Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ахматова (список заголовков)
04:46 

О стихах и жизни

Целитель Белого Города
Стрекоза всё-таки нашла, о чём ещё написать, чтобы это выглядело умно. %)

Автора тогда можно назвать по-настоящему своим, когда его томик сопровождает тебя на протяжении всей жизни с момента, как он в неё вошёл; и в разные периоды, в разные этапы ты неизменно находишь в нём что-то утешительное, что-то созвучное.
В этом смысле я считаю своим автором - Ахматову. До маминого белого двухтомника с золотыми буковками наискосок, выпущенного под редакцией Н.Н. Скатова, я добралась, когда мне было 14, и больше с этой книгой не расставалась. Но в 14 мне нравились одни произведения - в основном из ранних книг, а более поздние казались неуместно пафосными, или даже занудными (особенно азиатский цикл, да простят меня все азиаты!).

Пример того, что мне нравилось в 14

В 16 то, что трогало в 14, начало отпускать, уже стало казаться слишком наивным, интересы сместились - и я с головой нырнула в "Поэму без Героя", ещё ничего не понимая, не соотнося с реальностью, не видя намёков, кроме тех, которые составитель указал в конце книги - да и не особенно ими интересуясь. Собственные фантазии и впечатления были для меня важнее. Актуальной стала тема двойников и преемственности. Тогда я бралась заполнять ряды точек в изданиях, где стихи были восстановлены не полностью. Х)

Гимн моих 16-ти

В 19 я почти полностью отошла от любовной лирики Ахматовой как таковой. Зато на первый план вышли вещи, так или иначе связанные с памятью или забвением.

Одно из любимых - тогда и всегда

Отдельно скажу о "Чёрных файлах", цифре 20 и встрече со Скаем-Грипеном. Ахматова и здесь была рядом. До - и после. Тогда, после, в ту изломанную осень, я впервые купила себе ещё одну книгу Ахматовой - где было больше текстов о ней, о её жизни, чем её стихов.

Тоже, в общем-то, можно было бы отнести к 19-ти, но - 20 и иной оттенок

Когда я сбежала в Киев, купленную книгу я оставила, но двухтомник с собой взяла. И пусть долгое время не открывала его вообще, но мне это и не требовалось. Я знала наизусть почти все произведения - даже поэму "У самого моря" - за исключением части "Реквиема", Триптиха "Поэма без Героя" (не всё) и пьесы "Энума Элиш" (от неё немногое осталось). Этот период моей жизни сопровождался горечью и обидой, от прошлого остались осколки, которые больно ранили, стоило попытаться коснуться их.И ближе всего - ярче всего - состояние моё передавало стихотворение, которое я уже не один раз у сыбя в дневнике выкладывала. У меня часто появляется желание обратить его ко всем, кого я когда-то любила и кто был мне нужен, и это свидетельствует не только о том, что я не могу простить, а ещё и о том, что мне никогда не было по-настоящему всё равно - но пришлось научиться жить без них и быть равнодушной.

Частое

К чему я это всё... даже не к тому, что снова перебираю воспоминания и ворошу старое. А к тому, что по-настоящему твой автор с тобой в любую минуту и в любое событие. И порой бывает интересно взглянуть на человека - да и на себя - безотносительно самих событий, опираясь на литературу, к которой его тянет.
Хоть диагноз ставь Х)

И если уж завершать временной ряд, то - настоящим. Но это сложно, потому что сейчас я люблю все эти стихотворения - они напоминают мне о том или ином эпизоде моей собственной жизни, а я всегда отличалась склонностью к эгоизму.
Поэтому обещаю - если вдруг я почувствую, что какое-то стихотворение/группа стихотворений мне сейчас ближе прочих - я расскажу об этом. Пока же... последним чужим было "Я тебя отвоюю..." Марины Цветаевой.
*Смотрит насмешливо, закрывает белую книгу*

@темы: творчество, память, Наблюдения, Мысли вслух, Ахматова

03:12 

А ещё - Ахматова, как обычно)

Целитель Белого Города
Меня покинул в новолунье
Мой друг любимый. Ну так что ж!
Шутил: «Канатная плясунья!
Как ты до мая доживешь?»

Ему ответила, как брату,
Я, не ревнуя, не ропща,
Но не заменят мне утрату
Четыре новые плаща.

Пусть страшен путь мой, пусть опасен,
Еще страшнее путь тоски...
Как мой китайский зонтик красен,
Натерты мелом башмачки!

Оркестр веселое играет,
И улыбаются уста.
Но сердце знает, сердце знает,
Что ложа пятая пуста!

---
Не особенно любимое, но пусть полежит)

@темы: Ахматова, творчество

01:33 

Целитель Белого Города
Анна Андреевна Ахматова
Есть три эпохи у воспоминаний...


Читаю Ахматову.
Она знала больше меня, это естественно. 45+11 - чему-то да научишься, да?
Было время, когда я не понимала этого стихотворения. Мне казалось: я буду помнить вечно... и относиться - по-прежнему.
Надо ли говорить, что это время прошло?..

Сегодня - привет прошлому: спасибо тебе, Анголдлиунсса Саятани, за закалку. Больше не за что особо благодарить, не понимаю я тебя... или - понимаю, но не ощущаю того, что было до моего пробуждения. Храню письма тех трёх лет, но уже не с преженей целью, с другой. И - не жалею, в общем-то, о том, как всё сложилось. Уж извини, Звёздочка...

И, раз проснувшись, видим, что забыли
Мы даже путь в тот дом уединенный,
И задыхаясь от стыда и гнева,
Бежим туда, но (как во сне бывает)
Там все другое: люди, вещи, стены,
И нас никто не знает - мы чужие.
Мы не туда попали...


Перекрёсток меня не примет...

Дежа-вю: 2004 год...

@темы: Ахматова, Мысли вслух, память

Авантюрин

главная