Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:34 

-- И бабель, и врубель --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Šis šaursliežu dzelzceļš tumsā šķiet tukšs, tumšs, drūms.


@музыка: -- Nick Cave & The Bad Seeds – Jangling Jack --

22:39 

-- Коротко --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
В декабре выписал И. К.. Соорудили три зала. Живу в центре города на ста квадратах. Организовал буфет и подпольную торговлю пивом. Вышел новый альбом Игги Попа "Post Pop Depression".

@музыка: -- Iggy Pop - Paraguay --

14:07 

-- И другие животные --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Андрей Николаич всегда был сентиментален. Осенью девяносто седьмого он увидел выскочившего на крыльцо спорткорпуса мышонка, и стал его ловить, чтобы приласкать. Мышонок, испугавшись, заметался, и вслед заметался Николаич. Предчувствие беды не обмануло мыша: Андрей промахнулся в танце и раздавил тапком животную. Большого труда стоило успокоить и отвлечь молодого социолога от самообвинений. Лишь решительное требование немедленной выпивки придало мыслям Андрея привычное течение.

@музыка: -- The Marcels – Heartaches --

10:43 

-- Расскажи-ка нам, отец, что такое потец? --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Прочитал тут: Священник, Губка Боб и Черепашка-ниндзя открыли кафе в Северодвинске. Звучит как начало анекдота, но все было серьезно. Священники освятили кафе, а затем торжественно разрезали ленточку, которую держали Губка и Черепашка.

Кураев на своих страницах предложил гнать кое-кого ссаными тряпками.

Ночью приснился Владимир Михайлович Гундя...ев, сурово сказавший: - Чаплин - это Христос сегодня, если применять принцип историзма к церкви!

@музыка: -- Мамба Джа - Аркадий --

19:08 

-- Школа Маршака --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Снимали жаркое лето. Ночью на набережной. Девушки, изображавшие выпускниц, очень ругались. Куганов спорил с костюмерами, попрекал их бедностью, украл под утро рубашку и пиджак. Географ Елена говорила ерунду, заглядывала в глаза и предлагала ехать к ней домой - пить рижский бальзам. Болезненный Саша Флейшман хватал статистов за рукава и с тревогой спрашивал, будут ли давать денег. С молодым режиссером Валентиной Куганов укрылся в кустах и пил коньяк, закусывая белорусским зельцем.

@музыка: -- QEK Junior – Kurz Und Schmerzlos --

09:35 

-- Большая комбинация - вырывание корней --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Сегодня в полночь "Дракон" движется с юго-запада на северо-восток. При выполнении гневных или насильственных действий нельзя встречаться лицом к лицу с "Драконом". Благоприятно вызывать дождь или град.

Сегодня "Наги" остаются в своих обителях.


@музыка: -- The dirty diary - The Redemption In Blackwater --

23:57 

-- Дачное --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Я почти каждый вечер беру пива и иду в парк, где в темноте сижу у дерева, пью и думаю о всякой всячине. Никто меня не видит, А если и видят, то часто шарахаются от одинокой фигуры в ночи среди деревьев. Вероятно я похож на маньяка.

Я смотрю за ребятами, гоняющими мяч, слежу за пролетающими вертолетами, слышу, как шелестят листвой деревья, и покой проникает в мою душу. И тоска отступает. Я вижу, что странные нездоровые люди за стеной - порождение болезни моего ума. И стоило бы оставить их в ближайшее время. Я вижу, как горели дома, стоявшие на этом месте до войны, а теперь тут парк, посаженный пионерами... И он уже стар и скоро исчезнет. На его месте будет что-то другое.

Я думаю о женщинах, друзьях и себе, о том, чего я хочу... Но и это не тревожит мою душу. А утром я просыпаюсь...

@музыка: -- Джеральдо – Моя песня для тебя, фокстрот --

17:53 

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Под водку лучше говорить о гносеологии, а, если выпить по бутылке - то об аксиологии, теории ценностей. Разговорами об онтологии лучше разрешать похмельный синдром.

17:51 

-- Андрей Николаич и конструирование реальности --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Как-то П. с Николаичем ехали из Томска домой и встретили Олесю Васильевну и Валерия Анатольевича Т.. Пока П. с Валерием Анатольевичем налегали на водку, Николаич пытался налечь на Олесю. При этом бормотал ей что-то про евреев и социальное конструирование реальности. Олеся взяла и убежала. Николаич метнулся за ней. Через 15 минут вернулся весь в мыле, и сожалением сказал, что Лестница улизнула.

16:11 

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Слышал ночью в поле под Колтушами, как в тумане пел старик: "Родина слышит, Родина знает, как ни за хуй ее сын пропадает..."

12:19 

-- Андрей Николаевич и пустота --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Андрей Николаич держался, когда я пришел к нему. Круглый стол в его комнате был завален объедками, пустыми пакетами из-под ролтонов, в тарелке бледнели хабарики. Я подарил Андрею две баночки "Секрета пивовара" за 45 рублей.

Андрей сказал, что хочет спасти бывшую наркоманку, а я в ответ поведал ему, как бабу в кринолинах заперли в передвижном сортире. Разговор плавно перетек на проблемы философии. Николаич был вдумчив и не путался в деталях! Я затронул проблему трех ядов в буддизме, Андрей же упирал на то, что брешь меж должным и сущим понуждает его все время к выбору водки.

Андрей Николаевич пил пиво из баночки и измышлял, что человеческая личность проявляет себя и может быть познаваема лишь в диалоге субъектов, а мир человеческих отношений часто строится по субъект-объектному типу. Это заблуждение! - напирал я. - У Бубера человеки воспринимаются как вещь, дегуманизированно. Любую ситуацию легко драматизировать в этом ключе, не правда ли?

Николаич подумал и достал из шкапа водку "Финляндия".

- Субъект-объектное восприятие - и есть причина нашего страдания! - сказал я, запивая вот это вот все яблочным соком. - Наша цель выйти из поезда на полном ходу!
- Если вдуматься, - сказал Андрей Николаевич, - то и поезда никакого тоже нет.

Мы сходили еще за одной. Николаич говорил о том, что у него вышел конфликт внутреннего Бубера с буддизмом. А я напирал на то, что не знаю к кому примкнуть - к аврамическим концепциям атмана или к анатману.

Наркоман Иван Григорьевич, молодой человек с неопрятной бородой и заплывшими глазами, зашедший к Андрею Николаевичу на огонек, посоветовал не заниматься хуйней, а исповедовать гедонизм и эпикурейство.

Андрей Николаевич пил водку и поражал стройностью и величественностью рассуждений. - И этот человек, - думал я, - ворует у соседей куриное филе! Вот она пропасть между должным и сущим!

Мы уже начали подступаться к некому общему знаменателю, но водка сделала свое дело. Субъект-объектное восприятие победило, и любовно созданный мир желаемого начал распадаться на куски. Андрей Николаевич попросил сто рублей взаймы, я отказывался. Андрей Николаевич попрекнул меня занятиями синематографом, заметил, что у меня новая жилетка...

В конце концов соседу надоело подслушивать о должном, и он стуканул хозяину квартиры, что мы курим.



@музыка: -- Коммунизм - Любви не миновать --

10:39 

-- Ничего --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Под столом в кухне валялась жирая баба с краской на лбу. Актриса Шиянова лежала на полу рядом. Я стоял в дверях и орал на нее дурным голосом, чтобы она бросила свою пушку. С фальшивым автоматом в руках я чувствовал себя идиотом. Потом я приехал из Ольгино к себе в Дачное. Взял томского Крюгера на розлив. 95 рублей за флакон. Притаился в подлеске. Спустилась ночь. Я стоял в клетчатой рубашке под деревом и пил, думая о женщинах и мире, в котором мы все себя более или менее явили. Где-то скорбно кричали старшеклассницы. Пахло грибами. Очень скоро мной овладела меланхолия. - Все то же и так же, как всегда. И то же самое будет и после нас, - сказал я и взял еще водки.

Россия - веселая и страшная страна. Как степь бескрайняя - говорит все время - Не делай ничего, ни на что не надейся, все здесь растворится. Все здесь бессмысленно и бесследно. Были великие завоеватели и воины - куда делись они? Смогли ли они завоевать эту страну? Были великие ученые умы. Где ты видишь следы их ума на этой части суши? Все бренно и потому живи, не надеясь оставить здесь свой след.

Дома я спрятался от соседей и тихо пил водку при выключенном свете. Я смотрел братьев Коэнов "Человек, которого не было". Было тихо и спокойно, как если бы ничего не было нужно, и ничего не происходило. Я допил водку, досмотрел братьев и лег спать, поставив на реверс Хорошо темперированный клавир.

@музыка: -- Гражданская оборона - Песня красноармейца --

01:15 

-- Визит 28 --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Случайности нет места лишь в мире паранойи. Там все связанно невидимой нитью. И все эти связи больной видит познаваемыми. Очень самонадеянно.

@музыка: -- Billy Hollyday - I'm a fool to want you --

09:45 

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Разнузданной половой надменностью дышат сочинения Арины Холиной.

14:18 

-- Для отправки в космос дальний --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Когда мы с тобой повстречались,
Смотрело сконфуженно небо.
И Кришна рукою синей
Задумчиво лоб чесал.

Молчали мои космодромы,
Стояли мои ракеты,
Тебя я трогал руками
Вдумчиво и не спеша...

Но спутник любви улетел - я к тебе охладел.

Ты мне говоришь о звездах,
Тайные шлешь сигналы,
Хватаешь мои телескопы,
Манишь на дачу в Тосно.

Жаришь картошку с луком,
Трындишь, что пора на работу,
А звезды - они любят сильных.
Отчаянных любит Космос.

Спутник любви улетел - я к тебе охладел.

Ты мечешься по Ленинграду,
Тревожишь радиоволны,
А я обжигающий виски
Пью в галактическом баре.

Ты ищешь меня повсюду:
В морге, на контурных картах -
Оставь меня, умоляю!
Я больше не твой Гагарин!

Спутник любви улетел - я к тебе охладел.


@музыка: -- Rusty Evans - She Looked Across The Mountain --

19:14 

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Донос - сродни молитве. Потребность есть, а ресурса не хватает.

11:02 

-- Генрих и трилобиты --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Министр Мединский предложил, наконец, определиться раз и навсегда.

Пора, наконец-то сформулировать своё собственное представление о самих себе как наследниках великой, уникальной российской цивилизации. Внятно, канонически, без блудливого спотыкания о "трудные вопросы истории" и бессодержательных рефлексий".

Мне кажется, Мединского давно нужно освидетельствовать, раз и навсегда. Старательно и вдумчиво, без суеты и спешки определить его психический статус. Так сказать, внятно и канонически. Возмущаться предложениями этого товарища (равно как и его многочисленных коллег по прозекторской) не имеет смысла. Для этого нужно находиться в эмоциональной связи с г-ном министром, что прямо скажем, противоестественно.

Нельзя же, в самом деле, возмущаться куском говна или шорохом листьев...


23:27 

-- Привычное дело --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
…Обычная жизнь в немецком тылу пусть и диктовала новые законы, которым следовало подчиняться, но, приспосабливаясь к ним, людям не понадобилось отвыкать от многих прежних привычек, новое во многом оказалось еще не забытым старым.

Управдомы и дворники продолжали «стучать» на жильцов «по должности», причем по тем же адресам — немецкие органы безопасности обычно располагались в бывших зданиях НКВД.

Новый режим, как и прежний, заставлял ради собственной безопасности притворяться и порой предавать ближнего. Доносы и пытки, побои в полиции, куда поступило служить немало попавших в окружение и освобожденных из плена красноармейцев и даже бывших милиционеров — все это не было столь уж непривычным и противным устоям советского жизнеустройства.

В советском человеке так долго убивали человека, что он вполне мог созреть к восприятию нацистских новаций. «Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного человеческого достоинства». Известные слова из письма 1934 года, адресованного академиком Иваном Павловым в Совнарком, имеют продолжение — следом за ними он обвинил большевиков в том, что те сеют вовсе не мировую революцию, а... фашизм.

Еще при советской власти у людей была воспитана такая черта, как вера в существование врага.

Без врага жить не привыкли, и смена его образа была вполне привычным делом.

Так учили в школе, так писали в газетах, так говорили по радио. Пропаганда сменила знак, если раньше она клеймила кулаков и врагов народа, теперь — коммунистов и евреев, ставя между ними знак равенства.

В сборнике для радиоузлов «Радиовестник» перечислены обязательные темы для передач — речи вождей рейха, разоблачение учения Маркса-Ленина и еврейского заговора, плохая жизнь в СССР. Поскольку в газетных редакциях работали те же люди, что и прежде, стиль газет мало отличался от советского, а иногда и содержание.

…Специальная директива по вопросам пропаганды предписывала разъяснять населению СССР, что противником Германии являются не народы Советского Союза, а евреи, созданное ими большевистское советское правительство, коммунистическая партия. Планы гитлеровского руководства в отношении СССР и его населения предполагалось тщательно скрывать. Ведь так называемая восточная политика предусматривала постепенную замену славянских народов немецкими переселенцами-колонизаторами, СССР как государство подлежал ликвидации, а населявшие его народы навечно лишались самостоятельного государственного существования.

Главный редактор орловской газеты «Речь» Михаил Октан в своей брошюре «Евреи и большевики», которая была выпущена ко дню рождения Адольфа Гитлера в апреле 1942 года, утверждал, что «так называемое ГПУ–НКВД на самом деле является марионеткой в руках мировой закулисы — еврейского заговора, цель которого — порабощение народов Европы».

В репертуар Орловского кукольного театра вошел спектакль «Толстый жиденок», а выездной ансамбль артистов «Пестрая сцена» выступал в кинотеатрах со «злободневными куплетами»: «Землю крестьянам Гитлер отдал, злится на это жидовский кагал». На самом деле землю крестьянам Гитлер не дал, зато театры открыл уже осенью 41-го — в Брянске и Пскове, Пятигорске и Смоленске, Ялте и Киеве. И кинотеатры — в них шли не только фильмы, снятые в Третьем рейхе, но и советские, как, например, «Волга-Волга».

В Пскове вся редакция газеты «Псковский колхозник» стала редакцией газеты «За родину». В ней в течение всего периода оккупации велась рубрика «Беседы с Домной Евстигнеевной», где от имени деревенской богобоязненной старушки рассказывалось, как коммунисты гонят русский народ «на убой за свои жидовские интересы».

В смоленской газете «Новый путь» протоиерей Михаил Шиловский вел рубрику, а в канун уничтожения гетто опубликовал статью о «распятии Христа жидами».

…В школах ввели новый предмет — Закон Божий.

В Смоленске учителя не допускались к занятиям, пока они не прослушают обязательные лекции «Еврейский вопрос».

Учащихся знакомили с «Протоколами сионских мудрецов». Подавляющее большинство оставшихся за линией фронта учителей быстро освоилось с новым порядком. Василий Онушко, 1919 года рождения, работал инспектором школ районной управы в Запорожской области (осужден 28 сентября 1947 года к 6 годам ИТЛ). Как сказано в приговоре, «в октябре 1941 года подобрал учителей, внушавших доверие немцев, …снимал с работы неблагонадежных и активистов, …весной 1942 года созвал совещание учителей, где дал указание вычеркивать из учебников политические тексты и заклеивать портреты советских руководителей».

В общем-то, ничего нового, ведь и прежде учителя вместе с учениками заклеивали портреты репрессированных наркомов и маршалов. Наши люди вообще оказались легкой добычей нацистской пропаганды, привыкнув верить всему, что говорят сверху, — вопреки очевидности своего собственного опыта: жены начинали верить в то, что их мужья действительно «враги народа», школьники вырывали из учебников портреты
вчерашних героев.

@настроение: -- Лев Симкин --

22:45 

-- Гусские своих не бросают --

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Народ никогда не отдаст ясноликого? Да, никогда не отдаст.... Сам расстреляет ночью в подвале, а тело потом закопает, облив кислотой. Шарфиком задушит, табакеркой по голове грохнет, забьет посохом насмерть как царя Феодора Годунова, глаза выколет как князю Василию Темному, на худой конец ядом траванет, как Александра Невского, или тупо зарежет как князя Андрея Боголюбского... Но чужим никогда не отдаст.

07:28 

BOG. OJCZYZNA. HONOR.
Вот так вот моя звезда вспыхнула и, сука, закатилась... твой, мама, рот мотал.

----Дело Вахмистра Гро----

главная