20:29 

НЕсуществующие

Аурис Марин
Голова шла кругом. На нетвёрдых ногах он спустился по лестнице. Хватаясь бледными пальцами за перила. Получил стакан какой-то мутной жидкости от трактирщика, вместе с панибратским похлопыванием по плечу.
- Ну, брат, Рейвен, играть ты мастак, а вот пить…
Трактирщик хихикнул. Да. Развлекались господа прошлой ночью. Сразу, как спешно вышел тот желтоглазый мужчина. Весело гуляли, с песнями. И бард этот играл что-то весёлое и разудалое, как только ему выдали первый стакан, костюм и лютню. И вино лилось рекою. И золото…

Александр тряхнул тяжёлой головой, сел. Кисло поморщился.
Самое пребывание здесь, в компании каких-то мужланов было ему противно.
И ухмылки трактирщика противны тоже.
И мучительно стыдно и пакостно было от привкуса вчерашней ночи. И от расстроенной лютни, и от собственного выкрика «Меня зовут Рейвен Ринг! Мой голос летит над миром, неся Правду и Веселье! Сойдём с ума вместе с этим миром! Пошлём к чертям всех богов! Да здравствует Истина и Пороки!»
И откуда только всплыло это дурацкое имя? Крик Ворона…
Да, было противно.
А ещё противней, что ему совершенно некуда было пойти.
Совершенно некуда.

Скрипа половиц не было слышно. Молодой мужчина спустился по лестнице мягко, как будто хищник, который крадётся к незадачливой жертве.
- Астрей. Астрей меня зовут. – он улыбнулся Рейвену и сел напротив.
Каждое движение его было быстрым, уверенным, смертельным. Да, почему-то именно смертельным. Так что невольно хотелось зажмуриться, спрятаться под стол, выставив перед собой ряд вкопанных в землю осиновых кольев…
Но Александр сдержал первый порыв, и довольно уверенным голосом ответил:
- Рейвен. Рейвен Ринг.
Астрей улыбнулся ещё раз. Кивнул, как будто ответ юноши удовлетворил его в высшей степени.
- Замечательно. А теперь послушай меня, господин Андоррский Ворон. Мы спасли твою пернатую шкуру. А в этой поганой жизни бесплатно ничего не делается… - голос его оставался доброжелательно мягким, но что-то в этой его мягкости заставило Александра судорожно сглотнуть и сжаться в комок. – Так что теперь эта самая шкура принадлежит нам. Отныне и во веки веков и Amine…

Рука, затянутая в чёрную кожаную перчатку, обвила горло Александра, немного сжала, притянула к себе. Голос Астрея понизился до шёпота:
- А бежать тебе некуда от нас. Ты знаешь. Даже не пробуй…

Пальцы разжались, небрежно выпуская горло барда.

- Трактирщик. Завтрак – Астрей повернулся к хозяину таверны.

 


******
Что такое страх?
Что-то холодное, липкое, скручивающееся жгутом в горле.
Болезненное.
До тошноты, до рези в животе.
До безумия.
Когда хочется кричать, но крик застревает в горле.

- Пой. Пой так, как ещё никогда не умел петь – голос Астрея остаётся спокойным. Чудовищно спокойным.

******

Астрей без особого перехода расправился с незатейливой снедью. Выпил вина.
Без удовольствия, как будто ему всё равно было, что именно наливали в жестяную кружку.
Дождался, пока Алек Сиверский спустится вниз размашистым хозяйским шагом.

- Они будут здесь через пару часов. – вместо приветствия объявил Астрей. Каким-то совершенно бездушным тоном.
- Астра?! – помятое лицо мужчины на секунду приобрело выражение не то испуганное, не то удивлённое. Но потом выровнялось.
Да. Лицо феодала. Благородного Рыцаря. Которому отдали Приказ.
- Ты не Астра…
- Это уже не имеет значения. – Астрей поставил кружку на стол. Только сейчас Александр заметил, что отчётливо видит его лицо. Сегодня он видит его лицо. Запоминает. Хотя вчера никак не мог разглядеть. Вполне человеческое, разве немного резкое, с высоким любом и чётко очерченными скулами. Даже благородное.
- Не имеет – Алек мрачно кивнул. – Только вот платишь нам не ты.
- Мы выполним своё обещание. Мы, Астра, выполним его. У твоих людей есть четверть часа, чтобы убраться отсюда и увезти груз. Вы пойдёте на север через Лианлиару. Потом повернёте в сторону тракта. Они вас настигнут. Примерно через 5 часов. Вы должны будете встретить их достойно. Ты, Танатос, не останавливаешься. Берешь пару людей и сматываешься. Остальных... да простит им Господь прегрешения, да не оставит он их на пути к чертогам своим.

Алек хотел что-то сказать, но взгляд Астрея, гораздо более жёсткий и властный, чем у Астры, погасил его вопрос.
- Ты сделаешь крюк и продолжишь путь. Я встречу тебя по дороге. Да будет так.

******
Пальцы дрожат, рвут серебристые струны.
Поздно кричать.
Да и не кому…
- А разве ты не хотел быть Лирическим Героем? У тебя есть шанс.. – Астрей приподнимает уголки губ, это не похоже на улыбку или усмешку. Просто маска. Маска…
Как будто он и неживой вовсе.
Как будто всё равно ему, наплевать ни жизнь вообще и на живущих в частности.
Глухое раздражение колет в виски, голос становится хриплым и непослушным…

*******

Наёмники собрались быстро, как будто они и не гуляли всю ночь напролёт. Алек прошёлся по их ряду холодным оценивающим взглядом. А потом сухо скомандовал.
- Пошли.
Астрей не вмешивался и даже не маячил лишний раз, как будто всё происходящее его и не касалось вовсе. Что ж, наверное, в этом был смысл. Только вот какой? Александра не должно было это особенно волновать, а потому он выпил ещё чашку какой-то кисло-мутной воды, свернулся в комок на жёсткой лавке. «Да, наверное, здесь вопрос авторитета. Навроде, вассал моего вассала – не мой вассал…»
И исчезали они тоже довольно тихо, не в пример рыцарей в городской стражи, громыхающих железом громоздких доспехов. Так что принц успел только краем глаза заметить, как двое наёмников протащили мимо довольно увесистый мешок, стараясь, с одной стороны, держать его подальше от себя, а с другой – не волочь особенно по полу.
Мешок…

Что может быть в таком вот мешке?
Явно не золото и не деньги, не дрова… Труп?!

От этой мысли стало как-то нехорошо. Голова заболела ещё сильнее. Как будто рядом сидел бес и бил в огромный преогромный гонг…

- Возможно, ты и прав. – Астрей сел рядом. – Хотя, это и не имеет для тебя ровно никакого значения. Тем более, что живёшь ты всё равно в долг...

Тонкие пальцы протянули барду конвертик с белым порошком.
Александр косо ухмыльнулся
- Яд? Мне отравиться прямо сейчас?
- Нет. Я предпочитаю кинжал. Это от головной боли.
Янтарь в его глазах был спокойным и неподвижным. Ни страха. Ни улыбки, ни сочувствия.
- Ты должен мне одну песню, бард. Которую ты пел там, когда выбирался от стражника. Сумеешь – считай, что тебе повезло. Не сумеешь – умрёшь первым.

**********
Есть песни, которые поют во славу героев. Есть песни во славу прекрасных Дам. Есть даже те, которые поют, чтобы заглушить тишину или стук оловянных кружек в таверне.
Но бывают ли песни, несущие смерть?
Я думал, что нет.
Я ошибался.

*******

Астрей проводил взглядом исчезнувший в зарослях отряд. Нет, он не мог его видеть. Разумеется, не мог. Тонкая вертикальная морщинка между бровей постепенно разгладилась. Бледные узловатые пальцы легли на тёмные ножны, блеснула сталь длинного кинжала. Излишне скромного для вельможи, излишне оригинального для рыцаря. Черная изогнутая рукоять и сияющие на лезвии знаки.

- Для кого я должен буду.. – Александр не успел закончить. Астрей приложил палец к губам, так что тишина, беззвучная и нечеловеческая разом упала на плечи, проглотив слова принца.
Как жаба.
Клейким длинным языком.

- Не мешай. – эти слова сами вплыли в сознание Александра. Или же он научился читать по губам? Но, тем не менее, он не спрашивал ничего больше, сев на лавку и опустив голову. Так, чтобы лишь краем глаза иметь возможность наблюдать за странными приготовлениями Астрея.

Участвовать в этом всеобщем безумии не хотелось. Дверь была открыта. Ну, а если закрыта, то завсегда оставалось окно… Определённо, бежать. Нужно было бежать. Бежать… Сердце подпрыгнуло и забилось быстрее
Но вот куда только? Опять без денег, без возможности обозначить свой титул…
Александр вспомнил бродяг. Вспомнил их омерзительные лица. Вспомнил удар вонючей ноги о рёбрам… А ещё чума…
Комок подкатил к горлу, сдавливая его кожаной удавкой отчаяния.
«А бежать тебе некуда от нас..»

Некуда. Некуда… - Александр скрипнул зубами, поднял голову. Астрей стоял боком, в непомерно сузившихся щёлочках янтарных глаз плясало злое пламя. И тем не менее, он всё-таки был явно благородного происхождения. Какой-нибудь, скажем, маркиз или барон… Принц даже попытался представить его владения. Наверное, мрачноватые с высокими шпилями и колоколами, отбивающими похоронный маршик. А ещё с виселицами на главной площади и палочной дисциплиной…

От размышлений его отвлёк тонкий взвившийся свет, стерев моментально из сознания все видения романтического толка, наполнив его чёрной ртутной смолой. Астрей стоял в центре круга, опоясывающего центр зала таверны, лицо его было не то, чтобы злым, скорее сосредоточенным, из рук сочился тонкий чёрный дымок, отражающийся вспышками по краям неровной нацарапанной на досках линии круга.

«Вот тебе и маркиз…» - мелькнула обиженная мысль.
Собственно, стоило догадаться об этом и ранее. Все эти невесть какие странности, полунамёки.
Колдун. Обычный такой колдун.
Один из тех, ради кого придумали святую инквизицию.
Вместо которого..
Да, вместо вот этого паршивца на дыбе растягивали невинных...
Глаза Александра на мгновение сверкнули ненавистью и неприязнью, а потом…. А потом ведром ледяной воды пришла мысль, что и он… что и его теперь относят туда же. К еретикам и висельникам.

********
- Я не могу! Не могу!
Лютня падает на пол. Струны истерически взвизгиваю и тонут во мраке, клейком, тягучем.. Тени толпятся. Тени надвигаются. Тени закрывают всё небо…

*********

- Так для кого? – он повторил свой вопрос только, когда Астрей сел напротив него.
- Это не люди.
Почему-то этот ответ сейчас нисколько не удивил Принца, как будто в Андорре встречаться с нелюдями было его самым обычным делом.
- Демоны?
Астрей слегка приподнял уголки губ.
- Нет. Существа. Скорее даже, НЕсущества.

Александр рассмеялся, громко, надломленно запрокидывая голову. Этот Астрей сумасшедший колдун. Да, определённо, сумасшедший колдун. Фанатик какого-то культа. Секты. Может даже секты во имя себя любимого. Пудрит мозги Андоррскому принцу.

- Вот только зачем? – свою мысль он продолжил отчего-то вслух – Чтобы потом под эту лавочку посадить меня обратно, сделать пешкой. Марионеткой, которую можно дёргать за нитки, наслаждаясь степенью своей власти? Не выйдет! А может… может вы и чуму организовали сами. Навроде как…

Принц на секунду задумался. Астрей изобразил заинтересованное лицо, подталкивая хрупкую и злую мысль

- Навроде как придёте вы потом - Избавители - и самым узаконенным молвою способом взойдёте на трон.

Лицо Астрея сделалось скучным до серости

- В твоей логике есть ошибка, Мальчик. В этом случае, нам был бы не нужен ты. Подумай ещё. Тщательно. На досуге. Если сможешь.

Александр хотел что-то возразить, но Желтоглазый удержал его жестом указывая на что-то в тёмном от сгущающихся серых облаков дверном проёме. Нет, должен был быть ещё полдень. Но воздух стал совершенно серым и плотным, какой бывает в ручье вода. Тяжёлым. Каждый вдох стал даваться с трудом с всхлипыванием и хрипом. Как будто воздух заливался в лёгкие, пытаясь разодрать их в клочки.

Принц побледнел, хватаясь за ворот рубашки, пригибаясь к полу, краем глаза видя, как в центре круга сияя золотыми рунами на лезвии меча и кинжала стоит Астрей. А плотный воздух, переваливаясь через чёрный дымный ободок круга принимает причудливые образы каких-то странных существ, скроённых из этого самого дыма, клубящихся и постоянно меняющих форму.

Такая же дымная линия мелькнула справа. Да, он случайно перекатился в круг тоже. И тут же этот самый чёрный дым вспыхнул на его шее, сжимаясь плотным кольцом щупалец-лап. Александр глухо вскрикнул и инстинктивно рванул существо от себя. Дым дрогнул на секунду отшатнулся, развиваясь и перестраиваясь в иную форму. Мелькнул острый и длинный клюв-кинжал, медленно и зловеще поползли в стороны облачно-чёрные крылья. Потянулись, закрывая всё видимое пространство тысячи дымных щупалец.

Что такое страх?
Что-то холодное, липкое, скручивающееся жгутом в горле.
Болезненное.
До тошноты, до рези в животе.
До безумия.
Когда хочется кричать, но крик застревает в горле.

Александр закрыл лицо руками, как делают это дети, когда чего-то боятся.
«Уходи! Уходи, пожалуйста!» - Но вместо этого боль пронзила ногу, как острыми зубами выдирая кусок плоти. В глазах заплясали цветные пятна. Принц взвыл и попытался отползти, оставляя за собой кровавый след на грязных досках пола.

- Астр.. Астрей! – принц затравленно оглянулся, стараясь найти фигуру в чёрном плаще в этом мареве качающегося страха.
- Астрей! – дымные щупальца снова сгущались.

Мужчина обернулся на крик, меч в его руках описал широкую дугу, как будто рассекая воздух, потом оттолкнулся от пола, и с какой-то нечеловеческой подвижностью взмыл вверх. На секунду тряпкой повис в чёрных клубах, обтянутый ими, как кружевом. Но снова сияющая дуга меча и, как будто соскользнув по широкой спине воздушного монстра, оказался в полуметре от принца.

- Пой. Я же сказал – он раздражённо кивнул в сторону лежащей на столе лютни, отрубая чёрную лапу, дотянувшуюся почти до лица Александра.
- Пой.– голос Астрея был очень спокойным. Чудовищно спокойным.- Или сдохнешь.

- Я.. но… - Но колдун не слушал больше, ныряя между чёрных потоком, беззвучных и смертельных, похожих на гигантских дымных морских червей с кинжалами-боками. Александр протянул руки к послушно соскользнувшей с края стола лютне.

Пальцы дрожали, рвали серебристые струны.
«А разве ты не хотел быть Лирическим Героем? У тебя есть шанс..». – это не слова, как будто чужая ехидная мысль, бьющаяся в висок. Астрей приподнимает уголки губ, это не похоже на улыбку или усмешку. Просто маска. Маска… Или это кажется тоже. Слишком много дыма. И слишком быстро мелькает покрытый рунами меч. Слишком близко старуха-смерть.
Колдун улыбается В этом безумии он улыбается. Нет, Александр не видит его, но всё его существо пронизано этой мыслью. Улыбается.
Как будто он и неживой вовсе.
Как будто всё равно ему, наплевать ни жизнь вообще и на живущих в частности.
Глухое раздражение прокололо виски, голос стал хриплым и непослушным… злым. Какие-то строчки какой-то баллады. Дым на секунду вздрогнул, застыл, сгустился. Повис в своих причудливо меняющихся формах. Как будто тысячи глаз посмотрели на барда. С каким-то колким недоумением. Осязаемым. Мокрым.
А потом закричал сам. Или это не было криком. Какой-то тонкий визг на грани различимости слуха…

В глазах моментально потемнело, алая пелена снова сдавила горло. Страх. На секунду вытесненный злостью встал рядом. Положил на плечо руку. Разом намочив ладони. Пробежал холодным потом на спине.

Пальца принца разжались сами собой, выпуская лютню. Истерически взвизгнувшую и потерявшуюся в моментально надвинувшемся дыму.
- Я не могу! Не могу!
Тени… Тени, на секунду застывшие, разлетелись, как будто от нажатой пружины, заполнили всё пространство.

URL
Комментарии
2009-12-10 в 21:25 

Пыль с души не смывается слезами (с)
Я обожаю твои истории! Просто с ума схожу от Этого мира.
Какое нагнетение... ух! Хочу дальше))) *капризный возглас типичного эгоисточного ребенка* =)))

2009-12-11 в 22:53 

Аурис Марин
Допишу сегодня :) Для тебя :) ... но глухое отсутствие моей человекомордочки на сообществе чур на твоей совести ;-)))

Кстати, про Рейвена :-) А какой он сейчас? Что имела ввиду в "Контакте"? :)

URL
   

Дорога на Север

главная