Bad_Wolf_Vindici
She's just a footprint on a beach ©
Ghost in the Shell: Stand Alone Complex. Невероятный диагноз
Название: Невероятный диагноз (Impossible Diagnosis)
Фандом: Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки (Ghost in the Shell: Stand Alone Complex)
Автор: Kurissyma san Tybalt
Перевод: Bad Wolf Vindici
Бета: нет
Персонажи: Мотоко, Бато, эпизодически – Тогуса
Пейринг: Мотоко/Бато
Рейтинг: R
Жанр: romance
Дискламер: персонажи принадлежат законным правообладателям, оригинальный текст принадлежит автору
Статус: закончено
Разрешение на перевод: получено.
Warning: POV Мотоко
***
В моем Призраке возникают странные ощущения, когда я его вижу.

По крайней мере, я думаю, что это мой Призрак. Какой-то… трепет… и меня бросает из жара в холод, как будто он не может решить, и я тоже не могу. Все мои визуальные сенсоры переходят в защитный режим, и изображение постепенно исчезает. Затем начинают барахлить мои слуховые рецепторы – я перестаю слышать то, что говорят люди всего в нескольких футах от меня. Мои зрачки расширяются и сужаются, потом снова расширяются – и так до бесконечности. Мое полностью кибернетическое тело начинает дрожать от волнения, и я задаюсь вопросом, замечает ли он, как меня трясет. Если бы у меня все еще было настоящее сердце, могу поспорить, что оно колотилось бы, как бешенное… И все потому, что я вижу его лицо.

Я стараюсь объяснить это с помощью логической цепочки и здравого смысла – понять, что и почему происходит со мной на самом деле. В конечном счете, я никогда не смогу этого понять, но это нисколько не притупляет ощущения. Каким-то образом необъяснимое и загадочное чувство, которое он у меня вызывает, имеет в себе больше смысла, чем все научные и разумные объяснения феномена, что происходит вокруг меня.

Наука не понимает таких процессов. Нигде не заключено большего смысла, чем здесь. Ни теория относительности, гравитации или неминуемой гибели мира, которую помогает приблизить наша технология 21 века. Ни даже Синдром Одиночки, о котором говорил Арамаки – ничто не имеет такого смысла, как это. Возможно, потому что он вовсе не «одиночка» - это часть всего, чем я являюсь, и всего, чем я когда-либо была. Каждой стороной моей жизни управляет воля этого…

… этого чувства, которое он у меня вызывает.

И это такая потрясающая сила – быть связанной со всем. Как сеть – бескрайняя и бесконечная – и все же… ее возможно заключить в моем теле. Сила, что принадлежит мне и только мне, но она приходит, когда Он рядом.

***

Я подняла глаза от своей бумажной работы – как всегда утомительной – и поймала себя на том, что смотрю в его сторону. Кроме него – я имею в виду Бато – здесь остался работать только Тогуса. Я перевела взгляд на него и заметила, что он смотрит на меня. Поймав мой взгляд, он ухмыльнулся и многозначительно кивнул в сторону Бато. Я задалась вопросом, заметны ли ему все симптомы моей Силы – если он задался таким же анализом, как я. Он выглядел очень довольным, а меня это бесило.

Я снова посмотрела на Бато и попыталась поймать его взгляд. «Сила» в моих венах будто вспыхнула, и я смотрела на него какое-то время – не желая расставаться с этим ощущением. Когда, в конце концов, я все же опустила взгляд на отчет, который читала, то краем глаза заметила, что Тогуса встал.

- Уходишь? – спросила я.

Тогуса широко улыбнулся:

- Уже очень поздно, - сказал он. – Кроме того, жена убьет меня, если я не вернусь домой до того, как она проснется, так что мне действительно пора.

Я кивнула, расплывчато говоря ему что-то о том, что нахожусь под впечатлением от его преданности работе, на которой он остается до такого позднего времени, несмотря на такую вескую причину идти домой – знаете, семья и все такое. Я помахала ему на прощанье, он попрощался с нами обоими – с Бато и со мной, - прежде чем оставить нас одних.

Сила крепла, она была как огонь, бушующий внизу моего живота. Уход Тогусы все только усугубил – или улучшил… Это невероятное чувство одновременно было Адом и Раем.

Он ушел, но и Бато, и я вернулись к своей работе. Он встал без предупреждения и начал собирать вещи:

- Пойдем, Майор, ты выглядишь чертовски уставшей; нам тоже уже пора идти.

Я немного нахмурилась, но кивнула:

- Ладно. Но тут есть кое-что, что я никак не могу понять, - я снова говорила об отчете.

- Я просмотрю его с тобой завтра, - сказал Бато, встав сзади меня. – Просто пойдем.

- Тебе не обязательно меня ждать, - произнесла я, внимательно еще раз просматривая последнее предложение. Я зажмурилась и снова открыла глаза, тряхнула головой. – Что-то не совпадает.

- В этом деле много непонятных вещей, - согласился Бато. – Но мы можем обсудить вердикт министра завтра утром.

Он протянул мне руку. Я не приняла ее, встала самостоятельно, собрав лежащие на столе материалы и положив их на сгиб руки. Он отобрал их у меня и положил обратно на стол. Я посмотрела на него.

- Да брось ты, - усмехнулся он. – Мы оба знаем, что если возьмешь эти материалы домой, то всю ночь будешь ломать над ними голову.

Я не ответила, просто сорвала свою куртку со спинки кресла и направилась к выходу. Я попыталась игнорировать прорву мыслей, появившуюся в моем кибермозге, когда он прикоснулся ко мне.

- Тебя подкинуть до дому?

Моя машина была в ремонте, и он это знал, но я не хотела принимать его предложение, так что я повернулась к нему:

- Нет, спасибо.

- Тогда я провожу тебя пешком, - сказал Бато, и я знала, что он не позволит мне отказать.

- Ладно.

***

Он и раньше бывал в моей квартире. Наверное, поэтому было вполне естественно пригласить его выпить – я даже не поняла, что сделала, пока мы уже не сидели за барной стойкой на кухне, каждый с половиной стакана водки. Я выключила в своем кибертеле процессор, который практически превращал ее для меня в воду, и получала острые ощущения. Я посмотрела на Бато и по выражению его лица поняла, что он тоже выключил свой процессор. Он ухмыльнулся, когда я налила нам еще по стакану. Есть вещи, которыми можешь наслаждаться, только когда ты действительно пьян в стельку, и напарник поздней ночью у тебя дома – одна из них. И снова мысль о Бато, о Бато в моем доме (и последовавшая за ней мысль о Бато в моей постели) смутно дала о себе знать; и чем пьянее я становилась, тем более соблазнительной она мне представлялась.

Некоторое время мы молчали, а потом он неожиданно рассмеялся:

- Ты в курсе того последнего дела, над которым я работал? Я должен был это кому-то показать, - он залез в карман своего жилета и положил на стол прямоугольную карту.

Я включила свой алкогольный процессор, чтобы посмотреть на нее как следует, и перевернула ее нужной стороной вверх. Это была наша фотография с сыном Тогусы. Это была обложка – мы были бы счастливой семьей. На ней я выглядела счастливой.

- Парень сказал, что ты была милой, и хотел узнать, есть ли у тебя сестры или близкие кузины, - голос Бато был довольным.

Я только усмехнулась и толкнула фотографию обратно к нему пред тем, как снова выключить процессор. Я пропустила жжение.

- Знаешь, на этой фотографии ты выглядишь мило, милая.

- Заткнись, - сказала я, округляя глаза.

- И все же ты так и выглядишь, - сказал он. – Но я не могу поверить, что жена Тогусы запихнула тебя в эту розовую блузку.

- Она не была и вполовину такой убедительной, как когда пыталась заставить ребенка подойти ближе, чем на пять метров, к своему новому «папочке», - парировала я, защищаясь и в то же время смеясь. – Ты напугал его до смерти.

- Эй, это уже оскорбление, - фыркнул со смеху Бато. – Но не такое оскорбление, как моя жена, отказывающаяся присутствовать на фото.

- Семейные фотографии никогда не были в моем стиле, - сказала я. – Кроме того, там не предполагалось моего добровольного согласия запечатлеть на фото ношение на себе этого розового топа.

- Но ты же до сих пор не знаешь, сколько сожалений высказал мне по этому поводу Исикава? Смеясь над тем, как ты отказывалась вести себя на фотографии как моя жена, пока не пришел Арамаки и не приказал тебе!

Он смеялся над своими словами, а я теперь знала, какие чувства за ними скрывались, и я решила загладить свою вину перед ним, поднялась, чтобы встать у него за спиной и на полсекунды положить руки ему на талию, прежде чем вернуться на свой стул:

- Что ж, теперь ты можешь сказать Исикаве по… Ммм?

Он схватил меня за руку и прижал к себе, улыбаясь, потому что он тоже встал. Я почувствовала, что мое лицо прижато к его груди, и огонь внизу живота разгорелся снова – огонь, не имеющий ничего общего с алкоголем. Я снова включила процессор, просто для уверенности, но огонь не угас. Я ничего не сказала, когда он уперся своим подбородком в мою голову; я была в шоке. Я смутно соображала, нет ли какой-то ошибки или неисправности в моем кибертеле, которая приводит в такое смятение мои чувства, но быстрый ментальный диагноз показал, что все системы работают превосходно. Я смутилась, но не позволила этому отразиться на моем лице.

Я просто перестала думать.

И я его поцеловала.
Translated by BadWolfVindici

@темы: Фанфикшн, Фанфик, Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки, Призрак в Доспехах: Автономный Комплекс, Ghost in the Shell: Stand Alone Complex, Fanfiction, Fanfic