00:47 

Маленькое поздравление. :)

Hermione_Jean_Granger
Панда с пистолетом
Дорогие друзья и читатели!

Искренне и от души поздравляю вас и ваших близких с наступающим Новым Годом! :heart: Спасибо всем вам за то, что вы, так или иначе, присутствовали в моей жизни в уходящем году, спасибо многим из вас за поддержку и тёплые слова, за советы и вдохновение, за прекрасные подарки и радость пусть виртуального, но общения! Возможно, в этом году я появлялась не так часто, как хотелось бы мне самой и, быть может, кому-то из вас. Но, поверьте, все вы мне по-своему дороги, и я действительно счастлива, что судьба свела меня с такими замечательными людьми!

От всего сердца желаю каждому из вас счастливого и спокойного года. Будьте здоровы, удачливы, любимы! Пусть финансовые, личные и профессиональные трудности обходят вас десятой дорогой, а маленькие и большие радости то и дело обрушиваются, как снег на голову. Всем, кто не решается начать — смелости. Всем, кто ещё в пути — стабильного продвижения к успешному финалу. Всем, кто отчаялся — веры и надежды. А тем, кто дошёл, — новых дерзаний и горизонтов!


Поскольку ближайшие два дня я буду в местах, где не ступала нога монтёра с оптоволокном, заранее прошу прощения, что не смогу ответить своевременно на ваши возможные посты и комментарии. И, дабы как-то скомпенсировать это, оставляю небольшой подарок всем любителям шерлолли в общем и моего творчества в частности.

Название: За полдня до Рождества
Автор: Hermione_Jean_Granger aka Элинор Уайт
Бета: anni_light
Размер: мини
Пейринг/Персонажи: Шерлок Холмс / Молли Хупер
Категория: гет, ER
Жанр: драма, романс, [совсем чуть-чуть] детектив
Рейтинг: PG-13
Саммари: История о том, что при удачном стечении обстоятельств маленькое чудо способен сотворить каждый из нас.
Предупреждения: нет. Всё вполне в духе персонажей [кажется ))].
Примечания: Написано на фест в шерлолли-сообществе в ВК. Тема «Рождественская сказка».
Размещение: где угодно с обязательной ссылкой на первоисточник.
Автор иллюстрации на заглушке: великолепная OlyaTwin.

Снег валил так густо и радостно, что от красоты этой картины перехватывало дыхание. Знакомые почти до невыносимости улицы были засыпаны на добрых три дюйма и сверкали такой ослепительной, чистейшей белизной, что казалось, они просто не могли принадлежать Лондону — зимой всегда уныло-серому, дождливому, способному похвастать лишь парой десятков редких снежинок.

Сегодня природа, обычно такая же сдержанная, как и большинство жителей острова, словно решила пуститься во все тяжкие и расщедрилась на самый настоящий снегопад, превратив грязновато-серые улицы в восхитительное зимнее царство, от одного лишь взгляда на которое хотелось счастливо улыбаться, петь и кружиться. И хотя это царство как всегда парализовало движение автобусов и даже поспособствовало закрытию нескольких станций метро, Молли настолько была ему рада, что и не подумала хмуриться и ворчать, как большинство её коллег, а с энтузиазмом схватила зонтик и вышла навстречу танцующим снежным хлопьям в радостном предвкушении.

Канун Рождества всегда был для неё особенным. В эти дни она как никогда остро ждала и жаждала чуда. И хоть судьба далеко не всегда была к ней благосклонна, всё же, из года в год Молли продолжала упорно верить в то, что её персональное и такое желанное чудо однажды случится. А когда оно действительно случилось — совершенно не в Рождество и даже не зимой — она с точно такой же остротой стала желать чуда для других — особенно тех, кто разуверился, а потому нуждался в нём больше всего.

И теперь, неспешным шагом идя по заснеженной улице и любуясь прекрасными изменениями, произошедшими с городом, она размышляла о том, как было бы здорово, если бы все люди на свете были так же счастливы, как она, и если бы каждого дома ждал кто-то близкий и бесконечно дорогой… ну или хотя бы этот «дорогой» в их жизни присутствовал, ведь не каждому повезло получить выходной в Рождественский сочельник.

А есть и такие, кому безо всякого начальства дома не сидится…

Поймав себя на том, что опять ушла мыслями к Шерлоку, Молли тихо улыбнулась и покачала головой.

То, что её любимый детектив сделает всё, чтобы ускользнуть из дома и избежать традиционной вечеринки, было для неё уже почти сложившимся фактом. Откровенно говоря, она и сама бы с удовольствием последовала его примеру, если бы не надежда на чудесный вечер и не любовь к маленькой Ширли Розамунд, которую она не видела уже больше двух недель.

Встреча с Ватсонами, Билли, Грэгом и миссис Хадсон была назначена на семь. И хотя до неё оставалось ещё целых десять часов, Молли казалось, что время течёт слишком быстро, и она обязательно что-нибудь да не успеет — или выспаться после ночной смены, или привести себя в порядок, или морально подготовиться ко всё ещё непривычной роли хозяйки за общим столом. Впрочем, эти мысли почему-то нисколько не омрачали ей прогулку, а, скорее, воспринимались просто как данность. И если раньше, всего каких-то пару месяцев назад, подобная перспектива вызвала бы в ней настоящую панику, теперь она не испытывала даже неловкости.

Возможно, всему виной был снег и то ощущение абсолютного, сказочного счастья, которое охватило её с первым же шагом, первым же глотком пьяняще-морозного воздуха. А, может, дело было в том духе товарищества и взаимной поддержки, который с её появлением на Бейкер-стрит, казалось, стал ещё крепче.

Молли точно знала, что к тому времени, как она доберётся до тёмной двери с вечно чуть скошенным молотком, миссис Хадсон уже достанет из холодильника изюм и цукаты, которые любовно вымачивала для этого случая в бренди почти две недели, и станет колдовать над тестом для кекса. А Билли, не выдержав, наденет тот пёстрый свитер, что она связала ему месяц назад, и начнёт украшать гостиную гирляндами.

В этот вечер она уже не останется наедине с потрёпанной от времени искусственной ёлкой, оплывшими свечами и тусклой мишурой. Или не будет тихо отсиживаться в углу, пока другие вовсю накачиваются напитками, веселятся и флиртуют друг с другом. Нет, сегодня у неё есть все шансы отлично провести время в компании не просто дорогих людей, но почти семьи. И даже если Шерлок выдумает себе какое-то «дело», её это мало расстроит, ведь утром он всё равно явится — как всегда немного взъерошенный, но с видом, будто ничего особенного не произошло.

Он вернётся, и это — главное.

«Интересно, ему понравится мой подарок?» — на миг эта мысль омрачила приподнятое настроение Молли, но уже в следующую секунду дивный вид падающего снега её успокоил.

Да, возможно, задачка, которая так кстати подвернулась ей пару дней назад, может показаться для Шерлока простой, но, по крайней мере, сможет его развлечь на час или два. И уж, во всяком случае, такой подарок запомнится куда лучше стандартных безделушек в блестящей обёртке.

Улыбнувшись собственным мыслям, Молли стряхнула с зонта уже вполне приличную снежную «шапку» и как раз собралась свернуть на Ньюман-стрит*, как вдруг откуда-то справа её окликнул чей-то сиплый, как будто простуженный голос:

– Мисс, простите! Не могли бы вы мне помочь?

На несколько секунд она напряглась, сильнее сжав ручку зонта, и даже отступила в сторону на полшага. В голову сейчас же пришла очень здравая, но несколько запоздалая мысль о том, что красота красотой, но Шерлок и Билли вряд ли бы одобрили такую прогулку. Нет, разумеется, Молли частенько выбиралась в город и одна, без сопровождения, но в такой снегопад, когда большая часть транспорта была парализована, а с улиц исчезли две трети прохожих, бродить в одиночестве, пожалуй, и правда было не лучшей идеей.

Впрочем, когда она обернулась и наконец увидела человека, будто вынырнувшего ей навстречу из густой снежной пелены, ей стало немного спокойней.

В паре шагов от неё стоял довольно молодой парень — на вид чуть старше Билли, в чистой и опрятной, хоть и явно недорогой одежде, с небольшой дорожной сумкой в руках и объёмистым рюкзаком за плечами. На тёмной шапке, словно россыпь звёзд на ночном небе, красиво белели снежинки. Щёки и нос его слегка порозовели от холода. И хоть лицо казалось каким-то потерянным, в голубых глазах то и дело поблёскивала непонятная, немного мрачноватая решимость, будто в этот вечер он собирался не отдыхать в кругу друзей или семьи, а по меньшей мере сворачивать горы.

– Простите, не подскажете, где тут ближайшая гостиница? — зябко переступив с ноги на ногу, он коротко и чуть виновато улыбнулся. — Здесь всё так изменилось. Вроде бы я знаю эти улицы с детства, а не узнаю…

– Давно не были дома? — кивнула Молли с ответной понимающей улыбкой, старательно пытаясь вспомнить что-нибудь недорогое в ближайших окрестностях. Однако в голову почему-то упорно лезли только пятизвёздочные «Sanderson London» и «Charlotte Street Hotel»,** и как назло не вспоминалось ни единого хостела или гостиницы хоть чуточку попроще. — Если честно, я тоже не очень сильна в здешней географии, хоть и живу в Лондоне с детства…

– Я не был здесь пять лет и три месяца, — перебил парень с таким видом, будто не слишком-то вслушивался в её слова, думая о чём-то своём. — Долгая история. И, думаю, вам она будет совсем не интересна.

– Почему же?.. — пробормотала Молли и тут же смутилась, устыдившись этого совершенно неуместного и даже в какой-то степени неприличного любопытства. — Простите… Мне просто… Знаете, у вас такое лицо… — она неловко передёрнула плечами и сконфуженно улыбнулась. — Мне показалось, что гостиница — это совсем не то, что вам сейчас нужно на самом деле. Глупо, да?.. Ещё раз простите.

В лице незнакомца вдруг что-то неуловимо изменилось. Едва заметно вздрогнув, он посмотрел на неё так, словно увидел перед собой помесь Санта-Клауса и Духа Рождественского Прошлого. Несколько секунд он ошарашено молчал, всё так же зябко переминаясь с ноги на ногу, пока наконец не заговорил — смущённо, неуверенно, запинаясь чуть ли не на каждом слове:

– Вы… Вообще-то, вы правы, мисс. Если бы всё сложилось иначе, я бы… мне бы вообще не нужна была сейчас гостиница. Всё должно было быть совсем не так. Я должен был вернуться домой на Рождество… Сделать сюрприз. Попросить прощения… Попытаться как-то исправить то, что натворил… — На миг он с горечью прикрыл глаза и покачал головой. — Ну и вот, я здесь. Только возвращаться уже не к кому. Два года как не к кому. И узнал я об этом только сейчас.

Дорожная сумка с мягким стуком упала на заснеженный асфальт. На секунду или две парень замер, закрыв лицо ладонями, но почти сразу взял себя в руки и, сделав глубокий вдох, сказал с вымученной улыбкой:

– Простите, мисс. Не стоило вываливать это всё на вас, да ещё и в канун Рождества. У вас ведь свои дела. Вы, наверное, спешите домой, к семье… Вы выглядели такой счастливой, когда шли мне навстречу с этим зонтом… Ещё раз простите.

Вежливо кивнув, он поудобнее перехватил сумку и уже развернулся, чтобы перейти на противоположную сторону улицы, как Молли, повинуясь внезапному порыву, мягко схватила его за рукав.

– Стойте! Подождите! Кажется, я могу вам помочь. То есть… Может, всё ещё не так плохо! Я правильно поняла: пять лет назад вы поссорились с семьёй, уехали из Лондона и всё это время не давали о себе знать? А теперь вы вернулись, зашли в дом, где когда-то жили, и вам сказали… А что вам, собственно, сказали?

– Что мать умерла от остановки сердца два года назад, прямо за своим столом в офисе, — тихо ответил парень с такой невыразимой болью во взгляде, что у Молли буквально похолодело всё внутри. — А сестра пропала без вести в тот же вечер. Сбежала, когда услышала на лестнице разговоры людей из социальной службы. Собрала, что могла, выбралась через окно и спустилась по пожарной лестнице. Так соседи сказали… И никто не знает, нашли её или нет. Может, она сейчас в приёмной семье или приюте, а, может, давно погибла на улице. Знаете, сейчас ведь это запросто…

– Боже мой… — только и могла выдохнуть Молли.

– Всё равно сидеть сложа руки я не буду, — в его глазах снова блеснула та самая мрачная решимость, которую она заметила ещё первые минуты их разговора. — Когда праздник закончится, и офисы будут открыты, я попытаюсь найти Мэг. Всё сделаю, в лепёшку расшибусь, но узнаю, где она и что с ней. В конце концов, я — её брат. Мне не имеют права отказать.

– Верно, — кивнула Молли и, не дав ему ни единой секунды на новый всплеск отчаяния, подчёркнуто деловито спросила: — Так значит, вашу сестру зовут Маргарет? А фамилия?

– Броули, — пробормотал он, непонимающе взглянув на неё. — Маргарет Лаура Броули. Но… Послушайте, вы разве работаете в совете?***

– Нет, — качнув головой, Молли вдруг подумала, что, пожалуй, не стоит называть своё настоящее место работы. Далеко не все реагировали на него спокойно, а уж человека в душевном состоянии её нового знакомого и вовсе не следовало им пугать. — Нет. Но я знаю того, кто сможет вам помочь.

– Прямо сегодня? — парень нахмурился, теперь взглянув на неё с откровенным недоверием.

– Думаю, да, — невесело усмехнувшись, кивнула Молли. — И, поверьте, он будет просто счастлив такому чудесному поводу не появляться дома до конца Рождества. Подождите немного…

Порывшись в кармане куртки, она достала телефон и быстро набрала уже начавшими замерзать пальцами:

«Срочно перезвони. МКХ»

* * *

Несмотря на несомненные шарм и эстетику, которую всегда придавал Лондону падающий снег, зиму в целом Шерлок не любил.

Во-первых, температура в это время года падала до столь низких отметок, что причиняла ему не просто некоторые неудобства, но вполне ощутимый физический дискомфорт. И дело даже не в том, что он банально мёрз в своём, обычно таком тёплом и удобном, пальто. Холодный ветер при высокой влажности довольно часто заставлял кожу на щеках отвратительно шелушиться, что, естественно, не придавало ни привлекательности, ни настроения. Разумеется, в активе у него было как минимум три способа избежать столь прискорбной участи, но регулярно пользоваться получалось лишь одним — высоко поднятым воротом. На остальные вечно не хватало времени и желания.

Во-вторых, зима неизбежно тянула за собой обязательное празднование Рождества и Нового Года с их глупой и никому на самом деле не нужной суетой, подарками, вечеринками и прочими тривиальными до зубовного скрежета условностями, которым почему-то было принято радоваться. И если в собственный День рождения Шерлок, по крайней мере, был волен распоряжаться свободным временем, как заблагорассудится, то в Новый Год и Рождество близкие требовали от него непременного присутствия сначала в родительском доме, затем — на Бейкер-стрит, причём не просто формального, молчаливого, а вполне активного — с игрой на скрипке, распиванием пунша и участием в общем разговоре.

Иногда этого кошмара удавалось избежать, но куда чаще приходилось идти на уступки и в течение нескольких мучительно долгих часов мужественно терпеть пустую болтовню окружающих и играть в условности, от которых уже через минуту одолевала смертельная скука. Единственным, что хоть как-то примиряло с действительностью в такие дни, было имбирное печенье, которое миссис Хадсон пекла специально для него. Долгое время именно оно и было основной причиной, по которой Шерлок всё-таки оставался иногда в праздники на Бейкер-стрит. И, всё же, когда представлялась возможность, он предпочитал проводить эти дни где угодно, только не дома. Праздничный шум и суета его утомляли, а необходимость постоянно отвлекаться на реплики или поведение окружающих мешала думать.

Впрочем, в этом году он собирался полностью изменить принципам и не просто принять участие в традиционном рождественском ужине, но сделать это абсолютно добровольно, без чьих-либо просьб и уговоров.

И дело было вовсе не в знаменитом имбирном печенье миссис Хадсон. Причина крылась в другом.

Двадцать минут назад эта причина послала ему довольно интригующее сообщение и, как выяснилось чуть позже, подарила поразительную возможность отблагодарить одного из самых точных и преданных его информаторов.

Шерлоку понадобилось всего десять секунд, чтобы мысленно просмотреть «список» своей сети бездомных и найти нужного человека. И теперь, ворча про себя на так некстати исчезнувший с улиц транспорт, он быстрым шагом направлялся к месту, где его — а, точнее, её — можно было найти.

Строго говоря, Мэгги Смит нельзя было назвать бездомной. После побега из родительского дома около двух лет назад она пробыла на улице совсем недолго — меньше недели.

Поспособствовал этому сам Шерлок. Встретив однажды под мостом заплаканную и дрожащую тринадцатилетнюю девочку в помятой и грязной, хоть и некогда вполне приличной, куртке, он не только выслушал её, но за несколько дней сумел найти ей достойный дом и человека, готового если уж не взять на себя всю полноту ответственности за её жизнь и здоровье, то хотя бы относиться к ней достаточно тепло и не эксплуатировать её труд.

О том, чтобы её будущее устраивали социальные службы, юная Мэг не желала и слышать. Переубеждать её Шерлок не стал, рассудив, что каждый имеет право сам выбирать свой путь. Однако время от времени он виделся с ней, давая мелкие поручения (а вместе с ними и возможность заработать) и проверяя, всё ли в порядке. Надо сказать, несмотря на невозможность получать образование, все эти годы девочка жила неплохо. По крайней мере, выглядела она сыто и опрятно, на судьбу не жаловалась, а задания исполняла с радостью и охотой.

Откровенно говоря, шагая сейчас по слепяще-белой от свежего снега улице, Шерлок даже испытывал некоторые сомнения, захочет ли его «подопечная» снова менять жизнь. В конце концов, нынешняя ситуация могла устраивать её настолько, что даже родственные узы не возымели бы должного действия.

Тем не менее, попробовать стоило. Несмотря на собственные, довольно странные с обывательской точки зрения, отношения с родными, Шерлок всё же считал, что совсем отказываться от семьи глупо. К тому же, из разговоров с Мэг у него создалось впечатление, что пропавшего пять лет назад брата она прекрасно помнит и всё ещё любит. Вероятность того, что встретившись с ним, она наконец захочет снова узаконить свою жизнь, была достаточно велика.

Впрочем, хороший вопрос: был ли действительно парень, которого так неожиданно встретила Молли, старшим братом Мэг или зачем-то лишь выдавал себя за него? В семейных делах вообще следовало быть осторожным, а потому Шерлок не стал исключать и вариант мошенничества.

Разумеется, прежде чем идти в условленное место, следовало для начала навести справки о мистере Броули. Однако из-за Рождества и вызванных им неудобств с делом хотелось покончить как можно быстрее, и Шерлок едва ли не впервые в жизни сделал ставку не на сухие факты и цифры, а на память и здравый смысл самой Маргарет.

Когда он наконец подошёл к «Бургер и лобстер»,**** где они договорились встретиться, девочка была уже на месте. Потирая друг о друга озябшие ладони, она настороженно оглядывалась по сторонам, готовая дать дёру при малейшем намёке на появление служителя правопорядка.

Шерлока она заметила издали и, приветственно кивнув, быстрым шагом направилась ему навстречу, не дожидаясь, пока он сам приблизится к ней.

– Привет! — сказала она негромко, когда они поравнялись, и, снова опасливо оглянувшись, с любопытством спросила: —Какое-то дело? Ты сказал, это важно.

– Да, — коротко кивнув, Шерлок указал взглядом на чёрную с позолоченной вывеской дверь: — Зайдём?

– Зачем? — нахмурилась Мэг, неловко одёргивая край слишком короткой для этого времени года куртки. — Вообще-то у меня нет денег. А в таких местах не любят, когда клиенты просто сидят, ничего не заказывая.

– Пустяки. Я заплачу, — стряхнув с пальто отвратительно холодный назойливый снег, Шерлок открыл дверь, пропуская её вперёд. — Дело действительно важное. Мне нужно, чтобы ты взглянула на одного человека и вспомнила, не видела ли его где-нибудь раньше.

– И всего-то? — недоверчиво покосилась Мэг. — Так просто?

– Да. Считай это подарком на Рождество, — усмехнувшись, он внимательно обвёл взглядом зал и, почти сразу заметив Молли за одним из дальних столиков, решительно направился к соседнему.

Обречённо вздохнув, девочка поспешила за ним.

Услышав за спиной движение, Молли оглянулась. Карие глаза на миг сверкнули радостью, но, встретив предупреждающий взгляд Шерлока, она тут же отвернулась и сделала вид, будто ничего не произошло.

– Ой, а это не?.. — начала было Мэг едва слышным шёпотом, но сразу осеклась, как только он резко сжал её локоть.

– Да, она. Но нас интересует спутник. Посмотри на него хорошенько. Знаком?

Немного неуверенно усевшись за столик, девочка наконец перевела взгляд на широкоплечего спортивного вида парня, который сидел напротив Молли, понуро опустив голову. С минуту или две она искоса, но довольно внимательно разглядывала его взъерошенную каштановую шевелюру, короткие грубоватые пальцы, синий свитер с этническим узором, а после выразительно посмотрела на Шерлока и тихо покачала головой.

– Уверена? — он нахмурился и на всякий случай ещё раз сам прошёлся взглядом по одежде и фигуре незнакомца. — Подумай как следует. Это действительно важно.

– Слушай, да я правда его не знаю, — передёрнув плечами, Мэг нервно сцепила руки в замок. — Ну, может, узнала бы, если бы он голову поднял, а так лица почти не видно…

То ли услышав её, то ли просто устав сидеть в довольно неудобном положении, парень вдруг встрепенулся и, расправив наконец плечи, в упор взглянул на них.

В ту же секунду Мэгг судорожно вздохнула, широко распахнув глаза, а после резко вскочила, едва не уронив стул.

– Дэн?.. Это… это же ты?.. Правда? — в её внезапно осипшем голосе так причудливо сплелись неуверенность и надежда, что Шерлок в который раз пожалел о нехватке времени для наведения справок.

– Мэгги! — в отличие от сестры, не тратя ни единой секунды, парень мигом ринулся к ней и вскоре уже крепко сжимал в объятиях. — Боже, Мэгги, ты здесь! Поверить не могу. Как такое вообще может быть? Это чудо! Самое настоящее чудо!

– Не чудо, а сочетание логики и везения, — усмехнулся Шерлок, приподняв воротник пальто. — Если бы мне не повезло однажды познакомиться с Маргарет, на поиски ушло бы гораздо больше сил и времени. А так мне всего лишь пришлось слегка напрячь память. — Он снова усмехнулся и качнул головой: — Так, значит, Маргарет Броули?

На щеках девочки вспыхнул виноватый румянец.

– Прости, — прошептала она, пряча глаза.

– Не извиняйся. Я знал об этом на второй день нашего знакомства. От чего-то же я должен был отталкиваться, когда искал твоего брата.

– Так ты его искал?! — одновременно воскликнули Мэг и Молли.

– Ну, разумеется! Начал в тот же вечер, как узнал её историю. К сожалению, после ссоры с матерью, мистер Броули почти сразу уехал из страны. Я вычислил его перемещения вплоть до штата Флорида, но там его след затерялся. Сколько бы я ни возвращался к этому делу, рано или поздно снова упирался в тупик. Так что можно считать, нам всем сегодня чертовски повезло.

– Это уж точно! — счастливо рассмеялся Броули и тут же горячо добавил: — Сэр, я — ваш должник! Если вам что-то понадобится — что угодно! — я всегда буду рад помочь.

Окинув его внимательным взглядом, Шерлок уже собирался ответить, что от столь импульсивной посредственности, забывшей главное правило выживания, ему вряд ли когда-нибудь понадобится помощь, но тут Молли довольно ощутимо толкнула его локтем в бок и выжидающе замерла.

– Спасибо, — выдавил он из себя и, мягко обхватив ладонью этот самый воинственный локоть, решительно повлёк её к выходу. — Счастливого Рождества!

* * *

– Удивительно, правда? — выйдя из бургерной, Молли на миг прикрыла глаза и полной грудью вдохнула пьяняще свежий морозный воздух. — До сих пор не могу поверить. Это просто потрясающе! Провернуть такое дело за полчаса… да ещё и всего за полдня до Рождества. Нет, на такое способен только ты один!

– Брось, — коротко усмехнувшись, Шерлок взглянул на бледно-серое небо, откуда по-прежнему валил густой, ставший, кажется, ещё более непроглядным, снег, тяжело вздохнул и раскрыл едва не забытый в пылу всеобщей радости зонт. — Моей заслуги здесь нет вообще. Повторюсь: всё это — чистое везение. Если бы Броули не окликнул тебя, Маргарет, возможно, так и осталась бы без семьи. Или, во всяком случае, могла не знать о его возвращении ещё несколько лет.

– Как думаешь, у них теперь всё будет в порядке? — обернувшись на украшенные гирляндами окна, за которыми всё ещё можно было различить фигуры сидящих рядом Дэна и Мэг, Молли задумчиво потёрла подбородок и вдруг нахмурилась. — Им ведь всё равно придётся однажды столкнуться с социальными службами. Думаешь, они доверят девочку парню, у которого нет ни жилья, ни работы?

– Определённо, — в голосе Шерлока звучала такая уверенность, что у неё сразу отлегло от сердца. — Но, естественно, после того как он найдёт и то, и другое. Он её брат, Молли, к тому же, брат совершеннолетний. По закону у него приоритет перед любым возможным опекуном.

– Да, но ведь его не было целых пять лет! Разве к этому не могут придраться?

– Не думаю, что захотят. Проверка и подготовка сторонних опекунов занимает слишком много времени. Смысл его тратить, когда у девочки есть родной совершеннолетний брат? Кроме того, ссору с матерью можно считать достаточно серьёзным смягчающим обстоятельством. Я навёл справки: покойная миссис Броули была женщиной с очень тяжёлым характером. По рассказам соседей и самой Мэг, она не давала детям ни капли свободы. Старший сын хотел отправиться на заработки сразу после окончания школы, но она держала его при себе, не позволяя даже думать об этом. Не удивительно, что в конце концов парень вспылил и ушёл из дома. И можешь представить, насколько серьёзной должна быть ссора, чтобы у человека за пять лет ни разу не возникло желание позвонить или написать родным.

– Да уж… — пробормотала Молли, зябко поёжившись. — Интересно, что заставило его вернуться? Одиночество? Чувство вины? Неудачи в карьере?

– Думаю, всё вместе. На свете не так много людей, способных обходиться без общества близких или единомышленников. К тому же, полагаю, сыграл и фактор Рождества. В это время многие поддаются идиотским и совершенно необоснованным сантиментам. Броули, как видишь, не стал исключением.

– О, значит, идиотские сантименты? — она хихикнула и, подхватив его под руку, на мгновение прижалась виском к его плечу. — А ты? Разве у тебя никогда не возникало сентиментальных чувств в канун Рождества?

– К счастью, нет, — голос Шерлока был серьёзен, но в глазах вовсю плясали искорки смеха. — Впрочем, кое-в-чём моё отношение всё же изменилось. Раньше бы мне, например, и в голову не пришло добровольно присутствовать на этом пиршестве скуки, которое вы называете «рождественским ужином».

– А сейчас? — осторожно спросила Молли, чувствуя, как от внезапно вспыхнувшей надежды бешено затрепетало сердце.

– Сейчас я, пожалуй, попробую поискать во всём этом смысл, — он улыбнулся — в этот раз на удивление тепло и широко. — Более чем уверен, что не найду, но попытаться стоит.

______________________________________
* Ньюман-стрит — одна из улиц Лондона по кратчайшему пути от Госпиталя Св. Варфоломея к Бейкер-стрит.

** «Sanderson London» и «Charlotte Street Hotel» — пятизвёздочные отели, расположенные на Бернерс-стрит и Шарлотт-стрит соответственно.

*** Имеется в виду специальный отдел районного совета, занимающийся вопросами усыновления.

**** «Бургер и лобстер» — реально существующее заведение на Литл-Портленд-стрит в Лондоне.

@темы: Недотворчество, Лучи добра, Вечная тема ™, SHERlocked в хлам

URL
Комментарии
2017-12-31 в 12:16 

Aria1985
It's better late than never.
:heart:
Спасибо за поздравление! :dance2::squeeze:
Прекрасный подарок к Новому году! :inlove:
И тебе всего самого прекрасного!
:ddny1:

2017-12-31 в 16:40 

Amelia maD hatter
Я верю в ангелов в черных одеждах, в ангелов с зелеными глазами, в тех,чьи крылья были сломаны еще при жизни.
Это прекрасно!!! :inlove::inlove::inlove: СНовым Годом и всего-всего наилучшего!:dance2::xmas::snezh:

2018-01-01 в 23:00 

rye_hare
Just a smirking outcast following Sabine's Phoenix and rebel loth-cats
Hermione_Jean_Granger, спасибо за чудесное поздравление и подарок :dlove: Шерлок/Молли - ОТП навсегда!!!!!!!!!!1
С Новым годом! Всего радостного и отличного! :moroz1: :ddny2:

2018-01-04 в 02:48 

Hermione_Jean_Granger
Панда с пистолетом
Aria1985, Amelia maD hatter, rye_hare, :gh3: спасибо за поздравления и пожелания!
И очень рада, что история понравилась. :)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

True Gryffindor

главная