She's just a footprint on a beach ©
Torchwood. Я иду искать!
Название: Я иду искать!
Фандом: Торчвуд (Torchwood)
Автор: Bad Wolf Vindici
Персонажи: вся Torchwood-team плюс Рис.
Рейтинг: R
Жанр: general/friendship/mystery
Дискламер: принадлежат Великой и Могучей БиБиСе.
Статус: закончено.
Время написания: декабрь 2007
Note: вообще фик больше похож на наметки, чем на самостоятельный рассказ. По-хорошему, это скелет, только вот мясо наращивать мне стало лень.
***
Будильник в спальне показывал 7 часов утра. Рис заворочался в кровати и привычно протянул руку на другую сторону кровати – там было пусто. Он вздохнул, отрыл глаза и сел. Похлопав себя по щекам, он оглянулся в поисках халата. Хлопнула входная дверь.
- Гвен?
- Я здесь, - раздался усталый голос. Через мгновение она уже заглянула в спальню. Синяки под глазами, уставший взгляд.
- Ты только пришла? – Рис вопросительно посмотрел на нее.
- Работа, - только и ответила Гвен, без сил падая на кровать.
- Хорошая отговорка. На все случаи жизни, - пробормотал он и направился к кухне.
- Что? – уже в полусонном состоянии пробормотала Гвен и провалилась в сон. Перед уходом Рис заглянул в спальню и осуждающе покачал головой, прежде чем уйти на работу.
Ей снились какие-то абстрактные кошмары, она металась по кровати. Казалось, что все ощущения из видений были абсолютно реальными и физически ощутимыми. Какие-то незнакомые твари, от которых она отбивалась. И Джек, который всегда оказывался рядом в нужный момент. Почти всегда. А этих тварей было так много! Не уйти… не убежать, нет, нет…
Она вскочила в кровати в холодном поту, и только сейчас поняла, что спала, не раздеваясь. Часы показывали 10 утра. Зазвонил телефон. Гвен с трудом нашла его среди подушек и одеял – наверное, вывалился по сне. На экране было одно слово – Torchwood.
- Ооо, - простонала она и плюхнулась на подушки, прижав ладонь ко лбу. Три часа. Нормально. Душ снимет напряжение и усталость.
Горячая вода струйками сбегала по коже. Девушка жмурилась от удовольствия. Но в голове все еще оставалась какая-то свинцовая усталость. «Слишком мала спала», - промелькнуло у нее в голове. Завернувшись в полотенце, она стояла перед запотевшим зеркалом, а потом резко провела по нему рукой и пристально вгляделась в свое отражение. Зеркало показывало, что она не такая замученная, как кажется самой себе. На щеках даже играл легкий румянец. Потом… Гвен, наверное, показалось, что отражение слегка улыбнулось ей. Девушка тряхнула головой и поспешила одеться.
***

- Привет! – Янто, как всегда, встретил ее улыбкой. Поразительно, но на нем никогда не сказывались бессонные ночи на работе. Оуэн мог чувствовать себя разбитым, глаза Тошико могли покраснеть, даже Джек мог быть усталым, но Янто всегда был свежим и отдохнувшим. Словом, Янто всегда был Янто.
Гвен только помахала ему рукой и прошла дальше.
- Всем привет, - она бросила свою сумку на старый кожаный диван.
- Ужасно выглядишь, - радостно сообщил ей Джек.
- Не скажу, что это те слова, которые я мечтала услышать вместо приветствия на работе, - слабо улыбнулась она и ответила: - Впрочем, и ты не лучше.
Одного взгляда на Джека могло хватить, чтобы догадаться, что он работал всю ночь. Он выглядел помятым.
- Обмен любезностями можно считать состоявшимся, - раздраженно кинул Оуэн, которого тоже вытащили из постели, причем от ее обладательницы ему уходить совсем не хотелось. – Может, теперь займемся делом?
- Что случилось? – бесцветным голосом поинтересовалась Гвен.
- Это какая-то эпидемия. Нарциссомания. Люди днями смотрят на себя в зеркало, не в силах оторваться. Не едят, не спят, вообще не отходят от него, - не отрываясь от монитора, говорила Таш. – Их увозят силой. У одного отобрали зеркало, и что ты думаешь? – оператор посмотрела на Гвен поверх очков. – Он умер, - безжалостно припечатала она, не получив ответа.
- Многие разговаривали со своими отражениями, и сейчас уверяют нас, что те им отвечают! Мы попросили доставить одного такого чудака к нам, - закончил Джек и переключи камеру на прозрачные камеры внизу.- Хочешь посмотреть вживую? – Гвен кивнула.
В лифте Джек осмотрел ее с ног до головы:
- Ты что, грузила ящики вместо сна? – безжалостно спросил он.
- Вроде того, - ей даже не хотелось с ним спорить, но очень захотелось посмотреть, как же она выглядит, если он уже дважды замечает это.
Дверь отъехала в стороны, являя два ряда прозрачных дверей и сверхпрочного стекла с маленькими дырочками в них. Они прошли мимо пары weevils в торец помещения, к одной из последних камер. В ней стоял мужчина лет пятидесяти и жадно, с обожанием смотрел на свое отражение в небольшом зеркале. Затем он обнял зеркало, наклонился вперед и поцеловал свое отражение.
- Это отвратительно, - прошептала Гвен, глядя, как мужчина гладит руками кусок стекла. – Что с ним?
- То же, что и с двумя тысячами человек в психиатрических лечебницах города, - и, отвечая на готовый сорваться с губ Гвен вопрос, ответил: - Мы не знаем. И что с ними делать, мы тоже не знаем.
- Когда это началось?
- Пару дней назад. И знаешь, где? – он не ждал ответа: - Девушка стояла и смотрела на свое отражение в падающей воде здесь, наверху.
- Рифт?
- Скорее всего.
Они замолчали.
- Но чем мы застрахованы от этого? – Гвен боялась услышать ответ.
- Ничем.
***

Весь день прошел в общении с родственниками пострадавших. Эти люди ничем не выделялись в толпе, старались быть незаметными, пожалуй, даже не верили в себя. Некоторые из них были настолько неуверенны в себе, что не могли найти сил даже пожаловаться на соседей, допоздна устраивающих дискотеки. Замкнутые, незаметные люди.
- Наверное, оно выбирает их именно поэтому. Из-за этой нерешительности. Заставляет их полюбить себя, - Таш говорила, все еще глядя в экран. – Я загрузила в компьютер программу, к утру он составит полную схему, где происходили подобные события.
- К утру? А нельзя его поторопить! Кто знает, сколько человек еще пострадает до утра, - Оуэн знал, что такое «утро» начнется около пяти, и опять придется нестись куда-то среди ночи, оставив теплую постель и спящую Сару.
- Нельзя, - безапелляционно отрезала Тошико.
- Тогда предлагаю всем разойтись по домам и немного поспать, - Джек остановил CUV у дома Гвен.
- Пока, - она открыла дверь.
- Пока, - раздались на разный лад четыре прощания.
- Эй, Гвэн! – Джек открыл окно. Она вопросительно посмотрела на него. – С тобой точно все в порядке?
Она кивнула, на ходу доставая ключи.
***

Рис спал. Электронное табло будильника зелеными цифрами светило «1: 13». На ходу сбросив с себя куртку и оставив сумку на диване в гостиной, Гвен пошла в ванную. Раздевшись, она стала разглядывать себя в большое зеркало. Проведя рукой по линии талии, она повернулась спиной. Неплохо, очень неплохо. Ничего лишнего. Снова повернувшись к отражению лицом, девушка дотронулась до холодного стекла, и через ее пальцы пробежал холодок.
- Красивая, - раздалось где-то над ухом. Гвен оглянулась. В ванной никого не было. Дверь была заперта, и в то же время, она совершенно отчетливо слышала голос. Женский голос. «Глупости, я просто устала» Бросив последний взгляд на отражение, она задернула шторку и подставила грудь под теплые струи воды. Уже вытираясь, она бросила еще один восхищенный взгляд в зеркало, все еще показывающее стройную румяную молодую женщину. «Очень хорошо», - снова подумала она и, выключив свет, отправилась спать.
***

Телефон противно звонил. Этот сигнал ворвался в сон Гвен, распугав своим дребежжанием всех безобразных существ, которые хотели затащить ее в мармеладный домик и скормить шоколадному зайцу. Или кролику. Не важно.
На экране, естественно, мигало знакомое сообщение. Никто другой не мог позвонить в половину шестого утра. Наверное, ни у кого рабочий день не заканчивался в час ночи и не начинался такую рань. Хотя спорить и жаловаться было бесполезно. Гвен любила свою работу, порой ей так хотелось поделиться с Рисом своим восторгом, но она не могла. А если бы даже и могла, он не понял бы ее. Он был таким земным, даже приземленным. Он не верил в сказки в детстве, он не верил в возможности сейчас. Девушка чувствовала себя очень одинокой, как ребенок, родители которого слишком увлечены работой, чтобы обращать на него внимание, такой же брошенной и покинутой. Именно поэтому она когда-то стала спать с Оуэном, именно поэтому ей так не хотелось каждый вечер, ночь или утро уходить домой, в эти безликие равнодушные стены.
Рис спал, хотя он и заворочался от звонка ее телефона. Гвен сообразила, что последнее время она либо видит его спящим, либо не видит вообще. Не сказать, чтобы это открытие слишком огорчило ее. Она уже давно не понимала, какие чувства испытывает к этому человеку. Раньше это, наверное, была любовь, а сейчас ее место занимало раздражение и неприятие.
Душ. Ей определенно нужен душ. Контрастный. Он вдохнет в нее жизнь. Проходя мимо зеркала, Гвен остановилась. Поразительно, кажется, от всех этих переживаний она выглядела куда лучше, чем обычно. Она подмигнула своему отражению в зеркале, а оно… оно улыбнулось ей. «Не выспалась», - единственная мысль, которая посетила Гвен. Ведь это не могло быть по-настоящему. Определенно.
- Не выспалась. Но это не сон, - тот же голос. Тот же женский голос, что и в прошлый раз! Она оглянулась. Никого, как и тогда. – Все это реально, - девушка с удивлением уставилась в зеркало. Ее отражение, ее собственное отражение улыбалось, глядя на нее с каким-то смешенным чувством любви и ненависти.
- Кто ты, - прошептала Гвен, садясь на пол.
- Странный вопрос. Я – это ты, - пожало плечами отражение.
- Ты… ты такая красивая, - не выдержала девушка.
- Как и ты. Я – это ты, - отражение протянуло руку и, казалось, прижалось ладонью к стеклу. Гвен сделала то же самое.
- Ты такая… теплая, - пробормотала она.
- Как и ты, - снова улыбнулось отражение. Потом оно провело рукой по линии бедер, потом выше. Затем повернулась спиной к Гвен: - Любуйся собой, люби себя, ты совершенна!
- Я совершенна… я… мне пора на работу, - она с трудом могла отвести взгляд от самой себя.
- Конечно, пора. Покажи им, какая ты. Какие мы, - поправилось оно. Гвен, кажется, не обратила внимание на это замечание.
***

- С тобой точно все в порядке? – Джек пытливо и с беспокойством заглянул в ее глаза.
- Да. Все замечательно.
- По тебе не скажешь, - последнее время Оуэн стал просто невыносим. Но сейчас он говорил правду.
- Что ты говоришь? – возмутилась Гвен. – Я прекрасно себя чувствую, и выгляжу неплохо, - Таш подняла на нее глаза. Раньше подобных заявлений в Торчвуде не слышали.
- Тебе не нужно что-то скрывать… - попробовала сказать она.
- Мне нечего сказать. А вы все просто завидуете, - с этими словами она развернулась к Оуэну и изо всех сил отвесила ему звучную пощечину: - Чем она была лучше, чем я? Ты даже не знаешь, что потерял, - он молча ошарашено смотрел на нее. Через секунду Гвен уже зажимала рот руками, испуганно вглядываясь в лица друзей. – Господи… - прошептала она.
- С тобой точно все в порядке? – крикнул ей в след Джек.
Гвен ворвалась в душевую и со злостью посмотрела в зеркало:
- Что это было? – четко, выделяя каждое слово, обратилась она к отражению.
- Разве я сделала что-то не так? Это они завидуют тебе. Не могут смириться с мыслью, какая ты… идеальная.
- Я… идеальная… - как загипнотизированная, смотрела она в зеркало. Потом тряхнула головой. – Какого черта? – она осеклась. На нее смотрело собственное разгневанное отражение. Разгневанное, но с сияющими глазами, растрепанными волосами и румянцем на щеках оно действительно казалось прекрасным. – Что со мной происходит? – она обхватила руками голову и села на пол.
Когда она очнулась, внимательные глаза Янто смотрели прямо на нее.
- Кофе? – его лицо озарилось улыбкой.
- Что происходит, Гвен? – голос капитана Харкнесса громом ворвался ей в голову.
- Все в порядке, - она села, схватившись рукой за голову.
- Тебя нашли в душевой, ты была без сознания, - он даже не повернулся к ней, глядя на стену воды посередине помещения.
- Я в порядке. Просто не выспалась.
- Гвен, - он резко развернулся и взглянул ей в глаза: - За последние пару дней ты постарела лет на десять.
- Глупости! – она была в ярости. – Я видела себя в зеркале! Все чудесно!
- Я не знаю, что ты видела, но я знаю, как ты выглядишь.
- Как ты смеешь… - она резко вскочила. Из глаз потекли слезы, и она выбежала из комнаты.
Она бродила по городу и вглядывалась в свои отражения в витринах. На нее смотрела молоденькая девушка с ярким румянцем на щеках. Гвен улыбнулась.
***

Рис шел домой без особой надежды. Он был уверен, что сегодня, как и всю неделю, Гвен придет домой за полночь и уйдет, пока он еще будет спать. Каково было его удивление, когда он застал Гвен, аккуратно делающую себе маникюр – эти две вещи были настолько непривычны, что он потерял дар речи. Никогда раньше он не заставал ее за подобным занятием. Он вообще понятия не имел, что она красит ногти.
- Привет, - все еще не веря своим глазам, протянул он.
Она только кивнула, не отрываясь от своего занятия.
- Ты ела? – еще кивок. – Ты ужасно выглядишь, - произнес он. Взгляд, которым наградила его Гвен, не обещал ничего хорошего. – Что ты делаешь?
- Хочу быть красивой. А ты мне мешаешь, - собрав флакончики с лаком, она скрылась в дверях ванной.
Обиженный и непонимающий, он сделал бутерброд и пошел спать, забыв свой «ужин» на столе.
Гвен сидела на краю ванной и бормотала. «Что со мной происходит, что со мной происходит?..»
- Ты просто начинаешь понимать, чего ты стОишь. Они этого не видят, не замечают! Зачем они тебе? Ведь ты так красива, так хороша. Посмотри сама, подойди и посмотри, - как загипнотизированная, Гвен подходила к своему отражению все ближе и ближе, пока не коснулась зеркала. Она смотрела в свои же глаза и чувствовала свое дыхание на своих губах. Потом она прижалась к стеклу губами, и ей ответил такой же теплый поцелуй. Неожиданно Гвен отшатнулась:
- Что ты со мной делаешь?! – она уже не могла отличить своих мыслей от чужих. – Убирайся, оставь меня в покое!!! – она яростно ударила кулаками по стене. – Убирайся, оставь меня в покое! – со столика на пол полетели бутылочки лака, тюбики кремов, зубные щетки. В дверь постучались, и обеспокоенный голос Риса спросил:
- Гвен, с тобой все в порядке?!
- Все нормально, - спокойно ответили ему из-за двери. – Ложись спать. Я в порядке.
***

Закрыв глаза одной рукой, а второй нащупывая дверную ручку, Гвен тряслась от страха. То, что сейчас случилось, не шло у нее из головы. Это НЕ ОНА говорила Рису, чтобы он успокоился. Это не она была в порядке. Это отражение! Отражение говорило ее губами. Отражение заставило ее молча с ужасом смотреть на запертую дверь. Отражение сковало ее по рукам и ногам. Чертово отражение… Она сама уже не могла понять, где заканчивалась ее воля и начинался разум этого существа. А Гвен ни на минуты не сомневалась, что это существо живое.
- Вернись, - раздался ласковый голос позади. – Вернись, посмотри на меня, посмотри НА СЕБЯ! – ласки не осталось, только холодное шипение разозленной змеи.
- Я тебя не вижу, я тебя не слышу, тебя не существует!
- Ошибаешься. Ты породила меня. Ведь я – это ты!
- Я тебя не вижу, не вижу…
- Смотри, посмотри же на меня!!!
Гвен нащупала хрустальную вазу, стоящую на полке. Все так же, не открывая глаз, она запустила ею в зеркало. Послышался звон разбитого стекла. Из спальни показался встревоженный Рис:
- Ты в порядке? Гвен?! – он тряс ее за плечи. – Что с тобой происходит?
- Я… немного не выспалась сегодня.
- Зачем ты разбила зеркало? – он пристально посмотрел на нее. – Может, нам нужно сходить к врачу? По-моему, это серьезно.
- Нет, я… в порядке. Ложись. Я скоро приду, только уберу все это безобразие.
Рис недоверчиво взглянул на нее, но тем не менее скрылся в дверях спальни. Девушка подошла к осколкам. Хотя она и чувствовала себя немного свободнее теперь, ощущение опасности не проходило. Она видела, что из каждого осколка на нее смотрела Гвен Купер: сияющая, румяная, молодая, безмятежная Гвен Купер.
- Тебе не избавиться от меня! – говорили они одновременно. – Я – это ты, мы навеки связаны!
Не слушая ни одного из этих дьявольских голосов, она покорно собирала осколки. Потом со спокойной совестью она выкинула их в контейнер для стекла. Ей только показалось, что в блестящей дверце кухонной мебели мелькнуло ее испуганно-злое отражение?
***

«Я это ты, тебе от меня не избавиться. Ты не убежишь от себя. И никто тебе не поможет. Мы связаны, мы навеки связаны с тобой, слышишь? Ты моя, моя, моя женщина! Я никому тебя не отдам! Посмотри, как я… как ты прекрасна! Смотри, смотри на эти стройные ноги, смотри на эти красивые бедра, смотри на себя, смотри…»
Гвен почти подпрыгнула. Это было так реально, словно не во сне, а наяву. Эти слова, этот убаюкивающий голос. Такая красивая… Стоило закрыть глаза, как видения возвращались. Гвен застонала и потянулась к футболке.
***

- Что с тобой? – было первыми словами, которыми ее встретил на работе Джек. Четыре часа утра – самое время задавать вопросы и получать на них ответы.
- Не спится, - вяло отмахнулась девушка и почувствовала резкую боль в запястье. – Черт, только этого… - слова застряли у нее в горле. Она непонимающе оглядывала свою морщинистую старушечью руку, силясь понять, откуда она взялась.
- Как… - Джек, казалось, тоже онемел. – Приляг, отдохни, я скоро вернусь, - капитан набрал номер, который знал лучше остальных.
- Да? – бодрый голос на том проводе совсем не казался сонным.
- Янто, это Джек. Общий сбор. Дело между жизнью и смертью.
***

- Половина пятого, Джек, половина пятого… - именно с этими словами доктор Харпер появился на базе и осекся, заметив кого-то, лежащего на диване. – Ты решил заняться благотворительностью? – он снова бросил взгляд на старушку на диване. – У нее вши? Это твой вопрос жизни и смерти?
- Это Гвен, - Джек не отрывался от компьютера и сосредоточенно стучал по клавиатуре.
- А, так тебе имя понравилось? – не мог въехать Оуэн.
Джек подошел, положил руки ему на плечи и заорал, что было сил:
- ЭТО ГВЕН!!!
- Боже мой! – Оуэн присел на корточки рядом с Гвен. – Ты как? – тихо спросил он. Она открыла глаза и попыталась улыбнуться:
- Лучше всех, - ее голос звучал тихо, очень тихо. Мужчина похлопал ее по руке и, подойдя к Джеку, шепотом спросил:
- Что с ней?
- Откуда я знаю? Ты доктор, ты и скажи! – Джек повернулся и посмотрел ему в глаза: - Она умирает.
- От чего? – в силу раннего времени суток до Оуэна все доходило со скоростью 0,5 Кб/с.
- От старости.
- Я хочу… - с дивана раздался старчески скрипучий голос. – Я хочу… посмотреть на себя. Принесите мне зеркало.
- Все нормально, - с показной веселостью ответил Джек.
- Принесите мне зеркало, - это было сказано тоном, не терпящим возращений.
Оуэн с тревогой посмотрел на капитана, но тот лишь пожал плечами, как бы говоря, что у каждого свои причуды. Хотя раньше он никогда не замечал за Гвен сильного внимания к своей внешности. Харпер снял со стены зеркало без рамы и поставил его на колени Гвен, которая уже полулежала на диване. Она как одержимая уставилась в гладь стекла, видя в отражении молодую цветущую себя. Казалось, отражение еще больше похорошело за последнее время.
- Видишь, ты не можешь без меня, - произнесло оно.
- Ты… ты живешь за счет меня… - Оуэн недоуменно обернулся к ней. – Ты…
- Я – это ты.
- Я это уже слышала! Ты – это не я! Ты – чудовище! Настоящее чудовище! Оставь меня в покое!!!
- Но ведь это ты захотела встретиться со мной. Ты не можешь без меня. И даже когда ты не смотришь, ты все равно кормишь меня… - последние слова отражения рассыпались в осколках зеркала на полу, звеня серебряным голосом.
- Что с тобой? – Джек подлетел со скоростью спортивного болида.
- Мне кажется, тебе надо подробнее рассказать, что ты делала в последние дни.
***

- Почему ты молчала? – Таш пытливо смотрела на коллегу.
- Я не знаю… как будто ОНА решала, что мне говорить, а о чем молчать. Она говорила с Рисом тогда, в ванной. Она, не я. Даже сейчас меня как будто что-то держит.
- Ты говоришь, что дважды разбила зеркало с ней? – Оуэн постукивал кончиком карандаша по столу. Гвен кивнула.
- Я вижу ее на всех гладких поверхностях, в стеклах витрин, в воде. Иногда мне кажется, что она везде. И она смеется. Она всегда улыбается! Такая красивая, такая молодая…
- Стой! – Тошико резко повернулась. – Ты говоришь – молодая.
- Да, всегда такая румяная и так хорошо выглядит…
- Когда это началось?
- Дня три назад.
- А когда ты начала стареть?
- Дня три назад, - ответил за нее Джек. – Это все заметили.
- Три дня… всего три дня… А что с теми, другими? – Оуэн вопросительно взглянул на Таш. Было заметно, что она не хочет отвечать, но теперь вся команда наблюдала за ней.
- Четверо умерли… от старости.
Казалось, ее сообщение не произвело особого впечатления. Но это было не так: каждый прикидывал, сколько еще сможет прожить Гвен, сколько времени у них в запасе. Песок в часах Смерти пересыпался с ужасающей быстротой.
- Рифт? – Оуэн смотрел на Джека, признавая в нем самого старшего и самого мудрого.
- Скорее всего. Если бы мы могли поговорить с этим существом, узнать, что оно хочет.
- Оно хочет Гвен, разве не ясно?
- Возможно, нет! Может быть, ему нужен только донор, чтобы поддерживать жизненные силы. Возможно, это существо застряло в этом мире, пройдя через рифт. В любом случае нужно выяснить его цели, чтобы знать, как с ним бороться.
- Но ведь его видит только Гвен, - возразила Таш.
- Значит, надо сделать так, чтобы его видели все.
- Но как? – Гвен непонимающе переводила взгляд с одного на другого.
- Есть идея, - туманно объяснил Джек.
***

- И это – твоя идея?! – Оуэн смотрел на Джека, как врач-психиатр смотрит на особо буйных пациентов.
- У тебя есть другая? – в свою очередь огрызнулся Джек, все еще держа в руках прибор для созерцания прошлого и будущего.
- Ты помнишь, что оно сделало в прошлый раз. Джек, ты уверен? – Тошико тоже было не по себе.
- Послушай, по отдельности эти штуки позволяют видеть прошлое. Или будущее. Но вместе они могут создать проекцию подреальности нашего трехмерного мира, в котором и обитает это существо из зеркала! Скорее всего оно существует в проекции его измерения в наше, и для поддержания жизненных сил ему необходима подпитка извне.
- Ладно, гений, - доктор Харпер не мог успокоиться: - Ты предлагаешь нам встать перед зеркалом и включить эту штуку?
- Не нам, - покачал головой капитан Джек. – Только Гвен. И быстрее, пока она еще может стоять.
***

- Как только подойдешь к зеркалу и увидишь ее, сразу нажимай две эти кнопки! – Таш терпеливо инструктировала Гвен.
- Но если… Если она – отражение Гвен, то у нее тоже будет такой прибор! – Оуэн сидел в кресле, закинув ноги на стол.
- Не совсем. Она – не совсем отражение. Она может принимать форму одушевленных предметов, но вряд ли она сможет смоделировать что-то вроде этого. Я надеюсь.
- Он надеется, пробормотал Оуэн, присоединяясь к остальным.
***

Ты все запомнила? – Джек внимательно посмотрел Гвен в глаза, как будто удостоверяясь, понимает ли она, что он ей говорит. Та лишь кивнула, взяла в руки машинку и уверенно шагнула к зеркалу. Потом на ее лице промелькнуло непонимание:
- Ее там нет.
- Что? – Таш хотела подойти и посмотреть, но Джек поймал ее за руку и покачал головой – нельзя.
- Она обязательно появится. Ведь ты – ее еда.
- Ты соскучилась по мне, Гвен? – девушка быстро обернулась к зеркалу. Там, как ни в чем небывало, стояло ее отражение. – Что это? – оно указывало на проектор воспоминаний. – Что у тебя в руках?
- Сейчас узнаешь, - мрачно пообещала Гвен и нажала на кнопки.
Между нею и зеркалом появились какие-то помехи, которые позднее приобрели более четкую форму.
- Никогда не думала, что увижу себя со стороны, - засмеялась Гвен, но постепенно этот смех перешел в кашель. Она покачнулась, Джек едва успел подхватить ее.
- Поймал, - он улыбнулся своей голливудской улыбкой и помог Гвен добраться до дивана, после чего вернулся к существу.
- Кто ты? – Тошико смотрела на незнакомку в упор.
- Констебль Гвен Купер, - нагло ответила та.
- Кто ты на самом деле, - скорректировал вопрос подошедший Джек.
- Констебль…
- Слушай, мы можем держать тебя здесь вечно. Но ты существенно сэкономишь нам время, если расскажешь все сама. Повторяю: кто ты?
- Кто-то с другой стороны рифта.
- Как ты попала в наш мир?
- Я не принадлежу вашему миру. И своему я теперь тоже не принадлежу. Я застряла между мирами.
- Зачем тебе Гвен?
- Она была слаба, ей нужна была помощь. И появилась я. И помогла ей.
- Ты помогаешь ей умирать!!!
- Я просто борюсь за выживание любым способом, - пожала плечами двойник.
- Зачем тебе остальные? Сколько тебе нужно энергии для поддержания сил?! – глаза Джека метали молнии.
- Ооо, очень много. И теперь я возьму вас всех! – она дернулась вперед. В тот же миг Джек крикнул:
- Янто, давай!!! – никто не видел, как он подошел. Рядом с проекцией на пол упала маленькая, почти незаметная, черная точка и, очертив вокруг себя перевернутый конус, захватила в него существо.
- О, черт… - только и успело произнести оно перед тем, как исчезнуть.
- А кто говорил, что мы больше не пользуемся такими вещами? – воззрилась на него Тошико.
- В конце концов, всегда есть еще один последний раз перед последним разом, - улыбнулся Джек.
- Гвен! – Оуэн подбежал к дивану. Гвен сидела, обхватив голову руками:
- Я ее слышала. Каждое ее последнее слово. Чувствовала. Всю ее боль и отчаяние, - она подняла заплаканное лицо. Теперь на них снова смотрела молодая, красивая Гвен, такая грустная и такая родная.
- Позвони в больницы, запроси состояние пострадавших, - шепнул Джек Янто. – Хотя я думаю, что уже все в порядке, - Янто улыбнулся в ответ и тихо ушел. Янто всегда был просто Янто.
- Гвен, это ты! – Тошико со слезами обняла подругу.
- Да, на этот раз это точно я, - Гвен встала с дивана и повернулась вокруг. – Не мисс Совершенство, но тоже очень даже ничего.
Мрачное помещение Торчвуда заполнил громкий смех.
Written by BadWolfVindici

@темы: Фанфикшн, Фанфик, Торчвуд, Torchwood, Fanfiction, Fanfic