19:32 

Фанфик. "Одержимость"

Cortado
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Мукуро/Тсуна упоминаются Занзас, Бельфегор, Скуалло и другие персонажи аниме/манги.
Рейтинг: R
Описание: Савада Тсунаеши , журналист одной из самых популярных газет Японии 23 лет от роду, влюбляется в человека, про которого ничего толком не знает. И вскоре понимает, что эта любовь больше похожа на одержимость, но уже слишком поздно что-то менять...
Жанры: Драма, Слэш (яой), Повседневность, Ангст, AU, Songfic, Established Relationship
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Изнасилование, Смерть персонажа, ОМП
Комментарий: Ввожу новый жанр- "ООСные сопли". Сама не ожидала, что так получится, списываю всё на болезнь, насморк и температуру :D И да, тем, кто читал "Ichinichi", пролог можно не читать, там ничего нового)

Серость кругом, лежу недвижим
Совсем ведь не болен, я-одержим…

Не открывая глаз, Тсуна протянул руку влево и осторожно провел пальцами по кровати. Никого. Мукуро опять ушел ночью. Они уже с месяц вместе, а ещё ни разу не просыпались вместе.
Тяжело вздохнув, Тсуна выбрался из-под теплого одеяла. Идиот, так надеялся, что после его признания хоть что-то изменится. А черта лысого, Мукуро даже не сказал ничего в ответ, лишь улыбнулся краешками губ и нежно поцеловал красного и смущенного собственной смелостью Тсунаеши. Но какой был поцелуй…
Намыливаясь в душе, Савада с горечью думал, что вряд ли можно назвать «отношениями» пару совместных приемов пищи, несколько прогулок и безумный секс по ночам. Что он делает не так? И как это изменить?
Сквозь толщу воды до него долетело треньканье мобильника. Может, Мукуро? Позабыв смыть шампунь и вытереться, Тсуна рванул на звук. Лишь бы он, лишь бы он….
«Гокудера Хаято» надрывался сотовый. Тьфу ты.
-Привет.
-Привет, не отвлекаю?
«Ну как сказать…Стою голый посреди комнаты, пена попала в глаза и я нифига не вижу, вода стекает и на ковре образовалась большая лужа. А так всё нормуль»
-Неа, не отвлекаешь.
-Статью закончил?
-Угу.
-Повезло, я вот всё никак…Ты в курсе, что собрание перенесли?
-Да ладно! И во сколько на поклон?
-В 2. Не опаздывай.
-О’кей. До встречи!
Тсуна на ощупь добрался до ванной, всерьез полагая, что окончательно ослеп. Никакой веры шампуням с надписью «для детей» и «гипоаллергенно».

13-45. Скоро начнется самое страшное в работе журналиста- собрание у главного редактора. В голове Тсуны этот человек всегда представал в образе добродушного толстяка с понимающей улыбкой, всегда готовый выслушать, а иногда и чаем с плюшками угостить. Вот посидишь с таким и кааак напишешь гениальную статью, за которую потом будут драться все международные издания, красота.
А в их редакции главредом был Занзас. Хищный оскал вместо улыбки, небрежно накинутый на плечи пиджак и парализующий взгляд бешеных глаз. Такой выльет чай вам на голову, а плюшки засунет так глубоко, что в ближайшие лет двадцать вы не захотите даже смотреть в их сторону. Перечить ему не решался даже экстримальный спортивный корреспондент Сасагава.
Занзаса не боялись только два человека: его родной племянник Бельфегор, который вообще был странным, жил в своем мире, вечно издавал шишикающие звуки и писал светскую хронику; и Леви-А-Тан, который, непонятно почему, Занзаса просто обожал. Поскольку люди, работающие в редакции, плохим воображением не страдали, варианты и причины подобной любви появлялись каждый день и почти все носили неприличный характер. Слухи слухами, однако представить Занзаса с мужчиной не удавалось даже самой извращенной фантазии. Да что там с мужчиной, хотя бы с живым существом, и то проблема.
-Занзас не в духе,- разнеслось над столами.
Тсуна вздрогнул. Занзас лично просматривает все материалы перед выпуском и если что-то не так, его публично сравняют с землей, растоптав все надежды стать выдающимся журналистом.
14-00. В кабинет плавно потянулись все занятые в выпуске работники.
Занзас восседал за огромным столом и готовился начать свою речь. Вступительные слова знал каждый человек в редакции, включая уборщиц и простых курьеров.
-Мусор, я задолбался напоминать вам, что у нас не Cosmopolitan!
И дальше следовал разбор полётов, после которого оставалось два варианта: либо суицид, либо несколько литров горячительного для восстановления баланса. Справедливости ради стоит сказать, что хоть Занзас и поносил всех, на чем свет стоит, не особо выбирая выражения, но в своем деле был профессионалом, поэтому тиражи газеты зашкаливали, а рейтинги популярности били все рекорды.
Тсуна ждал, когда же, наконец, до него дойдет очередь. Но в этот раз обошлось, собрание закончилось, и он направился было к выходу, как..
-Савада.
Негромкий голос, заставляющий стыть кровь в жилах.
«Кто, я? Может, у нас есть ещё один Савада? Как нет?? Блииииин»
-Вернись.
«А вас, Штирлиц, я попрошу остаться. Хмм а это откуда вообще?»
Стараясь громко не дышать, Тсуна ждал своего приговора.
-Хорошая работа, мусор. Иди.
«Да быть того не может!!!!!!!!»
Впору хлопнуться в обморок на радостях, но Занзас вряд ли это оценит.
Бледный до синевы Тсуна выполз из кабинета начальства. Его только что похвалил главный редактор. Не уволил, не назвал его работы унылым говном, а именно похвалил!
Савада лихорадочно вспоминал, что именно он там написал для пятничного выпуска. Ах да, про ограбление национального музея. Забавно, музей грабили уже третий раз за два месяца. Не смешно было только полиции, которая хоть и принимала все меры для обеспечения безопасности, но каждый раз оставалась с носом. Ни одной записи на видеокамерах, нетронутая сигнализация и только черная роза, всякий раз оставленная вместо ценнейшего экспоната.
Тсуна неплохо ладил с капитаном Скуалло, который вёл это дело, поэтому обо всех нюансах и новостях узнавал из первых рук. И вот вчера, обложившись материалами дела, он начал писать статью. Потом пришёл Мукуро и попросил тихо посидеть рядом, клятвенно заверив, что отвлекать и мешать не будет. Чуть позже последовала ещё более странная просьба, последствием которой стало то, что Тсуна набивал текст, сидя у Мукуро на коленях.
Рокудо, конечно же, надоело слушать раздающийся в тишине стук по клавишам, и он запустил руки под футболку Тсуны.
-Не сейчас.
В писклявом голосе нет и намёка на строгость.
-Хорошо.
-Мне нужно дописать.
И вот опять молящие интонации и спокойный голос в ответ:
-Ладно.
А руки всё шарят под футболкой, легко поглаживая, а иногда несильно царапая кожу.
Какая там статья, Тсуна был готов написать целую книгу под названием: «Путешествие по эрогенным зонам Савады Тсунаеши с подробными комментариями и картинками».
-Мукурооооо
-Я тебя слушаю.
-Мне действительно нужно дописать, завтра собрание.
-Разве я мешаю?
-Н-н-неет.
-Тогда пиши дальше.
Отличная идея, только вот описание пропавшей картины своей откровенностью переплюнет все статьи Бьянки, заведующей рубрикой «про Это».
Тсуну уже трясет от прикосновений любовника, но он упорно продолжает писать. Полиция, улики, сухие факты… и нежные поцелуи, покрывающие шею- Тсуна ещё никогда не описывал преступление с такой страстью.
Всё, точка, статья готова. Теперь можно и…
-Мне пора.
«ЧТО????»
Мукуро осторожно приподнялся, аккуратно спихнув с себя Тсуну, и направился к выходу.
-Ты…я…постой!
Рокудо остановился.
-Я думал, что ты останешься,- лепетал Тсуна, глядя в невозможные глаза, которые в первую же встречу прожгли его сердце.
-Ты этого хочешь?
-Да.
Мукуро подошёл ближе и обнял Саваду, уткнувшись носом в его волосы.
«Мальчишка»-подумал он, чувствуя, как тонкие руки обхватили его, стараясь задержать как можно дольше.
-Я люблю тебя.
«Мальчишка… но такой милый»

Тсуна ещё немного поерзал на месте, вспоминая события прошлой ночи, и подумал, что статья получилась такой (какой такой он и сам не понял) во многом благодаря Мукуро. Надо ему позвонить. А что, если будет недоступен? А что, если не возьмет трубку? А что, если он сейчас с какой-нибудь девушкой? Или парнем?
-Здравствуй, Тсунаеши.
Фууух, пока Савада сам себя накручивал, вопрос решился сам собой.
-Привет.
Да что такое, ну почему при разговоре с ним Савада вдруг начинает разговаривать фальцетом, сам поражаясь своему голосу?
-Как всё прошло на собрании?
-Неплохо, меня даже похвалили. Мукуро, ты поужинаешь сегодня со мной?
-Конечно.
-Тогда до вечера?
-Да.
Даже если бы ему сказали, что сам Занзас считает его лучшим журналистом во вселенной и даже носит его фотку в нагрудном кармане, это не сделало бы его таким счастливым. А вот простое «Да» только что подарило крылья, и сияющий Тсуна помчался домой в предвкушении замечательного вечера.

«Никчемный Тсуна». Именно так называли его в детстве, что жутко обижало Саваду. Но сейчас он и сам готов был признать правдивость этого утверждения. Два часа стараний псу под хвост, ужин, который с такой любовью готовился для Мукуро и должен был поразить все самые смелые предположения о способностях Тсуны, на деле являл собой подгоревшую массу со странным запахом и совсем уж неаппетитным видом.
Савада в ужасе метался по кухне.
«Что делать? Сейчас придет Мукуро, я не могу предложить ему ЭТО в качестве ужина!!!»
А вот и долгожданный гость. Сердце замирало всякий раз при его появлении, голова кружилась и все проблемы незаметно перемещались на второй план.
-Здравствуй, Тсунаеши.
Его совсем-совсем никто не называет полным именем и уж точно не произносит его так сексуально, как это получается у Мукуро.
-Привет.
Вот так стоял бы и смотрел, смотрел, смотрел…
Мукуро повел носом:
-Чем это пахнет?
-Ну эээ…
-Ты что-то приготовил, я правильно понимаю?
-Так-то да, но…
-Я хотел бы попробовать.
«А я не хотел бы везти тебя в больницу с пищевым отравлением!»
-Мукуро, я всё испортил, поэтому давай сходим куда-нибудь.
-Нет.
-Я серьезно, лучше нам поесть в другом месте.
-А давай мы будем решать сообща, что лучше для нас.
Тсуна хлопнул ресницами и подумал, что наверняка ослышался. «Мы», «нас», раньше Мукуро избегал подобных слов, может, что-то действительно изменилось?
Тем временем Рокудо по-хозяйски заглядывал в кастрюли, доставал столовые приборы и, судя по всему, собирался попробовать кулинарное творение Тсуны.
Горе-повар с тоской наблюдал за всеми приготовлениями, думая, что даже гулять по городу в голом виде не так стыдно, как кормить Мукуро собственными блюдами.
-М, неплохо.
«Да ты шутишь! Я без понятия, как ты это проглотил-то вообще, а тут ещё и похвала…»
-Да?
-Ты мне не веришь?
Мукуро чуть нахмурился.
-Не-не-не, я верю,- испуганно замахал руками Савада. Раз он сказал «неплохо», значит так и есть. Не будет же он врать?
Рокудо протянул ему бокал с вином.
-Ты сказал, что главный редактор похвалил тебя?
-Да, за вчерашнюю статью. И кстати, спасибо.
Удивление в разноцветных глазах:
-За что?
-Ты вроде как помог…
-Интересно как?
Савада мучительно покраснел. Вчерашняя буря эмоций вылилась в неплохую работу и он с удовольствием только так и писал бы.
Глядя на пунцовые щеки молодого журналиста, Мукуро улыбнулся:
-Ладно, ладно, я понял. Иди ко мне.
То ли от вина, то ли от жарких поцелуев Мукуро, у Савады поплыло перед глазами. Если бы не сильные руки, так ловко снимающие с него одежду, он давно бы сполз на пол, повизгивая, как девчонка от нахлынувших эмоций.
-Может, сегодня будут какие-то особые пожелания?
«А? Пожелания? Да делай что угодно, я и так одной ногой в раю»
-Н-н-нет.
-Если надумаешь-скажи.
«Вот зачем ты спрашиваешь об этом? Я всего лишь хочу, чтобы ты был со мной. Знаешь, как больно, просыпаясь, чувствовать еле уловимый запах на остывшей подушке и знать, что ты опять ушел, может, совсем недавно, а я не успел обнять тебя покрепче и попросить остаться? Как тревожно стучит сердце от мысли, что я ничего о тебе не знаю, и если ты исчезнешь, я просто не смогу тебя найти? Как до сих пор боюсь поверить, что ты здесь, целуешь меня, прикасаешься к волосам и ТАК произносишь моё имя? Не уходи, вот и все мои пожелания»

Лежа на груди Мукуро, Тсуна боялся закрыть глаза и поддаться сну. Проснувшись, он опять обнаружит пустую постель, а этого хотелось меньше всего. Поэтому он лежал, пытаясь до мельчайших подробностей запомнить любимое лицо. В темноте ночи Мукуро выглядел еще более красивым, тонкие черты, насмешливые губы и длинные ресницы, которые смешно подрагивают, когда целуешь глаза.
Всего один вопрос: кто ты, Рокудо Мукуро? Возник в жизни Тсуны два месяца назад и нарушил и без того шаткое равновесие. К тому моменту у Савады была девушка, и он даже подумывал сделать ей предложение, как странный синеволосый человек всего за одну секунду первой встречи показал, что все 23 года жизни были унылы, никчемны и пусты, а испытываемые ранее чувства ничтожны по сравнению с тем, что творилось с Тсуной в присутствии Мукуро. Неуклюжие попытки быть рядом с постоянно преследующим страхом от мысли, что он вообще-то парень. А потом первый поцелуй, неумелые ласки и безумная ночь, накрепко врезавшаяся в память, как самое странное событие в жизни.
«Теперь не страшно. Я-парень, он-парень, наплевать. Ему ведь тоже безразлично, не стал бы он целовать меня на глазах у всех, если бы его это тревожило? То-то же, Мукуро решительно всё равно какого я пола, волноваться не о чем»
Успокоенный этой мыслью, Тсуна всё-таки уснул.

«Да чтоб тебя Занзас отымел во все дырки, будучи в плохом настроении!» «по-доброму» пожелал Тсуна звонившему в столь ранний час.
Ё-моё, три утра, ну кому не спится в такую рань!? Ещё и номер не определяется…
-Аллё.
-ВРООООООООООООООООЙ!
Подпрыгнув на кровати, Тсуна выронил телефон. О Боги, этот звук надо ставить на будильник, и проснешься вовремя, и день начнется с радостной мысли о том, что этого страшного человека на самом деле нет рядом.
-Капитан Скуалло?
-Харе дрыхнуть, одевайся и на выход, я жду внизу.
-А что слу…
Но громкоголосый представитель полиции уже отключился.
Савада быстро оделся, стараясь не смотреть на кровать. Мукуро, конечно же, ушел и это невероятно расстраивало. Как-то не хотелось начинать новый день вот так.
-Доброе утро,- улыбнулся он Скуалло,-что-то случилось?
-Ага, Занзас просил связаться с тобой, если будет информация о тех ограблениях.
Короче, сейчас мы едем арестовывать того типа, ну или его сообщников.
-Да ладно!
Глаза Тсуны воодушевлённо зажглись. Это ж настоящий репортаж с места событий!
-А как вы его вычислили?
-Розы,-ответил Скуалло, выруливая на шоссе.- Эти чертовы розы такого редкого цвета выращивает только один человек в этом городе. Этот ботаник имеет неплохие бабки за свои цветочки. Ну а чтобы не было проблем с полицией, он подсказал адрес, по которому доставлял товар.
-Он видел грабителя?
-Неа, просто оставлял цветы у двери, забирал деньги, а следующий заказ получал по почте. Черт, где тут почтовое отделение, чтоб его?
-Прямо и направо. У меня в этом районе друг живет. «Точнее, любовник»
Скуалло усмехнулся:
-Это не он, случайно, музеи грабит?
-Ну что вы…
Мукуро в роли налётчика, смешно. Да и ограбления какие-то несерьезные, такое чувство, что кто-то просто развлекается, выводя полицию из себя. Возможно, сейчас им выдастся уникальная возможность если не арестовать этого человека, то хотя бы побывать в его логове. Тсуна улыбнулся, от такой перспективы даже руки немного задрожали. Ещё бы, не каждый день ездишь с полицией на задержание, а потом и пишешь об этом в главной газете Японии.
Он улыбался, пока машина Скуалло не остановилась у нужного дома. И стало как-то не смешно, ведь именно здесь жил Мукуро. Сердце неприятно защемило, совпадение?
Три полицейские машины, ловушка расставлена. Кто бы ни был этот человек, он успел изрядно выбесить представителей закона и вряд ли может рассчитывать на снисхождение.
-Савада, никуда не суйся, следуй на нами и молчи в тряпочку. Ты чего такой бледный, мы ведь даже не вошли ещё ?
-Всё в порядке.
Тсуна пытался выбросить из головы дурные мысли. Мукуро- не вор. Он странный, ничего не рассказывает про себя, но влезать в Национальный музей он не будет. Или нет? Может, финансовые проблемы? Или просто скука?
«Да что ты вообще про него знаешь?»
Каждый шаг по коридору давался с невероятным трудом. Тсуна был здесь лишь однажды, но отчетливо запомнил все детали: полоски на ковре, яркие потолочные лампочки и немного покосившуюся цифру «6» на двери. Теперь возле неё стояли полицейские с оружием, намереваясь любым способом попасть внутрь.
Савада в полуобморочном состоянии привалился к стене. Что будет, если Мукуро там? Что будет, если его арестуют? И, черт возьми, что будет, если там обнаружат отпечатки пальцев Савады? А они там есть, он же был внутри.
Хилая дверь разлетелась в щепки от сильного удара. Полиция не стала особо церемониться и ждать приглашения.
-Твою мать.-послышалось из квартиры.
Тсуна осторожно заглянул внутрь. Пусто. Абсолютно голые стены без малейшего намёка на чье-либо пребывание здесь. А посреди комнаты огромный букет черных роз. А рядом записка: «Мне жаль». Только один человек из присутствующих в комнате, абсолютно точно знал, кому предназначаются эти слова.

На смену опустошающей боли пришла бессильная злость. На него, на себя. Подумать только, жить с журналистом и знать обо всех новостях и малейших догадках полиции, неплохо, да? Но даже сейчас Тсуна не мог поверить, что его просто использовали.

Алый рассвет и неожиданный телефонный звонок. По ту сторону тишина, постоянно прерываемая каким-то треском.
Тсуна вцепился в трубку. Минута, две.
-Привет, -решился он.
Тяжелый вздох и короткие гудки. Ничего не кончено. «Мы» -не иллюзия.
«Я тебя найду. Наплевать сколько это займет времени, я отыщу тебя, Мукуро»

Мукуро совсем не возражает, когда Тсуна кладет ему на колени подушку, ложится и в этой позе смотрит телевизор. Никакие увещевания и аргументы о том, что портится зрение и искривляется спина, не действуют, поэтому Рокудо тихо вздыхает, но ничего не говорит. Да и что сказать, когда мальчишка с таким интересом смотрит «Непутевые заметки», обхватив его колени руками.
-Эх, вот бы там побывать,-мечтательно вздохнул Тсуна, глядя на красочные виды Италии.
-Не проблема, если хочешь-можем съездить.
-Правда? А ты там бывал?
Мукуро усмехнулся:
-Это моя родина. Думаю, лучше всего поехать весной, когда не будет сильной жары.
Чуть наклонился, едва касаясь губами уха Тсуны и мягко произнес :
How softly, the springtime breezes sing
How deeply, the distant mountain breathe
There are so many things to show to you.
А хочешь, буду твоим гидом и переводчиком?
Рокудо насмешливо смотрел на взбудораженного таким предложением Тсуну.
-Только учти, просто так я работать не буду. Но и денег не возьму, так что тебе придется придумать, чем со мной расплачиваться.
-Я обязательно придумаю,-прошептал Савада, потянувшись к желанным губам.

Абсолютно ненужное воспоминание. Тсуна махнул головой, отгоняя причиняющие боль мысли. Ровно год с того разговора.
«Не смей о нём думать!»,-приказал себе Савада. То, что он сейчас гуляет по Вероне, не повод вспоминать Мукуро. Но, черт возьми, почему всё, всё в этом воспетом Шекспиром городе, напоминает о бывшем любовнике? Возможно, по этой улице он прогуливался, в том магазинчике покупал какую-нибудь ерунду, а возле Арки Скалигеров назначал встречи красивым девушкам.
Тсуна в нерешительности остановился. Куда идти? Наверное, глупо было выпрашивать эту одиночную прогулку по городу. Безысходность, боль и пустота получили, наконец, возможность напомнить ненавистное теперь имя и данное год назад обещание. «Я отыщу тебя, Мукуро». Нет, ну что за идиот? Даже полиция с этим не справилась, куда уж тебе, простому журналюге!
Хотя, не так уж он и прост теперь, не зря же Занзас отправил его в эту командировку, набираться опыта у итальянских коллег. Правда, чтоб жизнь малиной не казалась, навязал с собой ещё и Бельфегора. Сотрудники редакции филиальной «La Stampa» были в полнейшем восторге от новоприбывших японцев:скромного Савады и пафосного Бела, поэтому сразу взяли тех в оборот, попеременно вывозя их то на экскурсии, то на вечеринки. Про работу все вроде бы забыли, но это и к лучшему. Под жарким итальянским солнцем Тсуна никак не мог сосредоточиться, ежедневно борясь с собой в стремлении забыть одного человека. Первая мысль утром –«Мукуро», взгляд на пустую кровать-«Мукуро», ужин в полнейшей тишине, прерываемой тиканьем часов «Му-ку-ро». Сначала Савада думал, что эта поездка поможет забыться, но вышло совсем не так. Когда-то он мечтал пройтись с Рокудо по каменной мостовой, заглянуть в какой-нибудь ресторанчик, а потом, выпив для храбрости домашнего вина, тайком целовать его в узком переулке.
«Ну и кретин, встал посреди улицы и мечтаешь о поцелуе Иуды»-мысленно пожурил себя Савада. Он вдруг вспомнил, что не купил ни единого сувенира и его коллеги вряд ли простят ему это упущение.
Вздохнув, Тсуна отправился к Пьяцца делле Эрбе. От огромного количества разноцветной мелочевки с итальянской символикой разбегались глаза. Достав кошелек, Тсуна в нерешительности крутил головой. «А что, если Гокудере купить эту…»
Резкий толчок и какой-то мальчишка выхватывает портмоне из его рук и быстрее ветра уносится в переулок.
-Эй, стой!-крикнул Тсуна, не осознавая, что его вопли на японском совсем не впечатлили мелкого воришку.
Но Савада совсем не собирался так просто сдаваться и рванул в погоню. Его не волновало, что он мчится по дворам незнакомого города, рискуя заблудиться. О нет, с недавнего времени, у него особые счеты с ворами, поэтому Тсуна думал только о том, чтобы не упустить из вида сверкающие пятки мальчишки, петляющего точно заяц меж домов и переулков.
«Почти догнал»-не сбавляя темпа, бежал Савада по узкой улочке. Два дома так близко прилегали друг к другу, что дневной свет почти не освещал дорогу преследователю.
«Ещё чуть-чуть!». Цель так близко, но Саваду резко дергают за руку и тянут в какой-то подъезд.
Тсуна, явно не ожидавший такой развязки, на полном ходу врезался в какого-то человека, вдарившись носом в грудь и оттоптав тому ноги.
-Вы с ума сошли!?- с возмущением вскрикивает он, поднимая голову. И сразу теряется под взглядом разноцветных глаз.
-Мукуро…





Then all of that's annulled and I'm anyone's everyone's
We are one
Your face becomes the sun
And I'm addicted to the joy that the little things
Those little things
The little things they bring
И все вокруг исчезло, я не принадлежу сам себе,
Мы соединились воедино,
Ты стал для меня солнцем,
И я зависим от мелочей, которые приносят удовольствие,
Этих мелочей,
Мелочей, приносящих радость.
(Sia- Don’t Bring Me Down)


Что можно сделать, встретив человека, год назад разбившего тебе сердце? Например, высказать всё, что наболело, не особо выбирая выражения. Или врезать со всей силы, чтобы боль душевная уступила место физической. А можно молча уйти, гордо задрав нос, как бы намекая, что таких людей миллионы, и все они давным-давно у твоих ног.
Не в состоянии отдышаться от быстрого бега, Тсуна молча смотрел на Мукуро. В голове совершенно пусто, а от сердечного набата закладывает уши.
-Привет, Тсунаеши.
Мукуро слегка прижал его к себе, с беспокойством заглядывая в глаза и осторожно прикасаясь к лицу. Оттолкнет? Убежит?
Миллиарды правильных решений, бесконечное множество вариантов и возможностей, которые сейчас, в этом полутемном подъезде были бы к месту. Но разум обошел стороной занимаемые квадратные метры и Тсуна, побелевшими пальцами вцепившись в рубашку Мукуро, впился в его губы поцелуем. От этих полузабытых ощущений хотелось заплакать, его вкус, его запах, его прикосновения…
Дрожащими руками Савада шарил по телу Рокудо, целуя везде, где можно и слыша лишь стук его сердца и нежный шепот:
-Тсунаеши…
Потом он не мог вспомнить как попал в чужую квартиру. Звук хлопнувшей двери, он почти висит на Мукуро, изо всех сил вцепившись и не в состоянии отпустить даже на секунду.
-Я никуда не уйду, Тсунаеши, я не уйду…
Савада не разжимает рук, даже когда его кладут на кровать. Пусть Мукуро будет совсем близко, пусть. Ниспадающие длинные пряди щекочут грудь и Савада смешно щурится, всем телом ощущая, как горячий язык скользит по животу, спускаясь ниже.
-Мукуро!-наверное в тысячный раз проговаривает Тсуна, ловя руку Рокудо и облизывая каждый палец. Глухой стон где-то у ног, Мукуро хочет этого мальчишку как никогда в жизни. Аккуратно освобождает руку из плена жадных губ и осторожно подготавливает Тсуну. Тот уже не в силах сдерживаться, выгибается навстречу плавным движениям Мукуро, умоляя взять его. А затем, вцепившись в плечи любовника, с каждым рывком протяжно стонет, безумными от удовольствия глазами пытаясь поймать такой же сумасшедший взгляд.

Тяжело дыша, Мукуро попытался приподняться, но Тсуна тут же притянул его назад.
-Я тяжелый, Тсунаеши. Тебе же неудобно.
-Мне удобно,-пробурчал где-то в районе шеи Савада. И в самом деле, прижимающий его к кровати Мукуро, был самой приятной тяжестью, дав возможность целиком и полностью ощутить свое тело.
Рокудо вздохнул и улегся обратно.
-Почему ты ни о чём не спрашиваешь?
-Мне всё равно.-ответил Тсуна. Немного помолчав, он задал вопрос:
-Ты возьмешь меня с собой?
-Ты с ума сошел…
-Нет.
«Да».
-Я хочу быть с тобой, разве не ясно?
-Тсунаеши, это опасно,-нахмурился Мукуро, серьезно глядя на Саваду.
-Наплевать, если ты будешь рядом-мне ничего не страшно.
-Дурак, ты сам не знаешь, о чём просишь. Ты многое можешь потерять.
«Я потерял жизнь, что ещё у меня можно забрать?»
-Если я тебе не нужен…Просто убей меня.
-Дважды дурак,-рассердился Мукуро.- Что за чушь ты несешь?
-Это мой выбор,-спокойно произнес Тсуна,-я не буду обузой ни при каком раскладе.
-Шантажист мелкий…
-Называй, как хочешь.
«Если бы ты не появился сейчас, может быть я смог бы всё забыть и жить дальше. А теперь поздно, уже не выбраться и не спастись»
Мукуро молчал довольно долго. Потом вдруг свесился с кровати, порылся немного в куче небрежно сваленной одежды и наконец вытащил…
-Мой кошелек! Но как..
-Иллюзия. Не было никакого вора, я украл кошелек, сбежал, а потом пустил ещё одну иллюзию, за которой ты и гнался.
Видя непонимание, Мукуро чуть усмехнулся:
-Я расскажу тебе всё, но чуть позже. Пока ты должен знать лишь о том, что чтобы создавать такие реалистичные образы, даже мне нужна практика. Все эти музеи, банки и загородные дома не более чем место для тренировок. Если ты хочешь быть со мной-придется смириться.
Савада улыбнулся:
-Я готов. Но с одним условием.
-Оя. С каким же?
-Пока мы в Италии…Я ищу экскурсовода со знанием итальянского, никого нет на примете? Правда, расплачиваться буду натурой, может, кто и согласится…

-Ты куда?-испуганно встрепенулся Тсуна.
-Успокойся, я всего лишь в туалет.
-Можно с тобой?
Слово не воробей и Савада мучительно покраснел, осознав, что сморозил глупость.
Мукуро усмехнулся:
-Я справлюсь сам. Но если мне вдруг понадобится помощь, я буду знать, к кому обратиться.
-Прекрати,-простонал Тсуна, закрывая пылающее лицо.
-Тсунаеши, я же сказал, что никуда без тебя не уйду. И обещал взять тебя с собой, куда бы не направлялся. Правда я не думал, что уборной это тоже касается.
-Да иди уже!
Легко поцеловав Тсуну в нос, Мукуро вышел из комнаты. Когда он вернулся, Савада сидел на кровати, без всяких эмоций разглядывая мигающий сотовый.
-Кто это, Тсунаеши?
-Бельфегор.
-Это тот парень, с которым ты приехал?
-Откуда ты знаешь?
-Видел статью в газете с вашими фотографиями. Что-то про дружеские отношения и обмен опытом. Собственно, благодаря статье, я узнал, что ты здесь.
-Он уже третий раз звонит, волнуется наверное.
-Тсунаеши, ты ещё можешь передумать. На одной чаше весов работа, друзья и стабиьность, на другой-сомнительная и небезопасная жизнь…
-…с тобой. И это всё решает. Мукуро, я уже сделал выбор и решения менять не собираюсь, пора бы тебе с этим смириться.
-Я благодарен тебе за эти слова.
«Лучше бы ты сказал, что любишь меня»
Тсуна обнял Рокудо, прижавшись щекой к груди.
«Хотя…Одной моей любви нам будет достаточно»

Пока Мукуро с задумчивым видом ковырялся в вещах в поисках карты Италии, Тсуна трескал булки с джемом, запивая их горячим какао. Нужно набраться сил перед длительной прогулкой, поэтому он закидывал в себя сдобу, не выпуская из вида занятого Мукуро. Саваде больших трудов стоило сидеть на месте, а не следовать за ним по пятам, повиснув на шее и шепча сантименты. Поэтому он сосредоточился на булочках. Ещё одна, пожалуй, влезет. Тсуна протянул руку, но резко одернул её, когда увидел отлетевшую к стене дверь и ворвавшихся в квартиру вооруженных людей в форме.
Крича что-то на итальянском, его швырнули на пол, за секунды надев наручники.
«Мукуро!» -бешено стучало сердце.
Глухие удары за стеной заставляли извиваться на ковре в попытках встать и помочь, но нещадно пресекались кем-то более сильным. Вскоре всё стихло и Тсуну за шиворот подняли с пола.
Он увидел, как трое ведут избитого Мукуро к выходу. Рокудо чуть улыбнулся разбитыми губами и хотел было отвернуться, но человек, державший Тсуну, вдруг заговорил. Ни черта не понятно, но Мукуро напрягся. Что он такого сказал? Почему полез в карманы Савады? Что за черную штуковину размером с булавочную головку он вытащил, и теперь с таким превосходством демонстрирует окружающим?
Мукуро выпрямился, до боли стиснув зубы и закрыв глаза. Не глядя на Саваду, сказал что-то на итальянском, отчего конвой радостно заржал, а затем поволок его к выходу.
-Мукуро!! Отпустите его! Мукуро!!!!
Вырываясь из сильных рук, Тсуна с отчаянием смотрел на исчезающую в темноте коридора спину Рокудо. Он кричал до тех пор, пока тяжелый тупой предмет не опустился на его голову, вырубив на несколько часов.




My love has concrete feet,
My love's an iron ball,
Wrapped around your ankles
Over the waterfall
У моей любви ноги как чугунные,
Моя любовь — железный шар,
Привязанный к твоим лодыжкам
Над водопадом


«Господи, как же болит голова…Я что, пил вчера? Вроде нет, так почему…Мукуро!»
Рваные воспоминания заставляют резко сесть и открыть глаза.
Тсуна очнулся в тесной комнате с зарешеченным окном. В тюрьме.
-Ши-ши, ну наконец-то ты очухался, Савада. Я уже устал ждать.
-Бельфегор!
За дверью стоит блондинистый парень с жутким оскалом вместо улыбки.
-Ты пришел за мной?
-Не совсем. Мне стало так любопытно, не врут ли, что правильный Савада связался с уголовником и даже переспал с ним.
-Это не твоё дело, -глухо пробормотал Тсуна.
-Ошибаешься. Думаешь, ты просто так оказался в Италии? Ши-ши-ши, Савада, ты идиот!
-Я не совсем понимаю…
-Да всё просто. Хочешь, поведаю замечательную историю? Больше года назад в Японии грабят Национальный музей. Трижды. И некий молодой и перспективный журналист пишет об этом замечательные статьи и даже едет с капитаном Скуалло на задержание преступника. Увы, полиция остается с носом, а он вдруг отказывается публиковать материал. Дальше больше, две недели этот журналист косит под живого мертвеца без всяких эмоций, и в довесок пишет заявление на увольнение. Но добрый Занзас ни черта не подписал, а никчемного писаку запихнул в больницу на принудительное лечение. Как тебе история?
-К чему ты клонишь?
Бельфегор прижался к решетчатой двери:
-Ши-ши, только ты не знаешь, что пока пил витаминки и принимал лечебные ванны, Занзас решил проверить, не связано ли твое поведение с тем преступником. И он обратился к Скуалло.
-Не может быть…
-Забавно, да? Полиция опросила соседей и без труда узнала, что к молодому журналисту частенько кто-то наведывался. Но ни одного словесного портрета они так и не получили, что было очень странно. Ши-ши. Савада, весь год с тебя не спускали глаз, прослушивая телефон, проверяя почту и следя за каждым передвижением. И какой же облом, ни одной мало-мальской зацепочки. Занзас был вне себя от гнева, хорошая статья уплывала из-под носа. Так бы он и остался без сенсации, если бы из Италии не пришли вести о похожих ограблениях. И вот наша приманка пакует чемоданы и летит навстречу своему счастью.
-Вы…Да как вы посмели!
-Не дури, ши-ши. Это всего лишь один из способов заполнить первую полосу, кстати, весьма сомнительный, ведь могло получиться так, что ты не при чём и мы просто тратим время. Но Занзас сказал сделать, а он своих решений не меняет. Поэтому я поехал с тобой, предварительно подсунув к тебе датчик, определяющий твое месторасположение. Такой придурок как ты никогда бы его не заметил, поэтому я не особо волновался на этот счет.
-Бельфегор!
Тсуна рванул к двери, в ярости вцепившись в решетку.
-Ши-ши, как страшно,- тянет Бел, но всё же отходит на шаг назад.
-А теперь коротенечко об окончании этой истории. Вор пойман и сидит сейчас в вонючей камере, думая, что его подставил хитрый любовничек. Жаль, что Занзас приказал тебя отмазать, остался бы здесь надолго как соучастник. А так…посидишь денька три и выпустят. Полиция так рада заполучить этого воришку, что на такую мелочь как ты, они размениваться не будут. Не слышу спасибо. М? Ну и ладно. А мне пора, надо же кому-то черкнуть пару строк про неуловимого вора и его любовника-предателя. Я сделаю тебя знаменитым, Савада, вот увидишь, ши-ши-ши.

I was a heavy heart to carry
But he never let me down,
When he had me in his arms,
My feet never touched the ground
Мое сердце было так тяжело нести,
Но он ни разу не опустил меня,
Когда я был в его руках,
Мои ноги ни разу не коснулись земли
(Florence And The Machine-Heavy in Your Arms)


Бельфегор не соврал. Через три дня Саваду выпустили. Находясь в Японии, он бы за считанные минуты получил информацию о том, где Мукуро. Но здесь, в незнакомой стране, без связей и знакомств, он был абсолютно беспомощен. Денег хватило лишь оплатить неделю проживания в дешевом отеле, да купить несколько газет, в которых если и была информация о Мукуро, Тсуна не понимал ни строчки, теряясь в множестве непонятных итальянских слов. И он рискнул.
-Мусор, ты охренел? Ты понимаешь, кому звонишь?
-Да. Вы же хотели сенсацию? Вот она, я расскажу все подробности встречи с Мукуро. Если надо-совру и приукрашу. Только у вас будет такой эксклюзив. Но с одним условием.
-Условия мне ставишь, мусор! Ничего нигде не треснет?
Занзас тяжело вздохнул. Почему-то он всегда симпатизировал этому наивному придурку. Но работа важнее.
-Ладно, валяй свои условия.
-Я хочу увидеть Мукуро.
Долгая тишина по ту сторону и, наконец, ответ:
-Ничего не обещаю. Если что- с тобой свяжутся.

Тсуна сидел в странном помещении, которое до этого видел только в кино. Вытянутая комната, разделенная прозрачными перегородками на кабинки. В каждом закутке потрепанный телефон как средство связи с теми, кто за стеклом.
Тсуна сидит уже час, ожидая Мукуро. По обе стороны сменяется народ, но все как один удивленно смотрят на щуплого сутулого японца с медового цвета глазами.
-Савада Тсунаеши?
Тсуна испуганно повернулся. Очень серьезный человек в очках пристально смотрел на него.
-Да?
-Он не придет.
И человек развернулся, чтобы уйти, но Савада мертвой хваткой вцепился в его руку.
-Почему? Откуда вы знаете? Кто вы?
-Я его адвокат. И кстати, вы не могли бы отпустить мою руку и перестать кричать? На нас все смотрят.
-Извините.
Человек в очках вздохнул и предложил:
-Я отвечу на ваши вопросы, если хотите. Но не здесь.
Они вышли в коридор.
-Всё очень серьезно. Если бы не вы..
-Но я ничего не знал! Ничего! Он…Он думает, что я предал его?
-Да. Но сейчас не это главное. У полиции большой зуб на Мукуро. Они либо выбьют из него признание, либо сфабрикуют улики. Ходят слухи, что на него хотят повесить убийство, случившееся в двух кварталах от ограбленного им банка. Мукуро не убийца, но это никого уже не волнует.
-Пожалуйста, дайте мне возможность поговорить с ним, прошу вас!
Адвокат молча посмотрел на Саваду, потом вдруг полез в свой портфель.
-Вот,-проронил он, доставая ручку и блокнот.-Напишите ему, я постараюсь сделать всё, чтобы эта записка дошла до адресата.
Выдернув блокнотный лист и прижав его к стене, Тсуна коряво выводил на неровной поверхности:
«Я никогда бы не предал тебя! Пожалуйста, поверь, ведь я люблю тебя больше жизни! Знаю, что виноват, прости, но позволь хоть на секунду увидеть тебя, Мукуро, за это мгновение я отдам всё, что хочешь»
Дрожащими пальцами свернув листок в четыре раза, Тсуна передал его адвокату.
-Ждите здесь.
Прислонившись к холодной стене, Тсуна тихо ждал своей участи. Взгляд тупо следил за минутной стрелкой часов, висящих напротив. Как только она описала полный круг, из глаз полились так долго сдерживаемые слезы. Он не простит. Он не придет. Он…
-Савада Тсунаеши, с вами всё в порядке!?
Взволнованный взгляд из-под очков.
-Простите, это нервное,-вымученно улыбнулся Тсуна.
-Я поговорил с ним и отдал записку. Он просил передать, что вы не должны видеть его в тюрьме. Никогда. И ещё…
Адвокат вытащил из кармана клочок бумаги.
«Я верю тебе. Потому что люблю»
-О Господи,-всхлипнул Тсуна, съезжая по стене.
Правозащитник взволнованно смотрел на молодого человека. Ну и история, хоть роман пиши.
-Простите за нескромный вопрос, но у вас есть деньги?
-Что? А…Есть немного.
-Я спросил не просто так. Во время судебного процесса вы можете пожить у меня, если стеснены в средствах. Я кое-чем обязан Мукуро,а он просил помочь.
-Спасибо.
Мукуро заботится о нем, даже будучи в заточении. Ангел, не иначе.

Поселившись у адвоката, Тсуна решил не тратить время зря и целыми днями зубрил итальянский. Обложившись словарями, он переводил газетные статьи и записанные на видео новости. Мукуро молчал, от интервью отказывался и даже сейчас, находясь в руках полиции, его методы и мотивы оставались для них загадкой. Это совсем не нравилось представителям закона и вскоре отведенное на общение с адвокатом время сократилось втрое. Никаких больше записок, отчего Тсуна просто сходил с ума. Он написал штук 50 только за сегодня и теперь выбирал, какую из них отправить, если появится возможность.
Что-то адвокат не торопится сегодня домой. Ушёл ранним утром и до сих пор не вернулся.
Решив, что просто сидеть и ждать довольно глупо, Тсуна спустился вниз за вечерним выпуском La Repubblica. Вернувшись в квартиру, Савада уселся на полу, захватив словари и чужой ноут. Переводы всегда давались нелегко, вот и сейчас он нашел статью про Мукуро, но никак не мог уловить суть. Откинув один словарь, он полез во второй. Что за чушь, какой идиот составлял эти бестолковые книжки? Включив ноут и набрав нужную фразу в поисковике, Тсуна нетерпеливо ждал результата. Вот и он.
Савада медленно поднялся с пола и подошел к окну. Не может быть. Если он всё правильно понял, эта газетная статья о том, что задержанный по делу об ограблениях, Рокудо Мукуро, сегодня утром повесился в своей камере. Но это же чушь, правда?
Хлопнула входная дверь. Тсуна повернул голову, и, увидев бледное до синевы лицо адвоката, потерял сознание.




I can’t pretend
Choose how it ends
You slipped away
Questions here to stay
Не могу решиться
И выбрать концовку
Ты ушел не прощаясь
Лишь вопросы остались
(Muse-Con-Science)


Расхлябанно развалившись на диване, Мукуро с недовольством смотрел на вошедшего.
-Зачем ты пришел?
-Я…-не зная, что сказать, теряется Тсуна.- Прости меня.
-Простить? Оя, разве так просят прощения? Где осознание вины, где горькое раскаяние?
-Мукуро…
-На колени.
Тсуна непонимающе уставился на любимого.
-Мне повторить?
-Не надо.
Увидев, что его приказ исполнен, Мукуро довольно усмехнулся:
-Ползи-ка сюда, Тсуна.
Савада дернулся. Он назвал его «Тсуна» и произнес это так брезгливо, как самое ненавистное из имён.
Звякнула пряжка ремня, а тонкие пальцы потянули молнию на брюках. Слегка раздвинув колени, Рокудо похабно улыбнулся:
-Ты же знаешь, что делать, а, Тсуна? Если постараешься, может и прощу.
Не унизительно и не противно, почему-то прикосновение к его телу отдают глухой болью, от которой хочется кричать и плакать.
Чуть приподняв Саваду за волосы, Мукуро спросил:
-Ты всё ещё любишь меня?
-Да.
-Идиот.
Щеку обожгла резкая боль. Тсуну зашвырнули на диван и, не особо церемонясь, избавили от одежды.
-У тебя ещё есть возможность отказаться от своих слов.
-Нет.
-Тогда я заставлю тебя отступить.
Жуткая ненависть в глазах, болезненные поцелуи, больше похожие на укусы и слабость, позволившая слезам стекать по лицу, когда Мукуро вдалбливался в податливое тело Тсуны, заставляя того кричать от боли.
-Всё еще любишь?
-Да.-захлебываясь слезами, шептал Тсуна.
-Да что с тобой не так!?
Мукуро в ярости швыряет Саваду на пол. Тяжело дышит, откинувшись на спинку дивана, потом устало закрывает лицо ладонями.
Тсуна с минуту смотрит на него, тихонечко подползает ближе и кладет голову на колени Мукуро. Еле слышный шепот:
-Позволь мне забрать твою боль, пожалуйста.
-А как же ты?
-Я потерплю.


А вчера он просто убил его, распахав горло трезубцем. Неужели так и будет продолжаться каждую ночь?
«С этим надо что-то делать»-подумал Тсуна, садясь на кровати. За окном вечер, а он только проснулся. Савада вернулся в дешевый отель, несмотря на все протесты адвоката. Оставшись один, он наконец-то смог всё обдумать и принять решение.
Тсуна аккуратно заправил постель, затем направился в ванную. Сегодня важный день, поэтому он тщательно вымылся, побрился, кое-как уложил непослушные волосы и полчаса скользил арендованным утюгом по кипельно белой ткани рубашки. Всё должно быть идеально, думал Тсуна, разглаживая каждую складочку баснословно дорогой вещи, которая когда-то давно была подарена Мукуро и невесть как попала в чемодан.
Одевшись, Тсуна окинул комнатушку взглядом. Вещи собраны, чемоданы у двери, а на столе лежат последние деньги-чаевые для горничной, как извинение за доставленное беспокойство. Пора, у него свидание, на которое нельзя опаздывать.

Вышагивая к Понта Пьетра, Савада вёл мысленный диалог с мертвым человеком и это его нисколько не пугало.
«-Что ты задумал, Тсунаеши?
-Я хочу, чтобы ты выполнил обещание.
-Обещание?
-Ты сказал, что возьмешь меня с собой. Но не взял! Поэтому я решил тебе помочь.
-Сумасшедший…Подожди, одумайся, всё очень серьезно!
-Я всё решил. Ты меня там встретишь?
Тяжелый вздох.
-Вроде того. Ты не боишься?
-Там мы будем вместе. Всегда. И ты сделаешь меня счастливым. Ты обещал, Мукуро»

Улыбаясь редким прохожим, Тсуна дошел до моста. Как прекрасна эта последняя ночь. В ней останется боль, ночные кошмары и безысходность. Он утопит своё одиночество в темной холодной воде, чтобы умерев, встретится с Мукуро. В раю или аду, всё равно.
«Через боль и страх мы пойдем вместе. Не отступлюсь и не предам, не дам упасть и всегда буду рядом. Я так люблю тебя»
На секунду Савада замер, а потом легко перемахнул через каменное ограждение.
«Я иду, Мукуро»
Ледяная вода поглотила чьи-то испуганные крики. Она заползла под одежду, тысячей иголок впиваясь в тело, и тянула, тянула вниз, в самую бездну, откуда уже слышался шепот:
-Я жду тебя, Тсунаеши…





This is magic , this is new beginnings
Come into my life, come into me
(Lizz Wright - This Is)


Не открывая глаз, Тсуна протянул руку влево и осторожно провел пальцами по кровати. Никого. Конечно, он ни на секунду не забывал, что Мукуро вернется лишь вечером, но дурацкая надежда заставляла тянуться к холодной половине постели.
Три дня, 72 бесконечно долгих часа без него, кто скажет, что это мало-абсолютный идиот, не умеющий любить.
Тсуна потянулся, как же долго ещё ждать. Казалось бы, за год совместного проживания уже можно отпускать друг друга на время, но нет, Тсуна до последнего молил, уговаривал и даже немного угрожал, в общем, делал всё, чтобы Мукуро взял его с собой. Но тот остался непоколебим. Чмокнул в нос и исчез в тумане. Ух, как же здорово у него получается исчезать.
Савада вдруг вспомнил их первый разговор после его ночного плавания в Адидже. Всё очень смутно, и единственное, что четко врезалось в память -попытка прижаться к Мукуро еще сильнее и никогда больше не отпускать.
-Тсунаеши, ты меня задушишь.
-Почему тебя это волнует, если мы всё равно мертвы?
-Оя, что за вздор.
Савада непонимающе уставился на Рокудо.
-Ну…Ты вроде как повесился, а я немножко спрыгнул с моста.
-Немножко он спрыгнул…Я тебя вытащил, но никто этого не заметил, я скрыл нас иллюзией.
От этого «Нас» защекотало в носу, поэтому вторая часть предложения дошла не сразу.
-Иллюзией?
И Мукуро рассказал. Про иллюзии Тумана, про то, как он инсценировал свою смерть, чтобы его перевезли в морг и он смог сбежать, про то, как он влезал в мысли Тсуны, надеясь, что тот одумается, про то, что блуждающие по Вероне вечерние зеваки видели самоубийство, но не увидели, что вслед за несчастным человеком в реку кинулся второй, такой же несчастный. Вытащил, увез в безопасное место, а теперь рассказывает эту историю как ни в чем не бывало. Пояснения Мукуро относительно иллюзий были непонятными и совершенно не запомнились. Одно Тсуна усвоил точно, они живы, они вместе и так будет всегда. Подумаешь, жить придется в другой стране, с чужим именем и созданной Мукуро внешностью, ерунда какая. Главное, что он рядом, и по утрам, не открывая глаз и проводя рукой по постели, Тсуна всегда ощущает его присутствие. Тянется за поцелуем и бонусом получает теплые объятья, из-за которых он не может вылезти из постели до обеда. И Савада ничего бы не менял в своем дневном распорядке, если бы Мукуро неожиданно не уехал. Куда, зачем, столько вопросов, на которые он и не думал отвечать.
«Он пообещал вернуться через три дня»-утешал себя несчастный Савада, от расстройства заболевший в первый же день. Но ничего, сегодня вечером он уже будет сидеть у Мукуро на коленях, теребя его волосы, целуя шею, плечи, грудь, спускаясь ниже…Такими темпами они и до спальни не дойдут, зная темперамент Мукуро.
Только эти мечты держали Тсуну на плаву в мучительные часы одиночества. Он блаженно улыбался, развалившись на кровати, пока еле слышный шорох внизу не привлек его внимание. Никто не знает, что они живы, что они живут здесь. Значит…Он вернулся? Он вернулся раньше?
Савада стартанул из комнаты, зацепив рукой так некстати попавшуюся на пути вазу, поскользнувшись на полу и ударившись об дверной косяк. Кубарем скатившись с лестницы, он сходу влетел в высокого человека, закрывающего за собой дверь.
«Я веду себя как идиот» думал Тсуна, уткнувшись в черное пальто, которое пахло дождем. Дождем и Мукуро.
-Здравствуй, Тсунаеши. Разреши я хоть пальто сниму.
Тсуна невнятно что-то пробурчал, но Мукуро не отпустил.
-Оя, ладно, но честно говоря, мне уже немного жарко…
Легко подхватив Саваду на руки, Рокудо понес его наверх.
-Мукуро, я соскучился.
-Я тоже.
-Скажи ещё раз.
-Я скучал по тебе, Тсунаеши.
Савада подумал, что сейчас он и вправду умрет. Сердце просто не выдержит всей этой нежности и любви.
-Кстати, у меня для тебя сюрприз.
Мукуро расстегнул пальто и вытащил сложенную в несколько раз газету.
-Утренний выпуск.
С недавних пор не любивший прессу, Савада с недоверием взирал на печатное издание. Однако всё же попытался сосредоточиться на любезно открытой странице.
«Объявлены участники короткого списка Международной Букеровской премии… Участники №6 Дж.Вонгола, Д.Спейд и роман-бестселлер «Одержимость»»
Тсуна давно понял, что в журналистику вход заказан. Но писать ему нравилось и с подачи Мукуро он принялся за книгу. О чём, а главное, о ком будет роман, он знал наверняка, и даже настоял, чтобы соавтором был указан Мукуро, точнее, его новое имя. Оформление, выпуск, текст, они всё делали вместе. Полгода назад книга увидела свет и уже через месяц рейтинги продаж били все рекорды. А теперь у них все шансы стать лауреатами одной из самых престижных литературных премий.
-Поздравляю, Тсунаеши.
Легкий поцелуй и Саваде уже не до газет и всяких там премий. У него куча идей для новых книг. Кстати, по гениальному авторскому замыслу одна из них начинается с постельной сцены, и как хорошо, что рядом такая «муза», наглядно демонстрирующая всё новые и новые идеи.

***
Черт возьми, в этом мире есть вообще справедливость или нет? Единственный выходной, а он тратит его на чтение присланной экспресс-почтой газетной вырезки про каких-то там писак.
-Врай, Занзас, что это за хрень?-взмахнув длинными волосами, вопрошает усталый человек, подливая себе виски.
Не в духе Занзаса делать что-то просто так, поэтому Скуалло из раза в раз перечитывал статью, всякий раз запинаясь взглядом о выделенные фамилии: Вонгола, Спейд. Ладно, намёк был понят, надо бы разузнать откуда они взялись. Интересно, а Занзас читал их роман?
Скуалло хмыкнул, представив себе эту картину. Затем залпом допил свой бурбон и подумал, что займется этим завтра. Если вообще займется.



@темы: фанфики

URL
Комментарии
2011-11-28 в 21:04 

__Yuna__
Жизнь хорошая штука --- и⊥ʎdʞ ин ʞɐʞ...
продолжение:jump3: очень порадовало, правда в некоторых местах были ну крайне негативные мысли...
никогда еще прежде я не испытывала такое острое желание умертвить Бельфегора особо жестоким способом:maniac: за то, как он подставил Тсуну и Мукуро. Ибо не фиг трогать то что ему не принадлежит и лезть куда не просили:abuse:
Рокудо Мукуро, сегодня утром повесился в своей камере. Но это же чушь, правда?
Хлопнула входная дверь. Тсуна повернул голову, и, увидев бледное до синевы лицо адвоката, потерял сознание.
- у меня наверно было такое же выражение лица как у того адвоката. Я уж и вправду подумала что, все, довели Мукурыча. Хотя потом мелькнула мысль что вряд ли ты с ним так жестоко поступишь:)и я смело начала читать дальше.
Зато на счет Тсуны таких мыслей не было, но к моей безграничной радости все закончилось хорошо:ura:
-Ты куда?-испуганно встрепенулся Тсуна.
-Успокойся, я всего лишь в туалет.
-Можно с тобой?
Слово не воробей и Савада мучительно покраснел, осознав, что сморозил глупость.
Мукуро усмехнулся:
-Я справлюсь сам. Но если мне вдруг понадобится помощь, я буду знать, к кому обратиться.
-Прекрати,-простонал Тсуна, закрывая пылающее лицо.
-Тсунаеши, я же сказал, что никуда без тебя не уйду. И обещал взять тебя с собой, куда бы не направлялся. Правда я не думал, что уборной это тоже касается.
- :lol::lol::lol: шикарный момент:lol: Тсуна ляпнул так ляпнул,ничего не сказать)Хотя с одной стороны я его все же понимаю..
Эх,не буду расписывать на целую страницу мою кучу эмоций возникших от прочтения, но это было круто:up::up::up::up::up:Мукуро великолепен как всегда:)

2011-11-29 в 00:48 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
а куда делась запись с моим комментарием?..

2011-11-29 в 18:34 

Cortado
Mika_V, о, тут такое дело...в общем, вчера меня почти довела до истерики ситуация, в которой сайт сообщает, что у меня в дневнике есть комментарий, а когда открываешь запись-там так же пусто, как в моем кошельке перед зарплатой :duma: потыкав туда-сюда пару раз, я пришла к выводу, что это какой-то глюк, ведь даже на почту не приходило уведомление о комментарии, поэтому я снесла старую запись и сделала новую :facepalm2: так что я даже не подозреваю, о чем ты мне писала... :( может, намекнешь)? :secret:

__Yuna__, Хотя потом мелькнула мысль что вряд ли ты с ним так жестоко поступишь эх, ну никакого сюрприза :rotate: рука у меня не поднимается его убить, вот хоть что со мной делай, о ком же я тогда буду писать)?
Мукуро великолепен не устаю с этим соглашаться, правда меня немного понесло и в этом фике Тунца получилось больше :susp: Ну ничего, реабилитируюсь в следующий раз :)

URL
2011-11-29 в 19:15 

__Yuna__
Жизнь хорошая штука --- и⊥ʎdʞ ин ʞɐʞ...
о ком же я тогда буду писать - о Мукуро, конечно же, только с хорошим концом. Не нужно с его участием устраивать трагедию:)
Ну ничего, реабилитируюсь в следующий раз - можно начинать ждать следующего раза с Мукуро в главной роли?:rotate::attr::rotate:

2011-11-29 в 19:19 

Cortado
__Yuna__, можно начинать ждать следующего раза с Мукуро в главной роли? не буду обнадеживать, у меня пока про первое поколение мысли пошли, а уж когда это будет, не знаю ;) и что-то я давненько твоих работ не видала)

URL
2011-11-29 в 20:49 

Ms. Vanity
Очень интересная история и, по-моему, вполне в стиле Мукуро и Тсунаёши. Пожалуй, самый стоящий фик, который я прочла по ним. Автору огромное спасибо за его труд :red:

2011-11-29 в 21:07 

Cortado
Ms. Vanity, засмущали :shy: Мукуро/Тсуна писала впервые, рада, что получилось) благодарю за отзыв :jump:

URL
2011-11-29 в 21:17 

__Yuna__
Жизнь хорошая штука --- и⊥ʎdʞ ин ʞɐʞ...
не буду обнадеживать, у меня пока про первое поколение мысли пошли, а уж когда это будет, не знаю - нуу, я человек терпеливый, думаю дождусь:) да к тому же первое поколение тоже весьма себе интересные личности, так что ждем-с)
и что-то я давненько твоих работ не видала) - да вот я их что-то тоже не замечаю. Совсем. Не их, ни каких-либо идей по дальнейшему развитию того, что есть. Хроническое недосыпание и последний месяц учебы делают свое дело:hang:

2011-11-29 в 21:21 

Cortado
__Yuna__, хех, я тоже человек терпеливый и ну очень хорошо понимаю, что такое нехватка времени и идей) и всё-таки спи побольше, если есть возможность, пусть мозг отдохнет, авось и идеи появятся)

URL
2011-11-29 в 21:27 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
да тут и без меня уже всё сказали
а вообще, спасибо большое за такое исполнение давно обещанного, мне очень понравилось

2011-11-29 в 21:33 

Cortado
Mika_V, фух, прям камень с души, а то может быть ты мне тогда разгромный комментарий написала, а я ни сном, ни духом) да и вообще, заставила ты меня понервничать, всё вот это вот для тебя, ибо Тунец как-то совсем не выбивался в герои моих фанфиков, пришлось сидеть и гадать-понравится тебе или нет :confused:

URL
2011-11-29 в 21:35 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
мне понравилось, очень
но вся эта петрушка с удалением постов... в общем, я расстроилась

2011-11-29 в 21:40 

Cortado
но вся эта петрушка с удалением постов... в общем, я расстроилась блин, я ж объяснила, ну не отображался твой комментарий в записи, нифигушечки там не было, вот я и подумала, что ошибка какая-то, поэтому удалила работу :kapit:

URL
2011-11-29 в 21:40 

__Yuna__
Жизнь хорошая штука --- и⊥ʎdʞ ин ʞɐʞ...
и всё-таки спи побольше, если есть возможность, пусть мозг отдохнет, авось и идеи появятся) - ну,учитывая то, что снится мне исключительно аналитика в кошмарах хлеще Фреди Крюгера, боюсь представить как идея может на основе всего этого появиться:horror:

2011-11-29 в 21:51 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
поэтому удалила работу , да ладно, все нормально
просто ты исполняла мою просьбу-заявку, и мне не хочется выглядеть свиньёй, нагло игнорирующей такие презенты...

2011-11-29 в 21:55 

Cortado
Mika_V, чет не кажется мне, что всё нормально, ничего не меняется в этой жизни, хотела как лучше, а получилось... :depress2:

URL
2012-04-30 в 23:07 

KarrakatitsA
Меланхолик. Счастье не предлагать.
Вот хороший фик. Легкий, продуманный.
Но все-таки хочется сделать так :facepalm: и пробормотать "Как был Тсуна никчемным, так и остался" или "Бесхребетная медуза". Ни силы, ни воли, ни силы воли =_=
Но все равно интересно.

2012-05-01 в 11:56 

Cortado
Бесхребетная медуза оо, как неожиданно Савада получил на орехи :D
не знаю, что происходит в других пейрингах с Тунцом, но в паре с Мукуро он для меня всегда будет слабым и уязвимым. Снизу, короче :D
спасибо за отзыв))

URL
2012-05-14 в 13:52 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
омг... представила тунца сверху :susp::horror::susp:

2012-05-15 в 19:38 

Cortado
да ну тебя, я терь тоже представила и ужаснулась :horror2: не-не-не, я не могу так поступить с Мукуро :-D

URL
2012-05-21 в 00:30 

Mika_V
Я беру крылья с трона и иду по лунным горам, Я прохожу тропою звёзд, Я восхожу к сиянию неба, Я преклоняюсь перед Солнцем
я не могу так поступить с Мукуро блин, не на ночь же глядя такие ужасы представлять! :gigi:
я чуть не поперхнулась :-D

   

Cortado

главная