15:53 

Crazy Sage
А я напьюсь безалкогольной водки в компании своих воображаемых друзей.
Письма Крымскому другу

Нынче вѣтрено, съ домовъ срываетъ крыши.
Скоро лѣто, хорошо бы безъ пожаровъ.
Впрочемъ, «Вѣсти» говорятъ, что тотъ, кто выше
Очень любитъ трескъ огня и блескъ кинжаловъ.

Опостылѣли блудницы и кокетки.
Предпочту имъ, mon ami, стаканчикъ граппы
Ибо пиршества амурнаго объѣдки
Слишкомъ долго лѣчатъ наши эскулапы!

Посылаю Вамъ, голубчикъ, шесть памфлетовъ.
Какъ столица? Какъ народъ? Всё такъ же стонетъ?
Какъ нашъ деспотъ? Всѣхъ ли замочилъ въ клозетахъ?
Вѣроятно, всѣхъ, опричь безсмертной Кони.

Ну, а я намедни видѣлъ, какъ за плугомъ
Грустно поперёкъ бразды бредетъ аграрій.
Какъ сквозь лютый буреломъ восьмеркой цугомъ
Лихо мчится въ казино отецъ Нектарій.

Здѣсь сидитъ купчина Лебедевъ. Толковымъ
былъ купцомъ, но слишкомъ сильно сталъ заметенъ.
Впрочемъ, селъ не какъ политикъ. По торговымъ
посадили. Политзековъ, знамо, нѣту.

Въ зонѣ рядомъ – доброволецъ черноусый
Грызъ страну, что революціей ослабла.
Сколько разъ могли убить! А онъ вернулся.
Онъ вернулся, но не могъ прожить, не грабя.

Коль приходится диктаторомъ трудиться
Гордый титулъ супостата не позоря
Разъ сосѣдъ свои разслабилъ ягодицы —
Отжимай скорей провинцію у моря.

Что Антанта? Спитъ себе, коней стреноживъ...
Не разбудятъ ея совѣсти уколы.
Говоришь, боксеръ двухъ словъ связать не можетъ?
Но Кличко мнѣ всё жъ милѣй, чѣмъ Моторола.

Этотъ штормъ пересижу съ тобой, кокотка,
Отъ дождя укрою, вѣтра и отъ пыли
Не надѣйтесь на спасателей на лодкахъ
Имъ про этотъ катаклизмъ не сообщили.

На полу вода? Ужель подолъ намоченъ?
Ахъ, оставьте — это, всѣ-таки, не щелочь.
Лишь бы бюстъ у васъ не началъ мироточить
А вода въ подолѣ — это, право, мелочь.

Скоро третій тронный срокъ тиранъ отбудетъ.
Какъ сказалъ мнѣ царедворецъ лицемѣрный:
«Такъ помазанника чтутъ простые люди»
Взглядъ, возможно, въ чѣмъ-то истинный, но скверный.

Пилъ Бордо, сейчасъ корпею надъ памфлетомъ.
Ждутъ эсеры, я памфлеты отдаю имъ.
Какъ тамъ въ Сиріи, въ Донбассѣ — или гдѣ тамъ?
Слишкомъ много мѣстъ, гдѣ мы теперь воюемъ.

Помнишь даму, что немногим краше мумій?
Ту, что грезила бронированнымъ лономъ?
Мы смѣялись, а она пролѣзла въ Думу.
Въ Думу, Карлъ! И тамъ строчитъ для насъ законы!

Визитируй, угощу тебя кефиромъ
И приёмникъ арендую у знакомыхъ,
Будемъ слушать въ круглосуточномъ эфирѣ
Сплошь согласное гудѣнье насѣкомыхъ.

Скоро срокъ мой подойдетъ къ печальной тризнѣ,
Но мы помнимъ изъ исторіи уроковъ:
Выпадаетъ тѣмъ, кто алчетъ вѣчной жизни
Табакерка или сударь съ альпенштокомъ.

Ну, а ты, мой другъ, садись, скорѣе въ бричку
Антрацитную, какъ ночь передъ разсвѣтомъ,
И по адресу, что помнимъ мы отлично,
Отвези штукъ пятьдесятъ большихъ букетовъ.

Пыль беззвучно осѣдаетъ на дорогѣ,
Аккуратныя отверстія въ оконцѣ
И въ моноклѣ, размозженномъ у порога
Отражается полуденное солнце.

Чуть поскрипываютъ высохшія доски
На заборѣ, что жандармы пробивали.
Подъ разломанной скамьей — Іосифъ Бродскій,
Написавшій кое-что изъ Марціала.
(c) дореволюцiонный совѣтчикъ

@темы: I hate it here, Postmodern magick, ©перто, Я считаю ниже своего достоинства разговаривать с наркотиками

URL
Комментарии
2017-06-16 в 17:04 

Kelin
Вечный двигатель - шило сами знаете где
Нимагумалчать (с)
Сегодня много раз в ленте наткнулась на этот текст, и не могу не:

Нынче холодно, и в доме плохо топят,
Только водкой и спасаешься, однако,
Я не знаю, Костя, как у вас в Европе,
А у нас в Европе мерзнешь, как собака.

Приезжай, накатим спирту без закуски
И почувствуем себя богаче Креза –
Если выпало евреям пить по-русски,
То плевать уже, крещен или обрезан.

Я сижу за монитором. Теплый свитер,
Уподобившись клопам, кусает шею,
В голове кишат мечты про аква-виту –
Лишь подумаю, и сразу хорошеет.

Х

За окном в снегу империи обломки,
Пес бродячий их клеймит мочою желтой,
Знаешь, Костя, раз сидим на самой кромке,
То уж лучше бы в штанах, чем голой жопой.

И приличней, и не так страдает анус,
И соседи-гады сплетничать устали.
Никуда я не поеду. Здесь останусь, –
Мир и так уже до дырок истоптали.

Близко к вьюге – далеко от Кали-юги.
Как сказал мне старый хрен у ресторана:
"Все жиды и губернаторы – ворюги!"
Взгляд, конечно, очень варварский и странный.

Х

Был в борделе. Думал, со смеху не встанет.
Дом терпимости эпохи Интернета:
Тот к гетере, этот к гейше иль к путане…
Заказал простую блядь – сказали, нету.

Поживем еще. А там и врезать дуба
Будет, в сущности, не жалко. Может статься,
Жизнь отвалит неожиданно и грубо,-
Все приятнее, чем гнить вонючим старцем.

Сядем где-то между Стиксом и Коцитом,
На газетке сало, хлеб, бутылка водки,
И помянем тех, кто живы: мол, не ссы там!
Все здесь будем. Обживемся, вышлем фотки.

Х

Холод стёкла заплетает кружевами.
В щели дует. Как всегда, забыл заклеить.
В старом скверике февраль переживает
И, ссутулившись, метется вдоль аллеи.

Календарь китайский с рыбками. Сардины
Или шпроты – жрать охота, вот и грежу.
Подоконник белый. Белые гардины.
В кресле – я. Еще бываю злой, но реже.

(с) Олег Ладыженский

2017-06-17 в 01:43 

Торрар
Какая радость, когда человек что-то слышит!
Хорошо.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Звериный Оскал Идиотизма

главная