21:18 

Ai Rolary
Знает автор лишь только один, где у сказки (счастливый?) конец, ну а ты здесь лишь Шут, лишь Глупец, но она вся-тебе, погляди.
Итак, стихотворные итоги 2017го. Я знаю, рановато, но хочется именно сейчас.
В этом году мало писала, поэтому с лучшими стихами будет просто - зачастую они единственные в месяце.)

Январь.
Небо Имболком пахнет, лжет о весне,
Раскрывает над миром январь как лотос,
Обучает щеки не в срок краснеть,
Лезет в полость души увесистым лотом:

Тихий омут грозится ему в ответ,
Кто-живет-на-дне скалит пасть угрюмо,
Он здесь рос так много столь темных лет,
Раздразни - прогрызет небесные трюмы.

Небо пахнет надеждой новых путей,
Раскрывает над миром январь как парус,
Небо ждет новых планов и новых идей,
Собирая на палубы то, что осталось.

Что осталось тебе так легко в горсти,
Только целые зерна, лишнего нету,
Если что-то просыплется - отпусти,
Покидая нелепую эту планету.

Небо пахнет лавандой и молоком,
Раскрывает над миром порталы в космос,
Оторвись ото дна, светом вверх влеком,
И лети.
Вдоль лотлиня
правда
просто.

Февраль
Я не знаю, мой милый, откуда в тебе это море,
Здесь, за тысячи миль от морей, среди гор и высоток,
Между тысяч считающих, что ни на что не способны,
Под так долго не тающим снегом, средь сплетен и споров.

Прихожу к побережью (так часто, что даже ругаюсь:
Вот нашла развлечение, соли в слезах тебе мало?)
Опускаюсь на камень, глаза закрываю устало,
И сквозь музыку волн проступает грядущая радость.

У "l'amour" и "la mer" есть какая-то общая песня,
И когда-нибудь море слизнет с побережья мой камень,
Обещаю тогда не хвататься за берег руками,
Превратится в русалку - задача куда интересней.

Март.
Под смешными ушами - улыбочка обреченного
(И табличка "Сарказм" повисает невыразимо).
Ненавижу уральскую длинную сонную зиму,
Ненавижу градацию белое-серое-черное,

Устаю от людей, без людей впадаю в уныние,
И не пишется толком, и в голове бардак,
После нового Мира идет, как всегда, Дурак,
И спиралится вверх непрерывная алая линия...

В (Бес)конечном итоге на быль и волшебную небыль
Расслоится густое зелье прошедших дней,
Я сжимаю анкх и шепчу в голубое небо:
Сделай лучше, пусть будет как надо,
Тебе видней.

Апрель
Строки горят под кожей - чертовы тридцать восемь.
...Не выдавать ответов, не задавать вопросов...
Взглядов тугие сети, объятий чужих отпечатки,
Сбилась - и текст, и ноты, заново бы начать бы...
Алле! Продолжается шоу, не убегать со сцены,
Горечь и откровенность вкладывать неизменно,
Петь, словно перед боем, петь, будто и не слышат,
Ни за какие коврижки не становиться тише,
Петь, раздирая горло, рвать нервяка удавку,
Плохо? Конечно плохо, вернуть микрофон в подставку,
Выключить чертов минус, оставить себя и голос
И выдышать песню светом, собрав себя из осколков.

Май.
Нас разбило и перемешало, как осколки цветных витражей
Кем мы стали - никто не скажет, кем мы стали, любовь моя?
Если горку стекла поплавить, разделив на девять частей
Угадаешь ли в этих комках тот, что был изначально я?
Будет синий тянуться к зеленому, будет алый в черном саднить,
Будет память кусками острыми прорываться через человечье,
И приказом:" писать и жить!" будет виться стальная нить,
Будут в теле сквозить и ныть расколоченных душ увечья.
Тот, кто помнит, должен идти, тот, кто помнит, должен кричать,
Тот, кто помнит, звать должен тех, кто забыл свою суть до срока...
Тот, кто помнит, устал, охрип... Тот, кто помнит, глушит печаль,
Ему хочется волком выть, он все помнит, ему одиноко.

Июнь
Утро. Восход полыхает в твоих руках,
Стрелами отражаясь в предвечной тьме.
Даже слепым от боли, в своей тюрьме
Мой светлый ангел видит его размах,
Чувствует траекторию, цвет и звук,
Холод безветренный, пальцы на тетиве,
Четкую яркую нитку в суровой канве...
Крошит решетки отчетливый ровный стук,
Пламя гудит и стонет, поет земля,
Ангел выходит из бездны моей глуби,
Дышит легко, смеется:давай, люби!
И начинает отстраивать мир с нуля.

Июль.
Я - твоя смерть под покровом стоглавой ночи,
Вечный ответ на стотысячный верный вопрос,
Алое марево ранящих запахом роз,
Шепот под пологом: Хочешь? Вот этого - хочешь?

Горечь и сладость сметают засовы и блоки,
Ключом от печатей по коже скользит влажный след,
И не к чему слушать нетвердый, невнятный ответ,
Ответом мне вздох твой: прерывистый, нервный, глубокий.

Пламя вздымается к горлу танцующей тенью,
Поздно тушить, если в бездну открыты врата,
Пройдена грань, позади роковая черта,
Ты проиграл, хотя я здесь стою на коленях.

Август
Любовь моя, иду к своей черте,
Где осень есть, но нет тоски и скуки,
Где есть кому подать бокал ли, руку ль,
Где свет течет, подвластный лишь мечте.

Где боги улыбаются и мир
с улыбкой принимает каждый выдох,
Где ты стоишь, не подавая вида,
И пьешь волшебный счастья эликсир.

Остались за границей снов все те,
Чью боль не в силах утолить и пламя
Те, кто, конечно, не пойдет за нами,
Оставим их на откуп пустоте,

В которую они стремились сами.

Сентябрь
Мы - подменыши, дети богов и фей,
Те-кто-видит нас узнают по взгляду,
По тому, что у нас все не так как надо,
По тому, как нам сложно играть людей.

Мы - подменыши, дети холмов и гор,
Сид в Ирландии, ящерка на Урале,
Даром что не боимся холодной стали,
Знаешь...здорово выросли с древних пор.

Нас почти не заметили в детстве: хотелось жить,
Притворялись, как только могли и, смотри, - сумели,
Мы сидели впустую за партой дни и недели,
И молчали: попробуй-ка, расскажи

Что ты маг, что подвластны ветра и лес
Твоих хилых пальцев движеньям резким,
Что ты знаешь по имени духов места,
Что ты можешь творить дочерта чудес...

Но теперь-то мы взрослые. Помня все,
Мы хохочем вслед тем, кому не по нраву,
Мы меняем свой мир - по желанью и праву:
На загривке поток нас вперед несет.

Мы всегда - чуть поодаль, но все же рядом,
Если прямо смотреть на лицо души..
Ну послушай, постой со мной, не спеши!
Ты - из нас. Я узнала тебя по взгляду.

Октябрь
Слово моё - завет, слово моё-кремень,
Я заклинаю свет, я заклинаю тень:
Будьте ко мне добры, будьте со мной друзья,
В центре большой игры, где проиграть нельзя.

Кровь ускоряет бег, радугой по глазам,
Первый октябрьский снег силу приносит сам,
В небе дрожит излом веточкой на ветру
Ей на песке потом круг ритуальный сотрут.

...В вечности быть легко, крылья - привычный груз...
Гладить весь мир рукой, чувствовать мир на вкус,
Пересекать рубежи словно через забор,
Сбрасывать миражи в последний в году костер.

Я заклинаю сны, я заклинаю явь,
Звуком из тишины правь мое слово, правь,
Властвуй! Тебе покорны сумерки, ночь и день,
Слово мое - закон, слово моё - кремень.

Ноябрь.
Час до вылета. Я догрызаю сыр,
И сижу без носков, но при сделанном макияже.
Чемодан на пороге, смотри, упакован даже,
А в груди танцуют из меди и слов весы.

Мне бы сердце оставить дома, а лучше - с тобой,
Чтоб оно не тянуло сладко и не роптало,
Это все - лишь пролог, это даже еще не начало,
Так и скажет узнавший историю нашу любой.

Я держу эти чашки руками, но вихрь внутри
Их колышет, баланс нарушая, стонет
И вибрирует, чашей тибетской поет в ладонях:
Говори со мной
говори со мной
говори.

Декабрь.
Сердце, иди на свет,
Зеленый и золотой,
Знай, что преграды нет,
Знай-я всегда с тобой,
Ветром-мой теплый вздох,
Огнем моих слов - закат...
Любовь это значит бог,
Люблю - значит я богат,
А значит - иду, несу
Под сердцем клубок чудес...
Ищи мой костер в лесу,
Я знаю, ты где-то здесь.

@темы: личное, стихоплетство

URL
Комментарии
2017-12-14 в 23:44 

Аверендя
В играх без правил правила нужно знать особенно тщательно ©
:love:

2017-12-15 в 11:53 

Ai Rolary
Знает автор лишь только один, где у сказки (счастливый?) конец, ну а ты здесь лишь Шут, лишь Глупец, но она вся-тебе, погляди.
URL
     

Координаты чудес

главная