Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: призрак в доспехах: синдром одиночки (список заголовков)
10:31 

Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки. Когда "отходит" морфин

She's just a footprint on a beach ©
Ghost in the Shell: Stand Alone Complex. Когда «отходит» морфин.
Название: Когда «отходит» морфин (When the Morphine Wears Off)
Фандом: Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки (Ghost in the Shell: Stand Alone Complex)
Автор: Ashlee Sherman
Перевод: Bad Wolf Vindici
Бета: нет
Персонажи: Сайто, Бома, Бато
Рейтинг: PG13
Жанр: Drama/Supernatural
Дискламер: персонажи принадлежат законным правообладателям, оригинальный текст принадлежит автору
Статус: закончено
Разрешение на перевод: получено.
Warning: POV Сайто
***

Полагаю, что я застыл – не кричу, когда вижу кровавое убийство, меня не тошнит от вони, я даже не попытался отодвинуться в более безопасное место. Я слышал, что Бато что-то сказал, но это осталось незаметным за моей странной новой способностью мысленно уничтожать мир вокруг себя. Я слышал свои вдохи. Они были частыми и по понятным причинам нужными.

Когда я попытался взглянуть на свои руки, я это почувствовал: ручеек боли от кровавого месива, где были мои руки и часть предплечья. Ну, одна из развороченных конечностей была кибернизирована. Теперь на ее месте были лишь обломки схем и электрические голубые вспышки, похожие на молнии в грозу. Я шумно выдохнул, и болевые рецепторы наконец выключились. Думаю, болела только моя правая рука.

Это было облегчением, своего рода затмением.

В определенный момент кровь перестала хлестать из моей разорванной конечности; скорее, она сочилась или текла, как из заброшенной трубы. Я все еще находился в трансе вне реальности, когда что-то с силой схватило меня за воротник и вытащило из самого сердца поля боя. Во время контакта мне пришло на ум, что я – часть Девятого Отдела, часть битвы, живое существо, промытое чем-то красным, до чего никому нет дела. Я – человек, который боролся за жизнь, только у меня была возможность выйти из игры; большинство солдат – такие же, как я, но они выбирают путь, на котором на них окажется кровь своих же ребят.

Это все, что мы умеем делать.

- Сайто, отпусти… дай посмотреть…

Я посмотрел на человека, которому принадлежал голос. Бома держал меня за плечи и встряхивал. Моя голова болталась из стороны в сторону до тех пор, пока я не смог посмотреть на то, что от меня осталось. Между моими ребрами торчал толстый кусок железа – вообще-то я прекрасно это чувствовал. По крайней мере неудивительно, почему дыхание вдруг стало олимпийским видом спорта.

Я позволил себе отключиться. Я устал, устал настолько сильно, как никогда еще не уставал. Бома – славный парень, подумал я, потому что он мягко поднял меня и сказал что-то успокаивающее, только вот не могу вспомнить, что (но, черт побери, оно успокоило меня). Взрывы на заднем плане острием вошли в мою голову и освободили воспоминания. Видимо, закуток, в который я себя загнал, был разнесен в клочья одной очень хорошей гранатой.

Бато что-то крикнул, в кого-то выстрелил, а потом попятился от врага. Бома подхватил меня на руки, как будто я был фарфоровой куклой, доживающей свои последние дни, и некоторое время я не видел ничего кроме неба, сверкающего лба и двух красных глаз. Когда меня в конце концов отпустили, солнце заслонила крыша палатки, и я почувствовал безнадежность. На моем лице оказалось что-то холодное, но я был слишком ошеломлен, чтобы распознать тонкие линии ладони. Я слышал, как ругается Бато, вертясь где-то рядом и беспокойно стуча зубами.

Он всегда слишком легко раздражался и начинал беспокоиться.

- Только попробуй умереть, одноглазый сукин сын!

Я улыбнулся; губы горели. Кажется, все было неправильно, как будто, если я умру, будет парадокс, как будто в мире я был чем-то важным… почему в мою голову пришли такие мысли, было выше моего понимания; возможно, потому что мне хотелось верить, что я не настолько эгоистичен. Возможно, я врал себе, веря в то, что защищал кого-то еще. Когда-то Майор сказала мне, что все мы живем ради себя, охраняя то, что нам нужно. Друзей. Семью. Любимых. Она сказала мне, что те, кто спасают от смерти незнакомцев, попросту пытаются найти кусочки себя, которые могут исчезнуть в связи с возрастающей механизацией.

Я хотел бы верить, что она ошибается. Но если бы я не знал Бато, Тогусу, Пазу… Осмелился бы я защищать их ценой собственной жизни? Или правда в том, что я защищал то, что сохраняет меня собой? Отказал бы я, если бы незнакомцу понадобилась помощь?

- Но споря с самим собой на такую тему… по крайней мере это доказывает, что я еще человек.

- Чего? Сайто, тебе лучше не падать в обморок при мне.

Бато снова ударил меня по щеке, но на этой стадии я был потерян в море, которое, как я мог только предполагать, было тенями в моем мозге.
***


Мои новые металлические руки работали отлично. Они не ломали пополам мои карандаши, не испортили моих навыков спускать курок, не уничтожили то, что от меня осталось. Но я все еще представлял себе прежние руки. Настоящие, с пятнами розового и абрикосового тонов кожи. Настоящие были уничтожены старыми дилетантскими ошибками, теми промахами, которые никогда не забудешь, став лучшим. Я улыбнулся тем старым дням, когда мое чувство осязания было потрясающим. Я почти забыл изящество всемогущей руки Бога. Тепло, которое Он вложил в конечность, когда я родился, теперь ушло.

На новых у меня пока даже не было кожи. Думаю, это и заставило меня вспомнить все наилучшим образом.

Я засунул руки в карманы, выпрямил спину и пошел по улице к моему старому дому. Хотя я и был здесь, сражаясь рядом с Бато и остальными в войне так близко от дома, я не знаю, почему вернулся в эти древние населенные призраками земли; они были измучены войной и разрываемы пороком. Это был шрам, не оставивший на мне следов, но я до сих пор очень хорошо чувствовал боль. Я посмотрел на пробегающих мимо детей, некоторые из их лиц будто вырвались из прошлого, и я увидел призрачного ребенка, бегущего за ними.

Ага, мир меняется, но этот заброшенный уголок… он ничуть не изменился. Я не был уверен, почему покинул лагерь сразу после операции, чтобы прогуляться по старым воспоминаниям. Наверное, во всем виноваты лекарства.

В оправдание я мысленно вздохнул. Я надеялся на какое-то потрясающее чудо, благодаря которому это место не будет выглядеть таким, каким я его запомнил. Хотя что касается более позднего времени, я не был собой. Я думал о том дне, когда мои руки стали удобрением на тех полях; кусках металла, застрявших в земле только затем, чтобы в будущем про них забыли.

Даже позже я дышал так, как будто все еще умирал.

Что-то крошечное выдернуло меня из воспоминаний. Ребенок, рванувшийся на переполненную улицу. Когда я услышал, как шины грузовика вгрызаются в землю, мой мозг уже нарисовал ребенка, вываленного в красной пыли, его широкие глаза распахнулись еще шире, ощущая гравитацию и инерцию.

Я бежал. Бежал так, как будто в моих железных руках был зажат пистолет, будто я был в джунглях, и там притаились подстерегающие меня демоны. Я схватил мальчишку за плечи и дернул вверх, в моих серебряных ладонях он был невесом. Грузовик проехал, а мы сидели на корточках у обочины. Взглянув в его маленькое лицо, я понял, что он тоже не может вспомнить, как мы здесь оказались.

- Простите, - сказал он. Его глаза вовсе не были так уж широко распахнуты, как мне показалось на первый взгляд. И это было хорошо.

- Не стоит… - я не был уверен в том, что нужно сказать. – Просто больше не выбегай на проезжую часть. Ладно?

Ребенок кивнул, подскочил и побежал обратно. Я наблюдал за тем, как он растворяется вдали, и поймал себя на том, что на сердце моем тяжело. Гильзы, вынутые из него, послужили неплохим уроком. Я не знал, что это было. На тот момент я все еще чувствовал действие морфина. Все, что пришло мне в голову, – возможно, Майор наблюдала за мной моими же глазами, улыбаясь моей трагической привычке принимать ее слова близко к сердцу.

И если я счастливчик, то когда «отойдет» морфин, я вдоволь посмеюсь над тем, как выглядел, увидев несущегося на дорогу ребенка, подобного мешку костей, желающих стать пылью.
Translated by BadWolfVindici

@темы: Fanfic, Fanfiction, Ghost in the Shell: Stand Alone Complex, Призрак в Доспехах: Автономный Комплекс, Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки, Фанфик, Фанфикшн

10:23 

Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки. Заменим.

She's just a footprint on a beach ©
Ghost in the Shell: Stand Alone Complex. Заменим.
Название: Заменим (Replaceable)
Фандом: Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки (Ghost in the Shell: Stand Alone Complex)
Автор: Ashlee Sherman
Перевод: Bad Wolf Vindici
Бета: нет
Персонажи: Мотоко, Бома
Рейтинг: PG13
Жанр: Sci-Fi/Spiritual
Дискламер: персонажи принадлежат законным правообладателям, оригинальный текст принадлежит автору
Статус: закончено
Разрешение на перевод: получено.
Warning: POV Бомы
***

Я заменим.

Эта мысль несколько раз возникала в моем мозгу; правда, что если я умру, меня положат в черный мешок на молнии, а мое место займет следующий парень – как рыцарь, который встает на место старой пешки. Но, как бы ни было больно это видеть, я не возражаю. Я присоединился к Девятому Отделу не для того, чтобы беспокоиться о заменах. Я присоединился к нему, потому что был слабый проблеск света, который, как я надеялся, символизировал мои желания.

Защитить тех, кто мне дорог. Стать сильнее. Уничтожить тех, кто не достоин уничтожать.

Обычная мантра для тех, кто работает по этому принципу. Я? Я просто надеюсь, что столь бережно подобранные слова не превратятся в коррупцию.

- Ты снова думаешь, – сказала мне Майор.

Я улыбнулся. Я выражаю эмоции разными способами, а она относится к тем людям, которые легко их читают.

- Возможно… - ответил я, не то, чтобы желая сохранить гордость… не совсем желая говорить ей, что я боюсь своей работы и себя. Я так долго принимал крутые меры против всего остального мира, что теперь не уверен: смог или не смог бы однажды убить себя.

- Как твой майор, я хотела бы услышать твои проблемы.

Я опустил голову на руки и вспомнил, что нахожусь в баре. Холодное стекло быстро освежило память.

- По правде говоря, я дошел до состояния, когда уже не понимаю, что составляет проблему, а что – нет. Все так плохо?

Она улыбнулась, но в ней было достаточно человеческого, чтобы не рассмеяться. Я уважаю ее за это. Она скользнула на соседний стул, заказала напиток и тоже положила голову на стол; она посмотрела мне в глаза и что-то увидела, также как я мог видеть ее душу, все еще живущую в доспехе. Она была прекрасна сразу в двух формах: настоящей и фальшивой. И поэтому я доверял ей; она была машиной и человеком, и она понимала все странные вещи, происходящие в этом мире.

- Расскажи.

- Что мой мозг есть моя работа? Так было всегда. Такое ощущение, что члены нашей команды, вне зависимости от их намерений, в конце концов просто прилипают к рабочему месту… как люди, которые уже не могут уйти. И по некоторым причинам это меня невероятно нервирует.

- Потому что они согласились отдать этому делу свои тела или потому что они согласились страдать?

- Боже, да все. Когда я только пришел сюда, то думал, что поступил правильно. Но когда перед тобой открываются другие перекрестки дорог…

- Заманчиво, да?

Я вздохнул. Вздохнул, потому что подумал о тех возможностях, которые открылись бы, последуй я другой линии развития сюжета. Мы оба одновременно сели и выпили парочку чертовски горьких воспоминаний, и все еще продолжали вспоминать, думая, что прикасаясь к прошлому, мы могли бы остаться людьми.

Тогда на меня подействовал алкоголь, и я ненавидел его за это.

- Я беспокоюсь о том, что умру, не имея жизни, - пробормотал я.

- Хм, что ж… поднеси руку ко рту. Ты дышишь?

- Я вижу, к чему Вы ведете.

- Значит, у тебя есть мозг, чтобы это понять. Разве это не называется «живой»?

Я улыбнулся шире, чем улыбался до этого:

- Вы всегда правы.

Она придвинулась ближе:

- Как насчет того, чтобы помнить, что если ты умрешь, мы устроим ради тебя вечеринку?

- … Мне бы этого хотелось.

- Но внутри мы будем плакать.

Я повернулся вместе с креслом, но увидел лишь пустоту. Это заняло у меня пару минут, чтобы понять, что – для начала – ее вообще здесь не было. Мой мозг, вероятно, снова мечтал. Я вздохнул и вышел на улицу, задаваясь вопросом, где она сейчас.

- Бома, - сказала она, невидимая, обращаясь напрямую через сеть. – Ты заменим для мира, но не для нас.
Translated by BadWolfVindici

@темы: Фанфикшн, Фанфик, Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки, Призрак в Доспехах: Автономный Комплекс, Ghost in the Shell: Stand Alone Complex, Fanfiction, Fanfic

18:04 

Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки. Невероятный диагноз

She's just a footprint on a beach ©
Ghost in the Shell: Stand Alone Complex. Невероятный диагноз
Название: Невероятный диагноз (Impossible Diagnosis)
Фандом: Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки (Ghost in the Shell: Stand Alone Complex)
Автор: Kurissyma san Tybalt
Перевод: Bad Wolf Vindici
Бета: нет
Персонажи: Мотоко, Бато, эпизодически – Тогуса
Пейринг: Мотоко/Бато
Рейтинг: R
Жанр: romance
Дискламер: персонажи принадлежат законным правообладателям, оригинальный текст принадлежит автору
Статус: закончено
Разрешение на перевод: получено.
Warning: POV Мотоко
***
В моем Призраке возникают странные ощущения, когда я его вижу.

По крайней мере, я думаю, что это мой Призрак. Какой-то… трепет… и меня бросает из жара в холод, как будто он не может решить, и я тоже не могу. Все мои визуальные сенсоры переходят в защитный режим, и изображение постепенно исчезает. Затем начинают барахлить мои слуховые рецепторы – я перестаю слышать то, что говорят люди всего в нескольких футах от меня. Мои зрачки расширяются и сужаются, потом снова расширяются – и так до бесконечности. Мое полностью кибернетическое тело начинает дрожать от волнения, и я задаюсь вопросом, замечает ли он, как меня трясет. Если бы у меня все еще было настоящее сердце, могу поспорить, что оно колотилось бы, как бешенное… И все потому, что я вижу его лицо.

Я стараюсь объяснить это с помощью логической цепочки и здравого смысла – понять, что и почему происходит со мной на самом деле. В конечном счете, я никогда не смогу этого понять, но это нисколько не притупляет ощущения. Каким-то образом необъяснимое и загадочное чувство, которое он у меня вызывает, имеет в себе больше смысла, чем все научные и разумные объяснения феномена, что происходит вокруг меня.

Наука не понимает таких процессов. Нигде не заключено большего смысла, чем здесь. Ни теория относительности, гравитации или неминуемой гибели мира, которую помогает приблизить наша технология 21 века. Ни даже Синдром Одиночки, о котором говорил Арамаки – ничто не имеет такого смысла, как это. Возможно, потому что он вовсе не «одиночка» - это часть всего, чем я являюсь, и всего, чем я когда-либо была. Каждой стороной моей жизни управляет воля этого…

… этого чувства, которое он у меня вызывает.

И это такая потрясающая сила – быть связанной со всем. Как сеть – бескрайняя и бесконечная – и все же… ее возможно заключить в моем теле. Сила, что принадлежит мне и только мне, но она приходит, когда Он рядом.

***

Я подняла глаза от своей бумажной работы – как всегда утомительной – и поймала себя на том, что смотрю в его сторону. Кроме него – я имею в виду Бато – здесь остался работать только Тогуса. Я перевела взгляд на него и заметила, что он смотрит на меня. Поймав мой взгляд, он ухмыльнулся и многозначительно кивнул в сторону Бато. Я задалась вопросом, заметны ли ему все симптомы моей Силы – если он задался таким же анализом, как я. Он выглядел очень довольным, а меня это бесило.

Я снова посмотрела на Бато и попыталась поймать его взгляд. «Сила» в моих венах будто вспыхнула, и я смотрела на него какое-то время – не желая расставаться с этим ощущением. Когда, в конце концов, я все же опустила взгляд на отчет, который читала, то краем глаза заметила, что Тогуса встал.

- Уходишь? – спросила я.

Тогуса широко улыбнулся:

- Уже очень поздно, - сказал он. – Кроме того, жена убьет меня, если я не вернусь домой до того, как она проснется, так что мне действительно пора.

Я кивнула, расплывчато говоря ему что-то о том, что нахожусь под впечатлением от его преданности работе, на которой он остается до такого позднего времени, несмотря на такую вескую причину идти домой – знаете, семья и все такое. Я помахала ему на прощанье, он попрощался с нами обоими – с Бато и со мной, - прежде чем оставить нас одних.

Сила крепла, она была как огонь, бушующий внизу моего живота. Уход Тогусы все только усугубил – или улучшил… Это невероятное чувство одновременно было Адом и Раем.

Он ушел, но и Бато, и я вернулись к своей работе. Он встал без предупреждения и начал собирать вещи:

- Пойдем, Майор, ты выглядишь чертовски уставшей; нам тоже уже пора идти.

Я немного нахмурилась, но кивнула:

- Ладно. Но тут есть кое-что, что я никак не могу понять, - я снова говорила об отчете.

- Я просмотрю его с тобой завтра, - сказал Бато, встав сзади меня. – Просто пойдем.

- Тебе не обязательно меня ждать, - произнесла я, внимательно еще раз просматривая последнее предложение. Я зажмурилась и снова открыла глаза, тряхнула головой. – Что-то не совпадает.

- В этом деле много непонятных вещей, - согласился Бато. – Но мы можем обсудить вердикт министра завтра утром.

Он протянул мне руку. Я не приняла ее, встала самостоятельно, собрав лежащие на столе материалы и положив их на сгиб руки. Он отобрал их у меня и положил обратно на стол. Я посмотрела на него.

- Да брось ты, - усмехнулся он. – Мы оба знаем, что если возьмешь эти материалы домой, то всю ночь будешь ломать над ними голову.

Я не ответила, просто сорвала свою куртку со спинки кресла и направилась к выходу. Я попыталась игнорировать прорву мыслей, появившуюся в моем кибермозге, когда он прикоснулся ко мне.

- Тебя подкинуть до дому?

Моя машина была в ремонте, и он это знал, но я не хотела принимать его предложение, так что я повернулась к нему:

- Нет, спасибо.

- Тогда я провожу тебя пешком, - сказал Бато, и я знала, что он не позволит мне отказать.

- Ладно.

***

Он и раньше бывал в моей квартире. Наверное, поэтому было вполне естественно пригласить его выпить – я даже не поняла, что сделала, пока мы уже не сидели за барной стойкой на кухне, каждый с половиной стакана водки. Я выключила в своем кибертеле процессор, который практически превращал ее для меня в воду, и получала острые ощущения. Я посмотрела на Бато и по выражению его лица поняла, что он тоже выключил свой процессор. Он ухмыльнулся, когда я налила нам еще по стакану. Есть вещи, которыми можешь наслаждаться, только когда ты действительно пьян в стельку, и напарник поздней ночью у тебя дома – одна из них. И снова мысль о Бато, о Бато в моем доме (и последовавшая за ней мысль о Бато в моей постели) смутно дала о себе знать; и чем пьянее я становилась, тем более соблазнительной она мне представлялась.

Некоторое время мы молчали, а потом он неожиданно рассмеялся:

- Ты в курсе того последнего дела, над которым я работал? Я должен был это кому-то показать, - он залез в карман своего жилета и положил на стол прямоугольную карту.

Я включила свой алкогольный процессор, чтобы посмотреть на нее как следует, и перевернула ее нужной стороной вверх. Это была наша фотография с сыном Тогусы. Это была обложка – мы были бы счастливой семьей. На ней я выглядела счастливой.

- Парень сказал, что ты была милой, и хотел узнать, есть ли у тебя сестры или близкие кузины, - голос Бато был довольным.

Я только усмехнулась и толкнула фотографию обратно к нему пред тем, как снова выключить процессор. Я пропустила жжение.

- Знаешь, на этой фотографии ты выглядишь мило, милая.

- Заткнись, - сказала я, округляя глаза.

- И все же ты так и выглядишь, - сказал он. – Но я не могу поверить, что жена Тогусы запихнула тебя в эту розовую блузку.

- Она не была и вполовину такой убедительной, как когда пыталась заставить ребенка подойти ближе, чем на пять метров, к своему новому «папочке», - парировала я, защищаясь и в то же время смеясь. – Ты напугал его до смерти.

- Эй, это уже оскорбление, - фыркнул со смеху Бато. – Но не такое оскорбление, как моя жена, отказывающаяся присутствовать на фото.

- Семейные фотографии никогда не были в моем стиле, - сказала я. – Кроме того, там не предполагалось моего добровольного согласия запечатлеть на фото ношение на себе этого розового топа.

- Но ты же до сих пор не знаешь, сколько сожалений высказал мне по этому поводу Исикава? Смеясь над тем, как ты отказывалась вести себя на фотографии как моя жена, пока не пришел Арамаки и не приказал тебе!

Он смеялся над своими словами, а я теперь знала, какие чувства за ними скрывались, и я решила загладить свою вину перед ним, поднялась, чтобы встать у него за спиной и на полсекунды положить руки ему на талию, прежде чем вернуться на свой стул:

- Что ж, теперь ты можешь сказать Исикаве по… Ммм?

Он схватил меня за руку и прижал к себе, улыбаясь, потому что он тоже встал. Я почувствовала, что мое лицо прижато к его груди, и огонь внизу живота разгорелся снова – огонь, не имеющий ничего общего с алкоголем. Я снова включила процессор, просто для уверенности, но огонь не угас. Я ничего не сказала, когда он уперся своим подбородком в мою голову; я была в шоке. Я смутно соображала, нет ли какой-то ошибки или неисправности в моем кибертеле, которая приводит в такое смятение мои чувства, но быстрый ментальный диагноз показал, что все системы работают превосходно. Я смутилась, но не позволила этому отразиться на моем лице.

Я просто перестала думать.

И я его поцеловала.
Translated by BadWolfVindici

@темы: Фанфикшн, Фанфик, Призрак в Доспехах: Синдром Одиночки, Призрак в Доспехах: Автономный Комплекс, Ghost in the Shell: Stand Alone Complex, Fanfiction, Fanfic

Wolfy's Library

главная