Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:12 

Руна

Аурис Марин
Столешница из ятоба была твёрдой, как камень. Трактирщик пан Фромм специально привёз её из-за моря перед приездом высочайших эльфийских гостей, дабы впечатлить роскошью и исключить вероятность появления любой охальной надписи, кои, как известно, как на грех случаются, если древесина позволяет накарябать оную надпись обычным ножом. К сожалению, высочайшие гости всё равно таверну Фромма посчитали низкопробной и обогнули десятой дорогой... но достоинства столешниц это никоим образом не умаляло. И потому сам факт наличия на одной из них какой-то витиеватой закорючки казался явлением не менее чудесным,
нежели сошествие Единого в мир или хорошее настроение Учителя.
Впрочем, об Учителе стоит остановиться отдельно.

Картер Ленн, конечно, допускал, что рассказывать основы магии человеку, которому уже перевалило за сорок - дело довольно неблагодарное. Ибо тот, кто не сыскал к этому значительному возрасту никакой существенной профессии, и решил податься в очередную стезю по пути наименьшего сопротивления, лишь бы было чем набить брюхо - вряд ли сможет добиться и здесь головокружительных высот... но Учитель Феррум III (как сам называл себя старый маг) ежедневно упоминал об этом в самых неприглядных формах. Ленн даже начал подозревать, что Ферруму нужен был не ученик, а просто существо, на котором маг ежедневно будет срывать собственное раздражение на мир.

Да, регулярно, с утра, до завтрака, и ближе к полуночи, Феррум вставал перед Ленном, уперев исоохшие старческие руки в бока и сдвинув на переносице остатки куцых седых бровей начинал кричать. Крик был надрывным, старчески-дребеззжазшим и удивительно-громким. Лену было даже всегда интересно, вылетели ли бы стёкла из керосиновой лампы, если бы в этот самый момент поднести оную к лицу мага?.. о чём точно говорил Феррум, Картер никогда не слушал. На словах "когда твоя мать, паскуда..." мозг здраво переходил в режим чистого созерцания, и
здравомыслящей оценки выгод от текущего сотрудничества. Всё-таки тёплая постель и еда на халяву не даются..
"Психологическая проституция" - такое определение давал сам Ленн своим отношениям с Учителем Феррумом.

- Удивительно! - острый грязный коготь учителя снова обрисовал по краешку витиеватую линию на столешнице. - Бесподобно! - в голосе старика прозвучало даже некоторое восхищение,
никоим образом с его обычным тоном не сочетающееся.
- Божественно! - решил подхватить было Ленн, чтобы старик не ушёл с нужной волны раньше времени - Прорезать такую древесину!
Феррум и вдруг помрачнел, понимая, что с дебилом-учеником они восхищаются, как минимум, разыми вещами.
- Идиот. - желтоватые белки глаз волшебника неприятно оттеняли водянисто-голубые глаза. - это действительно руна Бога. Истинного бога, о котором я говорил!

Феррум торжественно поднял палец вверх. Ленн проследил за его жестом, но ничего, нового в потрескавшейся коже старика так и не увидел. Уголок глаза Феррума нервно дёрнулся, Ленн инстинктивно сделал шаг назад.
- Сефиус. Один из его адептов был в этой таверне за этим самым столиком.
- Это... благословение? - осторожно уточнил Ленн, и тут же пожалел о сказанном, глядя на ещё более помрачневшее лицо старика. Феррум не знал. Не умел расшифровывать написанное. Вопрос, на который нет ответа... что хуже может быть для Учителя?
Ленн сглотнул и тут же поправился:
- Но Сефиус же добрый бог? Ты говорил, что он добрый бог... и как... как он смог оставить руну?
Не помогло. Маг нахохлился ещё больше и старчески вытянул вперёд шею, так что весь облик его напоминал теперь огромного грифа в лохмотьях старой мантии.
Ленн счёл долгом отойти ещё на шаг.
Но Феррум особой активности не проявил. А взгляды той или иной степен убийственности на ученика давно уже не действовали.
- Спроси у трактирщика. Вдруг он знает.
Ленн кивнул, и спешно нырнул в сторону прилавка. Впрочем, счастье было недолгим. Уже коснувшись прилавка Ленн вдруг понял, что ничерта Трактирщик ему не расскажет, если знает. А если не знает, то и пенделей отвесит, подумав, что они с Феррумом и есть вандалы.
- Чего тебе?
Да отступать всегда поздно. когда пан Фромм уже навис над тобой, а Феррум сзади сверлит тебя взглядом. "Вот уж точно между Сциллой и Харибдой" - мученически подумал Ленн и вытащил из мешка зеленоватый порошок.
- Учитель послал. Сказал потирку продаст за недорого! - Ленн улыбнулся широко и лучисто. Эффект не портило даже отсутствие трёх коренных зубов.
Пан Фромм придвинулся ближе.
- Колдуны чтоли?
Вопрос был очень некстати. А ведь и вправду, вдруг пан Фромм знается с инквизицией. Может стоит соврать или... Мысль свою Ленн не закончил, только улыбнулся ещё шире.
- Вот там на пятом столике закорючка... Не дай бог, увидит кто, решит, что это у тебя волшба какая... а тут бы ширк-ширк и вся незадача...
- Не. Не надо эту. Кто спросит, скажу, что видом-не видывал - пан Фромм облизал губы и придвинулся чуть ближе к Ленну, как будто тот ему если и не полнравился, то и особой неприязни не вызывал.
- Странный он. Белый, как седой. И глаза прозрачные, ровно у слепого. Мне аж жутко стало. когда глянул... Но, знаешь, в последнее время ко мне мало кто заглядывает, а тот платил золотом... Да ещё ко мне Гриньки повадились. Напьются как свиньи, а потом, ну, мебель ломать. В этот раз тоже пришли, значит, и к этому Белому докопались. Откуда, грит, путь деришь, и почём твоя шкура в живом весе... так тот только палец к его лбу приложил, и разбойничек под стол рухнул. Живой, но замёрзший, словно в сугробе нашли... Остальные решили, месть свою в попу убрать и Белого отпустить с миром. Вот...
Пан Фромм вдохнул полной грудью и нацедил себе пива.
-..так что, что бы там Белый не намалевал, пусть себе дальше лежит. Моя хата с краю.
- А давно уехал? - Ленн постарался, чтобы в голосе не было особого интереса, вроде бы даже получилось.
- Дня два как. Ежели сейчас выедете, да нигде корчмовать не будете до до Рихтовской заставы в лесу и нагоните.

URL
   

Дорога на Север

главная