Аурис Марин
Он снова сидел в своём маленьком уютном кабинетике и скрупулёзно подсчитывал смету затрат, и все полученные за месяц выгоды. И всё было как-то необыкновенно хорошо. Необыкновенно хорошо и складно. Строчки лились, как музыка. Ровные, чёткие, с довольно приличным количеством ноликов по каждой доходной статье. Он даже не осознавал раньше. Насколько глупы были светские дамы в этом сезоне, что хватали всё без разбору и по совершенно бешеным ценам.
«Ох, да храни Бог тех, кто придумал увешивать себя украшениями!»
Широкая улыбка озарила его лицо, когда он отчеркнул линию итогов.
Так она была изумительно хороша. Полученная итоговая сумма. Необыкновенно хороша.
8 635 680 дублонов.
На эти деньги можно было отправить снабженца хоть к горным мифическим гномам за алмазами самого чистейшего блеска или к владыкам Океана за наиотборнейшим жемчугом.
И тут он увидел чуть пониже своей линии корректирующую проводку, намалеванную губной помадой наподобие красного сторно.
Списание с 99 счёта - 8 635 680 дублонов.
А ещё чуть ниже пояснительное: «твоя смерть»
«Ведьма… Ведьма…» - он со стоном проснулся.

*****
Да, она никак не могла отпустить его окончательно, еженощно вымучивая кошмарными видениями. Даже здесь за сотни вёрст от Прайлы, она не давала ему покоя. Тянула из него кусочки здравого смысла. Даже яблочный сидр брата не помогал. Хотя и отличался тот сидр известной способностью отгонять любые сны, а особливо – кошмарные.

Трайбл утёр пот с лица.
Нет, нужно выпить ещё. Успокоиться… но кувшин оказался предательски пуст. А утро – истерически серым. Воздух как будто душил и припечатывал к постели.
«Нет. Это тоже сон».
Трайбл выглянул в окно и нисколько уже не удивился, что серый воздух плотный и вязкий бумажной лентой из вторсырья заползает во входную дверь.

Говорят, ко всему можно привыкнуть. Наверное, к постоянному ощущению страха тоже можно привыкнуть. Трайбл даже привык. Правда привычка эта, смешанная со злоупотреблением наливочек приводила к какому-то животному отупению, когда все мыслимые желания сводились к "есть" и "спать".

Сейчас, например, он хотел есть. Медленно передвигаясь на совершенно ватных ногах он прошел на кухню, потом, совершенно не глядя ни на кого взял кусок хлеба и сыра и, сев на лестницу, стал медленно его жевать. Сыр был безвкусным, хлеб – тоже. И брат вопреки обыкновению не попросил его идти наверх и не смущать постояльцев.

Да, постояльцы. Трайбл поднял голову, но таверна была практически пуста. Разве что … да, два человека. Один – молодой черноволосый мужчина… что-то в нём было знакомое. Видел его уже он когда-то. В Прайле видел. Быть может, покупал у него что-то этот человек. Себе или даме своей. Впрочем, Трайбл не стал бы утверждать ничего наверняка.
Второй – молоденький юноша с необыкновенно красивым лицом, какие рисуют художники на миниатюрах. Скрадывая все недостатки и штампуя каждого хорошо заплатившего под Ангела Небесного, так что заказчика можно было признать разве что по цвету костюма.

- Трайбл! - окрик брата и добросердечный пинок.. А впорчем всё равно было.
Куда идти всё равно, что есть, где спать. Лишь бы не думать об этом шёлковом голосе, заполняющем всё пространство: "Умри!..."

Он пьяно кивнул и пополз наверх, лестница привычно качалась, то удлинняя, то укорачивая ступеньки, попеременно меняя их цвет...

****

И снова Трайбл лежал на постели, но воздух становился всё гуще. Воздух давил его. Воздух мешал ему дышать. Медленно открыл Трайбл глаза: да. на груди его чёрной змеёю лежала Франческа, терракотовые губы улыбались: "Умри!.."

Трайбл закричал, попытался оттолкнуть чудовище, но рука прошла сквозь не заметив преграды.
"Умри..."
Волосы на голове Трайбла встали дыбом, в виски железными шипами вгрызся страх... Бывший ювелир страшно закричал и, путаясь в полах длинной рубашки, поминутно натыкаясь на какие-то ящики, коробки и косяки вылетел из своей комнаты на лестницу, споткнулся... покатился кубарем, разом окунувшись в густую вязкую чёрную массу не то дыма, не то воды...


***********

Он сидел на дощатом полу, закрывая ладонями лицо. Чувствуя, что всё уже закончилось, что сквозь пальцы струится не удушливый дым, а свет с улицы. И что воздух снова принял обычную свою плотность.
Он опустил руки.
Да, свет лился в ставни, оставляя на полу, выпачканном кровью, радостные пятна солнечных зайчиков.
Всё закончилось….
Вот только как и… почему?
Он не помнил. Помнил только, как тени надвигаются со всех сторон и мешают дышать…

- Астрей?
Он беспокойно оглянулся, поваленные и поломанные стулья, распростёртое на полу тело кабатчика с выдранным куском горла… всюду кровь. Кровь…

- Не самый лучший способ доказать свою невиновность – быть найденным вот в таком вот месте.
Голос Астрея был спокойным, без насмешки. Он сидел на лавке в углу и перематывал разодранные плечи какими-то синими бинтами.
- Да, ты молодец. Трус и мальчишка, конечно, но, в целом, не безнадёжен.

Александр только растерянно кивнул. Сейчас сил не было даже гневаться. Он даже попытался встать, но ноги не слушались. Да, даже после пыток он чувствовал себя лучше. Да, он сидел в позе какого-то лягушонка. С нестественно вывернутыми суставами, в кроваво-красной луже. И было страшно подумать, что эта кровь - и его тоже.
И даже боли ещё не было. Не то от шока, не то... он провёл рукой по ноге, даже стукнул, но не почувствовал ничего, вот только лужа стала заметно больше.
- Астрей...- тихонько, почти жалобно позвал принц. Как скулит смертельно напуганный щенок.

********

Он хотел убежать, но Тьма схватила его плотно. Он хотел закричать, но не смог.... И. как железный брусок на наковальне смотрел только, когда упадёт на него молот Великого и придаст ему новую форму... Видел, как чёрный дым подхватил брата, как подкинул его вверх, как чёрным драконом впился в глотку. Видел, как грузно и мешковато упало мёртвое его тело.
Видел, как сквозь чёрные подвижные струи сверкает какой-то странный золотистый меч. И видел как тот молоденький ангелочек пытался то ли молиться, то ли петь. Даже звук... да, на секунду Трайблу показалось даже, что он слышит его голос... а потом... потом этот крик...
Ужасный, вырывающей из этой ватности "не_со_мной" в чёрную бездну преддверия смерти.
И дым-дым-дым.
Он пытался закрыть глаза.
Пытался представить, о ничего нет.
Но в уходящем сознани забилась снова обнажённая точёная фигура и сладкие губы: "Умри!" И он снова взвыл и снова открыл глаза.
Тьма заполняла всю таверну, клубилась, принимая причудливые формы, двигаясь всё быстрее и быстрее, как глина на гончарном круге. И... вдруг взвилась в потолок и пропала падая чёрными лепестками на дощатый пол, впитываясь в лужи пролитой крови.


******
- Так ты хочешь жить, Рейвен Ринг... - Астрей даже не повернул головы, продолжая своё занятие - Насколько же сильно ты хочешь жить?

Внутри принца всё похолодело. Было страшно подумать, что эта самая жизнь уходит от него с каждой каплей крови. Хотя.. Может, и к лучшему. Он просто закроет глаза. Просто умрёт. И никому и ничего не будет должен. Его закроют чёрным крепом...

- Если ты думаешь о романтических розах и красивом посмертии - Астра сверкнул нехорошим янтарём глаз, кивая в сторону лежащего трактирщика. Да. лицо умершего было перекошено страхом, шея неестественно повёрнута, из разодранного горла всё ещё текла тёмно-красная струйка, отчётливо пахнущая железом. Остекленевшие глаза, бессмысленные, и запах.

Александр сглотнул. Судорожно.
- И что?
Губы Астрея на мгновение дёрнулись в усмешке, но голос его был ровным
- Господь наш Всемогущий дал нам только одну жизнь. Какой бы паршивой она ни казалась тебе. И нет такой вещи, что осуждалась бы Им более, чем отказ от этой самой паршивой жизни... - он завязал последний порез, хитро перематывая кончик бинта - И я хочу, чтобы ты помнил, Романтический Страдалец, помнил, свою камеру, помнил пытки, помнил поток ледяной воды и удар тебе под рёбра. Помнил свой страх смерти и Тени Несуществующих... Чтобы знать, Насколько_сильно_ты_хочешь_Жить.

Он встал, подошёл к одной из лавок, вытащил почти не упирающего человечка.

*******
Его выволок черноволосый, выволок, как неодушевлённый мешок. На мгновение поменяв местами дощатый пол и потолочные балки. А потом снова резко вернув обычное положение вещей. Трайбл тихо пискнул резко рухнув в кровавую лужу перед тем красивым юношей.

- Поменяй свою жизнь на его. Ты же дампил. А кровь для таких всегда была лучшим лекарством, чем наша с Астрой домотканная магия.

Трайбл поднял голову, дико озираясь. Но лицо черноволосого осталось безразличным, а лицо мальчишки смертельно побледнело.

- Я не могу.
- Так и подыхай. - безразлично отчеканил голос.
Послышались удаляющиеся шаги.
- Я не могу...

Трайбл смотрел на юношу. Видел, как в карих глазах мечется сомнение и страх, как дрожат губы.

- Я не могу!


******
Астрей стоял, прислонившись спиной к стене таверны. Рука его, туго обтянутая чёрной кожаной перчаткой, флегматично подбрасывала монетку. Как будто он сам ничего не хотел и ничего не ждал. Или знал всё наперёд. На тысячу лет вперёд.
Разве что жёстко очерченные губы немного кривились от боли, растекающейся по телу. Да, и она должна была уйти. Но для этого нужно было время.. Время, которого всегда слишком мало.

- Возьми деньги из сундука. - объявил Астрей, не дожидаясь, пока смертельно бледный Рейвен, с трудом стоящий на ногах, поравняется с ним. - Мёртвым они ни к чему. А я не умею превращать свинец в золото.

 

www.diary.ru/~Karro/p88608083.htm