20:26 

Gerald92
Я помнил себя урывками. Короткими фрагментами, разделенными между собой будто годами. На самом деле мгновениями.
....Мы стоим по горло утонув в окопах. Люди сжимают винтовки, мои пальцы дрожат. Фуражка сползает на лоб, капля с неё падает прямо на нос. Кричит командир, я не понимаю его, я забыл слова любого языка, я забыл как быть человеком. Во мне остается один инстинкт. И этот инстинкт поднимает волосы у меня на шее дыбом, он чувствует страх вокруг меня и во мне. Заставляет скалить зубы и утробно рычать. Впереди столб пыли. Я ненавижу каждую частичку дыма и пепла что поднимается из под ног моего врага. Я ненавижу врага.
...Мгновение уносит часть жизни, я не замечаю этого. Проверяю патроны, они сухие, твердые, остроконечные. Они готовы убивать. И готов я. Командир стоит рядом. Я вижу пот на его лице. Инстинкт чует его страх. Я рычу ободряюще, он кивает, будто понимая меня. Враг уже здесь. Я вижу их форму, их человекопободные фигуры и серые от пыли бороды. Их ружья. И я знаю - их патроны сухие, твердые, остроконечные. Они готовы убивать.
...Сухой треск ружей давно перестал оглушать, дым застилает весь окоп, превращая его в огромный сероватый ров. Я задыхаюсь, но это можно терпеть. Попадания пуль терпеть нельзя. Командир скулит где-то на дне, его лицо в крови, ноги в судороге скребут землю. Я целюсь, стреляю в красную пасть врага. Рядом стреляют другие. Такие же звери как я. Я вижу шерсть стоящую дыбом на их шеях, слышу запах их ярости. Страха нет больше ни в одном из нас. Мы все умрем здесь, или убъем всех тех, кто пришел убить нас. Патроны заканчиваются, Патроны мне не нужны. Я смогу убивать руками, меня учили. Нас всех учили.
...Я пытаюсь сосчитать тварей что несутся на меня, у каждого в руках ружъе, но они не стреляют, их патроны закончились раньше моих. Я скалюсь посылая последнюю пулю в голову врага. На всю жизнь запоминаю хлынувшую из раны густую багровую кровь, белые осколки черепа и ошметки мозга. Рычу. В ответ слышу рык. В нас всех остался один инстинкт. Я понимаю врага. Понимаю так, как никогда не понимал отца или сына, жену или брата. Понимаю как самого себя. Я понимаю врага и он понимает меня. И только один выживет.
...У меня в руках давно нет винтовки, осталась деревянная дубина, которая когда-то огрызалась огнем, но силы её иссякли. Хорошо что хватает моих. Хорошо что я не один. Ударом отшвыриваю врага в гущу братьев по стае, летят капли крови, его почти разрывают на части. Я не знаю как оказался на гребне окопа, почему я стою первым и что мне делать дальше. Хотя нет. Я знаю. Мне надо убить следующего врага. Дубина летит ему в лицо, чуть ниже фуражки, серой с лакированным козырьком.
...Все вокруг в красных тонах. Странно. Всю жизнь я видел мир серым и тольк сейчас увидел краску. Красную. Она липкая, она стекает отовсюду и мешает дышать. Пальцы дрожат и не могут держать дубину. Руки пытаются достать нож. Я помню что у меня был нож. Не могу, наверное я уже достал его, уже убивал им, уже потерял. Вокруг не осталось таких же как я, только враги, я слышу их дыхание, их ярость и их страх. Я улыбаюсь красным провалом рта. Они боятся, а я нет. Я победил. Ноги все еще могут выдержать мой вес. Встаю. Фуражки давно нет, кровь пахнет солью и течет по мне вместо пота. Я стаю и шатаюсь. Инстинкт не дает мне упасть. Падать рано, я не смогу никого придавить своим телом. Враги не приближаются, а я не смогу сделать и шагу. Я понял их план. Они ждут когда я упаду. Я улыбаюсь им. Рычу что не упаду. Они не могут меня понять. Момент единения пропал и теперь они чужеродны, непонятны и отвратительны мне. Как и были всегда. Я хрипло вдыхаю последние капли воздуха в раскаленную грудь. Я вспоминаю как жил до этого. Свой светлый дом. Семью. Поле. Рощу, в которой набирал березовый сок, еще ребенком. Как убегал от обозлившейся на что-то коровы. Визжал от укусов пчел. Пахал эту землю, позже, лет десять спустя. Я вспоминаю что это моя земля. И я рос вместе с ней. А теперь пришел враг и дышит МОИМ воздухом, он ходит по МОЕЙ земле и хочет сделать её СВОЕЙ. Я чувствую волну. Она сильнее чем даже инстинкт. Она начинается где-то в животе, набегает сразу во все стороны, судорогой сжимает тело, выпрямляет его. Я поднимаю голову. Тихо шепчу:
-Это моя земля.
Прыгаю вперед.
.... Ноги все-таки не выдержали. Они больше не держат меня. Я ползу, пальцами скребя грязь. Я ползу на запах, потому что не вижу больше ничего. И наверное не увижу никогда. Я видел достаточно. Кто-то скулит впереди. Скули, если не можешь рычать. Рука цепляет чужой сапог. Тяну на себя, подтягиваясь к нему, медленно ползу по мелкодрожащему телу. Руки смыкаются на горле. Слишком слабые чтобы задушить. Я скалю пустой рот от ненависти. Приподнимаю голову над лицом врага. Резко опускаю её. Что-то влажное остается на лбу. Повторяю. Еще. И еще. И еще раз. И. Еще. Раз.

URL
   

Записки графомана

главная