Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

«Семь женщин умирали долго и мучительно. Семь мужчин — быстро и почти безболезненно. Женщины впадали в забытье от боли, приходили в себя и снова теряли сознание от ужаса. С одной Пэт Бейтман, 27-летний уоллстритский финансист, снял кожу, другую истыкал гвоздями, еще одну обезглавил и совокупился с отрезанной головой. С мужчинами поступал проще — кого-то зарубил топором, кого-то банально порешил из пистолета».


— И. Эллис, «Американский психопат»

______________________________________

VkontakteIce-Pick Lodge FandomTwitterTumblrFicbook


СЛЭ, ВЭФЛ
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:25 

Тигры издают разные звуки...

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Тигры издают разные звуки. Они ревут и рычат на все лады, и громче всего у них выходит рыкающий вздох — что-то вроде громоподобного ар-р-н-х — в период спаривания, причем как у самцов, так и у самок. Рык этот разносится далеко-далеко. А тот, кто услышит его вблизи, так и столбенеет. Тигры фыркают, издавая короткое, резкое злобное уф, если застать их врасплох, и тут уж ноги сами уносят вас вприпрыжку, ежели, конечно, смогут оторваться от земли. Нападают тигры с гортанным ревом, похожим на прерывистый кашель.

А угрожают гортанным рыком. Тигры шипят и воют по-всякому, смотря что хотят выразить, и тогда их звуки напоминают либо громкий шелест опадающей осенней листвы, либо, если они чем-то недовольны, скрип тяжелой двери, медленно поворачивающейся на ржавых петлях, — но и в том, и в другом случае у вас по спине пробегают мурашки. Тигры издают и другие звуки. Ворчат и стонут. Или мурлыкают, хоть и не так благозвучно и не так часто, как маленькие кошки, причем только на выдохе. (Лишь маленькие кошки мурлыкают и так и эдак. Это одно из свойств, отличающих больших кошек от маленьких. Другое отличие в том, что рычат только большие кошки. И это совсем не плохо. Боюсь, любовь к домашним кошкам прошла бы довольно скоро, если б эти милые крошки в знак неудовольствия вдруг принялись рычать.) Тигры даже мяукают, притом с интонациями, свойственными домашним кошкам, — только громко и басовито, так, что вам вряд ли захочется нагнуться и взять их на руки. Наконец, тигры умеют молчать — просто и величаво.

И все эти звуки я слышал с детства. Кроме прух-х-с. Этот звук я узнал только потому, что мне рассказывал про него отец. А он, в свою очередь, узнал из книг. Хотя слышал его всего лишь однажды, когда во время деловой поездки в Майсурский зоопарк побывал в тамошней ветеринарной лечебнице, где как раз выхаживали молодого тигра, подхватившего воспаление легких. Прух-х-с — самый тихий тигриный звук: он похож на сопение и выражает дружеские, вполне миролюбивые чувства.

© Янн Мартел, "Жизнь Пи"

@темы: ©

04:07 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
07.09.2012 в 06:48
Пишет [J]giarossin[/J]:

Записать, чтобы нормально уснуть;
МорМор-трава не отпускает, Джим цепляется за руки и тянет их к ворду, а Моран стреляет прицельно в лоб, заражая новыми фишками фанона.

Греет. Согреет ещё в октябре, и в ноябре, и зимой. Получше всякого свитера, чая, пледа, камина, батареи, костра, водки. Ибо плюс один к появлению Морана в 3 сезоне (хотя всем все уже ясно) — нет, не так, плюс к самому существованию Морана и стопицот плюсов к их отношениям. Ибо Моран слишком дорожит жетонами, кому угодно их не доверит, и тут уже дело не в воображении, а в самих военных, что, как правило, бережно относятся к этим деталям. В них хранятся мегабайты памяти. Не стал бы и Джим просто так таскать, как побрякушку — скорее, в этом его подсознательная, а то и вполне осознанная защита, крест, медальон. Трогательная, теплая деталь, под которую мозг лихорадочно стелет несметное количество изображений.
— В жетон могут попасть пулей - он может спасти Джиму жизнь. Это когда шла фантазия "какого черта ты опять стащил мои жетоны": он их таскал ради забавы, а однажды так бум — и счастливая случайность, — сказал Caelibem, весело прикуривая очередной косячок.
И тут-то мне отшибло дар рефлексии.

Сцена в бассейне.
Джим: Покааа!
Шерлок: Поймаю тебя позже...
Джим: Нет, не поймаешь! /уходит/ Заебал. /звонок Морану/ Ну что, китайский ужин?
Моран: Что за дела, герой? /с интонациями Дердена/ Ты месяцами задалбывал меня тем, что я должен вышибить обоим содержимое черепа и взорвать тут всё нахрен. Знаешь что, к черту все это с такими обломами, я лучше тебя сейчас вздерну.
Джим: Блять. /возвращается/ Мальчики, я такоооой непостоянный!

Держи своих врагов близко, а Джима ещё ближе. (древняя моранская поговорка)

За Джимом всегда последнее слово; за Себастьяном — выразительное молчание. Ещё неизвестно, на чьей стороне с таком случае перевес.

Себастьян изучает город, в который их двоих заносит, по давно сложенной схеме и в приоритетном порядке. Себастьян автоматически изучает любую местность в принципе, отпечатывая карту в мозгу и складывая факты на полки.

Три основных жизненных установки полковника:
контроль: никогда не терять;
воздержание: всё во благо, если в меру;
терпение: во всём.

для себя, ленивой задолжавшей задницы.

URL записи

@темы: Sherlock BBC, MorMor

22:26 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


@темы: Fairytales

10:31 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.

Дорогой сэр, Битлджус вещает в столицу.
Он бывает крайне настойчив и весьма убедителен.

I was still just a kid when my innocence was lost,
in a mobile-army whore house, gift of the army, free of cost!
Next! You're next!
Me? I really would have liked,
just a little touch of tenderness, maybe a word or
smile, some happiness, but oh!
No! Next! Next!
Well it wasn't so tragic the high heavens didn't fall,
but most of that time I hated being there at all...
Next! Next!








@темы: Music, Thoughts

03:27 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


Серия Hysterical Literature — арт-проект Клэйтона Куббита. Молодые женщины, сидя за столом, читают вслух врученную им книгу, при этом их половые органы стимулируют, заставляя участниц в конечном итоге испытать оргазм.

Четвертую сессию я готов пересматривать вечно. Сторми очень красива.

@темы: Interesting, Visual

12:34 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
...И я, в общем, понимаю, почему это с тобой происходит. Где-то в подсознании у тебя сидит идейка, что любая сверхцивилизация — это все-таки цивилизация, а две цивилизации всегда сумеют между собой как-то договориться, найти некий компромисс, накормить волков и сохранить овец... И уж в самом худшем случае — сладко покориться этой враждебной, но импозантной силе, благородно отступить перед противником, достойным победы, а там — чем черт не шутит! — Может быть и получить
награду за свою разумную покорность... Не выкатывай, пожалуйста, на меня глаза. Я ведь говорю: это у тебя в подсознании. И разве только у тебя? Это же очень, очень человеческое. От бога отказались, но на своих собственных ногах, без опоры, без какого-нибудь костыля стоять еще не умеем. А придется! Придется научиться. Потому что у вас, в вашем положении не только друзей нет. Вы до такой степени одиноки, что у вас и врага нет! Вот чего вы никак не хотите понять.

© Аркадий и Борис Стругацкие, "За миллиард лет до конца света"

@темы: ©

18:15 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.

17 coffins from Caelibem on 8tracks Radio.



Сегодня мне хочется звать всех на танец в своих семнадцати гробах.

• Jill Tracy - Evil Night Together
• Billy’s Band - Поезд 193
• Сплин - Петербургская свадьба
• Mozart - Lacrimosa
• The Rolling Stones - Paint It Black
• Morphine - Sheila
• Adele - Skyfall
• Сплин & Би2 - Феллини
• David Holmes - Sugarman
• Bobby Darin - Beautiful Things

@темы: Music

17:00 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Хьюстон, у нас проблемы.

20:19 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Весь центр Москвы способен уместиться у божка на ладони.

Звенигородское шоссе кажется типичным производственным бесперспективняком с обносками ушедшей романтики в виде статуй подле стеклянного купола метро. Впереди расселся Макдоналдс, своей аппетитной вонью обдавая весь перекресток, справа находится аллея, не желающая подчиняться склону, а потому в конце нее — ступеньки, ведущие в безжизненное пространство из закрытых краснокирпичных зданий и металлических ворот. Спустись еще ниже, и начнется набережная. Там очень холодно зимой и стоит огромная стеклянная коробка 150 метров в высоту. Это Международный центр. Бывало, я захаживал туда курьером в феврале. То ли из-за субботнего холода, то ли по причине обывательской лени я ни нашел в тех местах ничего, кроме раздражения от простуженного горла и замерзших пальцев.
На деле, там неплохо, и мне не накладно каждое утро езжать туда из другого конца города, но уже теперь, когда весна, а офис мой находится на 2 километра ближе. Дорога почти не занимает сил.

Речь не об этом.

Вот стоишь ты на Звенигородском шоссе, у проходной комлпекса "Спектр", дома 3а, и решаешь, как провести тебе неожиданно выпавшие на руки часы. Скажем откровенно: я против укороченных дней. Они ломают распорядок и ожидание. Когда в твоей привычной жизни не остается свободного времени, то, стоит только ему появиться, как ты абсолютно не знаешь, что с ним, с этим временем, делать и куда себя девать.

Обычно я спрашиваю это у навигатора в телефоне, и он решает за меня. Он выбирает дороги, которыми ты сам никогда бы не пошел, потому как под рукой у тебя есть трамваи, электрички и такси. И твое свободное время превращается во время исследования города, в котором ты практически не был, несмотря на то, что здесь родился и живешь уже без малого двадцать лет.
Навигатор показывает в сторону Третьего транспортного, и ты шагаешь на пешеходную полосу, и Москва у тебя под ногами снова скатывается вниз.
Ты идешь мимо торговых центров, ларьков с хотдогами и газетными киосками, где-то красят бордюры, где-то буравят асфальт, солнце печет тебе в спину, сумка кажется тяжелее, и ты думаешь, какого черта ты опять тащишь с собой книгу, которую так ни разу и не открыл. Но все равно — хорошо. Кругом жизнь и вкус Дня Победы, плакаты и разноцветные патриотические граффити "помним, ценим и храним". Сперва ты натыкаешься на старый кинотеатр с арлекинской раскраской. Я не помню, как он зовется, но это один из тех кинотеатров, где знаменательные премьеры крутят не месяц, а круглый год, здесь показывали трансляцию "Франкенштейна" с Ли Миллером и Кэмбербертчем, а еще здесь бывают показы на оригинальных языках.
Рядом с этим театром, совсем неподалеку, стоит только пройти вперед метров 50 по сужающейся улочке, находится Центральный Московский зоопарк, а далее кольцо, Садовая-Кудринская, дома на ней века позапрошлого: широкая автострада впитывает в себя солнце, машины на ней кажутся крохотными, как букашки, между двух-трехэтажных зданий мелькают переулки и барские дворы, теперь это частные туристические фирмы, хотя чаще — какие-то министерства (и чего только они забыли здесь). Есть центры машинно-селькотранспортного производства, и таблички у них, как у домов-памятников, в которых обитали поэты.

А потом века сменяются.

В районе Арбатской встречает огромный Lotte Hottel пяти звезд. Оказывается, это самый роскошный отель Москвы; перед дверями — шар-глобус с объемным логотипом Аэрофлота. Но, глядя на всю эту первозданную роскошь, не могу не задаваться двумя вопросами. Первый: для кого это построено? И второй: почему это до сих пор никто не взорвал?
Возле Смоленки расстояния становятся шире и выкачивают в разы больше сил. На Третьем транспортном, недалеко от Арбата, живет давняя моя приятельница с миллионом правил, как следует жить, дабы максимально обеспечить себя комфортом. Мне лишь жаль, что за стремлением к уюту не положено начала путей хоть к какой-нибудь из высот.

Я снова не обратил внимание, что это было за голубое здание с белым кружевным орнаментом, свернув на Глазовский переулок. Далее он пересекается с Денежным, минуя перекресток и пройдя еще метров пятнадцать, сворачиваешь на Плотников — и снова направо, на Гагаринский.
Отсюда уже недалеко от Храма Христа Спасителя. Но мне на Гагаринский. На Гагаринском стоит дом, я знаю код от второго подъезда, и сейчас я сижу на скамейке и жду девяти. Из открытых дверей подвального магазинчика (а в центре нет больших продуктовых) слышится музыка из "Служебного романа".

Вся дорога до сюда заняла у меня около часа пятнадцати. Я рад, что успел записать все это; восторг уже почти ушел. После восторга приходит опустошение и равнодушное ничего, и я не могу вспомнить ни одной детали.

А, и еще. Кажется, это было на Глазовском. Из служебного подъезда выходил мужчина, прикуривая зажатую в губах сигарету, я машинально поднял взгляд и увидел табличку у подъезда: Международный фонд "За выживание и развитие человечества". Это заставило меня улыбаться.

03:25 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
У меня появилось понимание, как излагать свои мысли.

18:52 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


GTFO, bitch. I'm doing science.

01:28 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Нет, чувак, ты не понимаешь. Это же кинкище. Кинкище! Я напишу это сюда. Высеки это себе над надбровными дугами, могу одолжить стамеску, но... О мой бог, это великолепно, как же я люблю драмы в лице одного человека, в особенности, в лице него #ifyouknowwhatimean

Скотт великолепен в любой роли. Меня в этом не переубедит сам дядюшка Сатана. Время нового фандома, окаймленного своей редкостью. Я вижу в нем немало перспектив.


"Козел отпущения". Производство — Британия; 2012 год. Повествует нам о времени в пару трехлетних шага от военного. Коронация Елизаветы вот-вот должна состояться, и в то же время добродушный учитель греческого языка лишается своей должности, попадая из дверей колледжа на пыльную проселочную дорогу с багажом в руках.
Кто бы мог подумать, что этот скромный интеллигентный мужчина вскоре наденет на себя дорогое испанское пальто и будет просыпаться в роскошном замке, за завтраком восседая во главе стола, как и почитается это первому члену семьи добротной родословной?
Этот фильм об альтруистическом мошенничестве, снятый по роману Дафны дю Морье. Не могу сказать, что особо глубокий, с какими-то торжественными душевными переживаниями; он быстрый, легкий, смотреть его приятно. Он красив и передает атмосферу английских туманов, что крайне важно для меня.

За всю роскошь нужно платить тяжелой ответственностью, неся ее на себе, как крест. Первенец семьи по имени Джонни даже не захотел справляться с ней в момент, когда явился несущей балкой под рушащимся сводом всеобщего благополучия. Он передал свою роль двойнику, нашему главному герою, и переброшенный крест в руках последнего загорелся спасительным божьим огнем.
Но я все не о них. Главные герои и их истории, конечно же, чудесны. Меня привлекла больше история закадровая. История второго или, вернее сказать, человека, обреченного всегда быть вторым: младшего брада Джона — Пола.

Подумать только, а ведь эти дикие обычаи в некоторых семьях бытуют до сих. Кто способен объяснить феномен, что старшие братья в столь огромном проценте затмевают младших? Обречены ли младшие вечно донашивать за ними старые свитера и велосипеды, игрушки, роликовые коньки? Как минимум в двух лично знакомых мне семьях я встречался с подобным. Корона всегда принадлежала первенцу, и это порождало множество сюжетов, начиная со сказок Гримм и заканчивая скандинавской мифологией, нарисованной в стиле Marvel.

— Я очень рад за тебя Джон. Это искренне.
— Если хочешь, можешь взять мое ружье, а я возьму твое. Правда, ты всегда отвечал грубостью на это...
— Помилуй, Джон! Что это твой брат делает во главе стола? Дай ему пять минут — и он выставит тебя посмешищем.

Они не знают о том, что их Король их предал. Они верят в него, и они готовы верить, они готовы идти за ним и целовать ему руки. Больная мать зовет к себе в спальню только старшего сына. Супруга, обрученная с младшим, по всей видимости, по расчету, готова предоставить Королю свое тело и душу, и ей, должно быть, лестно, что тот готов уделять внимание ей. А сам Пол затравлен. Бойкий, энергичный, полагаю, что во многом способный человек на фоне старшего стухает, превращаясь в его безликую тень.


В момент, когда он наконец добивается признания, пусть даже от самозванца, у меня защемляет в груди, и на его лице — удивление, растерянность, будто его ударили в момент, когда он только лишился хитина, и становится очевидно, что он не ждал этих слов или же слишком устал их ждать.

Если бы только все люди могли быть застрахованы от обесценивания.

@темы: Cinema

02:11 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.


Depeche Mode на сон грядущий.

@темы: Music, Visual

03:04 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
The little girl just could not sleep
because her thoughts were way too deep
her mind had gone out for a stroll
and fallen down a rabbit hole

 
  little alice fell
  d
    o
      w
          n
 the hOle,
               bumped her head
               and bruised her soul

@темы: Fairytales

16:22 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Он не воскликнул "Что за чертовщина?" Он не воскликнул бы так, даже если бы стадо овец со скрипками проехало мимо него на велосипедах.

Ответственный инженер так не выражается.


© Терри Пратчетт, "Благие знамения"

@темы: ©

02:09 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.

@темы: ©

16:23 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
Господи, дайте мне сутки. Я буду спать.
Я люблю спать.
Спать любит меня.
Вместе мы любим друг друга.
Это все потому, что в детстве нам не хватало любви.

03:01 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
— И потом я сказал себе: днищем будешь, если не сделаешь. Кстати, я теперь днище.

@темы: #уруру

03:15 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
         

Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимым прокуратором город. Пал Ершалаим. Великий город будто не существовал на свете. ©



В моем сознании живет некий Город.
Зовись он Новый Орлеан, Париж, Москва, Петербург или Лондон — он не изменится, но зачастую его зовут именно Лондон.
Это отсыревший город, с грязью, копотью, заводскими трубами, багряными рассветами над куполами. Город, в котором понамешалось множество религий и люди одичали, разметавшись по публичным домам и притонам. В нем кованые ограды, католические соборы с органами, джазовые кафе, утопшие в клубах табака. И каждый харкает здесь кровью на брусчатку, и обязательно найдутся те, кто будет этим городом править.

Башлачев назвал его Петербургом, но в его строках мне слышится тот самый город, тот самый "Лондон", их Лондон, со всей своей грязью и его правителями.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева в пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой, и крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.


Меня завораживает эта песня. Потому что вот уже год, как Город этот у меня один-единственный, и правителей в нем двое, и они тоже единственные. И я знаю, кто из них говорит, кто молчит, я представляю то, как они дышат этим угарным воздухом, насыщают ядом свои сосуды и легкие, и я дышу, я живу, я отравляюсь вместе с ними.

Vol. 1

Vol. 2

Vol. 3

Сколько бы солнца ни упало мне в глаза из окон моей спальни, каждый раз, просыпаясь, я все равно буду первые несколько секунд видеть перед собой этот Город.

В нем всегда царит Ноябрь, Грех и Агония. И привкус опиума на языке.

[J]giarossin[/J], спасибо за все это.

@темы: Sherlock BBC, Music, MorMor

03:59 

I smell sex and candy. I hate being Willy Wonka's roommate.
В МорМор'е есть три основополагающих, три ключевых, которые его задают, его оси и главные параметры:
- Лондон;
- Война;
- Бездонность.


Лондон. Ось х, горизонтальная составляющая. Параметр места. Лондон — их пряничное королевство, Тридесятое царство, без которого ни одна сказка не может быть таковой. Лондон с его мрачной безысходной красотой и отчаянием, пульсом, живым сердцем и жилками-каналами, сонной артерией в облике пылающей Темзы, у Лондона давно заражена кровь и легкие подернуты смогом фабрик и давних мануфактур, сердце бьется со скрежетом, его пульс передается частотой в два правящих им сердца.

Война. Ось y, вертикальная составляющая. Параметр действия. Война всеобъятна и обуславливает все, что творится в их руках. Она определяет всякую целенаправленность, задает смысл там, где его не должно было быть. Она может обличаться в игру, в похоть, страсть, секс, в убийства, терроры, конкуренцию, деньги — во все, но: за чем бы они ни шли, что бы они ни делали, они всегда идут за Войной и с Войной. Они несут ее в руках с мечами наперевес, багряный Марс светит у них над головами и бросает тень в затмения, делая кровавой Луну.

Бездонность. Ось z, фронталь. Параметр времени. Уходящее в бесконечность. Бездонность во всем, что бы они ни делали, крайняя степень зависимости, регулировка продолжительности, показатель глубины. Изо дня в день, из года в год, из века в век. То, что в их груди, не способно сгинуть и иметь край. Черная дыра — одна на двоих, сконцентрирована в одном и в другом находящая отражение.

@темы: Sherlock BBC, MorMor

Feed The Rats

главная