23:12 

Звездограмма

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь

Автор: Лукреция
Фэндом: Ольга Громыко, «Космоэколухи»
Рейтинг: G
Жанры: джен
Предупреждения: ОМП, ОЖП
Размер: теперь уже, кажется, миди.
Кол-во частей: 7, первая часть, вторая, третья и четвертая
Статус: теперь уже точно закончен
Посвящение: Reedcat и всем, кто обсуждал.
Публикация на других ресурсах: разрешаю, но поделитесь ссылкой на них
Отказ от прав: мир и персонажи принадлежат Ольге Громыко.


5. Перед церемонией

Президент Нового Бобруйска смотрел на город из-под прозрачной крыши главного здания университета. Через час начиналась дурацкая церемония, на которую ему не хотелось идти, но положение обязывало. Президент поморщился. Опять заученные речи, фальшивые улыбки, дипломатический протокол. Сделать бы киборга под заказ, точную свою копию, клон со сборником политических банальностей вместо мозгов, чтобы сидел на таких мероприятиях, так ведь узнают, скандала не оберешься. Настроение было ни к черту, и даже предстоящий банкет не радовал - чему там радоваться? Любые деликатесы и так доступны каждый день, все дорогое и ранее недозволенное стало обычным, и со временем приелось. С годами он начал понимать, что единственный вид роскоши, который он не мог себе позволить - это заблокировать внешнюю дверь, перевести все средства связи в режим гиперпрыжка, закрыться в своих апартаментах и несколько дней никого не видеть.

- Кто только придумал эту дурацкую фразу про роскошь человеческого общения?

Президент понял, что произнес это вслух, только когда ожил выключенный (выключенный, он помнил, что выключал) браслет и хорошо поставленным голосом электронного секретаря начал докладывать:

- Антуан Мари Жан-Батист Роже де Сент-Экзюпери, родился 29 июня 1900 года во французском городе Лион, происходил из старинного рода перигорских дворян, был третьим из пятерых...
Президент поморщился еще раз и выключил надоедливое устройство.

Заходящее солнце просвечивало сквозь клубящийся туман атмосферы, пробивалось сквозь пластик купола и стеклопакет прозрачной крыши, и его блики сейчас особенно мерзостно светили в глаза.
День определенно не задался.


- Не положено.
Кенни стоял в центре конструкции, как неопытный заклинатель, на свою голову вызвавший демонов. По краям звездограммы, ровно по кругу, стояли пятеро в подозрительно одинаковых костюмах, и один из них, похоже, не первый раз уже терпеливо повторял:

- Все, что не утверждено в первом отделе, собирать нельзя.
- Но я же все согласовывал, и схему утвердил, и детали все промаркировал, я только на корабле сообразил, что пять лучей можно собрать в одну точку!
- По утвержденной схеме и собирайте.
- Ну посмотрите, я только три детали перевернул! Раньше они так были, а теперь – вот так.

Кенни сошел с подиума, на котором стояла зведограмма, наклонился и быстро переставил детали

- Вот видите!
- Не положено!

Художник безнадежно махнул рукой и обернулся к вошедшим Станиславу и Теду.

- Станислав Федотович, хоть вы им скажите. Не разрешают улучшить конструкцию.

Человек в костюме тоже повернулся к Станиславу.

- Мы все должны согласовывать с руководством. Вы же понимаете, что из этих деталей все, что угодно можно собрать! А отвечать потом нам.

Кенни жалобно посмотрел на неправильно собранную звездограмму.

- Да, был бы у меня настоящий дипломатический статус, безо всяких согласований бы все пронес и давно установил.

И тут же запищал браслет на его руке.

- Опять мать.
- Ты же с ней еще ни разу не говорил, - удивился Тэд.
- Потому что поставил ее в игнор. Только сейчас обошла.
- Ну и влетит тебе.
- Победителей не судят! Если я сдам тесты, она же первая поздравит.

Тэд не ответил, но всем своим видом выразил сомнение.

- Я не могу по-другому. Если она начнет вмешиваться, я не смогу работать. Проверено. Вы не думайте, я ей письмо написал, объяснил все вкратце насчет конференции.
- А где она сейчас? – спросил Станислав.

Кенни задумался.

- Днем была на орбите, судя по сигналу. Наверное, таможню проходит. До завтра вряд ли успеет, а потом уже будет неважно.
- Она бы и с охраной поговорила.
- Да ладно, я лучше лишний раз проверю, и действительно все на закрытии покажу.

Огонек на браслете продолжал мигать, и Станиславу это не нравилось. Он понимал, что свою задачу выполнил, и дальнейшее – не его дело, но что-то здесь было не так. Перекрытая посадочная площадка и флайера, летящие к другим куполам. Неработающие лифты. Слишком медленно ползущая очередь внизу. Эти странные сборища до начала конференции – как будто расписание в последний момент поменяли. Часть можно списать на ошибки и случайности, но из мелочей складывалась невеселая картина. Что-то произошло.

- Кенни, сейчас же ответь на вызов.

Голос Станислава был таким, что художник нажал кнопку раньше, чем подумал, что нажимать ее не стоило.

- Тошка, ты меня слышишь? Быстро уходи! Сейчас же!
- Ну вот, начинается. Мама, открытие через 15 минут!
- Тоша, ты не понял! Беги оттуда!

Такого не ожидал даже Кенни. Станислав с тревогой прислушивался, а сотрудники в штатском продолжали стоять с невозмутимыми лицами.

- Мам, ты чего? Здесь охрана везде! Мне сейчас не разрешили установку собрать, как я хотел, на входах рамки везде, мне на каждую деталь радиометку пришлось приделать, иначе не пустили бы. Совсем спятили со своей паранойей…
- Уходи, я потом объясню. Главное – не задерживайся!
- Я не уйду. Даже если опасно, если террористы…
- Идиот! Какие террористы? Нас с тобой хотят выставить дебилами. Уже выставили. Ты хоть в инфранет заглядывал, или все своими художествами занимался?
- Мама, ну в инфранете все время гадости пишут.
- Гадости, значит? А ничего, что гадости появились в нескольких посещаемых местах одновременно? Ты хоть представляешь, сколько заплатили за их раскрутку?
- Но я же не могу бросить все! Меня в программу внесли. Если я все сверну, тогда точно будет скандал.
Некоторое время с той стороны молчали, потом снова раздался голос, спокойный и деловитый.
- Ты говорил, что привез и собрал только то, что утвердили. Правильно?
- Ну да!
- И управлять лазерами будешь не ты?
- Ну да, там свои режиссеры.
- Значит, все это будет работать без тебя? Кенни! Мне очень нужна твоя помощь. Ты сможешь добраться до космопорта?

Кенни растеряно оглянулся на окружающих.

- Ну я же хочу посмотреть…
- Посмотришь в записи!
- Я обещал показать…
- Покажешь на закрытии, в конце концов. Мне нужен ты вместе с мозгоедами.
- Мама, какие мозгоеды?
- Ты что, название корабля, на котором летел, не видел?
- А, в этом смысле…
- Переключи на общий план!

Над браслетом появилось изображение встревоженного женского лица. Взгляд женщины обвел всех собравшихся и безошибочно остановился на Станиславе.

- Станислав, - женщина на пол секунды запнулась и продолжила, почти скороговоркой - Федотович, у меня срочное поручение для вас. Доставьте моего сына в космопорт как можно быстрее. И выходите через черный ход, нельзя, чтобы его видели зрители.
Это очень важно!

Станислав кивнул и двинулся к выходу, за ним пошли остальные – Тэд так же быстро, Кенни отставая и оглядываясь на неправильно собранную звездограмму. Проверяющие так и остались стоять вокруг нее.
- Разбирать? – с сомнением спросил один из них.
- Пусть так останется, времени уже нет, - ответил другой.

- Веня, Дэн с вами? Езжайте на верхнюю площадку, нам надо уходить. Как уже там?
Как ни странно, наверху их ждали – Полина с нетерпением, Дэн с виду безразлично, а Вениамин выглядел расстроенным.
- Веня, у нас скандал, - заявил Станислав.
- Что, уже знают? Тогда летим быстрее!
Тэду не надо было объяснять два раза, и флайер быстро поднялся.
- Что же теперь будет? – жалобно спросила Полина.
- А что будет? – удивился Станислав, - Довезем сейчас Кенни до космопорта, как раз к началу церемонии успеем. Весь дурдом без него пройдет, и без нас тоже.
- Причем здесь Кенни, - грустно удивился Вениамин, - Дэн взломал президентский комм и поменял текст приветствия участникам конференции.

На несколько секунд все замолчали. Станислав закатил глаза к небу, Тэд вцепился в руль, а Кенни уставился на Дэна с восхищением и тихим ужасом. Потом у Станислава появился голос.
- Ты что, спятил? Ты понимаешь, что с тобой теперь сделают?
- Вариантов мало. Или уничтожат, или дадут гражданство.
- Гражданство ему дадут. А потом посадят за покушение на представителя верховной власти. И нас всех, как сообщников. Как ты вообще до такого додумался?
- Я сигнал поймал. Случайно. Кусок звездограммы как антенна сработал. Президент начал повторять речь, как раз тот кусок, про студентов, которым документы по упрощенке будут оформлять. Он в башенке, через 5 этажей от нас. Если быстро все сделать и улететь – никто нас не вычислит, на того клоуна подумают, который речь говорил про разумные механизмы.

Станислав не мог поверить, что Дэн решился на такое.
- Не ожидал от тебя. Мало того, что нас могут поймать, так если не поймают, пострадает ни в чем не повинный человек.
- Не пострадает, - уверенно сказал Дэн, - У него знакомства на самом верху. Я про него компромат нашел сразу, он воровал у всех, на кого работал, чужие данные в сеть сливал. Много раз попадался. Не наказывали ни разу.
- Слушай, а вообще где-нибудь остались записи, что мы были в здании? - подал голос Кенни.
- Отовсюду убрать не получилось. Систему пропусков быстро не взломать. Зато я ведомости подчистил и твою переписку с организаторами на всякий случай убрал – у них там в локалке бардак, половина паролей «один-два-три», а оставшаяся половина там же в текстовых файлах валяется.
- Значит, получается, - подытожил Станислав, - Что звездограмму мы привезли и Кенни нам помогал, но саму инсталляцию делал неизвестно кто?
- Но они же помнят, что переписывались с Кенни, - сказала Полина.
- Так я им с псевдонима писал, фамилию прислал, только когда ведомость составляли.
- Если будут искать, все равно найдут. Но не сразу, - Станислав пытался понять, что происходит и какие могут быть последствия, но действительность менялась слишком быстро, - Значит, все от твоей мамы зависит. Университет же по ее ведомству проходит?
- Не знаю, - растерянно сказал Кенни, - Там как-то сложно. Международный проект, много людей на это завязано… я вообще в последнее время не понимаю, что у нее на работе творится.
- Неужели тебе совсем не интересно? – спросила Полина.
- Я ее не понимаю. Совсем. И общаться не хочется.
- Ты хоть написал ей, чтобы она не беспокоилась? – укоризненно спросил Станислав.
- Ну да, написал, что я жив и все нормально.
- И не объяснил ничего. Ты хоть представляешь, что это такое, когда десятый раз вызываешь, а вызов сбрасывают или не отвечают?
Станислав произнес это с такой горечью, что Кенни стало очень стыдно. И тут же он заметил, что у Дэна сейчас почему-то такой же виноватый вид, как у него самого.
- Все равно… вы слышали, как она меня сейчас называла?
- Да ладно тебе, - вмешался Теодор, - Она за тебя волнуется, а ты уперся.
- Да нет, я не об этом. Она назвала меня Кенни.
- Ну и что?
- Когда я родился, они с отцом так и не договорились, как меня назвать. Написали в документах Антон-Иннокентий, отец меня Кешкой зовет, а мать, - следующее слово Кенни произнес с омерзением, - Тошенькой. А теперь, значит, Кенни. Вот и пойми ее теперь.
- Значит, действительно случилось что-то серьезное, - мрачно предположил Станислав.

6. Мария Алексеевна.


В космопорту браслет Кенни снова подал сигнал, но на этот раз пришло сообщение – стандартная визитка, обеспечивающая право прохода в дипломатическую зону. Мария Алексеевна Кондратьевна, заместитель министра, приглашает Станислава Федотовича Петухова, Антона-Иннокентия Андреевича Кондратьева и сопровождающих лиц на борт своей яхты.
Маленький скромный с виду кораблик внутри оказался неожиданно роскошным и вместительным, но мозгоедам было не до чужой обстановки. Первое, что бросилось им в глаза, было вирт-окно на половину стены, на котором беззвучно открывал рот представительного вида чиновник.

- Что случилось? - с порога спросил Кенни.
- Смотрите, - ответила его мать, слегка кивнув вошедшим и показывая на остальные вирт-окна. Они пестрели заголовками.
«Что скрывает новобобруйская звездограмма?» «Родной сын отказался от матери!» «Чей ты проект, Кенни?»
- Это что еще такое, - обалдело спросил Кенни.
- Ты знаешь, кто с нашей стороны, отвечает за университет? – спросила мать.
- Министерство образования? – Кенни выглядел, как двоечник на комиссии по пересдаче.
- Уклюжев. Вот он, выступает сейчас. Видите ли, наш министр образования ушел в отставку, - она усмехнулась чему-то, что не сочла нужным пояснить, - в связи с тяжелой и продолжительной болезнью. И желтая пресса мусолит интригу вокруг его внезапного ухода и назначения преемника. Претендентов двое – Уклюжев и я.
- Кенни, - она как будто пробовала на вкус новое для нее имя, - привыкай к тому, что твоя мать больше не замминистра. В любом случае, я эту должность занимать уже не буду. Или я займусь реформой нашего образования, или пусть Уклюжев его уничтожает без меня.
- Ничего себе! Значит, я на твоего врага все это время работал? А почему ты ничего не сказала?
- Ке-е-енни, - Мария Алексеевна растягивала его имя так снисходительно, что бедный Кенни уже начал жалеть, что она стала его так называть, - Я тебе много раз про него говорила. Но у тебя все в одно ухо влетает, из другого вылетает. А ты мне, естественно, не сказал, куда собираешься.
- Что же теперь делать?
- Давай договоримся так. Ты ведь не афишировал, чем занимаешься в последнее время? Вот и дальше не афишируй. Да, я понимаю, что это – твоя лучшая работа. Но, поверь мне, у тебя будет еще много работ, одна лучше другой. Скрыть твое пребывание здесь уже невозможно, журналисты об этом знают. Но можно все обернуть так, как будто ты здесь по другой надобности. Например, прилетел учиться…
- Мама, да я и прилетел учиться!

Повисло неловкое молчание. Потом Мария Алексеевна опять заговорила.
- Расскажи мне все по порядку. Чего еще я не знаю о собственном сыне?
- Да все ты знаешь! Я правда хочу учиться, хочу дальше работать с полным спектром – видимым и инфракрасным, подал документы в Академию Чистого Цвета… завтра экзамен. Собственно, все.

Уклюжев договорил, его место занял президент.
- Он последним говорит, минут через десять звездограмму включат.

Теперь в окне был общий план зала, и зрителей, более крупно. Аудитория явно подустала – кто зевал, вежливо закрывая рот рукой, кто сидел с отсутствующим видом, кто посматривал в свой планшет. И в тот момент, когда сквозь эту картину наплывом начал проступать общий план, по залу прошла волна. Студенты зашептались между собой, операторы засуетились вокруг камер, журналисты потянулись к электронным блокнотам. Удивленным и растерянным не выглядел только один человек – президент.

- Так вот, мы действительно готовы предоставить новобобруйское гражданство любому желающему, даже киборгу, но в целях сближения наших народов и пресечения нецелевого использования законопроекта требуем, чтобы претендент на наше гражданство также сдал тест на знание крамарской культуры и законов в объеме местной средней школы. Контроль за прохождением тестов мы готовы передать крамарской стороне.
Мария Алексеевна удивленно приподняла левую бровь.
- Выглядит так, как будто его комм взломали.
- Может, правда взломали? – осторожно предположил Станислав.
- У Веревкина хватило на это ума? Не верю. А больше некому. Не киборгам же разумным, в самом деле.
- Кто этот Веревкин?
- Защитник прав механизмов. Это он выступал, когда мы звездограмму по коридору тащили, - пояснил Дэн.
- Чей он проект? – с умным видом осведомился Кенни.
- Неизвестно, - рассеянно ответила Мария, - Это не мой уровень.
- Ну зачем-то же он все это делает, - спросила Полина, - Я не верю, что он действительно борется за права машин. Значит, есть другая цель.
- Видишь ли, - задумчиво сказала чиновница, - Бывают разные случаи. Иногда хотят донести определенную идею, бывает, что просто осваивают средства, а иногда… некоторые вполне разумные мысли специально доводят до абсурда и подают в карикатурном виде. Чтобы умному человеку было неповадно произносить вслух что-то похожее.
- Смотрите, началось! – Кенни с детским восторгом уставился в вирт-окно.

6. Аномалия


На экране мелькала такая цветовая какофония, что зрители в первый момент прищурились, а Станислав сразу вспомнил сайт, сделанный Дэном. Похоже, оператор не сразу справился с настройками – через несколько секунд изображение потемнело и в центре темноты заплясали лучи.

- Жалко все-таки, что в трансляции, видео не передает всех цветов. Чистый яркий цвет записывается как белый, а глаз его воспринимает по-другому, - затараторил Кенни, - Говорят, красный лазер от зеленого даже дальтоники отличают.
Изображение совсем пропало, и, сквозь тихую музыку раздался голос комментатора
- И вот, наступает самый волнующий торжественный момент. Зрители ждут, затаив дыхание. На кокон направлен инфракрасный луч, и через минуту проснутся бабочки. Нашим крамарским друзьям можно позавидовать – они видят, как кокон раскрывается в инфракрасном свете.
Кенни побледнел и сжал кулаки.
- Ну пожалуйста! Пусть у меня получится! Я никогда не расскажу, что это был я, пусть только бабочки полетят!

Вирт-окно приобрело малиновый оттенок и продолжало светлеть, в темноте наметилось движение, и стало видно, что над залом порхают перламутровые бабочки. Зал взорвался аплодисментами.
- Ну вот, а ты боялся, - улыбнулась Мария.
- Подожди, это еще не все! Сейчас увидишь, что я отлаживал, пока сюда летел.
Бабочки больше не летали по залу, теперь они вились вокруг кустарников, стоявших в кадках у стен, а звездограмма превратилась в многогранник, тускло блестевший в свете прожекторов.
- Сейчас внутри перестраиваются лазеры, а потом вся конструкция сработает как…
Как именно должна была сработать конструкция, никто так и не узнал, потому что в этот момент звездограмма дернулась и мелко завибрировала, из динамиков донесся низкий нарастающий гул, и Кенни замолчал на полуслове. Гул превратился в рев, и теперь тряслась вся панорама– то ли вибрация пошла по всему зданию, то ли у невидимого оператора затряслись руки.
- Что это? - спросила Мария Алексеевна.
- Я не знаю… не знаю, может, я что-то не так рассчитал? Я же все проверял, - в голосе Кенни слышался ужас.
- Ты точно все проверял? В таком же виде, как там сейчас?
- Мне места не хватало, чтобы все полностью собрать. Я по отдельности…
- И-ди-от! Какой же ты идиот…
- Твоя конструкция может взорваться? – спросил Станислав.
- Да там взрываться нечему – одни лазеры и сам каркас. Я все проверял, по расчетам максимальная температура воздуха внутри – сто девять градусов. Ну это же немного, и от людей далеко! – Кенни судорожно схватился за планшет, вокруг него замелькали формулы.

Вдруг рев и грохот исчез. Камера обвела полупустой зал и задержалась на том месте, где раньше была инсталляция. Звездограммы там больше не было, вместо нее как будто вставили стереомонтаж – кусок инопланетного неба, пролетающие мимо синие существа, похожие на птеродатилей, цветущие ветки непонятных растений. Потом на сцену выпал букет цветов, и раздался резкий звук, похожий на щелчок по микрофону. Картинка под потолком как будто схлопнулась, и наступила тишина.
-
Ничего не понимаю, - искренне сказал Кенни, - Я никаких цветов туда не прятал.
Голос за кадром пробубнил что-то неразборчивое про технические накладки и трансляция прервалась.
- Значит, в нашей безопасности работают умные люди, - с деланной бодростью ответила его мать, - кто-то отключил напряжение, убрал твою гадость и бросил вместо нее цветы.
- У нее автономное питание, - покачал головой Кенни.
- Дай-ка посмотреть твои расчеты, - Станислав не очень хорошо помнил курс физики, но специалистов здесь не было, а конец передачи оставил жуткое впечатление, - Это точно сто девять? Дэн, посмотри.
- Ну да, там иногда шрифты сбиваются, девятка какая-то странная
Теперь вокруг Кенни столпились все мозгоеды, и только Мария Алексеевна повернулась к вирт-окну и на медленной перемотке прогоняла последние минуты записи. На сына она не смотрела.
Теодор присвистнул:
- Фигасе, это же десять в девятой! Высокотемпературная плазма!
- Не может такого быть, - сказала Полина, - Тогда бы все взорвалось и сгорело.
- А из чего ты делал каркас? – спросил Станислав.
- Из анобтаниума. Не из чистого, это сплав. У него отражательные характеристики хорошие.
- Такие хорошие, что от него плазма рикошетит, - мрачно сказал Станислав, - Из некоторых таких сплавов делают фотонные отражатели для дырокамер. Кенни, ты это точно сам делал?
- Сам!
- А вот эта идея со сплавом, ты сам до нее дошел, или подсказал кто?
- Не помню уже. Я много с кем обсуждал, кажется, в инфранете кто-то идею подкинул, даже с готовыми образцами деталей.
- И пересобрать их так, чтобы они герметично защелкнулись, тебе тоже подсказали, правильно? Уже после того, как первый вариант прошел все проверки на безопасность? И направить все лазеры в одну точку?
Кенни обхватил руками голову.
- Что же я сделал!?
- Стабильную дырокамеру, - неожиданно отозвался Дэн, - Микровзрыв высокотемпературной плазмы инициирует устойчивую гравитационную аномалию, вызывающую нарушение суперсимметрии и появление новых стабильных субповерхностей в пределах двенадцатимерных многообразий.
- Дырокамеру… ее же гасить потом надо?
Дэн покачал головой.
- Гасить надо при другой топологии. Пространственную аномалию можно получить разными способами, но стабильной конфигурации никто пока не добивался. Ты первый.
- Я уже ничего не понимаю, - взвыл Кенни, - То взрывы какие-то, то дырокамера, то аномалия. Но если эти цветы действительно… там же не подобраться, чтобы бросить сверху. Если они правда… значит, это была телепортация?
- Это катастрофа, - вдруг сказала Мария Алексеевна.

На вирт-окне перед ней висело увеличенное изображение упавшего букета.
- Знаете, что это за цветы? Золотистые лилии с Шии-Раа. Такой же букетик я покупала три дня назад подруге на свадьбу. Эти цветы нельзя перевозить. Если их срезать, они вянут на следующий день, а расти могут только в уникальных условиях на своей планете. Понимаете, что это такое? Это конец всему.
- Мам, ну почему? Это же открытие!
- Ты представляешь себе, что будет, если каждый, как ты, сможет собрать на коленке стабильную дырокамеру?
- Ну это же хорошо! Не надо будет возить грузы по космосу, все можно будет так… ой, ваш бизнес рухнет? – обратился он к Станиславу.
- Если бы только бизнес, - ответила Мария, - Ты представляешь себе, что будет, если между любыми двумя точками пространства можно будет установить стабильную связь, и через стабильную червоточину перебрасывать все, что угодно? Наркотики, оружие, людей? Представляешь, что будет, если в любой момент посреди твоей квартиры может возникнуть черная дыра?
- Подожди, мам! Почему в любой? Нам же пришлось эту звездограмму тащить в зал на себе!
- Вам пришлось, потому что это была демонстрация. Притащили, включили, показали и схлопнули. Они показали, что в любой момент могут нас достать где угодно, понимаешь?
- Что же теперь делать?
- Тебе нужно уходить. Навсегда.
- Мама, ты что?
- До завтра наши службы на вас не выйдут, потом ты будешь на территории суверенного государства, процесс твоей выдачи застрянет из-за крамарской бюрократии, потом они разберутся, что ты не виноват. Но на всякий случай… как сдашь экзамены, улетай в Метрополию сразу. Там тебя не достанут.
- А если не сдам?
- Иди лаборантом, ассистентом, секретарем, да хоть уборщицей! У тебя будет возможность жить при академии, общаться со студентами, подрабатывать, на подготовительные курсы пойдешь. Не пробьешься сразу – будешь работать на побегушках, потеряешь один-два года, потом все равно поступишь. Поступишь, я тебя знаю.
- Мама…
- Уходи, Кенни. Когда-нибудь все равно приходится уходить. Стань своим собственным проектом. Чтобы никто больше не проводил свои идеи через тебя. А то будешь всю жизнь, как этот Веревкин.
- Мама…
- Ты справишься. Я ушла из дома еще раньше, в шестнадцать лет. Когда паспорт получала, попросила свою подругу, которая в паспортном столе отрабатывала практику, чтобы она в базе мне дату рождения поменяла, и улетела без согласия родителей.
- Ты их тоже не понимала?
- Я понимала их слишком хорошо. Наши с тобой родственники – прекрасные люди. Большая дружная семья, все праздники вместе… но ты знаешь, что они говорили каждый Новый Год первым тостом? «Прошедший год был тяжелым», - а жили действительно нелегко, каждый год был тяжелым, - «Но главное, чтобы в следующем году не было хуже!» Чтобы не было хуже, других планов на будущее у них не было. О чем можно говорить с такими людьми? И знаешь, теперь я их понимаю еще лучше, чем тогда. Уже сама начинаю думать, что главное – чтобы с тобой и с Костиком было все в порядке, и на работе без форсмажоров обошлось, а любые изменения – это проблема. Ты не такой. У тебя есть шансы на лучшее. Лети в Метрополию, а я со своими проблемами разберусь сама.
Она обернулась к Станиславу.
- Сопроводите его, пожалуйста, к филиалу академии, я сейчас вам перекину деньги за работу. Если расследование выйдет на вас – рассказывайте все, как есть, не бойтесь, вы ничего не нарушили.

7. Носители тайного знания.

Возвращались в полном молчании. Так же молча прошли в пультгостиную и собрались вокруг стола, на котором уже развалилась подозрительно притихшая Котька. Когда все устроились за столом, так же тихо подошел и уселся с краешку Михалыч.
- Итак, у нас есть технология, которая перевернет весь мир, - мрачно провозгласил Станислав.
- Я могу планшет форматнуть, и никто ничего не найдет, - жалобно сказал Кенни.
- Но ты же нашел чертежи в сети? Значит, теперь каждый может это сделать? – за время работы с заказчиками Станислав научился не удивляться тому, что, вроде бы, неглупые люди иногда не видят в упор очевидных вещей, - Но дело даже не в этом. Я помню, сколько раз ты пересобирал эти штуковины, ты же их с закрытыми глазами можешь собрать! Твоя мать права, здесь тебе действительно опасно.
- Зато мы теперь все – носители тайного знания! – с восторгом провозгласила Полина.
- Еще скажи, что мы можем править миром, - угрюмо ответил ей Тэд, - Мы носители, пока в нашей пультгостинной дыра не откроется и нас всех не уберут, как свидетелей.
- Я все скопировал на три независимых облачных сервиса, и если в течение суток не залогинюсь хотя бы в одном, на следующий день инструкция по сборке будет висеть на нашем сайте, вместо логотипа - Дэн говорил ровно, с интонациями диктора новостей, и, как будто, обращался не столько к собравшимся, сколько к невидимым, но коварным создателям черной дыры, - А также на всех сайтах, форумах и досках объявлений, где стоит прямая ссылка на него.
- Неужели такие идиоты еще остались? – спросил Тэд, - Пишут гадости про сайт, и вставляют картинки из него же, по ссылке, даже к себе не перезальют? Хозяева сайта могут на место картинки поставить что угодно.
- Сто двадцать три тысячи восемьсот сорок пять… нет, уже восемь идиотов, - с удовольствием констатировал Дэн.
- Дураков не сеют и не пашут, - философски заметил Станислав, - Они сами растут. В геометрической прогрессии.
- Хотлинкинг, - со значением произнес Кенни, - Неистребимый источник лулзов последние двести лет.
- Так им и надо, - радостно сказала Полина, - Нечего было наш логотип передразнивать.
- Ты хоть понимаешь, что с нами за это могут сделать? Понимаешь, чьи интересы стоят на кону?
- Я понимаю, что этот секрет все равно раскроют. Если почистить все логи и убить всех свидетелей, найдется еще один Кенни, который наткнется на это случайно, без подсказок. И самое главное, - Дэн снова заговорил, обращаясь в пространство, - Это нас легко достать, а изобретатели стабильной аномалии сами достанут кого угодно.
- Они дали нам время, - вдруг догадалась Полина.
- Кто кому? – осведомился Вениамин.
- Они, - Полина подняла глаза к потолку, - Нам всем. Политикам, правительствам, спецслужбам. Нам всем дали время подготовиться перед тем, как мир перевернется.
- Хм, - сказал Веня, - А это идея. С этого и надо будет начать, а не ультиматумы городить. Как думаешь, если все это не афишировать, сколько времени все будет, как есть?
- У меня пока не вся информация, - задумчиво сказал Дэн, - Сеть мониторят, некоторые вещи действительно трут. Но судя по всему, было несколько неудачных попыток. Я недавно искал статистику по нестабильным гиперпереходам, и наткнулся на несколько подозрительных несчастных случаев. Методом проб, без специалистов и оборудования, экспериментировать очень опасно. Но если алгоритм уже нашли…

- Михалыч, - Станислава осенила неожиданная догадка, - А ты можешь собрать стабильную дырокамеру?
- Мгу кнчн.
- Что же ты раньше не говорил? – потрясенно сказал Станислав
- Нспрл нкто.


Президент напряженно работал. Прошло всего несколько часов с тех пор, как он стоял у окна и наслаждался одиночеством, но теперь эта сцена воспринималась как далекое прошлое. Ему бросили вызов. Со стороны можно было подумать, что президент абсолютно спокоен, а то и задремал в рабочем кресле, но именно сейчас его мозг лихорадочно перебирал варианты и возможные последствия. Он видел все материалы – и стереозапись, и живые доказательства. Экспертиза уже подтвердила, что это не фейк, и что лежащий перед ним ультиматум – не глупая шутка. Ему предлагают пять лет.
Пять лет молчания за некоторые уступки в законах. Президент поморщился. Выборы через три года, и был велик соблазн за это время подготовить, что можно. а потом передать дела и уехать подальше… «Нет,» - оборвал он себя, - «Не осталось никакого подальше, нужно здесь проблемы решать.»

Никто, включая самого президента, не вспоминал теперь о гражданстве для киборгов, и, если бы не дотошные крамарцы, никто бы и не вспомнил. Однако, в назначенный срок на сайте университета появилось неприметное объявление о работе комиссии по гражданству и комиссия действительно начала работу.
Желающих получить гражданство было четверо - сумасшедший, которому подсказали голоса, двое студентов, отчисленных из другого института и не желающих ехать домой, и один боевой киборг шестой модели. Гражданство получил только он.

PS я хотела написать маленькую историю, как Дэн получил гражданство. Получилось длинное непонятно что, которое я изо всех сил старалась не затягивать, но совсем кратко не получилось.

Комментарии
2014-02-07 в 19:36 

Reedcat
Ура, наконец-то! Спасибо, поржал!

- Михалыч, - Станислава осенила неожиданная догадка, - А ты можешь собрать стабильную дырокамеру?
- Мгу кнчн.
- Что же ты раньше не говорил? – потрясенно сказал Станислав
- Нспрл нкто.


- это пять!

И Дэн такой махровый программист, да. ;-) По-моему, очень убедительно. Интересно, с логотипом - это он заранее задумывал?

2014-02-07 в 21:16 

fitomorfolog_t
Да, порадовало! )))

2014-02-08 в 02:14 

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь
fitomorfolog_t, спасибо :)

Reedcat, и Вам спасибо :) а Дэн не особенно и программировал. Локалку он практически не взломал, там пароль простейшим перебором коротких комбинаций, а с сайтом получилось не из-за него. Просто картинку можно действительно вставить двумя способами - скопировать и пересохранить у себя, или сделать ссылку на чужую. С виду будет одинаково, но во втором случае хозяин сайта может убрать изображение, и тогда оно просто не будет грузиться ни у кого из тех, кто на него ссылается. Или под тем же названием подложить другую картинку. Тогда она изменится во всех ссылках и так будет транслироваться по всем перепостам. Когда Дэн делал сайт он, конечно, о таком не задумывался, он просто хотел красивый логотип. Потом сайт стал неожиданно популярным, и, как побочный эффект, появилось много ссылок, в том числе - и таких. И когда Дэн стал искать пути быстрого распространения, чтобы, в случае чего, вывесить схему в общий доступ, он сообразил, что вот он, механизм, готовый.

2014-02-08 в 12:16 

Reedcat
Лукреция, я не о том, что он программировал. Я о том, что он мыслит как программист, и это очень заметно. ;-)

Про прикол с картинками я знаю, я его заценил. Очень многие тесты так выкладываются. Лео Каганов когда-то этим воспользовался и написал тестик, который человеку, выложившему тест, показывал картинку со стандартным текстом о том, какой он офигенный и уникальный, а всем остальным - "Я закомплексованное чмо, выкладывающее идиотские тесты". Вони было... на весь ЖЖ. ;-))

2014-02-08 в 17:45 

No-Fan
Всё будет так, как мы решим. Всё будет тогда, когда мы решимся...
перевренул! очепяточка ))
Уклюжевдоговорил,
С михалычем действительно классно вышло ))
А вообще очень приятно читается. Спасибо!

2014-02-08 в 21:04 

Прелесть)

URL
2014-02-08 в 23:03 

Lady Helga
Хорошему коту и в декабре март. Люц
Уже хочу продолжение)))! Как они справились со сложившейся ситуацией).

2014-02-08 в 23:30 

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь
Reedcat, а в чем это заметно? :) на чем я так засветилась?

No-Fan, угу, спасибо, исправила.

Гость, :goodgirl:

Lady Helga, с продолжением основная проблема - одни объяснения требуют других объяснений, в итоге получается много и с уходом в сторону от основных персонажей. Если получится все закольцевать на них и сделать не очень большую историю, то, может быть, получится.

2014-02-09 в 04:00 

No-Fan
Всё будет так, как мы решим. Всё будет тогда, когда мы решимся...
Лукреция, Если получится все закольцевать на них
А зачем обязательно кольцевать? )) По-моему, и без них во главе угла вполне мило смотрится.
Правда, если дальше копать, можно до полного переворота в описываемом мире докопаться ))

2014-02-09 в 07:56 

Lady Helga
Хорошему коту и в декабре март. Люц
Лукреция, пусть будет много я согласна)))). Думаю все будут читать с удовольствием, независимо от размера).

2014-02-09 в 16:32 

Reedcat
Лукреция, а в чем это заметно? на чем я так засветилась?

Да ни в чем конкретно. Методы решения проблем программерские. Ну, мне так кажется. Я просто довольно регулярно ItHappens читаю, поэтому мне видно.

с продолжением основная проблема - одни объяснения требуют других объяснений, в итоге получается много и с уходом в сторону от основных персонажей.

А не пофиг ли?

2014-02-09 в 21:34 

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь
Lady Helga, Reedcat, кажется, я наткнулась на то, на что натыкаются многие фанфикеры в этом фэндоме. Начинаешь писать няшный флафф, а получается адская жесть. Только у меня не про киборгов, а про ту же политику. И наверное, я какое-то время буду думать и очень ярко все представлять, а потом из объемной картинки попробую сделать такой текст, чтобы было не очень мрачно, и чтобы мне хватило знаний. Я ведь боевку себе представляю, в основном, по фильмам и игре в контру, а у меня в сюжет теперь лезут то террористы, то сектанты. Пытаюсь понять, что сделать, чтобы от них максимально избавиться.

2014-02-09 в 21:56 

Reedcat
Лукреция, Я ведь боевку себе представляю, в основном, по фильмам и игре в контру

Ну, учитывая, что боевка в первой книге явно сделана по чему-то вроде "Старкрафта", я думаю, это будет вполне в рамках канона. ;-)

2014-02-10 в 01:54 

Lady Helga
Хорошему коту и в декабре март. Люц
Лукреция, жду и надеюсь)). Флафф конечно хорошо, но серьезная вещь лучше!

2014-02-10 в 02:57 

Fieke
Мы в такие шагали дали, что не очень-то и дойдешь
Совершенно не ясно, зачем здесь вот все это с оборванными сюжетными линиями. Как начало хорошего продуманного макси было бы здорово, завязка интересная, читается легко и с удовольствием.

2014-02-10 в 12:04 

Reedcat
Лукреция, а в чем это заметно? на чем я так засветилась?
Да ни в чем конкретно. Методы решения проблем программерские.


Кстати, я, кажется, сообразил, в чем дело. Дэн, в сущности, не делает ничего такого особенного, чего не мог бы сделать современный толковый пятиклассник, но на фоне прочих персонажей, которые как не в информационном обществе родились, он смотрится очень крутым. ;-)

2014-02-10 в 16:40 

Лукреция
Ничего, как-нибудь впоследствии я им тоже не пригожусь
Fieke, я в какой-то момент поняла, что просто поменять текст президентской речи чревато дальнейшими разбирательствами. То есть, на словах действительно могут разрешить гражданство для киборгов, но к киборгу, который подаст на гражданство, возникнут дополнительные вопросы. Поэтому я решила, что надо подбросить президенту проблему, гораздо бОльшую, чем разумные киборги. В итоге получилось долго и сложно.

Reedcat, ну да, пятиклассник, которому не лень разбираться. У остальных просто интересы другие.

2015-04-07 в 11:15 

Лукреция, очень понравилась расширенная версия финала :-) Достаточно много умных слов и технических подробностей, чтобы звучать сложно и внушительно для такого гуманитария как я, но при этом общее направление их проделки вполне понятно))) Спасибо за расширенную версию!

   

Если вас послали на гхыр, вам сюда, даже если вас не послали - вам всё равно сюда!

главная