17:39 

The Razor's Edge: Requiem

diriGible
...in the sky...
Название: The Razor's Edge: Реквием
Оригинальное название: The Razor's Edge: Requiem
Автор: Tairis Deamhan
Переводчик: diriGible
Ссылка на оригинал: www.fanfiction.net/s/7952484/1/Razor-s-Edge-Req...
Разрешение на перевод: получено
Категория: Mass Effect
Рейтинг: R
Персонажи: (м)Шепард/Тали'Зора, команда Нормандии, все остальные
Жанр: Sci-Fi, Adventure/Action
Размер: макси
Аннотация: У Джона Шепарда осталась одна единственная правда. Цикл должен быть разорван любой ценой. И цена эта может оказаться больше, чем кто-либо в состоянии заплатить, но зато наградой станет свобода и - будущее. Для тех, кто ему дорог, и для всей жизни в галактике.
Статус: закончен
Статус перевода: в работе

Главы 1-10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14. Часть 1
Глава 14. Часть 2
Глава 15. Часть 1
Глава 15. Часть 2
Глава 16.
Глава 17. Часть 1
Глава 17. Часть 2
Глава 18.

Глава 19. Поднимайся
- На кой черт Призраку понадобилась Цитадель?
- Не знаю! – огрызнулась явно раздосадованная Миранда. – Если бы знала, я бы тебе сказала. Что я знаю наверняка, так это то, что все в этом файле касается охраны этой станции.
Касуми прислонилась к стене, внимательно глядя из-под капюшона на оперативницу.
- А не может это быть просто символически? Ну, фигурально? В некотором роде игра мускулами? – предположила она.
- Призрак не склонен к символизму, - Миранда покачала головой. - Все, что он делает, нацелено на достижение желаемого результата. Конец игры всегда один и тот же: план - результат. Я никогда не встречала никого более расчетливого и манипулирующего.
- Ты имеешь в виду твоего босса? – сухо обронила Тали.
С того самого момента, как Касуми пришла на борт, ей было нетрудно заметить, что Тали не любит Миранду Лоусон. Когда она узнала о предыдущих Церберовских разборках с кварианцами, это обрело больше смысла; еще несколько кусочков паззла встали на свои места, когда воровка заметила чувства подруги к Шепарду. Миранда была в прямом смысле слова спроектирована, чтобы быть совершенной: начиная от ее поразительно острого ума и заканчивая пресловутым коэффициентом девяносто-шестьдесят-девяносто. В представлении неуверенной в себе кварианки, Миранда была всем, чего только мог хотеть мужчина типа Шепарда – даже если сама Касуми никогда не замечала, чтобы оперативница действительно интересовалась этим парнем.
В ходе их общей миссии отношения потеплели, причем это касалось обеих сторон – и Мирандиного поведения ледяной королевы, и открытой неприязни Тали. Хотя где-то эта враждебность, ясное дело, все еще тлела, судя по язвительному тону главного инженера. И что бы там ни продолжало тлеть, со смертью Шепарда оно, очевидно, только разгорелось.
- Бывшего босса. После того, как Шепард уничтожил базу Коллекционеров, мне стало ясно, на чьей я стороне, даже если пришлось выбирать между ними двумя.
- Не сомневаюсь в твоем выборе.
- Не думаю, что Миранда показалась бы на Цитадели, если бы не существовала реальная угроза, - вмешалась Касуми, пока конфликт еще более не обострился. – Раз уж ты попал сюда, здесь есть, где затеряться, но вот прийти и уйти незамеченным почти невозможно. Как только Миранда ступила на борт Цитадели, Церберу наверняка сообщили, где она. Сущее неудобство для того, кто привык скрываться.
Тали нехотя кивнула, да и взгляд Миранды подтвердил, что ход мыслей воровки верен. Попасть на Цитадель, где охрана уже была приведена в состояние повышенной боеготовности, было нелегко, к тому же если она торопилась, то времени на уточнение плана, как сделать это скрытно, у нее наверняка не было. Так что Миранда фактически сожгла все свои мосты, появившись на Цитадели с той информацией, которой обладала.
- Да мне плевать, поздно или нет! Дайте мне Спаратуса! Если вы не расслышали – теперь у меня полномочия Спектра, черт бы вас побрал! Так что не надо мне этого дерьма насчет «недоступен»! – прорычал Гаррус.
Получив от Миранды ответ на вопрос, он уже не слушал дальнейшую беседу, а повернувшись к ним спиной, разговаривал по коммуникатору. И, надо сказать, у нового Спектра вполне получалось говорить тихо и спокойно - до этой последней вспышки. Касуми увидела, как он раздраженно ткнул когтем в инструметрон и разорвал связь. Она оглянулась на двух других женщин и переместилась к нему поближе.
- Только не надо говорить, что они тебя игнорируют. Даже для Совета это слишком, нужно иметь совсем уж короткую память, чтобы забыть, что всего пару часов назад они сделали тебя Спектром, - сказала она.
- Да нет, просто эта их куча секретарей и подхалимов скорее всего еще не получила уведомления. Все, чего мне удалось добиться, это: «Советник недоступен».
- И ты, что, даже не попытался включить обаяние? А я всегда считала, что у такого типа, как Спаратус обязательно должна быть в ассистентках какая-нибудь легкомысленная турианочка. Ну, или как там у вас называется турианский эквивалент рассеянности.
- Очевидно, не всем женщинам нравятся шрамы, - подколол Гаррус, наградив ее косым взглядом.
Против обыкновения Касуми задержалась с ответом. Полгода назад такой комментарий с легкостью положил бы начало новому обмену остротами – она не преминула бы указать, что он мог бы достичь большего успеха, если бы меньше времени проводил, пытаясь поймать лицом ракету, ну – и так далее. Однако, после того их разговора на главной батарее в этой фразе ей слышалось что-то еще, как будто какой-то вопрос. И вообще-то говоря, в этом не было бы никакой проблемы, если бы не тот факт, что сама Касуми была не совсем уверена в ответе.
От затянувшегося молчания ее спас раздавшийся позади голос Миранды:
- Если Совет недоступен, тогда нужно связаться с СБЦ. Половина той информации, что я видела, содержала разные подробно описанные способы проноса контрабанды через таможенные посты: от взяток до защищенных от сканирования контейнеров. Не говоря уж о том, что сторонники Цербера уже работают на СБЦ.
- Как раз туда я и собирался позвонить.
Турианец опять повернулся к ним спиной и активировал инструметрон, набирая другой номер. Последовали два длинных сигнала – ожидание соединения… после чего из коммуникатора ответил очень недовольный мужской голос:
- Надеюсь, у вас важное дело, Вакариан, я вообще-то хотел спокойно поспать хотя бы часа четыре.
Гаррус покачал головой.
- Не сегодня ночью, Бэйли. Есть работа. Встретимся в штаб-квартире СБЦ, поторопитесь. И не забудьте дома пушку.
Это, по-видимому, привлекло внимание человека, его изображение на маленьком экране на запястье Гарруса сосредоточенно нахмурилось.
- До сих пор не забывал. И, похоже, сегодняшняя ночь – не самое подходящее время, чтобы начинать. Буду через пятнадцать минут.
_____________________________________

Шепард застонал от боли, вслепую пошарил вокруг себя и нащупал только твердый камень. Он лежал лицом вниз на такой же твердой поверхности. С титаническим усилием – так ему показалось – он оттолкнулся от земли и встал на четвереньки. Открыл глаза.
Пещера была не та же самая, которую он помнил. Здесь было почти совсем темно, только откуда-то сверху лился слабый свет. Он запрокинул голову и посмотрел вверх на крошечное пятнышко света, пытаясь сфокусироваться на нем. На миг он подумал, что это какая-то галлюцинация, но потом все встало на свои места. Там был выход на поверхность, одна из тысяч трещин, избороздивших поверхность планеты.
- Певец-Надежда? – неуверенно позвал он.
Тишина.
А потом одна короткая музыкальная нота. Не разговор в его голове, но воспоминание, возникшее в памяти, когда он подумал о королеве рахни. Он помнил, как королева несла его, осторожно держа двумя из своих длинных конечностей, помнил ее песню в своем сознании, когда он балансировал на грани беспамятства.
Если у тебя есть силы бороться с разрушителями с темными песнями, держись за свой разум, тогда ты проснешься; но если их мощь слишком велика, тогда ты соскользнешь в последнюю тьму, конец всех песен. Даже если тебе удалось изгнать их диссонирующие ноты из своей мелодии, битва еще не закончена. Этот урок мы вынесли из песен наших предков.
Как будто с расстояния, своим мысленным взором он видел, как королева бережно положила на землю его бесчувственное тело.
Чтобы не поддаваться злобно-желтым мелодиям, ты не должен пускать их в свою песню. Ты должен противостоять их фальшивым нотам, поющим в тебе самом. Только показав разрушителям с темными песнями, что твоя сила непоколебима, ты можешь справиться с ними. Ты должен покинуть это место самостоятельно, без посторонней помощи, иначе оно навсегда испортит твою песню.
Воспоминание пропало, и он снова посмотрел наверх, а последнее слово продолжало звенеть в его мыслях ярким цветом и музыкой.
Поднимайся.
________________________________

Униформа на Бэйли была слегка помята, но сам он с кружкой кофе в одной руке и планшетом в другой выглядел уже достаточно проснувшимся. И его лицо с каждой минутой все больше мрачнело.
- Если бы я не увидел своими собственным глазами, то подумал бы, что вы ненормальные. Да еще поблагодарил бы вас за то, что доставили в мой офис разыскиваемого преступника, - недовольно пробурчал агент СБЦ. – Так нет же, вы заставляете меня нарушать дюжину инструкций, предписывающих немедленно ее арестовать, и пользуетесь моим расположением.
- Признайтесь, Бэйли, вы же никогда по-настоящему не дружили с инструкциями. Так же как и я, если уж на то пошло, - заметил Гаррус.
- С этим не поспоришь, - хмыкнул человек. – Хотя это все равно больше похоже на конспиративную теорию, чем на реальную угрозу. Это же, мать ее, Цитадель! Здесь нельзя просто так прийти с парочкой громил и все захватить! У меня в подчинении несколько сотен тысяч офицеров СБЦ.
- У половины из которых, скорее всего, даже нет разрешения на ношение оружия. Секретари, бухгалтеры - в это число входят все административные должности. А сколько у вас реально агентов с настоящей боевой подготовкой? – поинтересовалась Миранда.
Гаррус глянул на темноволосую женщину. Все, что она говорила, было правдой. На бумаге в штате СБЦ числилось почти четверть миллиона сотрудников. Реальное же количество офицеров и детективов, которые постоянно носили при себе оружие и от которых можно было ожидать чего-то сверх их скудной компетенции, было гораздо меньше.
- Восемьдесят четыре тысячи, - признался Бэйли. – Сюда входят все патрульные полицейские, детективы и ОСН.
- Что такое… ОСН? – вскинула голову Тали.
- Отряды Специального Назначения, - подсказала Касуми. – Вооружение военного образца, лучше обучены…
- И, если я верно припоминаю мои годы в СБЦ, соотношение аттестованных бойцов ОСН примерно один к десяти, - закончил турианец.
- Я так понимаю, вы сами аттестованы?
- Ну, разумеется! – фыркнул Гаррус.
Бэйли со стуком положил на стол планшет и потер глаза руками.
- Сейчас это соотношение чуть уменьшилось, но все равно составляет всего один к пяти, - сказал он. – И это означает, что мы имеем немногим более пятнадцати тысяч бойцов с военной подготовкой. А это по-прежнему чертовски мало.
- Согласна, но по имеющимся у меня данным, за последний месяц через таможенные посты тайком было провезено более тысячи единиц контрабандного оружия, - констатировала Миранда и скрестила руки на груди. – Я не знаю, как Призрак планирует все это провернуть, мой контакт успел передать мне только то, что вы видели. Но он не стал бы даже пытаться, если бы не был уверен в успехе.
Человек покачал головой.
- Я – коммандер, а не начштаба, черт побери. Я не могу вот так просто взять и поднять по тревоге всю СБЦ. Если СБЦ начнет открыто готовиться к войне, это вызовет панику среди населения… особенно после всех этих новостей о Шепарде, - Бэйли поморщился, помолчал и кивнул Гаррусу. – Чертовски жаль. Он был хорошим парнем.
- Да, был, - согласился Гаррус.
Он заметил, как опустила голову Тали, и ее серебристые глаза под визором сузились до размеров еле видимых щелочек. Касуми погладила кварианку по руке. Та чуть шевельнулась - едва заметно - кивнула в знак признательности. Это не ускользнуло и от Бэйли - ясное дело, наметанный взгляд копа никуда не делся, несмотря на то, что он уже давно занимался кабинетной работой. Так что в глазах человека Гаррус увидел понимание и участие.
- Сделаю, что смогу. Пошлю своих парней искать эти тайники, будем тщательнее проверять таможенные посты, - пообещал Бэйли. – Тем, кого я знаю и могу доверять… я велю им быть осторожнее.
- Я не получила бы эту информацию, если бы нападение рассматривалось только, как вероятность, - возмутилась Миранда.
- Послушайте, леди, я же говорю вам…
Закончить фразу Бэйли не успел. Вспышка была такой внезапной, что даже Гаррус не успел среагировать и выкрикнуть предупреждение. Силой взрыва выбило окна в офисе СБЦ и сбило всех с ног. В ушах зазвенело, и все помещение заполнил едкий дым, но Гаррус быстро стряхнул оцепенение и крикнул:
- Доложить! Все целы?
- В порядке. Повреждений нет… - неуверенно отозвалась Тали.
Слева Миранда помогала Бэйли подняться на ноги. Взгляд Гарруса тревожно заметался по комнате, когда он понял, что не слышит отклика от еще одного члена команды. Разум турианца немедленно вернулся на несколько секунд назад, пытаясь вспомнить, где именно она находилась, и не видел ли он, как в нее попали. Когти в возбуждении скребли пол.
- Касуми! Ответь мне!
- Здесь! – женщина закашляла, появляясь в нескольких шагах от него в мерцании окружающего ее поля. – Ах… я успела активировать… стелс-сеть… это рефлекс.
- Миранда, Тали, прикройте вход! - приказал он. – Бэйли, давайте к коммуникатору и поднимайте всех по тревоге! Похоже, Цербер решил не ждать, пока мы тут будем заниматься расследованием.
Гаррус присел на корточки и выглянул через край стола Бэйли. Смотреть было не на что, один дым и тлеющие очаги огня. Он мог только предположить, что бомба была заложена заранее. Взрывчатка никогда не была его специальностью, это было по части Шепарда – это он проходил тренировку подрывника. Этот умник не раз предлагал обучить его «замечательному искусству использования взрывчатых веществ», еще на SR-1.
Гаррус отогнал эти воспоминания прочь. Сейчас было не время сожалеть о прошлом. Он пригнулся, быстро пересек офис Бэйли и опустился на колени на усыпанный обломками пол рядом с Касуми. Очень осторожно взял ее за плечо и помог сесть и опереться о стену. Пробежал по ней взглядом сверху вниз: теперь он явно чувствовал новый запах, который был настолько сильным, что перебивал даже запах дыма. Металлический привкус, ударивший в ноздри, сообщил ему, что она ранена, раньше, чем это подтвердили его собственные глаза – пальцы Касуми были испачканы темно-красным. В памяти тут же всплыли многочасовые тренировки в СБЦ по оказанию первой помощи; эти навыки сослужили ему хорошую службу на Омеге, где не было никаких госпиталей и неоткуда было позвать на помощь.
- Куда тебя ранило?
Гаррус выхватил из кармашка на бедре пакет с медигелем и отвел в сторону ее руки. Кровь на руках воровки воскресила в памяти новое воспоминание, и оно было таким пронзительным, что Гаррус даже замер: он держит руку на груди своего старого товарища по команде, пытаясь остановить кровь, но она только сильнее течет сквозь когти. Батлер умер у него на руках за считанные секунды. Гаррус немедленно блокировал эту мысль и запихнул ее обратно в ту самую дыру, где все прочие его сомнения и страхи громко вопили и требовали к себе внимания. Здесь была не Омега. И он не собирался терять кого-то из команды Шепарда… теперь уже его команды.
- Небольшой кусочек стекла прорвал мой костюм, только и всего. Это не страшно, - наконец ответила она, отталкивая его руки. – Баллистическая ткань это затянет.
Гаррус покачал головой и перехватил ее запястье. Касуми приподняла голову, совсем немного, но достаточно, чтобы встретиться с ним глазами. Неизвестно, что она там увидела, но это заставило-таки ее прекратить сопротивление и кивнуть.
- Сиди тихо, - приказал он.
Отодвинув в стороны разорванную ткань, он увидел, что в кожу впился осколок стекла, и снаружи торчит кусок длиной в половину его когтя. Кровь текла и из других ран, нанесенных неровными кусками шрапнели. Он не мог перестать думать о том, как так получалось, что когда он видел красную кровь вместо синей турианской, это больше не казалось ему странным.
- Мне придется убрать его, прежде чем наносить медигель.
- Это не первое мое ранение, Мишка Гарри. Давай, делай свое дело, - сказала Касуми и улыбнулась ему, но он все равно заметил, как она поджала губы, и услышал напряженную дрожь в ее голосе.
Он недовольно заворчал и очень осторожно ухватил край фрагмента когтями.
- Ты обещала никогда больше так меня не называть.
- Я думала, ты… собираешься избавить меня… ах… от этой штуки… пока я не истекла кровью.
- Истечь кровью – это такой способ заставить меня быть более снисходительным?
Новый проблеск улыбки сквозь сжатые губы.
- Попытаться же стоило, надежда всегда есть: а вдруг ты… Итай-и!
В какой-то миг Касуми подняла на него глаза, и в ту же секунду он быстро выдернул стекло, надеясь, что отвлек ее внимание и сделал процесс легче. Кровь с новой силой хлынула из раны, но Гаррус уже обильно смазывал ее медигелем. Он плотно прижал жвалы к лицу. Рана оказалась глубже, чем он думал. Неудивительно, что на ее лице отразилась такая боль.
- Не шевелись… это не просто царапина. Медигель сможет остановить кровь, но если ты будешь двигаться, он не сможет запечатать рану, - проворчал турианец. – Чертов Цербер! Мне следовало знать, что они не станут зря тратить время.
- Я не собираюсь истечь кровью, Гаррус.
- И ты чертовски права, что не собираешься.
В этот момент он был абсолютно уверен в своих словах. Сама мысль о том, что маленькая человеческая воровка истечет кровью прямо тут, на полу от взрыва какой-то несчастной бомбы, поразила его не меньше, чем потеря друга всего несколько дней назад. Он не должен был, просто не мог позволить этому случиться.
- Я серьезно, - сказала она, и улыбка на ее лице выглядела уже не такой вымученной. Она посмотрела вниз. – Кровь остановилась.
Гаррус проследил за ее взглядом и смущенно убрал руки, которые до сих пор держал прижатыми к ее животу. У турианцев была не особенно толстая кожа, но вот человеческая всегда казалась ему такой чертовски хрупкой; и тот факт, что его когти до второго сустава окрасились красным, только лишний раз напомнил ему об этом.
- Прости. Просто оставайся здесь. Это приказ.
- Исполнение приказов никогда не было моей сильной стороной. Подкрадываться, отпускать мудрые замечания… вот в этом я хороша.
- Проклятье, Касуми, я совсем не шучу! – зарычал он.
В ответ на эту свою вспышку он заработал еще один странный взгляд, но потом она снова кивнула, на удивление послушно.
- Оставайся, - повторил Гаррус, и она ответила знакомым не совсем приличным жестом.
Он направился туда, где стояли Бэйли и Миранда. Оперативница держала автомат, направленный в сторону заполненного дымом коридора. По всем холлам завывала тревожная сигнализация, и периодически включались системы подавления огня. Это не могло не наводить на мысль, а сколько агентов оказалось ближе к эпицентру взрыва, чем они сами.
- Что у вас, Бэйли? – спросил турианец.
- Полный бардак у меня, вот что. Связь едва работает, в системе какой-то вирус. Резервные аварийные линии хорошо защищены, так что они-то действуют, но – черт бы их побрал! – все пытаются говорить одновременно. И по их словам выходит, что была, по крайней мере, еще дюжина бомб.
Миранда нахмурилась.
- Вызвать панику, нарушить связь и попытаться устранить сильное руководство. Абсолютно грамотная последовательность действий для того, чтобы закрепиться на хорошо защищенной позиции.
- Как, черт его побери, Цербер получил доступ к главным сетям коммуникаций? – возмущенно вопросил Бэйли. – Оборудование Цитадели – самая хорошо охраняемая система во всей этой чертовой галактике.
- Добрую половину кода СУЗИ Призрак написал сам. Именно это я и пыталась вам сказать… вы себе даже не представляете, на что он способен, - мрачно сказала оперативница. – Все агенты, какие только у него есть на Цитадели, будут задействованы. Если мы хотим получить шанс, нужно восстановить связь.
Гаррус переводил взгляд с одного человека на другого, а мозг его напряженно работал. Если не будет способа координировать защиту, то не имеет значения, сколько агентов СБЦ умеют пользоваться оружием. Единственный путь установить надежную связь – это воспользоваться чем-то, до чего Цербер не сможет добраться.
- Согласен, - сказал он через минуту. – Единственным нашим способом пробиться через то, что сделал Цербер с компьютерными системами, могут быть только СУЗИ и Легион.
- Даже если они изготовили другой ИИ, сообщество гетов, с которым соединен Легион, будет более чем способно ему противостоять, - добавила из-за его плеча Тали.
Бэйли тоже посмотрел на одного, потом на другого и, наконец, тряхнул головой.
- Неплохой план, ребята. А теперь, как вы собираетесь это провернуть? Потому что я не могу вызвать даже полицейский участок уровнем ниже, тем более корабль в доках.
Гаррус указал на Миранду.
- Вы с Бэйли посмотрите, можно ли собрать уцелевших, и доберитесь до арсенала. Если Цербер уже высадил отряды на Цитадели, тогда будет совсем плохо. Мы с Касуми будем удерживать позицию здесь и попробуем взглянуть, нельзя ли проникнуть в сеть с терминала Бэйли.
Начальник СБЦ окинул безнадежным взглядом свой потрескивающий и сыплющий искрами терминал, но кивнул, утер с лица сажу и шагнул к своему столу. Открыл один из ящиков, вытащил массивный пистолет, проверил термомагазин и отбросил предохранитель.
- Не думал, что в СБЦ в наши дни пользуются Палачами, - заметил турианец.
- Не пользуются, - так же сухо отозвался Бэйли, - но о вторжениях в инструкциях по СБЦ тоже нет никакого упоминания. А вы что думаете, после Сарена кто-то позаботился их обновить?
- Наверное, застряли в комиссии.
Бэйли насмешливо фыркнул.
- Типа того.
Секунду спустя два человека выскользнули с оружием за дверь. Никого еще не было видно, ни выживших, ни врагов, но Гаррус готов был поспорить – одним нападением Цербер не ограничится, новое последует с минимальной задержкой.
- Как там Касуми? – спросила Тали после того, как они ушли.
Он полуобернулся через плечо.
- Шрапнель проникла глубже, чем я думал, но медигель затянет рану, и она сможет двигаться, не опасаясь, что она откроется снова. Хотя, если придется бежать, ей будет тяжело.
- Этот взрыв не сделал меня глухой на оба уха, знаешь ли… я слышу, о чем вы там говорите, - сердито вмешалась воровка.
Не обращая на нее никакого внимания, Гаррус указал Тали на терминал Бэйли.
- Взгляни, нельзя ли отсюда что-нибудь достать. А я позабочусь о нашей пациентке.
- Я выпущу наружу дрона, пусть присматривает, - кивнула Тали. – Ты только не давай ей сделать какую-нибудь глупость. Люди… люди иногда бывают такие упрямые.
- Говорю же, я вас слышу!
Он положил руку на плечо Тали. Даже через визор было заметно, как в глазах кварианки промелькнули воспоминания, Шепард после ранений, даже едва держась на ногах, отказывался сидеть спокойно, как все нормальные пострадавшие. Впрочем, вслух Гаррус ничего не сказал - не было времени. Вместо этого он повернулся к Касуми, достал еще один пакет с медигелем и помахал им у нее перед носом.
- Я знаю, что ты нас слышишь. В конце концов, подслушивание – это же твоя специальность, правда ведь?
__________________

С каждой новой опорой, которую Шепард находил, чтобы уцепиться за нее и подтянуться вверх, его руки горели все сильнее. Неровные стены каньона были обманчивыми, он взбирался уже целый час, но так и не мог сказать, насколько приблизился к верху. Поэтому он вообще перестал об этом думать. Он просто пытался разглядеть в тусклом свете очередную трещину или небольшой выступ. Один шаг за один раз.
Без звучащей в его голове песни королевы пещеры казались зловеще безмолвными. В ушах громко раздавался звук его собственного тяжелого дыхания, прерываемый только звуком от случайного падения камня, когда какой-нибудь кусок скалы вываливался из стены и уносился, кувыркаясь, вниз, в бездну. Одиночество заставляло вновь и вновь прокручивать в голове события последних месяцев.
Должен быть я. Кто-то другой может все сделать неправильно.
Рука чуть не соскользнула, но Спектр уперся ботинком в стену и подтянулся, крепко уцепившись за новый выступающий камень.
Потери невероятно велики, Коммандер. Один миллион смертей только за первый день. Четыре – к концу недели. Это истребление. Медленное – с учетом всех обстоятельств – но неизбежное.
На секунду он почти услышал мрачный голос Хакетта, отражающийся от каменных стен.
Уверен, что я не первый отец, которому пришлось потерять сына на этой войне, и я буду не последний.
Шепард оттолкнулся от следующего выступа и зарычал от гнева. Так много уже погибло. Жизни, потерянные в войне за простое выживание. Три года, бессчетное число кошмаров и мучительных видений – а он до сих пор даже и не понял, почему этот цикл повторяется снова и снова. Какую цель преследует эта жатва, которую вершат Жнецы?
Мы вечны. Вершина эволюции и существования. Вы – ничто пред нами. Ваше вымирание неизбежно. Мы – конец всего.
Шепард замер, прислонившись головой к холодному камню. Даже сейчас слова мертвого Жнеца раздавались у него в мозгу. Они обладали весом и были почти физически ощутимы, как будто он мог протянуть руку и потрогать их. Он стиснул зубы и потянулся к следующему уступу.
Мы не можем их остановить! И никогда не сможем! Ты же видел эти видения. Ты видел, что случилось с протеанами. Жнецы слишком могущественны!
Это слова Сарена. Одни из последних, он произнес их, когда был еще живым, когда еще пытался бороться с Властелином, контролирующим его разум. Он выкрикнул их ему, как мольбу. Голос подсознания, требующий, чтобы он увидел причину.
Только показав разрушителям с темными песнями, что твоя сила непоколебима, ты можешь изгнать их.
Он сдвинул брови и тряхнул головой, осознавая, наконец, слова рахни. Способность Жнецов извращать сознание питалась сомнениями и страхами, которые жили в психике каждого мужчины, каждой женщины и ребенка. Чтобы очистить себя от этого влияния, ему требовалось очистить себя от всего, что делало его человеком, и сделаться таким, как рабочая особь или солдат рахни: один разум в составе целого, без страха и без сомнений. Певец-Надежда не могла своей песней отогнать подчиняющий зов Жнецов, но эта песня позволила ему увидеть все, как есть.
- Не в этот раз, - произнес Шепард в пустоту пещеры, продолжая взбираться наверх.
Мышцы рук сводило судорогой. Спектр буквально заставлял себя двигаться, стараясь не снижать скорости и с каждым разом дотягиваться чуть-чуть дальше.
- Ты всегда знал, что это было неправильно. Но ты позволил им увести себя вниз по этой дорожке. Но в конце-то ты все равно начал сопротивляться. Даже с этими имплантами у тебя в башке… ты же сопротивлялся. Их контроль не абсолютный.
Ты и вправду думаешь, что справился с ними?
Даже сейчас он не был уверен, слышит ли этот шепот наяву или он существует только в его воображении. Вибрирующий голос был знакомым, но слабым, как будто кто-то выдохнул слова, а не произнес вслух. Шепард двигался уже чисто механически, даже сам процесс подъема по стене казался ему чем-то нереальным. Но его ответ прозвучал с такой убежденностью, какой он не чувствовал уже многие месяцы:
- Да.
___________________________________________

- Вакариан-Спектр, вы принимаете нашу передачу?
- Легион? Никогда так не радовался, слыша, как со мной разговаривает гет! – воскликнул Гаррус, выстрелил еще раз из винтовки и нырнул в укрытие.
Бомба, которая чуть не убила их всех, наверняка предназначалась руководству СБЦ. Ясно, как день - их спасла только преждевременная детонация. Остальному зданию повезло не так сильно. Большая часть этажа, на котором они находились, была уничтожена взрывом, и огромное количество таких же устройств превратило окрестности Президиума в руины. Бэйли и Миранда обнаружили дюжину уцелевших и примерно такое же количество раненых, но живых.
Как и предполагал Гаррус, Цербер не стал терять времени, а попытался извлечь выгоду из нападения. Едва удалось организовать и вывести уцелевших, как тут же появились парни в белой с золотом броне с явным намерением зачистить оставшуюся после взрыва бомбы территорию. К великому их удивлению оставшиеся агенты СБЦ не собирались уходить по-тихому. Особенно когда получили подкрепление в виде членов экипажа Нормандии. Присутствие Гарруса и остальных обеспечило хорошую рекламу – смертоносную и здорово поднимающую боевой дух.
- Мы установили примитивную связь с использованием аварийных каналов, - информировал его синтетик. – В данный момент СУЗИ пытается противодействовать кибер-атакам программ Цербера в системах Цитадели, к сожалению это занимает все имеющиеся в наличии вычислительные мощности.
- Как это отразится на нашей связи, Легион?
Голос машины почти извинялся:
- Мы не можем восстановить связь в полном объеме. Однако данная платформа может выполнять роль концентратора и ретранслировать связь с различными локациями на борту Цитадели. Координация будет неэффективной, но возможной.
- Понятно. Что насчет остальных членов экипажа?
- Соединяю вас с Явиком-Протеанином.
- Сейчас не время для болтовни, машина!
Гаррус немедленно узнал странный акцент.
- Явик! Это Гаррус, Легион просто работает ретранслятором связи для наших коммов, - сказал он. – Доложи обстановку.
Раздался короткий невеселый смех.
- Я контролирую посадочную зону вокруг Нормандии. Эти глупые отпрыски расы Шепарда пытаются взять судно штурмом, но с минимальным эффектом. Из членов десантной группы со мной только человек Вега, но регулярный экипаж на удивление… сплоченно защищает свое судно. Многие из них ранены, я думаю, сегодня в первый раз, но они делают честь своим предкам. Наша позиция вполне надежна, но покинуть ее я не могу, не утратив контроль над Нормандией.
- Сейчас этот корабль – их дом, так же как и наш. Так что они будут за него драться. У тебя есть какая-нибудь связь с Лиарой?
- Никакой. К тому времени, как началась атака, азари еще не вернулась на корабль, - ответил Явик.
Турианец выглянул из-за угла своего укрытия, но никакого движения не увидел. Первая атака Цербера совместными усилиями была быстро отбита, и Гаррус не ждал немедленного ответного штурма.
- Чисто, - отозвалась в паре метров от него Миранда.
- Здесь тоже, - подтвердил Бэйли, поднимаясь. – Похоже, они откусили больше, чем смогли прожевать.
Гаррус покачал головой, покинул укрытие и присел на колено рядом с ближайшим убитым солдатом. Броня была изрешечена пулями и сильно повреждена, но Гаррусу без особого труда удалось отстегнуть лицевую пластину. Под ней обнаружилось лицо человеческого мужчины средних лет.
- В этом нет никакого смысла. Броня вполне стандартная, просто раскрашена в Церберовские цвета. Не знаю насчет остальных, но вот у этого нет ничего из той кибернетики, о которой упоминалось в рапорте Шепарда после высадки на Марс.
- Пушечное мясо, чтобы создать дополнительный хаос. Жертв будет… много, даже с учетом отсутствия связи у СБЦ, но Призрак посчитает их просто еще одной «допустимой потерей», - предположила Миранда.
- Так что же, выходит, это и есть его «истинные сторонники»?
Бэйли воспользовался моментом, чтобы осмотреть другого, и нахмурился.
- А может, просто самые оголтелые отморозки, каких он смог собрать. Вот этого, например, я лично знаю. Мы его не раз ловили за провоцирование беспорядков в Палатах. Любил читать мораль всем межрасовым парам, каких ему попадались, вещал им, какие они омерзительные, аморальные… ну, и прочее подобное дерьмо.
- Но какова же все-таки его цель? – зашипел от досады Гаррус. – Он же должен знать, что этого недостаточно, чтобы захватить контроль над Цитаделью. Даже над ее частью.
Его комм снова ожил, и на этот раз раздался голос СУЗИ:
- Думаю, у меня есть ответ на ваш вопрос, Гаррус. Передаю визуальную информацию.
Картинка на дисплее инструметрона сменилась, теперь она показывала то, что – как можно было предположить – снимала одна из внешних камер Нормандии. Гаррус уже открыл было рот, чтобы спросить, о чем говорит ИИ, как вдруг увидел. Из фиолетово-синей дымки окружающей Цитадель туманности выплывали угловатые силуэты. Расплющенные носы и укороченные крылья выдавали в них человеческие корабли, они были легко узнаваемы – около дюжины крейсеров на первый взгляд, вот только они не были раскрашены в сине-белые цвета Альянса Систем. Каждое судно в черно-золотую полоску, и на каждом нагло красовался логотип Цербера.
- Духи… этого не может быть! Где же флот, черт его побери?
- Неизвестно. Большая часть моей вычислительной мощности занята сдерживанием вирусной атаки Цербера. Вполне вероятно, Призрак создал для этой цели множество новых ИИ. Однако информация, к которой я смогла получить доступ, содержит записи приказа, отправленного из офисов Совета, с указаниями флоту сменить позицию вследствие непосредственной угрозы, исходящей от Жнецов.
- Даже если они покинули свои позиции и двинулись к ретранслятору, что мешает им взять и вернуться, стоит им только обнаружить обман? У этих, конечно, не слабая огневая мощь, но во флоте Цитадели почти две дюжины крейсеров, не считая Пути Предназначения, - подал голос Бэйли из-за плеча турианца. – Да они в клочья порвут этих ублюдков.
Картинка снова сменилась, появилась каркасная голограмма Цитадели и окружающего пространства, на которой светящимися линиями обозначалась траектория движения каждого судна.
- Корабли Цербера идут прямым курсом на Цитадель. Для закрытия Цитадели не было предпринято никаких действий. А это означает, что такого рода действия нельзя выполнить по каким-то техническим причинам, либо они не выполнены намеренно, - пояснил ИИ. – Следуя намеченным курсом, корабли вскоре окажутся прямо между рукавами Цитадели.
- Черт! Ну, почему меня ни разу не попросили украсть какую-нибудь книжку по тактике ведения боя в пространстве? СУЗИ! О чем вы вообще говорите? – воскликнула Касуми.
Гаррус знал, что его взгляд, устремленный на воровку, не предвещал ничего хорошего, но ему было все равно. Когда Цербер в первый раз пошел в атаку, он велел ей оставаться на месте и присматривать за ранеными. Но вот сейчас она была здесь, стояла, прислонившись к стене, держа в одной руке автоматический пистолет, а другую прижимая к боку – и было совершенно ясно, что она слушалась ровно до того момента, пока он не покинул комнату.
- Залп масс-акселератора не остановится, пока во что-нибудь не ударит, - сказал Гаррус, опередив ИИ. – Если судно, такое, как Путь Предназначения, выстрелит из своего главного орудия и промахнется, то попадет в станцию. И будет еще одна Битва за Цитадель. Даже если каждое судно из флота промахнется хотя бы один раз, половина Цитадели превратится в дымящиеся руины.
- Это же… - Касуми удивленно заморгала.
- Очень эффективно. Если у него не получится, то не получится ни у кого, - произнесла Тали без всякого выражения. – Флот окажется перед выбором: убить тысячи жителей или позволить Церберу захватить станцию.
Гаррус с удивлением оглянулся на главного инженера. Формулировка была бесстрастной, но абсолютно верной. Просто он не ожидал услышать такое от нее. Совсем. Так могла бы сказать Миранда, на нее это было больше похоже. И от осознания этого Гаррус помрачнел еще сильнее.
- СУЗИ, сколько времени им нужно, чтобы выйти на позицию? – спросил он.
- Крейсеры подойдут на расстояние выстрела через десять минут. Я уже засекла множественные запуски челноков.
Гаррус вздохнул.
- Тебе нужно уходить. Туманность послужит тебе прикрытием, пока не запустятся стелс-системы.
- Как только я отключусь от причального оборудования, связь будет разорвана. Я не могу удаленно взаимодействовать с системами Цитадели, чтобы нейтрализовать устройства ведения электронной войны, используемые Цербером, - СУЗИ возражала. – Я… не могу оставить экипаж. Это противоречит моим программным установкам.
- СУЗИ, это не предложение и не совет. В случае массированной атаки Явик и Вега не смогут удержать корабль. Скажи нашему протеанину, пусть отправляется в Палаты Президиума вместе с Вегой и Легионом. А вам с Джокером нужно связаться с флотом Цитадели и передать им ту информацию, что у нас есть.
СУЗИ молчала целую секунду.
- Поняла, транслирую распоряжения. Я сожалею, Гаррус.
Он усмехнулся.
- Не надо, ты просто выполняешь приказ. Скажи Джокеру, что он за старшего, но пусть сильно не расслабляется. Как только мы вышибем Цербер с этой станции, я вернусь.
- Я передам. Начинаю процесс отстыковки. Разрываю связь.
- Значит, Палаты? – спросил Бэйли, как только инструметрон Гарруса погас.
- Это место разваливается на части, и сюда они просто обязаны были ударить в первую очередь. Палаты не строили в расчете на длительную осаду, но – так уж вышло – придется эту осаду держать, - Гаррус кивнул на обломки и почерневшие стены. - Здесь множество всяких закоулков, им придется прокладывать себе путь по узким проходам и в ограниченном пространстве. Единственный способ для них высадить сюда свои штурмовые группы – это сбросить их прямо с шаттла, а это оставит их без прикрытия
- Надо же, а ведь большинство людей просто смотрят на Палаты, и им все нравится, - сардонически хмыкнул офицер СБЦ.
Турианец пожал плечами и устало усмехнулся.
- Повоюйте с моё, и со временем тоже станете смотреть на все окружающее, как на поле боя.
___________________________________

- Гаррус, конечно, мужик серьезный, но я все-таки сомневаюсь. Нормандия улетела, а мы торчим на этой гребаной станции, - пробурчал Вега. – Сдаемся что ли? Во всяком случае, здорово смахивает. Сначала Шепард… теперь это…
Явик закатил все свои четыре глаза. Протеанин мог буквально на вкус ощутить эмоции, волнами исходящие от дерзкого молодого солдата. Гнев и самоуверенность в избытке, но под всем этим – страх. Досада. Он уже бегло просмотрел воспоминания этого парня, когда познакомился с ним впервые. Мягкие и слабохарактерные, заблуждающиеся люди этого цикла скорее всего сказали бы Веге, что он не виноват в гибели своего отряда. Однако сам Явик видел в этом воспоминании только дополнительный стимул. Воин станет сражаться вдвое решительнее, чтобы стереть пятна прошлой неудачи. Он сам знал все это слишком хорошо.
- Не утруждай себя размышлениями о мудрости его приказов, просто выполняй их.
- Я только говорю, что…
- Да, ты говоришь постоянно, - холодно констатировал Явик и, подняв такой же излучатель частиц, какой уже висел у него за спиной, сунул его в руки солдата. – Держи.
Вега посмотрел вниз, на предложенное чужаком оружие, которое уже держал в руках, потом опять на Явика.
- Спасибо, я…
- Не благодари меня, человек. Воин, который заслужил право им владеть, мертв. Шепард понимал реальность этой войны, как никто ни в одной из ваших рас. Но оно сослужит тебе хорошую службу, если придется обходиться ограниченным запасом боеприпасов.
- Явик-Протеанин прав. Высокотехнологичное излучательное оружие дает явное преимущество в условиях дефицита отвода тепла – а это один из самых больших недостатков переносной конструкции, - изрек позади них Легион.
Явик даже не попытался скрыть насмешку. Шепард синтетику доверял, но протеанин-то знал истину. Таким созданиям просто на роду написано нападать на своих «союзников», когда выпадет удобный момент. Явик, впрочем, не стал озвучивать свои предубеждения, так как машина еще понадобится в случае их успешного воссоединения с остальным членами команды Нормандии.
- А ты знаешь, что мы содрали эту теплоотводящую фигню у вас, консервных банок, - заметил Вега, когда они покинули оружейную и направились к воздушному шлюзу.
Вокруг суетился экипаж. СУЗИ уже отключила причальные захваты и готовилась стартовать со станции, ожидалось только, когда они трое покинут борт. Каждый человек, мимо которого Явик проходил, излучал сильные потоки страха – из всех эмоций, которые он ощущал с тех пор, как корабль потерял своего командующего офицера, эта была первой, достаточно сильной, чтобы возобладать над всеобъемлющей печалью.
Древний воин не скорбел о других. Он слышал, как они разговаривали, называя этого человека другом, героем. Такова натура примитивных рас: обожествлять своих достойнейших членов, видеть в них нечто более выдающееся, чем все племя, из которого они выросли. Впрочем, для Явика все это укладывалось в рамки того, каким он видел Шепарда. Живое доказательство теории его собственной расы о галактической эволюции. Прикоснувшись к сознанию другого воина во время их первого знакомства, протеанин обнаружил родственную личность. Разум и тело находились в конфликте друг с другом.
Поэтому он не скорбел. Не об этом человеке. Молодые расы очень ценили дружбу и сотрудничество. Явик же размышлял о своем собственном пути. В том смысле, что теперь он был действительно совсем один в этой странной вселенной. Он даже рассматривал вариант потребовать в отсутствие Шепарда передавать управление судном ему, как самому опытному в борьбе со Жнецами. Но потом пришел к выводу, что это был бы неверный порядок действий. Понимал это турианец или же нет, но Шепард готовил к командованию его. Полагался на него, назначал ответственным за других членов экипажа под видом «доверия».
- Мы покидаем судно. Скажешь вождям твоего легко одураченного флота, что если они позволят врагу уйти безнаказанно, они только продемонстрируют свою собственную слабость, - сказал Явик, покидая воздушный шлюз.
- Они – не «мой» флот, - ответила СУЗИ. – Но я извещу их о сложившейся ситуации. Удачи, Явик.
Он игнорировал напутствие синтетика и посмотрел на другого механического союзника.
- Машина. Где эти Палаты Президиума? Структура этого места сильно изменилась по сравнению с нашими древними записями, а когда я был здесь последний раз, у меня не было времени ознакомиться с правильными схемами.
Светящийся оптический блок Легиона уменьшился в диаметре, потом опять увеличился, как будто гет думал.
- Оптимальный способ попасть в Палаты – воспользоваться общественным транспортом. Однако, такой путь нецелесообразен из-за постоянного вмешательства Цербера в системы Цитадели. Рекомендуем использовать один из служебных лифтов, он может быть изолирован от главной сети и позволит спуститься приблизительно на шесть уровней.
- Показывай дорогу, - приказал Явик.
Гет изобразил странную имитацию жеста кивания и указал направление стволом своей тяжелой винтовки. По всей станции уже давно прозвучал общий сигнал тревоги, и многие жители спрятались в убежище, но все равно оставалось много гражданских, которые суетились и бегали повсюду в полной панике. Явик игнорировал их. Если они не смогут успокоить себя сами – им же хуже. Пока что никакого дополнительного присутствия Цербера не обнаруживалось, и если удача и дальше будет на их стороне, они смогут воссоединиться с группой Гарруса до того, как вспыхнет неизбежный конфликт.
Удача оставалась на их стороне ровно до того момента, как они вышли из кабины ремонтного лифта и, завернув за угол, почти на полном ходу врезались в группу бронированных солдат. Эти были не похожи на тех, что пытались штурмовать Нормандию. Эти выглядели точно так же, как солдаты из того места, где Явик в первый раз пробудился.
Огонь открыли почти немедленно. Эти бойцы были явно дисциплинированнее, но все равно сильно удивились, обнаружив прямо перед собой троих тяжело вооруженных индивидуумов, и позволили троим более опытным солдатам воспользоваться этим преимуществом.
- Рассыпаться! – завопил один из Церберовских офицеров, хотя двое его людей уже упали, сраженные выстрелами из излучателя.
Центурион продержался немногим дольше. Раздался громкий хлопок, и его голова просто перестала существовать после выстрела Легиона. Явик и Вега прижались к противоположным стенам, пытаясь использовать то небольшое преимущество, которое давало это ненадежное укрытие. Элемент неожиданности позволил более-менее уравнять силы, но врагов по-прежнему оставалось почти по трое на одного.
- Огонь на подавление, а машина пусть прореживает их ряды! - крикнул Явик десантнику, полоснув лучом по колонне, за которой укрылись два Церберовца.
Как только одна группа нырнула в укрытие, появилась другая и начала поливать огнем их позицию. Вспыхнули щиты Веги, поглощая шальной залп, но он не отвлекся ни на секунду, продолжая огонь. Самому Явику удалось с большого расстояния поразить лучом в плечо одного из вражеских солдат. Рана не смертельная, но достаточная, чтобы вывести врага из строя.
Явик уже собрался предложить своему отряду тактическое отступление – его барьеры быстро теряли энергию – как вдруг заметил справа от себя какое-то движение. Раздался удивленный возглас, который быстро оборвался, когда из боковой улочки появился мужчина-дрелл и выбил пушку из рук ближайшего к нему солдата. Потом нанес великолепный удар человеку в голову и стремительным движением сломал ему шею. Два быстрых пистолетных выстрела откуда-то извне поля зрения Явика прикончили другого врага.
Этого оказалось достаточно, чтобы четко организованная группа распалась. Беспорядочно стреляя во все стороны, Церберовские солдаты повернулись лицом к новой угрозе и таким образом открылись своим первоначальным противникам. Яростный шквал огня скосил половину из оставшихся врагов, хотя дрелл уже исчез за углом. Явик быстро выдвинулся вперед и выбросил волну биотической энергии: последних двух солдат моментально смело с мостика и они свалились вниз через перила. Явик сильно подозревал, что их приземление не было мягким.
Протеанин снова обратил свое внимание на дрелла, вышедшего из укрытия. Он, правда, не поднял оружия и не прицелился в новоприбывшего, но доверять не торопился. Еще один дрелл, явно много моложе, вышел вслед за первым из прохода, откуда тот появился в самом начале. Судя по пистолету в руке, он и был тем самым стрелком, прикончившим второго из удивленных Церберовских содат.
- Кто ты?
- Криос-Ассасин, - произнес Легион.
Дрелл серьезно кивнул синтетику.
- Здравствуй, Легион. Не ожидал тебя снова увидеть.
- Шепард-Коммандер освободил нас от Старых Машин. Мы обещали в свою очередь оказать ему помощь.
- У него вошло в привычку спасать заблудших, - согласился Криос, и на губах его промелькнула короткая улыбка. – Я был опечален, узнав о его гибели.
Гет низко опустил свой светящийся оптический блок, и пластины вокруг него тесно сложились вместе, а Явик удивленно заморгал всеми четырьмя глазами. Умение прикасаться к разумам других позволяло протеанину легче понимать их эмоции, но машина, разумеется, была не способна ни на какие эмоции. Но сейчас его натренированный взгляд отмечал в движениях синтетика неподдельное сожаление, огорчение… и еще тысячи других эмоций, которые были попросту невозможны. Он снова нахмурился и отбросил эту мысль.
- Коллектив Нормандии сократился, и утрата программы Шепарда-Коммандера нанесла вред консенсусу, - ответил между тем Легион.
- Ты – тот самый ассасин, что служил на борту Нормандии, - вмешался Явик, теперь припоминая, что лицо дрелла мелькало в воспоминаниях Шепарда.
- Да, это я, - подтвердил дрелл и указал на молодого мужчину, который стоял рядом. – А это мой сын, Кольят. Кажется, Цербер стал гораздо агрессивнее за последние месяцы. Это на них совсем не похоже.
Протеанин фыркнул.
- Их ведет безумие, но даже умирающее животное способно убить в свои последние минуты.
По какой-то причине дрелл снова улыбнулся в ответ на эти слова.
- Что случилось с Уильямс? – спросил Вега. – Шепард говорил, вы присматривали за ней в госпитале.
Криос развел руки в стороны ладонями вверх.
- Не знаю. Я видел, как Советник Удина много раз посещал ее палату. Несколько дней назад она покинула госпиталь после выздоровления, и я не смог отследить ее местонахождение. Мои контакты уже не те, что были когда-то, - он помолчал. - У вас есть план?
Последняя фраза была адресована Явику, и протеанин кивнул.
- Есть. Гаррус Вакариан распорядился консолидировать наши силы в каком-то месте в Президиуме. Для установления связи с различными частями Цитадели можно использовать эту платформу гета, если удастся найти безопасное место.
- Тогда нам стоит поторопиться, - сказал Кольят. – Мы видели, как Церберовские шаттлы повсюду высаживают отряды.
- Кольят прав. Чем дольше мы будем ждать, тем сложнее будет пробираться, следуйте за нами… полагаю, я знаю эти коридоры получше многих, - добавил Тейн и тяжело закашлял.
Молодой дрелл бросил на отца тревожный взгляд, но Криос отрицательно покачал головой.
- Отец…
- Сейчас не время, Кольят. Идемте.
Протеанин едва заметно кивнул и знаком велел своей группе двигаться следом.
________________________________________

Гаррус трижды выстрелил в ближайшего Церберовского солдата, и отдача от Защитника толкнула его в плечо. Зато и Церберовец завалился назад, опрокинувшись через стол. Он еще не успел прицелиться в Центуриона, который командовал отрядом, как вражеский солдат окутался биотическим коконом.
- За все эти годы вам пора бы уже понять, что не стоит поганить мой бар… но вы, идиоты, видно никогда не научитесь.
Солдат вдруг резко вылетел на открытое пространство через окно, которое выходило на расстилающиеся далеко внизу сады. После этого биотическое сияние внезапно пропало, и он, напрасно молотя руками воздух, свободно упал вниз. Гаррус быстро просканировал помещение, но обнаружил только мертвые тела и обломки.
- Я думаю, они тебя не слышат, Аэтита, по той простой причине, что уже мертвые, - заметил он и шагнул во внутренний двор.
- Рада видеть, что ты все еще дрыгаешься, - сказала матриарх вместо приветствия.
- Тебе того же. А Лиара…
- Я здесь, - отозвался голос справа.
Молодая азари вышла из-за угла, на ее руках медленно гасло лазоревое биотическое сияние. Странная Лиарина комбинация белого лабораторного халата и облегающей тело брони была забрызгана кровью, которая – как он догадывался – вряд ли была ее собственной.
- Аэтита очень дорожит своим баром. Хотя мы здесь и не так давно.
Голос Куин’Сэйлы раздался из-за стойки бара, потом оттуда же показалась и она сама. Это могло бы выглядеть довольно комично, если бы не ствол дробовика, высунувшийся из-за кромки той же стойки бара. Похоже, Аэтита в последние месяцы обучала молодую кварианку не только вести бизнес и содержать заведение.
- Это дело принципа, - сказала Аэтита и пожала плечами. – Я вижу, ты привел с собой друзей. Это хорошо, что кое-кто из СБЦ спасся. Когда я услышала взрывы, то предположила самое худшее.
В бар быстро подтянулась остальная группа. Чуть больше дюжины офицеров СБЦ во главе с Бэйли, Тали, Миранда и Касуми. Гаррус мрачно покачал головой.
- Да ничего хорошего. Есть еще раненые… мне пришлось принять решение оставить их там. Несколько здоровых добровольцев с медицинскими навыками вызвались остаться с ними и заперлись в арсенале. Многие из этих офицеров не доживут и до завтрашнего утра, если мы не придумаем способ доставить им настоящую медицинскую помощь.
Он демонстративно старался не поворачивать голову в сторону Касуми, и еще более демонстративно старался не обращать внимания на то, как сильно – даже суставы побелели - она сжимала руку Тали, когда кварианка подвела ее к ближайшему стулу. В его груди что-то завибрировало, а с губ чуть не сорвалось глухое рычание, но он сразу же подавил его.
Ясно, что от Аэтиты это не укрылось, если ее сдвинутые брови что-то означали, но вслух она ничего не сказала. Только покивала задумчиво.
По всему обширному кольцу, составлявшему зону Президиума, уже начинали подниматься клубы дыма.
- Дальше будет только хуже. У вас есть план?
- Если Легион сможет сделать это отсюда, мы можем попытаться установить связь с другими частями Цитадели, - объяснила Миранда. – Это не самая удобная для обороны позиция на Цитадели, но, очевидно, самая ближайшая, где можно обосноваться.
Бэйли указал на двух офицеров СБЦ, жестом велел им подойти, потом повернулся к Гаррусу:
- Есть еще одна причина, по которой это место может нам подойти… я знаю одного парня, у него тут неподалеку внизу… так скажем, магазинчик. Сдается мне, что он закрылся, как только дело пошло к черту.
Турианец приподнял надбровные пластины.
- Что еще за магазин?
- Магазин, в котором продают большие пушки отчаянным ребятам. До сих пор у меня не хватало личного состава, чтобы его прикрыть… зато теперь у нас на непредвиденный случай есть запас вот такого условно легального дерьма.
- Я уже говорил вам, что может и остался бы в СБЦ, если бы в один прекрасный день попал на ваш участок, Бэйли?
Человек рассмеялся.
- Да, просто до нас обоих это поздновато дошло.
Бэйли отправился изымать незаконные товары, а Гаррус принялся укреплять окружающую территорию и готовиться к обороне с помощью оставшихся офицеров СБЦ. Палаты располагались глубже к центру кольца, чем окружавшие Президиум здания, и значит, существовала всего одна открытая зона, откуда можно было ожидать нападения. Эта зона по-прежнему давала Церберовским шаттлам или – да помогут им духи! – боевым вертолетам возможность атаковать, но в то же время она сильно ограничивала им пространство для маневра. А чтобы войти в зону пешком оставалось всего два пути: один – главный лифт, ведущий на верхние уровни, и другой – со стороны торговой площадки и посольств.
Из перевернутых столов были устроены многослойные баррикады, а тяжелая мебель передвинута, чтобы обеспечить дополнительные укрытия. Подготовлен запас оружия и термозарядов; небольшие группы по три-четыре агента совершали рейды на предмет поиска выживших. Гражданских убеждали спрятаться в укрытия. Некоторых из них, тех, кто мог держать оружие, приводили с собой.
Гаррус прошел к тому месту, где сидела Касуми, и присел рядом с ней.
- Как ты?
- Я в порядке, Щербатый, - огрызнулась она. – Вот не думала, что ты можешь быть таким надоедливым.
- Надо было оставить тебя вместе с другими ранеными в арсенале. Ты бы тогда…
- Я бы тогда от скуки ошалела и окончательно свихнулась, - воровка стукнула его маленьким кулачком в бронированное плечо. – Мое дело сторона – это всегда было не про меня, еще до Шепа и его безумной миссии. Но раньше, по крайней мере, можно было не обращать внимания на всякую чепуху, пока она не появится перед самым носом.
- Да, он умел убедить людей быть осторожнее, - согласился Гаррус.
- Я была отличной воровкой, пока он не появился. Вообще ни о чем не переживала!
Он фыркнул.
- Мы ведь оба знаем, что это неправда.
- Ну, я же могу хотя бы повторять себе это, - сказала Касуми и рассмеялась, и это прозвучало таким резким контрастом по сравнению со всей их теперешней ситуацией. – А теперь, когда я обо всем этом думаю… я рада, что все получилось именно так.
Гаррус отвел глаза в сторону и вздохнул.
- А я - нет. Здесь должен был быть Шепард, а не я. Я по-прежнему чувствую себя ребенком, который надел униформу отца, притворяется взрослым и боится, что тот придет домой.
Он не удержался и вздрогнул от неожиданности, когда до его гребня дотронулись мягкие пальцы. Прикосновение было нежным, и голос Касуми на этот раз был гораздо тише:
- А ты и не притворяешься. Может быть, ты этого не видишь, но Шепард-то видел. И все видят. Ты – лидер.
- Я замещаю его всего один день. И что же? Цитадель подверглась нападению, а ты ранена. Если сравнивать меня с другими офицерами, то прямо сейчас я ближе к сыну Виктуса, чем к Шепарду, - возразил он.
- Не приписывай себе заслуги Цербера. И потом - я в порядке.
Он, наконец, снова повернул к ней лицо и посмотрел в глаза, а его жвалы застыли неподвижно.
- Я же знаю, что ты не в порядке. То, что на темной одежде не видно пятен крови, не означает, что ты в порядке. Я слышу ее запах, Касуми. Я слышу запах твоей крови, черт побери! Свежей крови!
Касуми отвела взгляд первой, подтверждая то, что ему уже и так было известно. Впрочем, когда она снова повернулась к нему, она улыбалась. И это выражение еще больше озадачило турианца.
- Ничего от тебя не скрыть, да, детектив?
- Да. Но это не объясняет, почему ты так смотришь.
Со стороны открытой зоны донесся отдаленный выстрел. Недолгая передышка заканчивалась, скоро начнется новый штурм. Гаррус мог только надеяться, что остатки команды подоспеют к ним вовремя. Не вставая с места, Касуми достала из кобуры Локаст. Разложив оружие, положила его на стол. И посмотрела на Гарруса с той же неизменной усмешкой.
- Потому что я знаю: неважно, что ты думаешь о самом себе, сдаваться ты все равно не собираешься. А почему, как ты считаешь, вы с Шепардом были такими хорошими друзьями? Да потому что вы оба – пара упрямых бош’тетов, как сказала бы Тали.
Гаррус не мог не улыбнуться в ответ, пусть даже улыбка эта была очень слабая. Он поднялся, подобрал с пола винтовку, проверил термомагазин и отщелкнул предохранитель.
- Похоже, здесь не только я один детектив… но вот тут ты права. Если Церберу нужна эта станция, тогда им придется за нее подраться.
__________________________________________

Шепард чувствовал ветер. Не просто движение воздуха, но реальное дуновение ветра на коже. Постепенно - камень за камнем вверх - тьма становилась бледнее; и ему уже не нужно было сосредоточенно всматриваться в каждый уступ, каждую трещину в скале. Впервые за долгое время, уже казавшееся ему вечностью, он ощутил кожей тепло. Он протянул вверх руку и обнаружил открытый воздух; жадно цепляясь пальцами, ухватился за острую кромку расселины.
- Ты наш…
Казалось, голос взывал к нему из самых глубин, но в нем больше не было командного грохотания. Это был шепот, надоедливый и неприятный – но всего лишь шепот. Спектр ухватился за край другой рукой, сделал последнее усилие и вытянул себя наверх.
- Я… не принадлежу…
Солнечный свет, больше не ограничиваемый стенами пещеры, почти ослепил его; он перевалился через край и упал животом на сухую горячую землю. Все его суставы и мышцы громко протестовали, но он по-прежнему не обращал на них внимания. Подтянув под себя колени, Шепард встал на четвереньки и неуверенно поднялся на ноги.
- …никому.
Шепард поморгал, он только теперь услышал вокруг себя стрекочущий звук. Когда зрение прояснилось, он понял, что окружен. Вокруг него кольцом стояли сотни солдат рахни, медленно покачивая поднятыми над головами ногощупальцами и когтями. Его мышцы болезненно напряглись, но создания почему-то не бросались в атаку. Они просто стояли, издавая низкий гул, который становился все громче и громче.
Из массы рахни выдвинулись вперед две фигуры. Эти были размером раза в полтора больше остальных окружавших его солдат, и просто гигантами по сравнению с рабочими особями, сновавшим у них между ногами. Их панцири были похожи на панцирь королевы, так же пестрели опалесцирующими пятнами, но чем-то неуловимо отличались. Пластины одного выглядели заметно темнее, а у другого хитин имел почти красный оттенок.
- В тебе снова горит огонь.
Взгляд тут же метнулся к рахни с красными пластинами - каким-то образом Шепард знал, что именно его слова он слышит в своем сознании. Речь была такой же мелодичной, но слова окаймлял более резкий бас. Со словами ассоциировались вспышки красного и белого.
- Злобные мелодии разрушителей с темными песнями не могут управлять тем, кто отказывается слушать.
Теперь Шепард посмотрел на более темного из пары. Песня была такой же глубокой, но звучала медленнее, более задумчиво.
- Что происходит?
Гул усилился, достигая своего максимума – крещендо. Над головой Шепарда возникла огромная белая сфера, а земля под ногами задрожала. Корабль – это просто не могло быть ничем иным – был ослепительно белым, как жемчужина, которой придали форму слезы. Он буквально сиял в ярком солнечном свете.
- Пришло время покинуть это место, Поющий-о-Завершении, - прозвучали два голоса теперь в полной гармонии. – Мы больше не прячемся во тьме. Наступило время, когда мы поем песни красного и белого. Мы поем песни войны!

@темы: м!Шепард, Фанфикшен, Фанфик закончен, Тали, Переводы, Перевод в работе, R, Mass Effect, Adventure, Action

Комментарии
2018-08-11 в 23:27 

Перевод как всегда шикарен.
Насчёт Гарруса и Касуми....это ведёт в полноценный роман?

2018-08-12 в 14:57 

Насчёт Гарруса и Касуми....это ведёт в полноценный роман?
Да, они будут вместе.

Перевод как всегда лучше всех похвал, спасибо автору

2018-08-12 в 16:20 

diriGible
...in the sky...
Пока я размышляла, спойлерить или нет про Гарруса и Касуми, вопрос разрешился сам собой. Ну, что ж, так тому и быть.

2018-08-12 в 16:22 

diriGible
...in the sky...
Спасибо за отзывы.

2018-08-15 в 00:11 

Супер !
С нетерпением жду продолжения перевода.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

BIOWARE FANFIC CLUB

главная