Gerald92
- Интересно, что варится в твоей голове?
Я не слушаю. Я занят. Модель требует предельной концентрации, но я уверен, сегодня у меня получится идеальный корабль.
Медленно, аккуратно, добавляю последние детали. Получается хорошо, я почти вижу как он бушпритом рассекает невидимые волны и несется навстречу страшной буре. Впереди сверкают голубые столбы молний, вода поднимается на невообразимую высоту, угрожая поглотить его целиком. Но он справляется, снасти скрипят, матросы бегают по палубе, среди привязанных крепкими канатами вещей, назначение которых я не знаю. Они как жуки ползают по мачтам, выполняя приказы капитана, защищая себя и мой корабль от разрывающего ветра. Капитан стоит рядом с рулевым. Широко расставив ноги, глубоко надвинув на голову капюшон, он блестящим от напряжения глазами следит за слаженной работой людей. Жилистые руки рулевого крепко держатся за штурвал, удерживая наш корабль на курсе...
- Ты же знаешь что это прекрасно? - спрашивает кто-то, я отвлекаюсь. - Ты молодец. Очень красивый корабль. Как его зовут? - Это кто-то незнакомый. Друзья брата, наверное. Я вижу его, улыбается сидя в кресле, чуть в стороне. Я улыбаясь отвечаю на вопрос:
- Капитан Натан Рец. Он француз, но на службе у Британской короны.
- Ой - спрашивающая сконфуженно смеется - а где он? Я-то про название корабля спрашивала...
- Корабль, это фрегат "Серебряный", а капитан вот же. Рядом с рулевым. Видите? - я показываю.
Она не видит. Они почти никогда не видят. Только брат, иногда. Или делает вид? Мне кажется, люди вокруг слишком любят настоящее и не хотят даже пробовать воображать.
Брат отводит запутавшуюся гостью в сторону, оставляя нас наедине с бурей.
"Серебряный" оправдывая название, белым пятном летит сквозь темные волны, солнце скрывается где-то в вышине и пускай время близится к полудню, стоит мрачный влажный сумрак. Бесцветный.
Грот-мачта скрипит и изгибается, команда не успевает убрать лишние паруса, с ужасным треском они рвутся. Несколько матросов сбрасывает в воду извивающимися канатами. Капитан Рец призывно указывает рукой, слышится боцманский свисток, люди пытаются справиться с повреждениями.
Но я чувствую как удача ускользает из их рук, волны одна за другой накрывают "Серебряного", мачта рушится. Падая она давит неосторожных моряков и оставляет глубокую бреш в палубе. Вода медленно заполняет корабль. Я читаю по губам рулевого:
- Мы тонем капитан!
Натан лишь кивает, в вспышках молний его лицо уже умерло...
-Но... Что ты наделал? - Кто-то громко охает над моим ухом. - Зачем ты его разломал?!
Я оглядываюсь. В комнате полно гостей, брата нет. Я хмурюсь.
- Это не я. - Сухо отвечаю. - Это буря.
У меня в руках обломки модели, мачта валяется на полу, оснастка разодрана в клочья, корпус трещит в моих крепких пальцах и скоро переломится пополам.
-Какая буря! Такую красоту сломал! Зачем?! - Истерически возмущается голос.
Я медленно отпускаю корабль. Прижимаю колени к себе и закрываю глаза. Глухо говорю:
- Я сам его собрал. А буря его разбила.
- Он же денег стоит!...
Виснет тишина. Потом тихий торопливый шепот, шаркающие удаляющиеся шаги. Тишина. Кто-то теплый садится рядом со мной на пол. Широкая рука опускается мне на шею, согревая и удерживая. Помогая выпрямиться. Передо мной брат.
- Ну и что случилось?
- Не знаю. "Серебряный" гибнет в буре. А тут кто-то кричать начал. - пожимаю я плечами.
-Ты в порядке? - Брат участливо смотрит на меня, на корабль. Родители бы предложили починить его, вернуть как было. Но брат понимает меня. Наверное.
- Капитан погибнет. - Грустно говорю я. В следующий раз надо сделать корабль лучше.
- Ты справишься - он улыбается. - ты всегда справляешься.
- Сань... почему она на меня кричала? - Тихо спрашиваю. Она напугала меня. - я ведь не делал ничего плохого.
- Она... я бы сказал что она глупая просто. - Он хмыкает. - Ей было жалко "Серебряного", а бури она не видела. Вот и решила что ты виноват.
- Они никогда не видят бури.
Он взьерошивает мне волосы, встает на ноги, уходя говорит:
-Я вижу, малой. В следующий раз, спаси капитана, договорились?
Улыбаясь киваю. Он еще секунду смотрит на меня, на секунду его лицо мрачнеет. Он тихо шепчет:
- Интересно, что варится в твоей голове?
Но я уже не слушаю. Я занят.