Дарт Разиель
Did I hear you say that this is victory?
90е таки действительно были странными. На фоне политических и экономических кризисов, сотрясавших планету, неудивителен факт существования определенного кризиса в рок-музыке. Людям надоели безумные кокаиновые 80е, надоели хедбенгеры с прическами, пышнее павлиньего хвоста, люди хотели прогресса в старой музыке, хотели чего-то совершенно нового, хотели драть задницы и жевать жвачку – в общем, люди сами не знали, чего они толком-то хотели, но были уверены в одном: они хотели перемен.
И они их, в общем-то, получили. Металл, который в этот раз мы совсем обходим стороной, повзрослел. Многие жанры наконец окончательно определились, некоторые поджанры (грув-метал, например) начали обретать свои самостоятельные характерные черты, но, самое главное, в 90х, можно сказать, закончилась эволюция звука в рок-музыке, и я имею в виду, конечно, в первую очередь, по-современному четкую звукозапись и звукообработку, а также переход на цифровое звуковое оборудование, что позже серьезно повлияло на мир музыки, позволяя чуть ли не у себя дома в одиночку записывать вполне себе профессиональную музыку. Так что 90е уже гораздо сложнее отличить на слух от современности, нежели все предыдущие декады развития рока. Но помимо приемов записи и сведения также к своему рубежу подошли приемы звукоизвлечения из практически всех инструментов, будь то электрогитара, бас-гитара или глотка вокалиста. С другой стороны, только начали активно использоваться цифровые электронные «штуки», которые способны на любое звуковое безумство, которое вы можете представить, и даже на чуть большее.
А если забыть о технических новшествах, то стоит упомянуть, что 90е просто сочились коллективами, которые пытались сделать что-то новое непосредственно в музыке. Многие добивались этого, но, если некоторые оставались единственными в своем роде самородками, то у других вполне себе получалось начать новый (пусть, возможно, и недолговечный) жанр, и одними из таких можно назвать



Alice in Chains. Конечно, они не основали гранж в одиночку, а лишь привнесли в него кое-что свое, вместе с другими группами большой четверки гранжа. Не подвластные гипнотической силе Клетчатых Рубашек им. Кобейна, они продолжали одеваться, как заправские металлюги – длинный хаер и косухи, черные майки и вполне себе метальные логотипы. Наверное, именно поэтому, когда они поехали в турне со Слеером, их не били. До выступления.
Тем не менее, их музыка – это все тот же гранж, с характерными приемами «один риф почти всю песню», «тянучий вокал, показывающий, что мне наплевать» и др., но с парой отличий от других представителей. Самым значительным отличием от, скажем, той же Нирваны, является то, что гитаристы УМЕЮТ играть на гитарах, и играют довольно неплохо. Музыка тут, наверное, самая разнообразная среди всей четверки, некоторые песни действительно похожи на творения Кобейна, другие – как будто украдены с альбомов Саундгарден, но есть и свой отпечаток: некоторые треки не стесняются использовать всякие метальные фишки, другие – с уважением отдают дань старому рокнроллу, и все это в целом дает вполне себе хороший, годный, и, не побоюсь этого слова, интересный альбом. Если вы еще, по какой-то странной причине, не знакомы с гранжем, то, лично я считаю, лесом Нирвану – послушайте сначала Alice in Chains.



А вот другие группы, как ни странно, как будто бы и не заметили всех этих перемен, и как будто вышли из бункера, где проспали последние лет тридцать. К таким можно отнести R.E.M. – группу, которая смотрелась бы более чем органично в конце 60х – начале 70х, рядом с Боуи, Криденс, The Who и прочими, но соверненно неуместна в странных, экстремальных 90х. Простенький флегматичный акустический рок, конечно, довольно легко и приятно слушается, однако после прослушивания в вашей голове не задержится ни на секунду. Неплохой фон для беседы с друзьями о всяком за кальяном, например, но не более того.



Абсолютной противоположностью выступает Nine Inch Nails, от альбома которых просто непристойно несет 90ми. Модный индастриал пестрит типичными для этого жанра фишками, резкими электронными ударными и программно перегруженным вокалом. Любителям такого жанра этот альбом, я уверен, придется по вкусу, но, к сожалению, я к таковым не отношусь, и излишне немузыкальная музыка Nine Inch Nails при всей своей оригинальности и довольно-таки талантливом исполнении, меня не трогает. Непонятно, как ребята из этой группы могли написать кучу классных, мелодичных саундтреков... хотя, с другой стороны, музыканту всегда скучно делать одно и то же раз за разом, и не стоит удивляться, что они частенько сочиняют полярные вещи.



Rage Against The Machine же стоят в начале тенденции, которая станет более популярна в 00х: тенденции скрещивания металла с другими жанрами, на него как бы совсем не похожих. Хотя, пожалуй, в данном случае, скорее речь идет о подчеркивании металлом другого жанра, нежели о полноправном братстве. По сути, металла, как такового, здесь не сыщешь, в качестве музыкального сопровождения речитативу Зака де ля Роха выступают вполне себе альтернативные рифы, пусть и довольно техничные. Тем не мене, музыка RATM – это, в первую очередь модный в 90х рэп, злой, экспрессивный и андеграундный, рэп жестко антиполитичный. Рэп, совсем не похожий на рэп черных, а скорее на рэп латиносов, одним из которых является и «вокалист» этой группы. Такой рэп, я уверен, будет интересен многим... но не мне.
Но не в последнюю очередь нужно отметить и Тома Морелло, гитариста, который, пожалуй, был тем, кто попробовал сделать со своей гитарой все то, до чего не додумался никто другой, и, тем самым, пожалуй, поставил точку в эволюции гитарного звукоизвлечения. Гитарист, безусловно, смелый, талантливый, и интересный... но не мне.
В общем, RATM – отличный представитель разнообразия рок-музыки 90х, который, несомненно, придется по вкусу очень многим... но не мне.



Как я говорил, в 90е стали появляться группы, которые, напротив, стояли вне жанров, вне модных тенденций, которые, собирая по кусочкам наиболее интересные по их мнению фишки и приемы из других музыкальных жанров, щедро поливали их своим талантом и, смешав в нужных пропорциях, представляли нечто совершенно новое, уникальное, и ошеломляющее неподготовленного слушателя. Одним из самых ярких представителей таких самородков, конечно же, является группа Primus. Но, к сожалению, сегодня я поведу разговор не о ней, а о другом ярком представителе – группе Faith No More. Прослушав этот альбом, первым делом я вынес для себя одно важное правило, которое, я думаю, в будущем принесет мне немало пользы – никогда больше не осуществлять свое знакомство с группой по сборнику «лучших песен». Невнятное неприятное впечатление, составленное мной в прошлом благодаря такому сборнику об этой замечательной группе, было смыто восторгом от данного рассматриваемого альбома.
Faith No More – группа, чертовски богатая музыкально. Здесь можно услышать фрагменты фанка, классических мотивов, поп-музыки, металла и даже модной тогда альтернативы с проблесками экстремального вокала. Отличные интересные басовые партии, грамотно подчеркнутые не менее интересными гитарными, гармоничными клавишными, фанковыми ударными (да, кстати, за ударной установкой – один из основателей группы, Майк Бордин, который, наверное, дольше всех пробыл ударником у Оззи) и чертовски разнообразным вокалом великолепного Майка Паттона.
Это, пожалуй, то, что следует называть прогрессивным – или даже экспериментальным – роком, если вы из любителей навешивать жанровые ярлыки. Но, как бы не назвал, а лишь бы послушал – и, я вас уверяю, Faith No More этого достойны.

Вот такой вот мой скудный и косноязычный взгляд на широчайшее многообразие 90х, годов моего детства. Какими бы они не были противоречивыми и хаотичными, а лично у меня они навсегда останутся в специальном ностальгическом уголке памяти.

@темы: Brought to you by: Darth Raziel, Music