20:40 

Gerald92
-Мы готовы? - Спросил молодой лейтенант-артиллерист, стоявший на возвышенности рядом с полковником. Гладковыбритый, в отутюженной форме, но здоровенными мешками под глазами, он выглядел человеком, который не спал уже годы. На самом деле он четко следовал распорядку, лишь раз за эти три дня проведя бессонную ночь. - он с расчетами "Сотрясателей" разбивал фронт на квадраты, пристреливался, проверял и перепроверял состояние орудий. По сравнению с пехотными офицерами лейтенант смотрелся как здоровый посреди лепрозория. Полковник с раздражением посмотрел на него, на руки не сбитые в кровь, на начищенные сапоги. Ему хотелось послать сопляка лично копать последние рубежи, напомнить ему что он боец Имперской Гвардии, а не крыса с калькулятором. Но полковник сдержался. За его спиной кто-то сплюнул, судя по злости плевка, земля на этом месте должна уже дымиться. Ретивый лейтенантик незатыкался:
-Кажется правый фланг оборудован не до конца, я не вижу противотанковых заграждений, нехватает окопов. А на левом два Леман Расса стоят не окопанные. Их же уничтожат впервые минуты! Нас всех так пугали нападением, вы думаете такая оборона выдержит?
Адьютант полковника, сержант-ветеран, отвернулся и закурил, чтобы занять себе руки. Полковник понял этот знак у Гафта просто чесались кулаки. Он продолжал молчать, уже из интереса, насколько хватит выдержки людям вокруг. Комиссар был далеко и ничем кроме пары зуботычин дело закончится было не должно. Так что полковник продолжил делать вид что рассматривает рубежи, сохраняя молчание. Лейтенант не чувствовал сгущения атмосферы, ему казалось что это его звездный час, что сейчас его внимательно слушают все эти люди, что было правдой, кстати. Но звездным часом это назвать было нельзя.
-Нет, я не хочу критиковать, укрепления фронта - близки к идеальным, брустверы, три линии окопов, при поддержке моих ребят, там мы сможем долго сдерживать врага. Но, они же разобьют наши фланги! Без всяких проблем! Почему мы не успели подготовиться? Ведь было три дня! Можно было...
Лейтенант не успел закончить, раздался глухой мягкий звук и почти девичий вскрик. Наступила тишина, Никто даже не пытался ничего сделать, пара капитанов так и стояли скрестив руки на груди, один майор приподнял бровь. Третий капитан сидел сверху на поверженном лейтенанте, уткнув того чистой формой и гладковыбритым лицом в песок, вместо мешка под левым глазом наливался сочный синяк.
Полковник присел на корточки рядом и размеренным голосом произнес:
-Потому что люди сделали все что могли, уебище. Бойцы сделали даже больше, чем могли. Потому что вместо нормальной саперной техники у нас были одни лопаты. И если тебе, кусок грокса, не приходилось рыть окопы, то и не критикуй тех кто это делал. Встать! - Повысил он голос.
Все вокруг встали по стойке смирно, капитан помог подняться побитому лейтенанту. Гафт обернулся на голос и сделал вид что убирает папиросу. Лейтенант краснел и бледнел попеременно, губы его, как и пальцы, дрожали. Капитан, в пыльной форме, не смыкавший глаза уже неделю, почти не отдыхавший двое суток, выглядел воплощением дисциплины.

19.01.2014

URL
   

Записки графомана

главная