. Блесс и Рейвен одновременно шагнули вперед, но девушка, слегка кивнув им, прошла мимо - к Валитану, и села рядом с ним на место Рейвена.

Мери устало откинулась на спинку дивана и рассеянно провела рукой по его темной мохнатой обивке.
- Знаете, что происходит на полицейской волне? - оживленно начал Рейвен. - Около двух часов назад, ну, когда вы приехали ко мне, на Цветочной улице случилась авария: такси врезалось в столб. Двое мужчин - водитель и пассажир. У второго нашли оружие, калибр точь в точь, как у нашего раненого друга. Забавно, да? - доктор запустил руку в карман и, вытащив что-то, покрутил в пальцах. - Владельца оружия - насмерть. Наш святой отец был его последней жертвой. Хотите на память?
Мери разглядела наконец-то, что он держит в руках, и содрогнулась. Пуля.
- Нет, отдайте лучше своему пациенту. А первый, водитель?
- Таксист? - переспросил Рейвен, довольный, что завладел вниманием девушки. - Нет, таксист жив - ни царапинки! Ему еще и премию, может, дадут: за поимку разыскиваемого преступника. Но машину ему точно подарят новую...

Валитан посмотрел на девушку и встретил ее утомленный молящий взгляд. Встал, привлекая внимание всех собравшихся.
- Мисс Мери, должно быть, устала? - обратился он к девушке.
Она с готовностью кивнула.
- Мы покинем тебя, Рейвен, - сказал Валитан, протягивая руку Мери и помогая ей подняться.
- И оставите меня с этим? - возмутился доктор, имея в виду священника.
- Ну да, - кивнул Валитан и Рейвен смирился. - Разве что Блесс составит тебе компанию.
- А МЭРИ... - начал Блесс.
- Не волнуйся, я сам отвезу мисс Мери домой, - прервал его Валитан, прекрасно понимая, что не это волновало Блесса.
Он хладнокровно выдержал горящий взгляд Блесса, словно говорящий: "И ты, Брут!.."
- Я посмотрю на него? - спросила тихо Мери.
- Конечно, - моментально отреагировал Рейвен, предлагая Мери руку.
Мери приняла руку и не услышала, нет, почувствовала, как скрипнул зубами Блесс. "Нашли время", - подумала Мери с укоризной, хотя в другое время это соперничество только позабавило бы ее. К тому же Рейвен только подшучивает над Блессом. Ведь только шутит? Мери с сомнением посмотрела на сияющее лицо Рейвена и отказалась от своей уверенности. Ой ли...

- Он в сознании, - внезапно проговорила Мери, еще не переступив порог. Немного поколебавшись, она все же вошла в комнату вместе со всеми.
Священник лежал на удобной кровати, на белых простынях его лицо было ужасно бледным. Но взгляд его серых глаз мог пронзать насквозь.
Валитан почувствовал мурашки на своей спине, давно он так близко не подходил к священникам, таким, как этот.
- А наркоз? - недоуменно пробормотал Блесс. - Не рано он проснулся? Рейвен, как ты делал эту операцию?
Рейвен нахмурился, очевидно, слова Блесса задели его профессиональную гордость.
- Если ты думаешь, что я пичкаю своих пациентов той же мерзостью, что и эти людские так называемые научные светила, то ты ошибаешься дружок! Никакой боли, совсем никакой, только слабость, не так ли? - обратился Рейвен к священнику.
Тот не ответил, но все почувствовали, что Рейвен прав. Священник оглядел всех присутствующих, останавливая на каждом ненадолго свой взгляд, и неожиданно улыбнулся.
- Господи, - прошептал он, - и это вы спасли мне жизнь?
Валитан мог бы сказать, что Рейвен никогда бы не увидел и не помог вам, не привези он, Валитан, вас сюда, а сам он ни за что бы не сделал этого, если бы можно было увезти оттуда Блесса без Мери. Это она не бросила вас там, на улице.
- Не мы, - медленно произнес Валитан и кивнул на девушку. - Она.
Но святой отец глядел на него. Глядел так, словно знал все то, о чем умолчал Валитан. И Мери - одна - ничем не смогла бы помочь. "Вы все спасли меня, - говорил взгляд священника, не испуганный, но донельзя удивленный. - Вы! Меня!"

Священник посмотрел на девушку и встревожился. Девушку еще можно было отстоять от Них, но она была на самом краю. Но тревога отняла последние силы, и глаза его бессильно закрылись...

- Уснул, - прокомментировал Рейвен. - Пойдемте отсюда.

Без сомнения, мужчины почувствовали облегчение, когда вышли из комнаты, где лежал святой отец.
- Ну и тип, - проворчал Рейвен. - И вы хотите оставить меня с ним?
- А мне он понравился, - задумчиво проговорил Блесс. - Вы видели, как он улыбнулся? Если он еще и во все въехал... принял и понял... то это оч-ч-чень интересный человек!
За эти слова Блесс получил одобрительный взгляд Валитана и восхищенный - Мери. Блесс расцвел...

Машина мчалась по пустым тусклым улицам. "Мы как создания ночи - крадемся сквозь мрак, - подумала Мери, - а, впрочем, почему как, они и есть дети ночи. Быть может, и я... Но только ли из-за Блесса?.."

В машине было тихо. Валитан припарковал ее у подъезда дома Мери, но они не торопились прощаться. Сидели в темноте, не произнося ни слова. Наконец, Валитан нарушил тишину:
- Ты не хочешь, чтобы он знал, где ты живешь?
- Да.
- Почему?
- Я еще не знаю, чего хочу, - призналась Мери.
Валитан не мог ее укорять, скорее, наоборот.
- Но... можно я приду завтра... в тот дом? - робко спросила Мери.
Валитану не надо было света, чтобы понять ее, не нужно было смотреть в ее глаза. Навестить раненого? Но...
- Ты не боишься попасть в историю?
- Я уже в нее попала, - тихо произнесла Мери, невольно касаясь края юбки там, куда попала кровь. Она не отошла, не отстиралась, как ни старалась Мери еще в доме Рейвена...

Валитан тоже бросил взгляд на ее юбку, но отвел глаза. Он отлично видел в темноте, но не пятно крови смутило его: юбка Мери была такой короткой, а ноги такими красивыми...

Джи, всю ночь карауливший окно Мери, наконец, увидел, как вспыхнул свет в ее квартире. Но Она, его Богиня, пришла не одна, а с мужчиной...

Валитан, проводивший Мери до самой квартиры, поехал к себе, но уснуть не мог, и до самого рассвета просидел у окна, вдыхая аромат весенней ночи; совершенно один в своем пустом доме...

Николо Морелли благополучно добрался до самолета, отлетающего домой. В нем через несколько часов Морелли скончался от остановки сердца. Лучшие врачи не смогли понять, отчего отказал этот совершенно здоровый орган и почему на лице умершего запечатлелся такой откровенный ужас.
Когда об этом узнал тот, кто заплатил некоему Стиву за убийство, он насмешливо подумал, что Стив, действительно, был отличным мастером своего дела, и сдержал свое слово даже после смерти.
Лучшая эпитафия убийце...

Таксист спал сном младенца в окружной больнице. Утром он ничего не мог вспомнить о вчерашнем дне. Премию ему так и не дали, но машину новую он получил...

Мери выключила свет, разделась и с тихим наслаждением легла в постель. Но не могла уснуть. Что-то мучило ее, не давало спать. Тогда она встала с кровати и сделала то, чего не делала уже лет десять: опустилась на колени у кровати и в темноте медленно начала: "Отче наш, иже еси на небеси..."

Рейвен дремал в кресле у кровати священника. Кем бы ни был этот раненый и кем бы ни был сам Лорд Ворон, сейчас он - врач, а это - больной...

Дождавшись, пока Рейвен уснет, Блесс вылез в окно и ушел из его дома. Всю ночь он бродил по улицам и пел серенады ясной звезде, что сияла на небе. Ни одна душа не посмела кинуть на него жадный или угрожающий взгляд - стояла Ночь, и Блесс был в своей стихии...

Ночь лежала над городам, нежно целуя каждый дом и каждую улицу. Она любила этот город. Она ласково глядела на своих подданных: спящих, бродяг и влюбленных...

URL
   

Анекдот отдельно взятой жизни

главная