• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: латынь из моды вышла ныне (список заголовков)
23:03 

tempora noctis eunt: excute poste seram
У меня новая волна загона "однажды утром просыпаешься — и ты тупой") Тупой не в том смысле, что резко отупел, а в том, что больше не тянешь. Твои интеллектуальные способности таковы, что они на это уже не способны. Меня очень мучило это прошлой весной, потому что казалось, что я всегда буду мучительно медленной. Этой осенью, казалось, отпустило, потому что даже проспав ночью два часа (или меньше), я переводила Овидия бодрее, чем мои выспавшиеся одногруппницы, закончившие 610) Когда так — кажется, что можешь не все, конечно, но очень многое.
Но последние пару недель у меня неприятное ощущение тупика: я вижу весь этот синтаксис, почти всегда правильно понимаю функции падежей, определяю время-залог-наклонение глаголов (хотя, ок, не всегда, в греческом это бывает сложно все-таки)), но очень часто я не понимаю за всем этим смысла. Из-за этого я очень не люблю переводить с листа - потому что я чувствую себя бревном, даже если знаю почти все слова в нужном предложении. И я не знаю, что с этим делать. Ок, на самом деле — больше читать (господь, куда больше) и больше "доверять себе".
На том же Овидии у меня все время оказывается, что даже если понимаю т.н. "смысл", "что сделал А по отношению к Б", я все равно чаще всего не понимаю прагматику (на случай, если я неправильно употребляю это слово — я имею ввиду намерение говорящего). Пример:
Sed nimium demissa iacent tibi pallia terra.
Collige — vel digitis en ego tollo meis!
(Amores, III, 2, 25-26)
Что-то типа: ...но слишком опушенное лежит на земле твое платье. Подбери — или я подниму своими пальцами.
Вот так у меня получается, что это угроза)) Хотя на самом деле это скорее флирт: "Подбери — или ну вот хоть я подниму своими пальцами"
Т.е. я вижу/знаю словарное значение vel "или" и не могу за рамки этого словарного значения выйти, даже зная, что vel — это старый императив от volo "хотеть", типа нашего "хоть", и этим вообще-то можно пользоваться))
Иногда бывают проблески: последняя элегия Овидия, которую мы переводили, формально была на очень печальные сюжет - измену. Но все-таки она какая-то удивительно комичная, и даже я это почувствовала без комментария ВВ.
Но в целом все ужасно)) И я не понимаю, как мне этому учиться. Это ведь не функции падежей или модусы какие-нибудь, где почитал Боровского/Штеле и Соболевского и уже более-менее что-то можешь. На это нет отдельных параграфов и упражнений в хрестоматиях. Только читать и все. Количество в качество, так сказать. И вот тут наступает мой загон — а что если мне это качество недоступно, если вот я так никогда и научусь понимать и переводить не только тем словом, которое дано в словаре? Если вот это мистическое языковое нечто во мне просто не заложено? Меня это волнует от банального, как сдавать экзамены, где у меня не будет столько времени, до глобального, что филолог из меня получается так себе)
Из хорошего — это точно видят ВВ и ТБ (насчет ЕВ и ДВ не уверена) и это не вызывает у них ужаса. У ВВ не вызывает вопросов даже мой латинский словарный запас, что меня, если честно, удивляет. И, наверное, если кому-то будет казаться, что все плохо, — мне об этом все-таки скажут, такое тут обычно не держат в секрете. Так что можно не паниковать, наверное
Из плохого — не это ли имел ввиду Игорь Сухих на апелляции в 11 классе, когда говорил, что я в лучшем случае лингвист, но уж точно не филолог? лиза, заткнись, он видел тебя первый раз в жизни и ты анализировала самый убогий текст из возможных, а АВ тогда сказала, что с этим анализом все ок
В общем, я не в отчаяние, но озадачена, вот так

@темы: поток сознания, нытьё моё, латынь из моды вышла ныне

04:21 

Повелитель

tempora noctis eunt: excute poste seram
По средам на четвертой паре — когда жить как-то особенно не хочется после архаической элегии на первой паре и Цицерона на третьей — мы читаем Овидия с ВВ. И после этих пар хочется а) жить; б) заниматься классической филологией. Сейчас мне не хочется ни того, ни другого, поэтому я решила дописать этот многострадальный текст)) я пыталась в композицию и связный текст, но не смогла, извините, все как обычно
Он и Позднев — два преподавателя, о которых я первый раз услышала задолго до того, как вообще могла подумать о том, что окажусь на классике, от моих друзей-знакомых-одноклассников, которые учились в 610. И самое яркое, что мне тогда запомнилось, что ВВ страшен и ужасен настолько, что может подойти к ничего не подозревающему гимназисту ("гимназистику", как сказала бы ТБ) и спросить у него два/три/десять синонимов к какому-нибудь греческому/латинскому слову, а ещё попросить сходу перевести что-нибудь с греческого на латынь или наоборот. Звучало жутко и как-то не очень адекватно. ДА и ДД такие слухи подтвердили, но смеясь при этом так, что было понятно: не так уж это и ужасно, наверное.

Конец октября. На кафедре почему-то очень много солнца. В какой-то момент оно начинает светить мне прямо в глаза, к моему огромному удивлению ВВ замечает и закрывает штору. Мы читаем Amores ("Любовные элегии" в классическом переводе, буквально просто "Любови"), XII элегию второй книги, мы вдвоем с ДД, читаем, как обычно, по два дистиха. Моя очередь, все, кажется, прекрасно, я не лажаю с чтением гекзаметров/пентаметров, перевожу тоже довольно чисто. Он на секунду замирает, кажется, что произнесет свое стандартное "Превосходно/Хорошо, вопросы? Нет? Даша, пожалуйста/прошу вас", но он поднимает голову, откидывается на спинку стула и смотрит на нас с хитрым прищуром: "А давайте к любым словам в этих четырех строках, хоть к служебным, по очереди будете называть синонимы". На секунду меня охватывает ужас, потому что кажется, что мой активный словарный запас составляет слов десять, но я смотрю на очень расслабленного ВВ, которому действительно интересно, что мы можем из себя выжать, и до меня моментально доходит, что вот этот сформировавшийся про него школьный миф, про самый сложный воросы, на которые требуются самые точные ответы, упускает самое главное — его интенцию. Он делает это совершенно не из какого-то варварского учительского желания сделать так, чтобы всем было некомфортно и все понимали, насколько ничего не знают, а из желания... помочь? Помочь поставить все на место в голове. Найти связи. и, кажется, раза три он довольно прямо говорил на культуре, что для этого и только для этого он задает каверзные вопросы, поэтому бояться не нужно... И он действительно всегда очень рад, когда чье-нибудь лицо озаряется пониманием. При том, что он в принципе редко смотрит в глаза, в этот момент он обычно пару секунд держит зрительный контакт. Возвращаясь — меня отпускает и не то чтобы очень расслабленно, но все-таки не менее бодро, чем Д, я играю в эту игру. И мне офигенно.
btw, только минут через сорок, выйдя из универа, поняла, что достаточно систематично ДД оставляла мне слова, к которым синонимы были, скажем, чуть более очевидны (типа tellus - terra, letum - mors), а на себя брала что посложнее. Возможно, она не столько хотела помочь мне, сколько выпендриться, но это энивей приятно)
и btw-2, задание-то действительно крутое: вспоминаешь и "оживляешь" кучу лексики, и к тому же ещё немного поднимается самооценка от осознания того, что знаешь ты не 10 слов, а ну, скажем, 50 :gigi: А ещё, пожалуй, можешь образовывать прилагательные от существительных, потому что морфологии тебя тоже kind of учили.


В начале мне на его лекциях было вообще не очень, потому что буквально на второй неделе учебы он почему-то попросил ДА передать нам, что пять человек — это очень много и они хотят оставить половину после сессии. Это было странно и я до сих пор не понимаю зачем. Мне очень сильно подпортило нервы в первом семестре)) Все хочу спросить ДА, зачем это было, но как-то неловко. Из-за этого я довольно долго сидела на его парах с очень неприятным ощущением, что меня подставили. Потому что все были такие милые, ТБ со своим "Добро пожаловать домой", ЕВ с проникновенным монологом про ощущение преемственности поколений, которое, как она надеется, мы все рано или поздно испытаем и т.д., а тут такое. Он очень увлекающийся человек - это чувствуется и этим очень сложно не заразится, поэтому мне нужно было делать определенное усилие, чтобы не расслабляться и быть, так сказать, настороже. Было очень стремно. Пока к нам не пришла ДД и я не увидела, как она к нему относится (и как он относится к ней), с каким невероятным уважением (даже в речи — она называет его Повелитель или ВВ, никогда по фамилии) и при этом легко и свободно, что он для неё, как говорится, Учитель (это немного пошло, но ничего лучше я так и не придумала). Примерно так я, кажется, отношусь к АВ. Очевидно, что он ей очень помог, когда она набрала мало баллов егэ и поступила в не самый лучший вуз — и помог не только собственно перевестись, но и морально — из каких-то её слов мне стало понятно, что они много говорили об этом и о её будущем вообще, а это не обсуждают обычно с учителем, к которому просто ходят в театральную студию (а собственно учил он её как-то недолго) Моя любимая Дашина история из разряда "мы говорили с Повелителем..." — как она сказал ему в одиннадцатом классе, что хочет стать военным летчиком (она правда хочет)), а он ответил только "Даша, пожалуйста, не делайте этого" — и это совершенно потрясающая выдержка И вот где-то в моей системе ценностей все-таки есть пункт, что если человек может просто так любить девочек, которых он учил в школе и которые играют (до сих пор, кстати) в его спектаклях, наверное, все-таки ему можно доверять. Для меня способность быть таким Учителем — это уже неплохой критерий приличности и, извините, калокагатии (καλὸς καὶ ἀγαθός )

С ним правда совсем нестрашно, даже мне (из нас я все-таки главная трусиха). Нестрашно ошибаться и говорить, что ты чего-то не знаешь, в принципе открывать рот. В прошлом году на лекциях по культуре Древней Греции и Рима казалось, что он совершенно не умеет следить, успевает ли аудитория (5 бакалавров и 2 магистранта с программы "История идей в античном мире", не 200 человек) за его ходом мысли. Возможно, на культуре он правда за этим не особо следит, потому что все-таки большинство в начале ещё не очень отличает Цезаря от Цицерона, Аттику от Беотии, ямб от хорея)). Но на чтении он ещё как умеет все это замечать, один взгляд — и он уже понял, что ты не знаешь, что такое гомеотелевт или пролепсис. И уже несется объяснять и приводить примеры. У него есть забавная манера на каждый новый термин типа того же пролепсиса, назначать человека (обычно того, кто это слово уже знал, или рандомно), который должен, если мы таковой прием встретим, его непременно заметить, даже если все пропустят. Я вот отвечаю за анжамбеманы, ДД — за пролепсисы, ДА — за полиптоты, а А, кажется, за зевгмы)
Читать с ним — просто ужасно круто, потому что если на всех остальных чтениях это все-таки формат, в котором мы читаем, а преподаватели комментируют, если есть какие-то не очень ясные места, с ним это в гораздо большей степени, чем с другими, является диалогом — "Какой, как вы думаете, здесь конъюнктив? Дубитативус? Да, согласен, хотя мог бы быть и оптативус", "Вы думаете, что здесь так? А так вообще получается? А, да, точно", "Какой это падеж? Посмотрите на метрику" например, от долготы зависит, является ли слово amica номинативом или аблативом, "Погодите, Овидий, вас, кажется здесь обхитрил, посмотрите на -que в следующей строчке", "Вот то, что вы думаете, это правильно, я вас уверяю, просто скажите это" (спросив, от какого существительного образовано прилагательное praeceps, praecipitis стремительный — от caput, capitis n голова), "Вот здесь посмотрите внимательнее — мне важно, чтобы вы научились это видеть". Это не значит, что он не комментирует — ещё как комментирует и даже специально выбирает тексты так, чтобы там требовался обширный реальный и/или литературоведческий комментарий — но он действительно хочет нас услышать. Возможно, дело ещё в том, что мы почему-то читаем не "Метаморфозы", как все нормальные вторые курсы, а Amores и, может, успеем ещё что-нибудь из "Фастов" — и это все не такие зачитанный, что ли, тексты, не как та же Апология Сократа, которую читают абсолютно все, поэтому если там и есть какие-то не очень ясные места и уже миллион раз прокомментировали какие-нибудь авторитетные издатели и там как бы есть правильные ответы. Amores читают более-менее редко и "правильных" ответов в сложных местах нет.
За всеми этими классностями про этимологию и связи языков, сложными вопросами и шуточками вот этой формой диалога он по-настоящему учит нас, во-первых, доверять себе (а когда большую часть времени есть ощущение, что ты беспросветно туп в том или этом, — это не очень простая штука) и, во-вторых сомневаться, не только в себе, но и в тексте (а поэтому всегда смотреть в аппарат).

В собственно классической филологии, а не во всех этих психолого-педагогических моментах, на которых я почему-то так упорно заостряю внимание, он тоже очень крутой! Пару раз за пару у меня обычно что-то щелкает в голове. В основном это про синтаксис, разные этимологии и связи в языках (до меня бы в жизни не дошло, что ζεῦγμα (зевгма, такая стилистическая фигура), jungere, to join и йога — это все немного про одно и то же) или что -que в латыни и τε в греческом — это вот прям совсем одно и то же, а ещё что в ego должно быть долгое o, потому что есть греческое εγὼ (омега всегда долгая) остановите меня и т.д. Благодаря ему я в принципе начала такие штуки видеть, и вообще ощущение, что мы учим такие уж разные и далекие языки, стало постепенно исчезать. Это классное чувство)
Его доклады на конференциях тоже всегда крутые, а статьи я как-то прочитала все, что лежат на Академии, скопом, когда весь день умирала с температурой, — они пошли замечательно. Ну, и у него хорошие стихи, это тоже надо признать.
Он из тех, кто всем этим живет, конечно. Как-то в прошлом году у нас была пара и мы знали, что у него что-то случилось, кто-то умер. Это даже не нужно было знать — просто по его виду было очевидно, что ему очень-очень плохо. Он не опоздал (а он опаздывает всегда, особенно к первой паре), сильнее обычного был как-то вне реальности и сначала говорил действительно как-то очень отреченно, вот просто потому что он сюда пришёл и должен говорить, но где-то к середине лекции ему, как это часто бывает, что-то пришло в голову — и его понесло не то чтобы совсем в другую сторону, но куда-то немного не по плану. И в этот момент у меня было ощущение, что ВВ ожил — у него заблестели глаза, он снова начал сильно размахивать руками, теребить маркеры и закатывать рукава. Это была магия. И очень сильное впечатление для меня тогда в ноябре, когда я ну очень много сомневалась, что филологию, своё дело вообще, можно любить настолько сильно, что в тяжелой ситуации оно будет не просто держать тебя на плаву, но натурально оживлять, перерождать.

В итоге ВВ, которого я довольно сильно боялась весь прошлый год, оказался на деле про то, чем я generally восхищаюсь в людях — тактичность, умение строить систему в голове: своей и чужой — и любовь к филологии.

@темы: поток сознания, по-культурному (с), латынь из моды вышла ныне, magic moments

02:51 

Просто потрепаться про универ)

tempora noctis eunt: excute poste seram
Меня немного угнетают греческие глаголы. Знаете, у них шесть основных форм (кажется, я уже по этому поводу ныла...). В общем, то, что в английском do-did-done, в латыни ago-egi-actum-agere, в греческом имеет около шести форм. Окей, стандартно шесть: praesens act, futurum act, aoristus act, perfectum act, perf pass, aor pass
παιδεύω - παιδεύσω - ἐπαίδευσα - πεπαίδευκα - πεπαίδευμαι - ἐπαιδεύθην
(это образцовый греческий глагол, который никогда не выдает каких-либо нерегулярностей, поэтому всегда используется в парадигмах, означает "воспитывать")
ὁράω - ὄψομαι - εἶδον - ἑρώρακα (ὄπωπα ) - ἑώραμαι (=ὦμμαι ) - ὤφθην
(а это прекрасный глагол "видеть", формы которого образованы от трех разных корней...)
Основная масса греческих глаголов где-то посередине между этими двумя. Вот лично меня очень напрягает, что у каких-то глаголов могут вылезать другие нерегулярные штуки (med perf какой-нибудь или запомни какой из двух аористов, оба как бы активные, но образованы разными способами, — медиальный, а какой активный) и их все нужно каким-то образом запомнить. Регулярные формы тоже есть и часто, конечно, всё не так плохо)
У Дворецкого всё это обычно выглядит как-то так:
γίγνομαι, дор. ион. и поздн. γίνομαι (γῑ ), эп. тж. γείνομαι (см.) (impf. ἐγιγνόμην, fut. γενήσομαι, aor. 2 ἐγενόμην — дор. ἐγενόμαν, pf. γέγονα — эп. тж. γέγαα, part. γεγαώς — стяж. γεγώς; pass.: pf. γεγένημαι, ppf. ἐγεγενητο )
Вейсман лаконичнее, ну или в меньшей степени считает читателя идиотом.
ТБ из-за этого совершенно не парится и очень мало нас пинает, как будто оно само как-то выучится О_о Ок, что-то выучится, но какой-нибудь med perf от глагола μέλω "заботить, быть предметом заботы" (клевый глагол, кстати, управление — датив и генетив, заботит кого и что соответсвенно), который я встречаю не то чтобы каждую неделю, мне кажется, не запомнится никогда. Так что я теперь езжу в метро с огромными карточками) Вот ЕВ, с которой мы читаем Солона и прочую архаическую греческую элегию в этом семестре, более ответственно к этому подходит. Она, кажется, начинает понимать, что ТБ нас не особо по ним гоняла, но ещё не пришла к этому выводу окончательно, потому что ДА и ДД надрессированы на глаголы в гимназии, я стараюсь подучивать то, что встречается в текстах, к парам, а А. с К. сидят за нашими ботанскими спинами и им меньше достается вопросов про глаголы)) Но да, как-то неловко вышло :gigi:
Btw, на парах Желтовой (=ЕВ) меня трясет страшно и мозг сворачивается в трубочку. Настолько, что я лажаю с морфологией, с которой как-то очень нехорошо лажать. Но вот мои познания в синтаксисе меня удовлетворяют! Удовлетворяет ли хоть что-нибудь ЕВ, непонятно, потому что она всё время улыбается и открыто критикует только то, как я читаю гекзаметр. Это всё очень грустно и, наверное, я так переживаю, потому что пишу у неё работу, но надо с этим что-то сделать.
На самом деле, то, что мы читаем с разными преподавателями — огромное благо (εὐδαιμονία, извините), потому что у всех преподавателей а) своя сфера специализации; б) свое представление о том, что важнее.
Вот есть ТБ, она любит объяснять разные штуки через историческую грамматику, немного забивает на основные формы глагола, очень ругается, когда мы неправильно переводим местоимения, восхитительно объясняет синтаксис падежей и совершенно прекрасно раскручивает человека, если он утонул в синтаксисе, прям ах и шлёт чудесные смски формата "Елизавета Андреевна, будьте кисонькой, передайте всем, что у нас пара во вторник на кафедре"
Есть ДВ, он очень зациклен на латинских нерегулярных глаголах (буквально на прошлой паре грозился устроить нам очередную контрольную), скучновато вдаётся в текстологию, забивает на синтаксис падежей ("Вы как-нибудь сами Боровского почитаете") и очень любит все вот это про придаточные с ut и cum, настолько, что методичку пишет а ещё отправляет нам трепетные имейлы и как-то очень тонко стебёт
Есть ВВЗ, он мастер на все руки: на его парах и текстология, и синтаксис, и истграм, и история литературы, и поэтика жанров, и история лексических значений. Он ужасно классный, да) Лично меня ещё совершенно восхищает его способность интегрировать нас в это медленное чтение. Т.е. у того же ДВ, мы читаем, лажаем, он поправляет и комментирует, если есть, что комментировать. ВВЗ так не делает почти никогда. Он всегда скажет что-то формата: "Ага, вот посмотрите в аппарат и объясните, как так получилось"/"Объясните, почему здесь это слово, а не другое"/"Да, это хорошо, но я бы отнёс это наречие к другому слову. К какому, идеи?" Это ну очень круто! Очень будит и заставляет мозги работать. Я даже временами перестаю нервничать. он по большей части мягок и тактичен (хотя и очень, ну очень требователен), все время убеждает нас не бояться и участвовать в диалоге; в принципе очень хорошо "чувствует" аудиторию, хотя в начале, на лекциях по культуре, так абсолютно не казалось
Есть ЕВ, она любит объяснять про "слова с очень широким спектром значений" (типа ἀρετή, которое стандартно переводят как "благородство", но вернее сказать, что это лучшее проявление качеств, т.е. у коня это скорее скорость, у человека — доблесть, у бога — бессмертие и способность творить чудеса) и делает это восхитительно, очень любит синтаксис, с большой охотой спрашивает всё те же формы глаголы и какие-нибудь супплетивные степени сравнения. я пишу у неё курсач и она присылает мне километровые обстоятельные письма. Ну и с легкостью подкидывает мне научную литературу на немецком и французском.
Ооо, есть Позднев, он же МихМих, мы с ним не читаем авторов (thanks god), у нас с ним введение в классическую филологию (≈ история КФ), но он, кажется, может вообще всё. Хотя в основном, вроде, занимается "Поэтикой" Аристотеля и разнообразной текстологией. Очень страшный человек, бросающийся фразами типа "Прочтите эту книгу, там простой итальянский", "Давайте быстренько почитаем Горация", "Современно русского романа не существует" Местами пугающий сноб, но судя по тому, что я видела на прошлогодней конференции, очень искренне passionate по поводу науки
Во всём этом — когда латынь с разными преподавателями превращается едва ли не в разные языки, а с греческим это ощущение ещё сильнее, потому мы читаем на разных диалектах — есть прекраснейшая гармония и это ещё одна вещь, за которую я страшно люблю своё образование.

Btw, если вы когда-нибудь учили латыни и вас тоже бесил Dativus auctoris, который употребляется только при аналитических формах (esse + причастие) и никто не объясняет почему, ВВЗ вот объяснил: эта функция развилась из Dat. possesivus
Hostes nobis victi sunt = не столько "Враги побеждены нами", сколько "У нас есть побежденные враги"
NB Если такой аукторис при синтетической форме глагола — это довольно сильный поэтизм (привет, Овидий)

@музыка: БГ - Дело за мной

@темы: Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!, латынь из моды вышла ныне, по-культурному (с)

23:38 

ὦ ἄνδρες Ἀθηναῖοι

tempora noctis eunt: excute poste seram
У генетива, помимо прочих, есть две функции: субъектная и объектная. Научиться их различать традиционно несколько трудно. Классический учебник по латыни Боровского и Болдырева (и не только он, насколько я знаю) объясняет разницу словосочетанием "страх врагов". Когда имеется ввиду, что врагов боятся — это Genetivus objectivus (враг здесь прямое дополнение, объект), а когда боятся сами враги — Genetivus subjectivus (т.е. они являются субъектами действия). И это непонятно (во всяком случае мне и моим одногруппникам). ДВ (латинист) бодро пытался нам это объяснить на том же словосочетании) Мы покивали и вновь нифига не поняли. И вот у нас мимоходом спросили на греческом, знаем ли мы разницу, ведь ДВ нам наверняка её объяснял... Тут мы, несколько смутившись, признались, что как-то не сложилось. И ТБ объяснила на примере, который я искренне считаю гениальным, потому что после него все встало на свои места и даже чертов страх врагов стал понятным.
Перевод Гомера — G. objectivus (перевели кого?что? Гомера)
Перевод Гнедича — G. subjectivus (перевел кто? Гнедич)
Перевод Пастернака — нужен контекст

Эпитет — это ἐπί-θε-τον, отглагольное прилагательное от глагола ἐπί-τίθημι "налагать, прилагать", т.е. буквально прилагаемое, прилагательное. Моя жизнь стала немного яснее благодаря этому знанию. я знаю, что об этом даже в википедии написано, но я только в прошлый четверг узанал, что поделаешь Всегда раздражало, что для метафоры, просто выраженной прилагательным, нужно какое-то другое слово. А оно, как выяснилось, достаточно естественно

Μείζω ἂν τιθείης συμφοράν, εἰ φέρεις αὐτὴν χαλεπῶς
Дословно (почти): пожалуй, делаешь несчастье труднее, если переносишь его тяжело.
Это здесь не потому, что это очень глубоко)) Просто очень греческая мысль. Хороший пример: Сократ, который, выпив яд, попросил принести жертву богу выздоровления. Никто не навредит, пока сам не скажешь, что тебе навредили.

И немного о контекстах. Недавно нам в предложениях на греческом попались разбойники (по-гречески κάκουργος, из прилагательного κακός "плохой" и cуществительного τὸ ἒργον "дело"), речь зашла о Прокрусте и нас ожидаемо спросили, какой фразеологизм с ним связан. Я не знаю, сколько я (не)спала в ночь перед этим, но, пока люди тупили, я сказанула "прокрустовы сани" с некоторым ощущением, что что-то тут не так. Самым прекрасным в этот момент было то, что ТБ узнала цитату и, смеясь, процитировала дальше: Но однажды взорвётся картонный Парнас. Тут до меня дошло, что я немного переслушала Зимовье :)

P.S. тэг для древнегреческих штук изначально задумывался как ὦ ἄνδρες Ἀθηναῖοι "о мужи-афиняне", но дайри отображает его как набор чисел, увы. Поэтому будет цитата из Щербакова ("зато весьма натасканы в лингвистике" тоже его, но что поделаешь)

@музыка: Зимовье Зверей - Одиссей и Навсикая

@темы: латынь из моды вышла ныне, Ох, уж эти мне эллины! Этот язык!

02:54 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Это постскриптум к прошлому посту)
В лучших традициях моей кафедры: меня никто не просил, а я прокомментирую
Кварум - это quarum, т.е.genetivus pluralis fem от местоимения qui, quae, quod (кто, который), т.е. которых женского рода. Это такая филфаковская шуточка
Википедия вот сообщает, что кворум (то же самое мужского рода) - это quorum praesentia sufficit, т.е. которых присутствия достаточно (в нашем случае - для того, чтобы начать пару). Но т.к. население филфака преимущественно женского пола, тут это именуется кварум
У нас есть молодой человек в группе, поэтому мы обычно кворум, но, когда его нет, мы шутим про то, что "кварум есть, а
кворум как-то не случился"
Такая вот наша филфаковская жизнь :)

@темы: латынь из моды вышла ныне, по-культурному (с)

04:19 

Dies carpendi sunt

tempora noctis eunt: excute poste seram
Я не хочу делать итоги года в формате 1. я сдала егэ; 2. я поступила в университет; 3. я завела кота
Но какого-то завершающего текста я хочу. Поэтому я села и записала все пришедшие мне сходу в голову моменты этого года и расположила их в хронологическом порядке.
Эмоционально. Бессвязно. Бессодержательно. Мне нравится
2016 в моментах

С наступающим, друзья!

@темы: филиал Кармартена, поток сознания, по-культурному (с), мытарства одиннадцатиклассника, латынь из моды вышла ныне, potterhead, magic moments, just remember

03:08 

Доступ к записи ограничен

tempora noctis eunt: excute poste seram
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:35 

"А по-культурному это называется регрессивная ассимиляция..."

tempora noctis eunt: excute poste seram
Мне очень о многом хочется рассказать, но это многое уже которую неделю не укладывается в логичное повествования, поэтому я решила, что пусть оно будет нелогичным и бессвязным)

Недавно я нашла в своем прошлогоднем конспекте по физике листок с текстом, который, очевидно, был написан, когда мне было вконец нечем заняться на паре и я развлекалась:
"Я мечтаю о филфаке.
Я хочу каждое утро пересекать Дворцовый мост, заходить в это зелёне здание, выходить во дворик в перерыве, видеть Исаакий из окна, учиться общему языкознаию по Касевичу, учить албанский или баскский, заговорить наконец по-немецки, заниматься теоретическим синтаксисисом и социолингвистикой, страдать над латынью, греческим и старославянскитм, слушать утехинский курс введения в социологию, упахиваться на куче бесполезных пар, дышать этой вековой пылью и смотреть в глаза портрету Бодуэна де Куртенэ
Я мечтаю о филфаке. Это дает мне сил"

И все, в общем-то, сбылось. Не сбылся Касевич, потому что все, кроме теоретических лингивистов, изучают языкоз по Маслову, албанского, баскского и старославянского у меня не будет, а над латынью я совсем не страдаю. Но я таки пересекаю каждое утро Дворцовый мост, несусь в это самое зеленое здание, потому что я всегда опаздываю, выхожу во дворик, когда у меня раскалывается голова и хочется её проветрить, вижу Исаакий из окна три раза в неделю, утехинский курс, если будет, то на третьем, кажется, курсе, синтаксис пока не теоретический, а вполне себе практический и бесполезных пар типа инофрматики и русского языка тоже хватает. И, да, я каждую неделю прохожу мимо портрета Бодуэна де Куртенэ :gigi:
В общем, сбылись мечты идиота.

Я полюбила свою кафедру и думаю, что приживусь на ней, если не вылечу. Я действительно ловлю кайф на латыни и древнегреческом, хотя последний не то чтобы очень хорошо мне дается. Но чем сложнее, чем сильнее ломается мозг, тем больше мне доставяет. Я надеюсь, что это не покинет меня, когда мы закончим базовую грамматику и начнем читать тексты.
Хотя я довольно долго не хотела верить, что попала туда, куда нужно. Нет, я верила, но мне нужы были доказательства (Your faith was strong but you needed proof, да). И они были!
1) Это была, наверное, вторая или третья неделя учебы. Пятница. Вторая пара латыни подряд. Мы (нас, к слову, 5 человек в группе) умираем. Лично у меня раскалывается голова. Наш латинист (ДВ) понимает, что сейчас давать нам новую грамматику бесполезно и поэтому диктует так называемые заповеди классического филолога. Суть одной из "заповедей" в том, что разбор предложнения нужно начинать с грамматики. В качестве пояснения он решает рассказать нам "поучительную историю" (это одно из его любимых выражений наряду с "по-культурному", "где сказуемое?" и "транспортное окончание "-ibus-") про лингвиста Щербу. С надеждой спрашивает у всех, кроме нашей одногруппницы из классической гимназии, которая учит латынь и дргр с пятого класса, и все это уже слышала, знаем ли мы такого. Я сама не поняла, как это случилось, но я пришла в совершенно неконтролируемый восторг)) У меня перестала болеть голова и я дажа начала соображать. Он рассказал про глокую куздру, объяснил, как это работает, а я продолжала сиять и чуть ли не подпрыгивать от счастья. Я не знаю, что тогда решил про себя ДВ, но с тех пор все более-менее сложные вопросы, в которых надо подумать, а не просто выдать нужную форму от глагола tenere/laudare/sentire/etc., идут мне. Это, конечно, приятно, но в то же время несколько неловко.
Да, в общем, этот случай очень наглядно показал, что хорошо мне может быть и здесь
2) Сама кафедра. Она прекрасна. Стеллажи с невероятно старыми книгами на латыни и древнегреческом, бюст Зевса, который взирает на всех и к которому регулярно взывают, и, извините, атмосферка) Науки, античности, агонального духа и прочих таких штук.
3) Завкафедрой ужасно похожа на АВ. Тем, как она относится к студентам (своим), и тем, как она читает литературу. Когда она 31 августа обратилась к нам с приветственной речью, я чуть не разревелась от счастья, настолько похоже на АВ это было.
4) Наша группа. На самом деле, я почувствовала, что мы действительно эээ сработались, только на этой неделе. Когда в воскресенья мы все делали дргр и переписывались в вк, когда случайно встретила по дороге в универ одногруппника и он очень тепло мне улыбнулся, когда он же позвал меня во дворик постоять с ними, хотя я не курю и обычно остаюсь в здании, когда одногруппница сегодня, когда я проспала все (shit happens) и пропустила греческий, сразу же после пары написала мне, что я ничего особо важного не пропустила и т.д.
5) Я пошла на смецсеминар на кафедре общего языкознания к С.С. Саю, который был научруком Маши (о которой здесь уже была речь, но, если коротко, то она вела у меня кружок лингвистики). Спецсеминар по языкам России. Мне там сложно, мне там выламывается мозг, хотя и интересно. Но там я поняла, что на своей кафедре я чувствую себя... лучше. Мне казалось, что Эсхил и Еврепид никогда не станут мне по-настоящему интересны, но я понимаю, что ошибалась. Да, мне доставляет в первую очередь лингивистический аспект того, что мы сейчас делаем на парах, но в содержательную часть я тоже начинаю втягиваться. Мне становится интересно. А типологический особенности башкирского (очень популярная тема на кафедре общего языкознания в принципе, потому что они уже не первый год ездят в Башкирию в лингвистические экспедиции) мне интересны так же, как любая лингвистическая задача: я её решу и это сделает меня ещё немного более счастливой, но это не сможет до конца наполнить мою жизнь смыслом. Мне нужен содеражательный аспект, чтобы увлечься целиком и полностью.
Наверное, на теоретической лингивстике мне бы тоже было очень хоршо, но я не знаю этого наверняка. А на классической филологии мне хорошо и я понимаю, что это то, что нужно.

К слову о, я стала понимать, почему М.Л. Гаспаров анализирует тексты, начиная с формальных аспектов типа чем выражены сказуемые. Он филолог-классик и начинет разбор текста с синтаксиса. Я не уверена, конечно, но предполагаю, что так. Если даже я, проучившись здесь два месяца, уже автоматически ищу в любом предложении сказуемое и так далее, то он, скорее всего, иначе просто не мог. Это я, конечно, очень хорошо замахнулась на Гаспарова, но я поняла, почему мне всегда нравилось его читать: потому что он идет от формального к содержательному, а это мне невероятно близко.

P.S. Про выражение "по-культурному" есть кулстори.
Когда-то вторая специальность классических филологов была "русский язык и литература" и, помимо всего прочего, они ездили в фольклорные экспедиции. Там однажды информантка выдала им прекрасное: "Это по-нашему сени, а по-культурному колидор". С тех пор это вошло в кафедральный сленг и используется для ситуаций типа
ДВ — Как вы думаете, как мог бы выглядеть номинатив от regis? С учетом того, что мы только что говорили от переднеязычных согласных.
— Ну, эээ regs?.. recs?
— Да. Это лингвистический динозавр. То есть реконструкция. Что здесь произошло?
— Ну, g стал с перед s и слился с ним. Получилось х.
—Да, отлично. То есть по-культурному это называется "конечный согласный основы подвергся регрессивной ассимиляции".
Я могла налажать в примере, но суть ясна х)
P.S. 2. Про Синтаксис(а)

@темы: поток сознания, по-культурному (с), латынь из моды вышла ныне, зато весьма натасканы в лингвистике, magic moments, такая вот синтаксическая конструкция

15:59 

tempora noctis eunt: excute poste seram
Все повернулось самым неожиданным образом.
Я не прошла на ТЯ и не смогу пройти туда во вторую волну, потому что там банально не осталось мест. Но я поступила на классическую филологию (в СПбГУ).
В тот же день, когда опубликовали приказы, мне позвонили из приемной комиссии и сказали, что на лингвистику я могу пройти только на венгерский/албанский/языки Библии. Из этих трех самый приятный, наверное, языки Библии, потому что венгерский и албанский — слишком узкие специальности, я такого никогда не хотела, потому что, по моему глубокому убеждению, после бакалавриата должна оставаться свобода выбора. Я сейчас не готова сказать, чем я захочу заниматься через 4-6 лет, я просто хочу учиться, поэтому мне нужно базовое образование, на которое хорошо ляжет что-нибудь другое, если это потребуется. В этом плане ТЯ было бы идеально, но нет так нет. Я думала, наверное, сутки, вчера позвонила в приемку и сказала, что остаюсь на классике.
И все встало на свои места. Так и должно быть. Паззл сложился. Это очень правильно чувство, очень гармоничное. Я весь год ждала, когда оно приедет. Так что, да, я счастлива поступить на классическую филологию :)
Я раньше никогда даже не думала о КФ, поэтому мне странно к этой мысли привыкать. Я знаю две книги, которые заставляют людей полюбить Античность — "Мифы" Куна (окей, там какое-то более длинное название, но я его не помню) и "Занимательная Греция" Гаспарова. Мне кажется, это то, чем я завершу свое лето.
Finally
Все так, как должно быть

@темы: magic moments, латынь из моды вышла ныне

Завтра будет новый день, в котором пока нет никаких ошибок

главная