16:54 

2B-12.

[She Wolf] Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.(с)
Angel Beats! Хината | Юи. Лестница в небо.

@темы: Angel Beats!

Комментарии
2014-04-30 в 20:26 

958 слов. Когда-нибудь автор начитает матчасти, соберется силами и напишет красивый макси постканон со всеми подряд. Пока же будет достаточно сырая зарисовка с фанонным Хинатой, хотя автор старался облагородить. извините что пока только она ^^

— Простите пожалуйста, к вам в окно залетел мой мяч…
— Здравствуйте, — удивленно сказала маленькая, какая-то съеженная женщина, порываясь дверь закрыть, — на восьмой этаж?
Хината неловко улыбнулся и пожал плечами, мол, сам не знаю, как так получилось:
— Ну, я отбил, потом он отскочил, подлетел… в общем, как-то так и было.
Дверь закрыть женщине мешала только заблаговременно просунутая в щель нога Хинаты. Пару секунд она раздумывала, а потом врожденная интеллигентность взяла вверх, помешав послать славного, в общем-то, на вид мальчика куда подальше:
— Ладно, проходите. Но мне кажется, тут какая-то ошибка.
Хината облегченно вздохнул. Пустила.

Началось все с удивительно яркого и реального сна. Целиком он приснился Хинате всего один раз, а потом стали сниться какие-то, видимо, наиболее важные куски. Вот он выпускается из какой-то странной школы: выпускников всего пятеро, на помосте директора нет, и его роль играет сам Хината. Вот он знакомится с девицей, чей цепкий взгляд и командный голос заставляет вспомнить о том, что в детстве он мечтал о старшем брате, или, на худой конец, сестре, которая водила бы его в школу, развлекала бы и утирала нос. Вот он делает предложение какой-то юркой и подвижной, как ртуть, девочке, а потом девочка исчезает, и в душе у Хинаты разливается горечь и печаль, но какие-то светлые. Будто так и надо…
Последняя сцена повторялась все чаще и чаще, и наконец стала сниться каждую ночь. Будто красный сигнал тревоги или сирена: сон не давал ему покоя. Как красный флажок, поставленный в его голове, или полночный комариный зуд на ухом. О чем бы Хината не думал, все равно рано или поздно, он вспоминал о той девчонке.
Однажды Акане, девица громкая, капризная и влюбчивая как кошка, поймала Хинату в коридоре и чуть ли не силком вручила любовное письмо, старательно краснея:
— Вот!
— Что это? — удивленно спросил Хината, смутно надеясь, что это не ему, — Кому-то передать?
— Это тебе. — Важно сказала девица, а потом подумала и добавила, — Болван.
Наверное, в каком-нибудь аниме подсмотрела, что это мило, и теперь старательно изображала цунадере.
— У меня есть девушка, — выпалил Хината не задумываясь, — извини.
Акане смерила его с головы до ног подозрительным взглядом, закусив тщательно накрашенную губку:
— Никто и никогда не видел тебя с девушкой. Врешь, да? Не верю!
— А она есть, — Пожал плечами Хината, — Правда есть.
Он прислушался к себе, и вдруг отчетливо понял, что не врет. Что почему-то ему кроме той, взбалмошной, импульсивной и какой-то все время взъерошенной девочки-девушки вообще никто не нужен. А она — его невеста.
Понял — и испугался.
Потому что четко знал, что в реальности этой девушки он не видел.

Женщина завела его на кухню. Окно было открыто, занавески в легкомысленный цветочек легонько шевелились, повинуясь порывам залетающего в комнату ветерка.
— Видите? — сказала она, подведя его к подоконнику, — никакого мяча.
— Бейсбольное поле с другой стороны здания, — мягко улыбнулся Хината, — он просто упал не в это окно. Там, в коридоре, была закрытая дверь. Наверное, это очень нагло с моей стороны…
Женщина поджала губы и испытующе посмотрела на него, будто спрашивая, зачем же он все-таки пришел. Верить в байку про мяч ей становилось все сложнее. Да и зачем мальчишке, который пришел за мячом, заходить в квартиру? Подождал бы, пока хозяйка принесет…
Однако во внешности паренька было что-то располагающее. Он был безукоризненно вежлив, чисто одет, речь его была правильной, без модного подросткового сленга. Он не шарил взглядом по сторонам, выискивая ценности, от него не пахло, даже чуть-чуть, табаком. Он не вытирал нос рукавом и не харкал на пол… в общем, кардинально отличался от образа сложного подростка, помогающего преступникам, такого, каким этот образ рисовал телевизор.
Это не мешало ему гнуть какую-то свою линию и переть к какой-то неизвестной ей цели напролом, как танк, рискуя запачкать гусеницами квартиру. Но эта решительность вряд ли будет кому-либо во вред. «Мальчик просто удостоверится, что он ошибся», — рассудила женщина, следуя с гостем по коридору и осторожно открывая дверь в комнату дочери.
Она была почти права. Ошибка ее была не в том, что она уверовала в его порядочность, хотя Хината, успевший в свое время побаловаться наркотой и бросить, вовсе не был таким уж ангелочком. Нет, совсем не в этом.
Дело было в том, что Хината не ошибся.

Когда Хината понял, что от мыслей о девушке из сна он не избавится, он начал действовать. Все что он знал про нее — он знал из сна. Мыслишка, что Юи, возможно, вообще не существует на свете, нерешительно потопталась в уголке сознания и сгинула, не в силах помешать разворачиваться продуманному плану поисков. Ступенька за ступенькой он шел к цели, совершенно не желая даже думать, что вся эта тщательно выстроенная лестница может привести не только к цели, но и в никуда.
Для начала Хината пошел к какому-то очень дальнему родичу, про которого на семейных сборищах говорили, что он очень занятой и очень хороший врач. Врач этот действительно сидел очень высоко. Там Хината долго и нудно выпытывал, если какой-то список парализованных лежачих больных, всегда каким-то образом ухитряясь ускользать от выяснения того, зачем ему это нужно… в общем, поиски были долгими, упорными и трудными, заняли полтора года, но все-таки закономерно подошли к завершению. Хината в бейсболке топтался на лестничной площадке Той Самой Квартиры и ждал…

Юи полулежала на кресле, внимательно следя за идущим на экране бейсбольным матчем. Она не обернулась на скрип открывающейся двери – только скосила глаза в ту сторону. Затем ее глаза раскрылись широко-широко. Юи явно своим глазам не верила, считая парня каким то жутким в своей безнадежности глюком.
— Я мячик… в твое окно закинул, — сказал Хината неловко и почему-то подмигнул.
Юи быстро-быстро заморгала, пытаясь скрыть подступающие слезы, а затем улыбнулась. Хината улыбнулся в ответ. Лестница все-таки не подвела: теперь он… Они! Дошли до финала, бесконечного и безграничного, как небо.

URL
     

Hot Fest

главная