Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:40 

Философия Осени

Аурис Марин
Воздух казался каким-то неживым, чистым, немного сладковатым, до краёв наполненным холодным уже осенним солнцем. Как будто за спиной уже остался Ламмас, с его звёздами, астрами и яблоками, а время Воды ещё не наступило. И ты идёшь по тонкой полоске в полуночи, по лезвию бритвы между перетекающих друг в друга временных плит. Идёшь быстро, стараясь вытащить своё существо из этого шаткого, а потому необыкновенно болезненного настроения.

Время Воды…
Когда придёт время Воды и закроются все горные тракты во избежание селей. Следует уже устроиться на зимовку в каком-нибудь городке поприличней. Или хоть в каком-нибудь городке.

Лучше бы, конечно, где-нибудь на Краю Мира, где нет ни Клана, ни преступников, ни их палачей. Лучше бы и людей не было тоже, ни людей, ни нелюдей. На краю мира…

А есть ли у мира край?

Она задумалась, даже остановила свой размашистый, не слишком женственный шаг. Посмотрела на потухающие вдали огрызки неба, на последние в этом году, прихваченные уже заморозком розовые цветы.

На её заострившемся от бессонной ночи и чрезмерной худобы лицо легла лёгкая тень улыбки, странной, нехорошей, почти злорадной. Было почему-то до отвратительности приятно знать, что этим самым последним цветам осталась какая-то пара дней. Пара дней агонии перед Смертью. Розы это, или лесные фиалки, смерть не сделает никому поблажек.

Впрочем, нет. И здесь есть те, кто откупился от самой сути своей.
Те, кто живут за стёклами высоких дворцов.
Им не страшен лёд Времени Воды.
Как не страшны болезни их хозяевам.

Впрочем, как и их хозяева, они тоже смертны. А иногда, что особенно забавно, внезапно смертны. И никакой придворный врач не сможет помочь раненому отравленным кинжалом, и никакой садовник не сможет помочь сорванному капризной рукой.

Жизнь.
Смешно.

Особенно, когда слуги Смерти, загнанные в угол этими же правителями, заключили шаткое перемирие с Кланом Убийц.
Нет, они не будут помогать им, эти вечные странники и колдуны-одиночки. Жаждущие на деле только покоя, а не власти.
Но и не будут мешать. Ибо нет ничего пакостней, чем оживление почившего клиента сердобольным некромантом с целью… да и без всякой цели. Спасти свою НЕжизнь.
Ведь если в городе кто-то умер, то виноваты либо еретики, либо некроманты. Убийцы – только третьей очередью.

Она усмехнулась, меланхолично обрывая с цветка лепестки и возобновляя свой путь.

Да, забавно, маги начисто лишённые желаний, некроманты посвятившие себя чистому знанию, убийцы… Впрочем, убийцы – другая тема.

Троих палач собирает на плаху
И город весь гневом объят.
Один некромант – наводил он страху,
Он будет сожжён и распят.

Второй - чёрный маг. Колдунам нет места
Отныне на этой земле.
А третьей была еретичка-невеста –
Её место тоже в огне.

И сказал некромант, что жизнь ему тяжка,
На Суд глубоко плевать.
Ещё сказал – умирать не страшно,
Ведь в смерти главное – знать.

И сказал колдун, что ему не больно,
Он выпил чашу сполна.
Он смог получить бы чего угодно,
Но власть ему не нужна.

И падали слёзы на белое платье,
И молча шептали уста,
Что жизнь хороша, и что смерть прекрасна,
Во имя Его креста.

Но люди не любят за Грань преступивших,
И верит в других богов.
Ведь люди лишь стадо богатых и нищих,
Безумцев и дураков.

И суд был скорым и был недолгим,
Обычный бульварный мотив.
А где же убийца? Убийца не пойман,
Убийца поныне жив.


Тихие звуки её незатейливой песни оборвались, сглотнув какую-то высокую ноту. Женщина резко повернулась, выхватывая кинжал. Принимая позицию обороны.
Но тут же успокоилась, узнав человека подошедшего так подозрительно тихо и, как это обычно и бывает, совершенно некстати.

- Ты?
- Я. – согласился мужчина с этим совершенно очевидным утверждением. Впрочем, своего имени он всё равно ей ни разу не называл.
У него давно уже не было имени. Настоящего. У них всех уже давно не было настоящих имён. Только свободные имеют право на имя. А его жизнь и смерть принадлежала Клану.
Осталась только Функция и Признак.
Всё-таки Клан Убийц – не армия Нежити, которая не имеет разума и соответствующей возможности идентификации. Убийце можно, как минимум, присвоить порядковый номер на рукав. Точнее, маленькую алую татуировку на лопатку в виде странного вида кинжала, посоха или креста, в зависимости от основной обязанности.

Лично он носил посох, что значило «Посредник и Проводник».
Глупая должность. Должность на которой ты должен всё и всех помнить, так чтобы никто не знал ничего о тебе и не помнил тебя.
Глупая.
Именно глупая.
И относительно не опасная.
Ведь средний проводник живёт раза в три дольше среднего убийцы. Если, конечно, в этом почти ювелирном искусстве перевоплощения и убийства можно найти некую среднюю величину.

- Почему ты ещё не уехала? – голос его казался лишённым всякого выражения. Серый, вялый и какой-то до боли обычный. Таким мог бы говорить некий средне арифметический человек от суммы ста крестьяшек и одного феодала.
- Да, я уже собираюсь… куда только? Говорят в Андорру приехала Инквизиция лечить Чуму и Ересь… Так что я даже не зна..
Он оборвал её резко. Просто схватил за горло, немного сжав и очень медленно, отчеканивая каждое слово, произнёс:
- Чтобы_сегодня_ты_собрала_манатки_и_отправлялась. Мне всё равно куда. Хоть_к_Чертям, хоть_к_Ангелам. У тебя 24 часа, иначе я убью тебя сам.
Он отпустил руку и уже обычным своим никаким тоном осведомился:
- Вопросы?
Сирин подняла на него глаза, зелёные, странно злые, потёрла шею, на которой без сомнения останутся синяки, хрипло выдохнула:
- Никаких.

URL
Комментарии
2009-09-24 в 16:50 

Пыль с души не смывается слезами (с)
Сирин... она интересная героиня

2009-09-26 в 00:41 

Аурис Марин
Что с ней дальше делать?
И пользы от неё ни какой... ни для Клана Убийц, ни для Посредника лично... :-)

URL
   

Дорога на Север

главная