Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:59 

Deadman Wonderland
Круг-1: 14. Генкаку/Наги /Карако. "Светлая" часть Наги хочет бороться вместе с "Цепью шрама" и быть с Карако, "темную" же привлекает место среди Гробовщиков... и Генкаку. Метания, подогреваемые их объектами - осознанно или случайно. Исход - на усмотрение автора. NH!

@темы: круг 1, Koshio Karako, Kenganime Nagi, Genkaku Azuma

URL
Комментарии
2011-07-02 в 18:14 

Кажется, автор откосил от темы. Действие уложилось в таймлайн пребывания Наги в плену у Гробовщиков, поэтому исход "противостояния", думаю, понятен.
Заказчик, заранее прошу прощения, но всё же лелею надежду на то, что вам понравится.

1178

Число два в жизни Кенгамине Наги – особенное.
Когда-то беспримерно давно – вполне может быть, что и в прошлой жизни; Наги уже сам стал беспомощен в этом вопросе, запутался в липких сетях воспоминаний, как жучок – у него было два человека, ставших его семьёй. Первой была женщина, которую он любил больше самого себя, больше мира за стеной – женщина, которая заставила его перестать желать той земной юдоли и превратила хрупкий кровавый мирок, в котором он существовал, в обитель, полную тепла, любви и ласки. Вторым стал малыш, который рос в её чреве и стал воплощением надежды; прислонившись к животу любимой, Наги закрывал глаза и думал о том, какая светлая жизнь будет ожидать их, когда ребёнок появится на свет, и сердце его билось часто, но умиротворённо и счастливо. А жена тихо гладила его по голове, взъерошивая каштановые пряди, и мягко улыбалась, когда Сова благодарно, почти благоговейно целовал ей запястья, и им казалось, что счастье их неприкосновенно и нерушимо.
Им казалось, что так будет всегда.
Но потом настал кровавый дурман, пришедший вместе с новостью об их сражении на Карнавале Трупов. Потом был страх и бессилие, а вдобавок – неловкость вранья, потому что Наги изворотливо и правдоподобно лгать просто не умел, а его любимая была слишком напугана для этого. Можно ли было обмануть этим спектаклем промоутера Тамаки?
Ответ был очевиден.
И потом, наконец, было отчаяние немоты и ужас, расплывшийся перед глазами алым пятном, в котором лежало, раскинув руки, тело его жены. Всепоглощающее горе, в котором он потонул, обжигающе горькие слёзы, скользившие по лицу, руки, сжавшие тело, потерявшее сразу две жизни – он помнил всё детально, со скрупулёзной точностью, потому что забыть такое было нельзя.
Потому что это случилось совсем недавно – всего лишь два года назад.

Число два в жизни Кенгамине Наги – особенное.
Неделю спустя после драмы, унёсшей жизни двух человечков, составлявших самый смысл его жизни, разум его прояснился и оправился от страдания ровно настолько, чтобы вновь вспомнить, как дышать, и понять, чего он жаждет.
И он понял, и потому шёл с сухой сосредоточенностью в глазах, и люди молчаливо расступались перед ним. Они знали: так идёт только тот, кому больше нечего терять. Так идёт только смертник.
В тот день корявая надпись на ведущем в покои Гробовщиков пути, гласившая «Добро пожаловать в ад», стала пророческой, потому что Сова выпустил демонов, теснившихся в его груди, собирать кровавую жатву.
В тот день…
-Тогда ты разбросал по округе двадцать два моих человека, - кривится Генкаку в подобии ухмылки, вытягивая свою жертву из плена мыслей, и в глазах его плещется отвратительно притягательное безумие, смешанное едва ли не с восторгом. И это слово, «двадцать два», он тянет с каким-то особенным удовольствием, перекатывая во рту вместе с сигаретой.
Двадцать два, думает Сова то с паникой, то с отстранённым приятием этого факта, становящегося почему-то вполне естественным, и капли пота проворно сбегают по его лицу. Двадцать два – это две двойки рядом. Привычно и просто. Двадцать два… это, пожалуй, хорошо – и почти сдаётся на милость душному туману, в котором обрывки мыслей проворно ускользают прочь.
-Я… не помню… - но всё-таки держится, из последних сил. Напарываясь лишь на издёвку, подогревающую сумасшествие, которое неторопливо завладевает им.
-Не помнишь? Да ты бредишь! Любой, кто не сошёл с ума в этой дыре, бредит! – запрокидывает Генкаку голову назад, - Но Гробовщики будут приветствовать твою сумасшедшую часть души, Сова!
«А я буду особенно приветствовать это!» - недвусмысленно говорит его взгляд.
Наги закрывает глаза, дрожа всем телом.

Число два в жизни Кенгамине Наги – особенное.
К счастью, он нашёл нового человека, искреннего и преданного, заражённого той же идеей, что и он сам; ему он может доверять. Вернее, ей.
Сегодня они коротают вечер вдвоём – и снова это число! – и это такое же сегодня, болезненно похожее на вчера и на завтра, но вместе с тем и чем-то от них отличающееся. Сегодня они обсуждают не детали их плана, а лишь его мотивацию – то, что подтолкнуло каждого из них к поиску свободы.
На деревянном прилавке стоят два полупустых стакана; Карако сжимает в руках медальон, который ещё недавно покоился на груди Наги, рассматривая его с осторожным любопытством.
-Это медальон моей жены, - механический голос звучит спокойно, но если бы он был способен имитировать чувства, в нём бы однозначно слышалось трепетное тепло, - А внутри – фотография моего ребёнка. Зная это, я чувствую, как малыш снаружи даёт мне надежду…
Карако понимающе улыбается. Стало быть, вот он каков, его маяк на пути к свободе! И лишь откинув крышечку медальона, она меняется в лице: на смену любопытству приходит непонимание, перетекающее в смятение и горечь. Но Наги словно бы не замечает этого, мечтательно смотря в потолок – точь-в-точь задумавшийся поэт или художник, лелеющий милый сердцу образ:
-Мило, правда?
Не в силах отвести взгляд от пустого украшения, тускло золотящегося в сумрачном освещении самодельного бара, Косио молчит, пытаясь подобрать нужные слова и ощущая бессилие – она не знает, что должна сказать ему. Развеять его иллюзию, за которую он цепляется – хрупкий ограничитель его безумия, его подспорье? Будет это жестоко или справедливо? Или она должна сделать вид, что всё в порядке, что она тоже видит то, чего нет?..
-Да, очень… Он вылитый ты… - говорит она, снова улыбаясь, но как-то вымученно и через силу, и глаза её влажно блестят.


Число два в жизни Кенгамине Наги – особенное.
Всё самое важное в его жизни завязано на нём. От него никуда не деться, оно не даёт покоя.
И даже сейчас, за пару мучительно долгих мгновений до принятия судьбоносного решения, оно снова с ним.
Два варианта.
Первый – раскрыть и принять свою тёмную часть души, о которой так восторженно заливается соловьём лидер Гробовщиков и что он уже, кажется, почти готов сделать. Второй – терпеть и понимать факт того, что те, кого он считал друзьями, подвергнуты смертельной опасности.
-Мы будем убивать вас по одному, пока Сова не примет решения! – голос Генкаку слышен как будто сквозь пелену, сквозь дремотный туман.
Да, два голоса.
Один – приятно равнодушный, но вместе с тем вкрадчивый, почти по-змеиному шипящий. Второй – звонкий и хлёсткий, как трель колокольчика; он доносится до него с трудом, но та часть души Наги, которая навечно осталась вместе с «Цепью шрама», от него пробуждается.
-Наги, что с тобой, Наги? – кричит Карако, и колокольчик на её груди звенит вместе с ней.
Два прикосновения.
Одно – неприкрыто дразнящее, сумасбродное, сводящее с ума, становящееся катализатором поднимающейся в душе тугой волны гнева. Так касаются не друга – так касаются любовника, и Наги сам был готов тянуться вслед за жёсткой ладонью с пальцами музыканта.
Второе – осторожное и мягкое, но не навязчивое, запредельная ласка, которой он не знал с тех пор, как погибла его жена. От воспоминания об этом волна в груди угасает, превращаясь в тёплое течение, качающее его на своих волнах. Так умеет прикасаться только любящая женщина – неважно, мать, подруга или любимая – просто любящая и всегда готовая защитить и поддержать…
И всё же балансировать на грани выбора, не решаясь принять что-то одно – очень трудно.
«Иди к нам, Наги! Слушай себя! Перестань быть лицемером!» - грохочут чужие голоса, вливаясь в ухо расплавленным железом, и ненавидимые им глаза плотоядно сверкают в темноте, в которую он постепенно погружается.
«Вернись к нам, Наги! Мы победим! Всё будет хорошо! Верь!» - говорят голоса знакомые, журча обеспокоенно, с тревожной заботой, но вроде бы отрезвляюще и успокаивающе…

Вместо темноты – ослепительно яркая вспышка света и пришедшее вслед за ней понимание.
Наги широко распахивает глаза; он больше не дрожит.

URL
2011-07-04 в 22:40 

Zato
– Завтра будем учиться гостеприимству. И закопаем трупы.
Нет слов, одни эмоции. И я даже не знаю, как их передать... кроме того, что я это все чувствовал и очень живо вспоминаю с каждой строчкой текста. Автор, огромное спасибо, огромнейшее, и бога ради простите за задержку с отзывом - реал грузит.
слегка ошарашенный от впечатлений заказчик

2011-07-04 в 23:19 

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Стеклянный Кот, мир тесен :laugh:
Очередная заявка в нашем с вами тандеме)
Спасибо за неё и за тёплые слова! Я долго ходила вокруг да около, прицеливаясь)

2011-07-04 в 23:30 

Zato
– Завтра будем учиться гостеприимству. И закопаем трупы.
*засмеялся* Что-то мы уже почти сроднились тут.)) Но это правда... правда, вообще мозг вышибло подчистую. Я как существо в общем-то слегка полоумное эту тему всю вообще воспринимаю очень эмоционально и очень критично одновременно, потому настолько попадающее в мои обо всем этом моменте манги впечатления - это правда очень меня цепляет. *почесал в макушке* Извиняюсь за сумбур, честно не знаю, как это комментировать даже... Еще раз огромнейшее спасибо.

2011-07-04 в 23:37 

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Стеклянный Кот, Что-то мы уже почти сроднились тут.))
Таки да :laugh:

Я как существо в общем-то слегка полоумное эту тему всю вообще воспринимаю очень эмоционально и очень критично одновременно, потому настолько попадающее в мои обо всем этом моменте манги впечатления - это правда очень меня цепляет.
У меня всё обычно так же) И потому когда попадаешь в заявку/видишь исполнение, сходное с собственным видением - это обычно весьма и весьма доставляет)
Чрезвычайно рада, что всё удалось ^^

2011-07-16 в 14:21 

Конрад Кёрз
Безумству храбрых венки со скидкой. \ Очень маленький, но очень злой Кухук
[...Soulless...] Я не перестаю тебя обожать.......

2011-07-17 в 00:40 

Конрад Кёрз
Безумству храбрых венки со скидкой. \ Очень маленький, но очень злой Кухук
[...Soulless...] Да ладно )) Я люблю хвалить людей))

   

Deadman Wonderland official community

главная