Comte le Chat
Главное - не научиться читать. Гораздо важнее научиться сомневаться в прочитанном (с)
Хотя между прочтением мною «Чисел и знаков» и «Чудовищ нет» прошло уже порядка трёх лет, я всё же берусь написать это – отчасти потому, что впечатление от последней книги ещё очень свежо, всего пару минут тому, как я перевернул последнюю страницу последнего рассказа. Отчасти же потому, что в современной русской литературе не так много авторов, о которых действительно хочется написать.
Бурносов как раз из таких. Впрочем, сразу оговорюсь: «Чудовищ нет» местами мне не понравился. Может быть, я ждал больше ответов на свои вопросы, но так и не дождался их – или же просто чересчур привык к заученным финалам, а уж что-что, но финалы книг Бурносова никак не тянут на заученные. Хотя и похожи между собой – тем обрывочным впечатлением, которое оставляют: словно на ветру развивается потрёпанный временем стяг, края которого изодраны в клочья бесчисленными битвами, и рисунок на ткани читается лишь в сохранившемся целым центре. А что было с краю должен домыслить сам читатель, и фантазия его тут ничем не ограничена.
Так вот, «Чудовищ нет» местами не понравился. Местами же понравился чрезвычайно, и почему-то возникло стойкое ощущение, что книгу будто урезали, будто хочется то ли продолжения, то ли чего-то ещё в таком же духе. Может, просто покупая книгу, смотришь на объем, и предвкушаешь большой роман, а половина вдруг оказывается рассказами?
Впрочем, заслуживающими внимания, в самом деле, в чём-то очень сильными рассказами. Положим, «Лифт» я к таким отнести не могу. Но вот «Всё золотистое» или «Над озером, в глухих дубровах…» Не знаю, как назовут это критики, но я бы назвал это новой русской готикой. Поясню почему: это смесь традиции ужаса из викторианского готического рассказа, смесь русской народной традиции ужаса – ибо, что ни говори, но наши «страшилки» от европейских очень сильно отличаются. И, наконец, всё это крепко замешанное зелье проливается на перспективу современности, наших дней. Порой шокирующе. Порой напряжённо. Порой заставляя в нетерпении проглатывать страницу за страницей. Порой заставляя замереть и несколько раз перечесть какую-то одну строку.
Что ж, отдельные вещи кажутся узнаваемыми, знакомыми. На мой субъективный взгляд, «Мессия должен умереть» - в лучших традициях Стругацких. А те же «Числа и знаки» в первой части трилогии напоминают «Сонную лощину» - разумеется, такой, какой её сняли в Голливуде, а не какой её написал Вашингтон Ирвинг. Но разве от этого книги проигрывают? Вовсе нет. Я именно потому с ещё большим удовольствием следовал за Хаиме Бофранком, что места, куда его вело расследование, казались отчего-то знакомыми. И, наверное, с тем же удовольствием последовал за Рязановым – старшим. Младший всё же, увы, личность скорее пассивная. Хотя и со стойким характером – но следует обстоятельствам. Мне больше по душе Иван Иванович – человек, который сделал попытку противостоять демонам по своему выбору, а не Алексей, сделавший ту же попытку в виду обстоятельств и нашего исконного «авось пронесёт». Бывает ведь такое «авось», что уж там отнекиваться…
Добавлю пару слов и о предисловии. Знаете ли… Чрезвычайно бесполезная в данном случае вещь. Тем более что не авторская, но какая-то попытка, подобно традиции советских времён, дать анализ произведения… Во-первых, до прочтения произведения непосредственно читателем – это глупо. Во-вторых, сразу бросается в глаза, что предисловие адресовано людям «подкованным», кто фантастикой увлекается, а ещё лучше – разбирается в тонкостях. С трудом представляется, как такое будет читать какой-нибудь школьник, купивший книгу просто из-за интересного названия и обложки, и сразу же наткнувшийся на предисловие, которое – буде школьник не станет в нём шибко разбираться – способно сразу отбить охоту к прочтению книги. Наконец, какой-то, право слово, воинствующий национализм получается – хоть и против «нелюдей». Так таки призыв: бери оружие и сражайся! Круто оно замешано, предисловие, но это как тот случай, когда человек, пытаясь сказать сразу много, сказал почти ничего и сумбурно. Послесловие от автора заинтересовало куда больше.
Резюмируя – я бы всё же отдал предпочтение трилогии «Числа и знаки». Не знаю отчего, но она кажется более живой и правдоподобной. В «Чудовищ нет» главы, относящиеся к XIX веку, смотрятся достаточно аутентично, но вот в главах современных какой-то живости не хватает… Такое ощущение, что смотришь один из серых российских боевиков. Предсказуемо. Не напрягает. Впрочем, главы о девятнадцатом столетии порой тоже становятся несколько затянутыми, но всё же, всё же… Словом, от романа – или повести, я уж не знаю, как будет правильнее назвать это произведение в соответствии с его объёмом – ощущения остались противоречивыми. Одно только несомненно: если вы читали трилогию, прочтите и это. Но главное – прочтите рассказы. Их – обязательно!
К сожалению, не могу даже намёком сказать о сюжете – иначе он потерял бы всю прелесть загадки для тех, кто не читал, но собирается. Поэтому скажу об ощущениях. В сущности, не каждая книга может удивлять, шокировать, заставлять задуматься и даже продолжать начатый автором сюжет в своём сознании. Но рассказы Бурносова – могут. Они в самом деле великолепны, хотя и не все. «Всё золотистое» и «Над озером, в глухих дубровах…» - действительно мастерские произведения. Поэтому не спешите откладывать книгу, прочтя лишь «Лифт» - как я уже сказал, мне он тоже не понравился.

@настроение: Размышляя над книгой