Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
10:38 

Hendera
Миссис Ипанутость
Вчера был очень эмоциональный день.

С утра я встретилась с новым человеком, потенциальным другом. Он одновременно заставил меня подумать о том, как восхитительны люди, и как много у меня может быть друзей, и о том, что среди моих друзей немного тех, кого я считаю "на несколько голов выше меня". Таких я всегда ценила больше всего остального, считала за бесприкословный авторитет и фактически подчиняла свою волю им, так как думала, что они-то точно лучше меня знают, как надо. Со временем их становится меньше, и это, пожалуй, к лучшему. Я начинаю понимать, что не надо преклоняться перед людьми, и все мои отношения - ко всем друзьям - сглаживаются к равным. Это не так волнующе, правда, теряется дофаминное тащилово. Но мне кажется, что, может, пора слезать и с этого наркотика - хотя ой как не хочется.

Я одна - без людей, которым я подчиняю свою волю - чувствую себя очень несчастной. В этом вакууме особенно видно что, повзрослев, я остаюсь один на один с собой, не только в смысле там обеспечения, денег, но в смысле выборов. Как будто исчезают давления осуждения со стороны, давления страстей изнутри, и остаются просто выборы, которые нужно совершать, совершать, каждую минуту, и нельзя закрыть на это глаза. И все выборы - это не стечение внешних обстоятельств, а мои решения. И сразу появляются вопросы, почему я тогда недостаточно делаю то-то, или слишком много времени уделяю чему-то ещё, почему я чувствую себя так паршиво и ничего с этим не делаю. Виден вакуум не принимаемых мною решений. И приходится учиться принимать свои паршивые выборы, и учиться жить не только с ними, но и с принятием того, что их ещё будет много. А также придумывать себе классные выборы, понимать, что хочется, не бояться к этому идти - иначе одни паршивые выборы останутся.

Потом к нам приходил музыкальный продюсер - который наехал на меня за очень простой вопрос. Я была ну совсем ни в чем не виновата, просто у человека что-то внутри переклинило, безотносительно меня. Надо было не обидеться на него, защищаясь, не выставить его козлом (я сдерживалась, но не совсем получилось), не ныть, простить и понять. Внутри у меня что-то сжалось, меня всю трясло, хотя внешне я спокойно его слушала. Это учило меня работать с абьюзом, показывало, насколько не страшно, на самом деле, когда человек давит или орет, если понимать, что это в первую очередь про него, а не про тебя - хотя пока у меня это не очень получается, мне всё равно страшно и плохо. Но ничего, я вроде как-то справилась, вроде потом даже относительно достойно поговорили.

С Региной вроде бы вчера наконец кликнуло и подружились. Так странно - три месяца, можно сказать, живешь жизнь с человеком, проводишь по 8 часов в день вместе, делаешь вместе дела, спасаешь, тебя выручают, вместе едите, смеетесь, хочешь подружиться - и не получается. А потом она поржет над тобой за что-то, первый раз - и ты чувствуешь, что что-то изменилось, и вот теперь вы друзья.

Больно - потому что я чувствую, как уходит эпоха, как ставится точка на всех моих привязанностях, всем том, чем я когда-то была, как будто после долгих уроков меня выталкивают вперед и говорят: ну-ка. А теперь покажи, что ты можешь?

Ничего, даже то, что я считала лежащим в моей основе, в самом сердце и душе, и сути, не вечно, и... без этого можно прожить, и даже не в депрессии. И всякая боль приносит эйфорию и возможности, всякая сложность не ввергает в отчаяние, а делает лучше; ты плачешь, но понимаешь, что скоро будешь смеяться; на человека, который тебя ранил, обидел, найдется другой, который что-то в тебе оживит. Если не привязываться к линейности времени, становится легче это увидеть.

У меня было так ошеломительно много - и я так ошеломительно много потеряла, и, похоже, пришла пора строить что-то новое. Страшненько? Да, очень, очень-очень, аж руки немеют. Но есть и некоторый азарт; ведь всё может быть (и будет) по-другому, другие люди, другие отношения, chapter 2, можно сказать. Только теперь я сама расплачиваюсь за свои ошибки, сама решаю, проявить мне любовь или совершить подлость, сама лежу в грязи или ползу наверх. Это очень страшненько, но очень по-настоящему: это то, чего я всегда хотела, только теперь это не образ будущей жизни, а сама жизнь.

И мне всего 26.

Ещё много сил, достаточно здоровья и оптимизма, даже есть надежда, что времени ещё много. У меня несметные богатства - а люди с ещё меньшими ресурсами, больные, старые, одинокие, порой справляются великолепно, в них сияет такой огонь, что мне за себя становится стыдно.

Страх и адреналин - это прикольное сочетание, давно его в моей жизни не было.

Взросление - это когда ты начинаешь ловить кайф от тех вещей, которые страшны, осознав, что они страшны.
 

URL
   

Парковка здесь запрещена.

главная