02:52 

Фэнтезя

Megan Craplack
Ну что я могу сказать, я немного исправила и дополнила ту писанину, что начинала здесь вести, вот собсно и она.)
"- Объявляю вас мужем и женой, дети мои, да благословит вас Всевышний! - воздел руки к небу священник.
Лео припал к губам возлюбленной в страстном поцелуе, подхватывая ее на руки. На пару секунд их запястья охватил золотистый свет, а затем на месте свечения появились брачные татуировки, пока черные, но со временем они станут золотистыми, в подтверждение их любви..."
Я захлопнула книгу, ясно ведь чем все в итоге закончится: первая брачная ночь, в результате которой татуировки сменят цвет, счастливая совместная жизнь, дети-внуки, ну и, разумеется, "жили они долго и счастливо и в один день отправились на встречу с Всевышним", куда же без этого.
Ха-ха, может оно, конечно, так и бывает. Но вот мне пока даже первых двух пунктов пережить не довелось, даром, что я уже два года замужем. У меня все было совсем по-другому.
Замуж меня выдали в семнадцать лет. Я послушалась только потому, что родителям доверяла. Глупая была, ошибочно полагала, что они дурного не сделают и не посоветуют, и что желают они только добра. Они то свое решение так и объясняли: "ах, как хорошо тебе будет, любящий муж, семейное счастье" ну и другие прелести семейной жизни. Особенно мама старалась: "Ах, Мирра, Кавель так тебя любит, души в тебе не чает, смотри какие цветы прислал, а какие серьги и браслет он тебе подарил!" А я взяла, да и поверила, что он меня обожает.
Оправдаться могу только тем, что поначалу так оно и выглядело. Он часто бывал в нашем доме еще со времени моего шестнадцатилетия. Уделял мне много внимания, говорил комплименты, дарил подарки; да и собой был хорош, чего уж там: высокий блондин с голубыми глазами, очень утонченный, всегда аккуратный и ухоженный. Все мои подруги просто пищали от восторга и зависти. Так продолжалось еще год, через месяц после того, как мне исполнится семнадцать, должна была состояться наша свадьба.
В день рождения я обнаружила на тумбе возле кровати довольно большую шкатулку с выгравированными инициалами Д.И. и красивым синим камнем на крышке. Он так красиво переливался, что руки невольно потянулись к нему.
Стоило коснуться гладкой синей поверхности, как внутри шкатулки что-то щелкнуло, и крышка сама откинулась назад. Внутри лежали небольшая, но довольно толстая книжка, кулон и головной обруч, которые были украшены все теми же синими камнями, но чуть меньшего размера.
Украшения я тут же надела и подошла к зеркалу. Они прекрасно оттеняли сине-голубой цвет моих глаз.
Вдруг у меня все поплыло перед глазами. Но через пару мгновений головокружение прошло. Еще раз бросив взгляд в зеркало, я была удивлена тем что увидела, а точнее, тем что не увидела на себе ни кулона, ни обруча. Я осознавала, что это странно, но глубоко в душе появилось ощущение правильности происходящего.
После этого события стали происходить непривычные вещи. Я начала ощущать чужие эмоции, видеть на сколько искренен человек. С этого и началось понимание, что свадьба с Кавелем, это не самая удачная идея. Я чувствовала, что его отношение ко мне насквозь фальшиво, а все его улыбки, комплименты сплошной обман. Как ни странно, родители и правда считали, что брак принесет мне только счастье. И я будучи примерной дочерью согласилась.
На самой церемонии ничего особенного не было. Храм Всевышнего обильно украшенный гравюрами, фресками, золотыми подсвечниками, много гостей, искренне и не очень радующихся за нас, низенький, полный священник крепко вцепившийся в книгу с заповедями и обрядами. Вот он неожиданно зычным голосом зачитывает слова обряда, обзывает нас мужем и женой, после чего новоявленный муж сухо целует меня в губы. Мо-о-оре облегчения и улыбка с моей стороны, самодовольный взгляд с его. На этом церемония бракосочетания была закончена.
После свадьбы мы на золоченой карете поехали в его дом, куда уже успели доставить свадебные подарки и мое наследство в придачу. Я забыла упомянуть, что моя семья, одна из самых состоятельных при дворе. А увидев несколько немаленьких сундуков, забитых золотом, я поняла, чем вызвано жгучее желание Кавеля взять меня в жены.
Самым страшным для меня в тот день было ожидание брачной ночи, которая к счастью не состоялась: муженек решил отметить свадьбу в обществе бутылки вина, которым щедро одарил нас кто-то из гостей.
Не состоялась она и позже, к моему огромному облегчению.
Думаю, пора рассказать о том, как проходила моя семейная жизнь. Я не могу сказать, что эти два года страдала или же была несчастна. Кавель даже пальцем ко мне не прикасался (чему я несказанно рада), что там, он мое присутствие замечал если только нам нужно было выйти в свет или же совершить традиционный поход к моим родителям.
Сразу после свадьбы запущенно-холостяцкое поместье Кавеля стало преображаться. В нем появилась прислуга: конюх, кухарка, несколько служанок, и управляющий. Управляющим оказался давний знакомый моих родителей лир* Ганс - крепкий, не очень высокий мужчина в возрасте, со строгим взглядом светло-серых глаз, бывший когда-то военным, одним из лучших на службе у старого короля. Сейчас же, когда к власти пришел новый правитель и установил свои порядки и своих людей, Ганс был вынужден существовать вдали от любимого дела. Хотя он не унывал, умело используя командирские замашки в бытовых делах: вся прислуга ходила по струнке и даже не думала отлынивать от работы.
Я мужа тоже видела не часто, каждый день после полудня он отправлялся к друзьям, где планомерно проигрывал мое приданное и часть доходов от поместья, которые не шли в оборот, в карты. Возвращался под утро и спал до полудня, после чего все повторялось. Я же старалась как можно меньше привлекать его внимание. А потому, чуть менее половины времени, которое я состояла в браке, я провела в библиотеке, единственном месте в доме, которое было действительно уютным. Ну, вы представляете, сколько книг можно прочесть за два года, безвылазно проведенных в библиотеке? Я с гордостью могу сказать, что осилила почти все, не трогала разве что рыцарские романы, дабы не разочаровываться лишний раз. Зато, я прочла свод законов, где обнаружила интересный пункт о замужестве, а именно, что если в течение трех лет между супругами не было физической близости, брак расторгается автоматически, то есть татуировки с рук исчезают абсолютно самостоятельно и без следа. А пара приключенческих книг помогла обнаружить огромное шило в … ну вы поняли. Это шило постоянно кололось и заставляло меня придумывать различные планы на тему, как и куда можно сбежать из опостылевшего поместья и где переждать оставшийся год.
Но сколько бы идей не приходило в мою голову все сводилось к тому, что одинокая девушка не способная себя защитить далеко не уйдет, а если и уйдет, то рано или поздно с ней случится что-нибудь неприятное.
Поэтому время, которое я не проводила в библиотеке, я проводила за тренировками с нашим управляющим. Конечно, поначалу он отказывался, мотивируя это тем, что не пристало замужней, да и незамужней, девушке на мечах драться. Но после длительных уговоров он сдался. И мы оба были приятно удивлены: у меня будто бы был талант к военному делу. Нет, я не обладала недюжинной силой, но вот ловкости и проворности мне было не занимать. Шли месяцы, я научилась неплохо сражаться на мечах, метать ножи и вполне сносно стрелять из лука и арбалета. Разумеется, тренировки проходили в тайне от Кавеля.
Еще одним близким мне человеком за эти два года мне стала кухарка Миланья. Ей было лет за сорок, но она была настолько улыбчива, подвижна и говорлива, что возраст никакого значения не имел. Выслушивая все мои речи о несправедливости жизни, она была в курсе моих планов относительно побега.
И хотя восторга у нее идея не вызывала, но она согласилась помочь мне со сборами.
А, ведь я же не рассказала, на какой идее я в итоге остановилась! Еще одной проблемой для принятия решения стали деньги, как бы я зарабатывала на жизнь весь этот год, а может и дольше? После того, как открылся мой талант к бою на мечах, в моей голове стало оформляться решение. О ком повествуют писатели в большинстве своих книг о приключениях? Ну конечно же о наемниках! Я просто не смогла выбросить эту мысль из головы.
Но вот почти закончились сборы, под кроватью лежала сумки со всем необходимым, а я лежала в кровати усиленно изображая спящую: вот-вот должен был вернуться Кавель с очередных посиделок за картами. Я чуть не заснула пока ждала. Но вот он чуть покачиваясь вошел в комнату, начал снимать одежду, отмечая ей свой путь от двери до кровати и наконец лег, расслабленно засопев. Дождавшись пока его дыхание выровняется я выскользнула из-под покрывала. Осмотрелась, не забыла ли чего. И тут мой взгляд зацепился за синий всполох на тумбочке. Это оказалась шкатулка, которую, я точно помню, оставила дома у родителей. И опять в моей голове появилось ощущение правильности происходящего и того, что я обязательно должна взять шкатулку с собой. Порадовавшись что в сумках еще осталось место, даже для немаленькой шкатулки, я засунула ее в сумку и выскользнула из комнаты. У ворот поместья меня ждали Ганс и Миланья. Управляющий держал на поводу жеребца, поджарого золотистого, с длинной гладкой гривой и хвостом заплетенными в аккуратные косички, одного из тех, что подарили родители на свадьбу (кстати, денег из тех объемных сундучков я тоже взяла, их и так оставалось все меньше и меньше, а Кавель ведь все проиграет, жалко!), а у поварихи в руках был мешок с продуктами. Они помогли мне закрепить это все на коне и я обняв наставника и подругу птицей взлетела на коня, чему-чему, а этому я была обучена с детства. Оглянувшись и махнув на прощанье, я, гиканьем подгоняя коня, помчалась в новую жизнь.
*лир\лира - уважительное обращение
И вот уже несколько дней я двигаюсь на встречу новой жизни. Честно признаюсь, за эти три дня выяснилось, что к походной жизни я не приспособлена совсем. Я знала, как обустраиваются на ночлег в лесу герои книг, у них это все так легко и обыденно получалось. А вот я с непривычки около часа пыталась расседлать Гранта, примерно столько же разводила костер. Слава богу, чтобы нарубить лапника, много времени не потребовалось, зато сил ушло немерено. Да еще и непривычно долгая поездка верхом. Было неприятное ощущение, что ноги приобрели форму колеса, а на бедрах вот-вот появятся мозоли. В итоге, меня хватило только на кормежку моего жеребца, а первую ночь я спала, как убитая.
Утро не принесло мне бодрости, зато щедро одарило болью во всем теле, спутанными волосами и дурным настроением. Положение не спас даже завтрак. Еще больше радости мне доставило седлание коня. Когда я уезжала из дома, он уже был оседлан. А как это делается я представляла весьма смутно. К сожалению, в книгах не описывался процесс. Пожалуй, я тоже не буду рассказывать о том, как я справлялась с этой бытовой трудностью, скажу только, что седло постоянно сползало и сваливалось с коня. И, оказывается, я умею виртуозно ругаться, когда обстоятельства располагают.
Дальше дело пошло на лад, ко сну на земле я начала привыкать, волосы заплела в тонкие тугие косы и даже приноровилась седлать Гранта, благо конь, умница, словно все понимал, стоял смирно и лишний раз не шевелился. К путешествию верхом я тоже достаточно быстро привыкла.
Так же, все эти три дня, я геройски боролась с желанием плюнуть на все и вернуться домой, не так уж и плохо мне жилось, если подумать. Но я тут же одергивала себя и заставляла думать о том, что ждет меня впереди, о том, к чему стремилась моя душа: к вольной жизни, вне богатого поместья, к приключениям, в конце концов.
Четвертый день в седле; я свыклась настолько, что уже получала удовольствие от равномерного покачивания в седле в такт шагам Гранта, но мне было скучно. На природу я уже насмотрелась, людей в обозримом пространстве не было. Вдруг я почувствовала, что на шею что-то давит. Ощупав ее, обнаружила, что на мне висит кулон, тот самый, который я надела три года назад и который исчез через пару минут после этого. Прокрутив в голове тот день, я вспомнила о шкатулке, которую взяла с собой.
"Почему бы и нет, заняться все равно нечем." - подумала я и достала деревянную коробочку, камень на крышке тотчас засверкал. Я прикоснулась к нему, не удержавшись, как и в тот день, и так же, как и тогда, крышка откинулась с негромким щелчком. Внутри оставалась только книга, точнее книжечка. Так же как кулон, шкатулка и браслет она была инкрустирована синими камешками, в этот раз очень мелкими. Они складывались в красивый узор, в котором, после длительного рассматривания, я рассмотрела мотыльков, разлетающихся по спирали. Как будто мысли, выходящие из одной точки они постепенно раскручиваются и не знаешь, куда они в итоге улетят и куда унесут тебя. Налюбовавшись я открыла книгу…
"Здравствуй, дорогая моя. Не удивляйся, я твоя родственница по материнской линии - Делайла Ирилинг. Мой дневник в твоих руках, а это значит, что заклятье на шкатулке признало в тебе мой дар. Ты - ментальный маг, один из немногих, и пока довольно слабый. Мои записи помогут тебе развить свои способности и когда-нибудь ты станешь одной из сильнейших. Все вещи, которые достались тебе от меня инкрустированы мальтитом*, он помогает концентрироваться, очищает мысли. После завершения обучения, он будет усиливать твои способности. Знания будут открываться тебе постепенно, по мере увеличения твоих сил. Не торопись, времени у тебя теперь предостаточно."
Времени предостаточно? Хм, я специально поехала более длинным путем, понадеявшись, что Кавель, если он вдруг решит меня вернуть (а он решит, нам через несколько недель нужно предстать пред очи моих родителей), привыкший видеть во мне легкомысленную дворянку, поедет короткой дорогой. И правда, какая дворянка согласится трястись на лошади три недели, когда можно доехать за одну? Ну, на оставшийся путь до Рендейла**, а это около двух с половиной недель, у меня есть занятие.
*мальтит - довольно редкий камень, концентрирующий ментальную энергию. Как уже говорилось, способствует концентрации и немного увеличивает магическую мощь мага, после ритуала активации.

Обучение меня затянуло. Было неожиданно приятно знать, что таких как ты мало, что ты не такая, как другие люди. И невольно хотелось все больше развивать свои способности.
Поначалу я долго училась чувствовать дар. Первым заданием было - научиться создавать самую обычную (это она по записям в дневнике самая обычная) поисковую сеть, а потом растягивать ее на все большее пространство. Но не все было так просто. Я раз за разом проделывала то, что от меня требовалось: представляла, как пространство вокруг меня покрывает тонкая светящаяся сеть, на которой должны мерцать желтым цветом точки, обозначающие живых существ. Но, хоть убей, ничего не выходило. Сеть эту я надолго представить не могла, да и точек на ней не появлялось. Я старалась не расстраиваться и представляла себе сеть, еще и еще. Под конец третьего дня моих мучений я уже отчаялась. Но тут, в мою голову пришла мысль. Неужто все это должно выполняться по шаблону? Ведь раз способности настолько уникальны, то и умение ими пользоваться у каждого свое. Я приободрилась и вновь поднапрягла воображение, на этот раз представляя, как некий рулон тончайшей материи раскручивается и постепенно покрывает небольшое, метра два в радиусе, пространство вокруг меня. Представить и удерживать это перед глазами мне было легче, но точек я по-прежнему не видела. Я уж было хотела плюнуть на все, как вдруг поняла, что на воображаемой карте подо мной что-то светится. Попробовала представить вид сверху и очень обрадовалась, когда мне это удалось. Прямо на том месте, где я представляла себя, пульсировали две точки: одна оранжевая, которая означала человека, то бишь меня, а вторая желтая, обозначающая животное. Дальше дело пошло легче, я наконец поняла, что не нужно слепо следовать тому, что написано, у каждого даже в таких вещах должен быть свой путь. Еще пара дней у меня прошла в попытках расширить сеть. Это далось мне немного легче.
Каждое утро для меня начиналось с открытия прабабушкиного дневника, в надежде, что увижу там что-то новое. И вот, через пять дней, после того, как я начала занятия, дневник открыл мне новые страницы. На них я увидела только эти строки.
"Умница, моя дорогая, если ты читаешь эти строки, значит ты справилась с самым сложным заданием на своем пути - поверила в свои силы и нашла свой путь их развития. Я безмерно горда тобой, девочка. Дальнейшее обучение будет даваться тебе намного легче."
После того, как прочла последние слова, текст поплыл и начал преобразовываться, заполняя страницы. Это было новое задание. Мне нужно было научиться чувствовать все более мелких существ. Обычно на поисковых сетях показываются только достаточно крупные объекты, но при желании, можно было отрегулировать карту так, что на ней будет возможно увидеть даже насекомых. Я с усердием принялась за работу, хотелось до приезда в город научиться как можно большему.
Давайте, я лучше вкратце опишу чего я добилась: как вы поняли, я научилась свободно пользоваться поисковой сетью, находить с помощью нее определенный объект, а найдя влиять на его сознание, на его мысли и желания, пока с трудом, но и этот результат радовал меня, как ребенка. Разумеется, оттачивать воздействие на сознание насекомых не имело смысла, максимум, что я им внушала это отсутствие страха и заставляла особенно красивых бабочек подлетать и садиться на руку. Более серьезное же я с максимальной осторожностью оттачивала на Гранте и даже научилась с ним общаться с помощью образов и эмоций.
И вот, наконец, мы с Грантом достигли Рендейла. По пути мы останавливались в деревнях, максимум удобства в которых – деревянная лавка, ну и изредка баня (если сердобольная хозяйка попадется). А потому, сейчас я предвкушала мягкую кровать и ванну с горячей водой, по которым так истосковалась за время пути.
В город я попала без каких-либо проблем, доблестные стражи не обратили на меня ни капли внимания, даже Гранту его досталось больше, и теперь я медленно ехала по городу, крутя головой и любуясь видом.
Рендейл – город ремесленников, самые изысканные творения человеческих рук рождаются именно здесь. Изделия мастеров Рендейла ценятся даже в столице, а потому в городе было на что посмотреть. По дороге до постоялого двора я рассматривала дома, вывески, изгороди, небольшие садики и все они были уникальны, ни одного похожего на другой. Единственное что их объединяло, все было сделано вручную, тонкая резьба на стенах домов, ажурные калитки и заборы. Они даже деревья умудрились украсить, на некоторых были подвешены изящные кормушки, некоторые ветви были перевиты лентами, в общем кто на что горазд. При всем при этом, назвать Рендейл большим городом язык не повернется. Живет в нем от силы десятая часть населения столицы.

В предчувствии скорого отдыха я перестала обращать внимание на что-либо. Поэтому, когда какой-то подвыпивший завсегдатай таверны, которую мне посоветовал кто-то из горожан, волосатыми руками подхватил меня и усадил на колени, я даже злиться не стала, просто вежливо попросила поставить меня, где взял. Мою просьбу сопроводили громогласным хохотом и лишь поудобнее устроили на коленях. А я пыталась придумать, как выйти из положения, влиять на сознание я еще не слишком умею, могу и перестараться ненароком, махать железкой в людном месте, без уважительной причины (читай, самообороны) тоже было не с руки, а защищать себя без меча и магии я вообще не умею.
- Отпустите-ка ее, мальчики. – раздался низкий, но все же достаточно женственный голос над нашими головами. Я вскинула глаза, дабы взглянуть на мою защитницу и обомлела, рядом со столом стояла высокая статная женщина с длинной толстой косой до талии в дорожном, хорошо сидящем на ней костюме, оружия я не увидела и поэтому, несколько удивилась тому, что за столом все немного смущенно завозились, стараясь переместиться так, чтобы от незнакомки (хотя они то судя по всему с ней уже знакомы) их отделял стол, а меня поспешно поставили на пол, едва ли не отряхнули и по голове не погладили. Женщина только усмехнулась и, развернувшись, направилась к столику, за которым сидела до моего прихода. Я подхватила упавшую сумку и последовала за ней. Она приветливо улыбнулась мне, приглашающе кивнув на стул.
- Научи меня!
- Это требует времени. – она сразу поняла, о чем я и уже в сторону стойки крикнула – Эй, трактирщик, принеси нам выпить!
- Мне бы что-нибудь поесть, да и алкоголь мне нельзя. Что вы можете мне предложить, любезный. – я обратилась к трактирщику.
- Есть запеченная с птицей картошка, жаренная рыба с овощами. Вместо пива могу предложить отвар трав.
- Тогда принеси мне картошку и отвар. – я снова повернулась к женщине. – Меня зовут Миранда и в последние дни у меня куча свободного времени.
- Кайла. – легкий наклон головы – Помимо времени нужно место, ведь ты не будешь учиться на глазах у всей трактира, верно? Если через пару дней ты не сможешь сказать мне, что все готово, я уйду из города со следующим обозом.
Подходящий дом я нашла на следующий день причем абсолютно случайно. Сразу после довольно раннего завтрака я почувствовала желание прогуляться и отправилась побродить по улочкам. Было еще очень рано и людей на улице я почти не встречала. Так, неспешно прогуливаясь по улицам, я и наткнулась на суетящуюся толпу людей возле достаточно большого дома, стоящего недалеко от центральной площади. Суетились слуги, упорно пытавшиеся погрузить большой сундук в почти под завязку забитую повозку. Рядом с повозкой стояла богато одетая женщина и раздавала указания снующей туда-сюда незанятой погрузкой прислуге, попутно покрикивая на тех, кто возился с сундуком. Рядом с повозкой стоял экипаж, из которого высунулось любопытное мальчишеское личико.
Рядом с забором я заметила мальчонку, который видимо выполнил свое поручения и теперь с удовольствием наблюдал, как работают другие.
- А из-за чего такие поспешные сборы? – заинтересованно поинтересовалась я тихонько подходя к мальчику.
- Да сегодня утром господа письмо от самого короля получили с приглашением в столицу на бал в честь дня рождения принцессы. А хозяйка спит и видит, как бы Лизку повыгоднее замуж выдать, вот и носятся. – не оборачиваясь ответил мальчишка, а потом, ойкнув обернулся.
Я благодарно кивнула ему и направилась к отдающей последние распоряжения женщине.
- Здравствуйте. – вежливость никогда не будет лишней, женщина, махнув рукой слугам, повернулась ко мне. – Я недавно приехала в этот город, но хотела бы остаться здесь на пару месяцев. Вы ведь уезжаете в столицу, верно? Я готова оплатить свое пребывание в вашем доме и обещаю сохранить его в прежнем виде до вашего возвращения.
Я старательно пыталась распространить вокруг себя ауру доброжелательности и доверия.
Женщина недоуменно смотрела на меня. Я ее понимала и на незнакомого человека, подошедшего с подобной просьбой, смотрела бы даже с большим удивлением. Тем не менее я старательно делала серьезное лицо и уверенно смотрела на женщину.
- Простите мне мою невежливость, леди, мое имя Миранда Ирилинг. Так что вы ответите на мою просьбу, леди? - на всякий случай я представилась именем рода моей прабабушки, оно достаточно известно, но даже если леди и скажет кому-то имя своей временной постоялицы, то вряд ли кто-то узнает в ней меня.
Я поднатужилась и вновь попыталась внушить ей доверие. Это была перестраховка, ее взгляд и так стал более благожелательным после того, как я назвалась.
- Линда Бравиас. – чуть поклонилась она. – думаю, я могу оставить дом на вас, но с условием, что вы не покинете его до тех пор, пока мы не вернемся из столицы.
Я была в восторге от того, что так быстро решила проблему с домом. Когда я уходила из трактира, то захватила с собой драгоценности, прихваченные из дома, среди них был весьма симпатичный гарнитур с изумрудами – кулон, сережки и кольцо, которые вполне могли бы подойти молоденькой девушке, собирающейся на бал. Не долго думая, я выудила его из свертка и с улыбкой протянула женщине.
- Вот, надеюсь они принесут удачу и счастье вам и вашей дочери.
Леди аккуратно приняла драгоценности из моих рук и еще более благосклонно взглянула на меня. Я мысленно улыбнулась, думаю, мы нашли общий язык.
Женщина тем временем подошла к карете и собрала прислугу вокруг себя.
- На время моего отъезда, хозяйкой в доме остается леди Миранда Ирилинг. Надеюсь вы не опозорите меня. – строго высказала она несколько недовольным слугам. И уже повернувшись ко мне насмешливо прищурившись. – Надеюсь увидеть свой дом в нынешнем состоянии, леди, так же, как и вас.
Я улыбнулась в ответ. Вместе со слугами я проводила карету и развернулась к людям, смотрящим на меня несколько недружелюбно.
- Я не собираюсь требовать от вас находиться при мне неотлучно, как при хозяйке. Живите так, как привыкли жить в ее отсутствие, главное, поддерживайте дом в порядке, более мне ничего не требуется.
После моих слов взгляды стали немного добрее.
Дополнила совсеем чуть-чуть, но для меня это лучше, чем ничего.)

@темы: фэнтези, творчество, мое персональное сумасшествие, графоманство

URL
Комментарии
2014-05-27 в 03:23 

Литературная барышня
А что ты сделал для того чтобы не стать каплей в море?©
По моему главная героиня стала более дерзкой. Мне кажется этот ее новый образ подходит для искательницы приключений больше. Сам рассказ стал более подробным.:up:
У меня возник вопросик. Вначале в шкатулке она обнаружила головной обруч, а позже уже упоминается браслет. Так что там было?

2014-05-27 в 12:57 

Megan Craplack
Браслет?Оо :confused:
Перечитала, нашла, что-то я лопухнулась, спасибо что заметили и сказали! :shy:

URL
2014-05-27 в 23:07 

Литературная барышня
А что ты сделал для того чтобы не стать каплей в море?©
Megan Craplack, бес проблем. совсеми бывает
просто растаз так затянул что я и такую мелоч подметила

2014-05-28 в 01:37 

Megan Craplack
Вам правда нравится? Просто мне кажется, что получается не слишком хорошо.:shuffle2:

URL
2014-05-30 в 18:03 

Литературная барышня
А что ты сделал для того чтобы не стать каплей в море?©
По моему и оригинально и увлекательно. Хорошая история о приключениях. Не совершенно конечно, но приключения героини затягивают. А что может характеризовать рассказ лучше чем желание прочитать продолжение

   

Дом гранатовой рыси

главная