Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:41 

P!-13.

Hot Reborn!
TYL!Ямамото|TYL! fem p Гокудера. "Папа рядышком. Сейчас погладит тебя, завернёт вас с мамой в одеяло..." Постоянно ласково разговаривать с животом, чем смущать окружающих и жутко бесить Хаято.

@темы: Хаято, Такеши, fem

URL
Комментарии
2011-06-07 в 20:49 

1951
Гокудера Хаяко спокойно стояла под прицелом четырнадцати пар глаз, не испытывая практически никакого дискомфорта от столь пристального внимания к своей персоне. За шесть лет, проведённых в этом отделе, она привыкла к довольно часто сменяющимся, но всегда одинаково следящим за ней подчинённым. Они смотрели то с ожиданием и надеждой, когда крики их товарищей раздавались за спинами, то уважением, когда она, гордо вздёрнув подбородок, делилась своим боевым опытом и выносила на обсуждение продуманную до мелочей стратегию новой операции, не раз - восхищением, например, когда она шла по правую руку от улыбающегося и довольного её работой на западе босса.
- …Никто из хранителей не дружит с взрывчатыми веществами, поэтому не сможет заменить меня. Скорее всего, из-за этого вас отнесут в более низкий ранг, но не расформируют. Я позабочусь об этом.
Когда она так говорила – так и поступала: благодаря Гокудере Хаяко их отдел разросся от пяти специалистов-подрывников до четырнадцати, получил возможность более широко использовать свои навыки и пусть до популярности снайперов пока далеко, но их заметили и, наконец, оценили по достоинству.
- Конечно, количество «горяченьких дел» станет меньше, но мы справимся.
Кто-то, услышав привычное «мы», скривил губы в полуусмешке.
Кто бы мог подумать, что их безбашенная синьорина отвернётся и покинет их по собственной воле? Каждый искренне верил, что если она когда-либо уйдёт, то только по зову небес. Но сейчас она жива и не ангел зазывал её к себе – сам чёрт. Неведомый, не названный, но уже ненавистный всеми ними.
– Я всё ещё руководитель отдела и собираюсь им остаться, если не на поле, так на проводе телефона. - Она вынула из кармана джинсов полоску бумаги и передала сидящему ближе всех мужчине. - Я постараюсь и дальше выкраивать вам хорошенькие задания и помогать как с документами, чертежами зданий, так и поставкой первоклассной взрывчатки, но у меня не всегда будет такая возможность, поэтому рассчитывайте в первую очередь на себя.
- Это ваш новый номер?
- Да. Думаю, не нужно говорить, чтоб вы не распространялись о нём? Как и о том, что я сказала раньше. – Она знает, что босс был бы против её работы даже в тылу.
- Вы не рискуете, неофициально помогая нам? – один из самых смышленых её людей – почти любимчик – проигнорировал протянутый товарищем листок.
- Нет! Могу представить, какие мысли роются у вас в головах, но не преувеличивайте. Если говорю «всё нормально», значит так и есть. – Она обвела их взглядом. - Кто не услышал, что это временно? Мне повторить? Что вы такие лица скорчили?
Несколько человек опустили головы.
- Временно… Около года и больше. Конечно, мы беспокоимся за вас.
- Это какое-то секретное задание, синьорина? Длительное и далёкое? – наивно поинтересовался кто-то у дальнего края стола.
- Я не собираюсь это обсуждать. – Начала было она, но, смягчившись, неохотно добавила: - Да, это длительное и тяжелоё испытание.
- Мы поняли.
- Будем ждать вашего возвращения.
Некоторые согласно закивали, послышались короткие писки кнопок мобильных – многие сохраняли контакт в сим-карту.
- Уже через несколько дней выйдем на связь. – Сообщила Гокудера. - На этом всё. Свободны! - стандартная фраза. Единственная, звучащая одинаково в любой ситуации – твёрдо и немного облегчённо. Она всегда подводит черту и позволяет уйти, как ни в чём не бывало, и Хаяко действительно разворачивается и просто выходит, оставляя свою команду в маленьком зале.
Гокудера никогда не позволяла себе распространяться о жизни вне Вонголы. Но, по правде говоря, вся её жизнь и была сосредоточена в ней - муж, сестра, близкие друзья и даже домашнее животное были частью организации, которая с самого начала являлась для неё куда большим, чем просто работа. Её четырнадцатка, пусть и без деталей, знала об этом и не представляла её за пределами семьи, как ученики не представляли своего учителя вне школы - будто он не обычный человек, у него там ничего нет и не должно быть. Никто не догадывался, что кольцо на безымянном пальце Гокудеры Хаяко никогда не зажжёт ни одну коробочку, её дом - не на седьмом этаже подземной базы в Японии, а названный ими чёрт – не исчадие ада, а вполне человеческого любимого ею мужчины.

Первое время она регулярно выходила на видеоконференцсвязь, но позже сеансы проводились всё реже и вскоре совсем прекратились, лишая возможности её видеть. У них остался только глухой женский голос на той стороне трубки:
- Я сейчас в городе, как раз передам документы через Мукуро.
- А сами не придёте? – зам прижал мобильный ближе к уху.
- Не могу.
- Скажи ей, что мы хотим её видеть, - выкрикнул их «вечный голос с последнего ряда».
- Придёт? – переспросил один из мужчин.
В комнате поднялся гомон.
- Что? Синьорина придёт!
Зам толкнул его.
- Угомони балаган, - отдала приказ Гокудера.
- Стараюсь, - он закрыл трубку ладонью и гаркнул на распоясавшуюся команду.
Воцарилась тишина.
- Гокудера-сан?
- Если я договорюсь с Мукуро, то, возможно, ненадолго загляну к вам, - неуверенно произнесла она.

Было пять часов утра. Они подозревали, что она не случайно выбрала столь раннее время визита. На базе практически никого не было, а те, кто остался, скорее всего, ещё спали в своих комнатах, либо, что более вероятно, технических отделах. Только их маленький отряд в полной готовности собрался в небольшом помещении и с предвкушением ждал встречи со своим боссом.
Гокудера явилась в сопровождении хранителя Тумана и, судя по тому, как она спокойно села рядом с ним и не выказывала абсолютно никакого недовольства, когда Мукуро влезал в чужой разговор, они заключили, что им так же не стоит волноваться из-за присутствия постороннего. Но окончательно успокоило команду то, что синьорина Гокудера выглядела отдохнувшей и заметно похорошевшей: на ней как влитой сидел лёгкий летний костюм приятного бежевого цвета и красиво очерчивал тонкую талию, кожа приобрела более тёмный, загоревший оттенок, а глаза были чистыми и яркими. Они живо перескакивали от одного собеседника к другому, с затаенной радостью всматриваясь в знакомые лица. Мужчины слушали её звонкий голос и против воли забывали о том, что не сидели с ней, как сейчас, за одним столом около полугода.
- Вы загорели. Будто только с пляжа вернулись, - улыбался главсапёр.
Иллюзионист самодовольно прищурил глаза. Гокудера поспешила перевести разговор в другое русло:
- Ямамото-сан через две недели летит в Испанию. Ожидается крупная заварушка и ему понадобится подрывник. Одного вполне достаточно, но я настояла на том, чтоб он взял несколько человек. Вдруг вам что-нибудь перепадёт…
Ещё пару фраз по работе и она опять исчезла.

Через две недели два человека из «ураганного» отдела спускались на восьмой этаж базы к Хранителю дождя для получения последних наставлений, после чего они отправились бы в аэропорт. В целях безопасности участники операции вылетали группами по три человека и, если ничего в плане не поменялось, встретились бы все вместе через три дня в определённом месте, о котором должны сообщить в последний момент. Именно такого рода информацию намеревались получить подрывники, но вместо этого неожиданно приобрели куда более шокирующую. Их синьорина стояла в другом конце коридора и одной рукой упиралась в поясницу. Даже с того расстояния было невероятно сложно не заметить сильно округлившийся живот, которого четырнадцать дней назад и в помине не было. Они потрясённо замерли, следя за разворачивающейся перед ними сценой.
Ямамото-сан ласково водил рукой по выпуклости живота девушки и что-то говорил.
- Пошли, - пихнул мужчин своего напарника. Тот кивнул и заторможено повернул назад. - Не туда! Стой!
- Что? К ним? Ты с ума сошёл! Это бестактно и зачем ставить синьорину в неудобное положение?
- Она и так в нём оказалась и ни словом нам не обмолвилась! Пошли! – повторил он и потянул за собой растерянного друга.
Они приблизились к начальству и Гокудера, заметив их, дёрнулась в сторону. Ямамото напротив никак не отреагировал и продолжил своё занятие. И тут они услышали, что он произносил.
- …Маленький, папа скоро вернётся, ты и соскучиться не успеешь.- Гокудера широко раскрыла глаза и пялилась на них, даже забыв отпихнуть их временного командующего, который продолжал говорить как ни в чём не бывало, будто в его словах не было ничего необычного или неловкого: - Постарайся хорошо себя вести, ты же знаешь, как маме тяжело, когда ты увлекаешься и долго не успокаиваешься у неё в животике. Скоро ты родишься, и сможешь бегать и играть сколько захочешь, а пока потерпи немножко, хорошо? Папа тебя, конечно, заманивает, но не рождайся пока он не вернётся! Я быстро-быстро…
Один из мужчин прервал его шокированным и донельзя смущённым окликом и хранитель развернулся с таким злым выражением лица, что его прервали при разговоре с ребёнком, что обоим подрывникам заходилось добровольно испепелиться и улететь в вентиляционную шахту в потолке.
Ямамото, добившись тишины, вернулся к своему занятию.
У Гокудеры пылали уши и видно было, что она не может выдавить из себя ни звука.
Её подчинённые потупились к лифту, оставляя их наедине.
Хаяко была в ужасе. Её супруг постоянно устраивал подобное, но на людях это произошло впервые. Было бы ещё терпимо, если бы свидетелем оказался какой-то левый солдат, но её личные бойцы!
Гокудера Хаяко была на седьмом месяце и впереди у неё ещё было относительно много времени, чтоб первый раз стал далеко, далеко не последним.

- Привет, кроха! – он положил широкую ладонь на живот жены. – Папа вернулся! Вижу, ты меня послушался и всё ещё внутри мамы. Кстати, она выглядит выспавшейся…
Хибари терпеливо ждал, безмолвно следя за воссоединением семейства. Он считал, что каждый самец должен достаточно уделять внимания своей самке и заботиться о ней, особенно когда та вынашивает его потомство, но в данной ситуации это задерживало их.
- Совещание, травоядное, - всё-таки прервал он их через двадцать минут.

URL
2011-06-07 в 20:49 

-Так, это случилось раз, это случилось ещё раз! Третьего не будет, - Гокудера схватила Ямамото за галстук и тихо шипела ему в лицо: – Уйми свои гормональные порывы.
- Хаяко, - он приобнял её за талию.
- Почему-то беременность действует на твою психику сильнее, чем на мою и знаешь, мне это не нравится. – Продолжала она. - Хочешь говорить с ним – говори, но есть же какие-то рамки!
- Стыдишься нас? – уголки его губ грустно опустились.
- Ты ещё скажи, что я не люблю вас, - она, понизив голос, закинула руки за его шею, - заделала ребёнка, а теперь морожусь, как последняя сволочь… Такеши, это правда смешно. Просто я не хочу демонстрировать столь личное…
Зазвенел мобильный телефон и Гокудера, узнав звонок, вновь напряглась. Сейчас у неё была возможность узнать, насколько её ребята умели хранить тайны «государственной важности».
- Слушаю.
Ямамото присел на краюшек своего стола, ожидая окончания разговора.
- А-а.. А?
Кажется, не умели. Он вздохнул и приготовился к возобновлению взбучки с новой силой.
На самом деле он и сам не хотел, чтоб посторонние знали о интимном положении Хаяко. Новости об этом могли долететь до не самых дружелюбно настроенных ушей. Это был бы гнусный шаг со стороны недоброжелателей, но многие ли упустят шанс, пока Гокудера не в состоянии позаботиться о себе сама? Такой удобный случай, чтоб пошантажировать как его, так и Тсуну, которые, конечно, кинулись бы за ней и не пожалели ни денег, ни ценной информации.
Но среди своих-то почему бы не обойтись без скрывающих иллюзий и позволить себе небольшую слабость? Их паранойя и так достаточно заставила скрыть…
Гокудера захлопнула крышку телефона и застыла.
- Хаяко, прекрати. Узнали – так узнали. В этом нет ничего сверхъестественного, ты же женщина и…
- Я не женщина, я хранитель урагана.
- Хочешь поспорить на эту тему? – Ямамото улыбнулся. - У меня есть аргументы в пользу своего высказывания.
- Хватит включать умника. Я не в настроении шутить.
Гокудера потянулась за сумкой и небрежно поскидывала туда свои вещи, вроде витаминов, нескольких визиток врачей, а также влажных салфеток и расчёски для волос, которые, разбросанные, лежали на столе мужа.
- Они как-то не так отреагировали?
- Как-то не так? – она фыркнула. – В этом случае есть одна единственная правильная реакция: притвориться глухим, слепым и желательно слабоумным, чтоб наверняка.
- Куда ты?
- Отвезёшь меня домой. – Казалось, большой живот не мешал хорошей и быстрой координации движений. - Ноги моей здесь больше не будет, пока не рожу.
Ему ничего не оставалось, кроме как последовать за ней… Но до выхода из подземной базы ещё восемь этажей, а он терпеть не может гнетущую тишину и не факт, что он не захочет поговорить со своим малышом, раз Хаяко не в настроении.

URL
2011-06-07 в 23:27 

Benjiro Fudo
Дряхлые ноги в чулках.
:crazb: Хопади, какая прелесть. Никогда не любила Фем, но теперь полюбила, ещё как. :inlove:
Спасибо за это чудное творение. Пока читала, с губ не сползала улыбка. :red:
не з.

2011-06-08 в 07:43 

aleks-neko
Чтобы штурмовать небеса, нужно хорошо знать язык Ада
Гокудера просто прелестна, Ям-чан просто шикарен в роли папы)

2011-06-08 в 12:55 

Головная боль
Эльфы не умирают. У них бывают технические перерывы.
Как мило всё получилось) Ямамото такой Ямамото.
:hlop:

2011-06-08 в 21:57 

Спасибо) автору безумно приятно)

URL
   

Hot Reborn!

главная