Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2011-06-28 в 02:11 

Я этого не писал

1046

Извиняй, мне уши резко заложило, и я не расслышал: что ты только что сказал? – произнес Рин, картинно ковыряясь мизинцем в ухе. Облокотившись спиной о плиту, он с неподдельным интересом изучал неловко переминающегося перед ним с ноги на ногу Сугуро. Сугуро же смотрел куда угодно, только не ему в глаза. Похоже, он даже густо заросший паутиной, как бородой, вентиляционный люк в потолке находил куда более интересным объектом, чем Рина.
- Я сказал... – он замялся. – П-по-быстрому научи готовить. Простое что-нибудь. Ты же вроде как... ну, это...
- Не послышалось, - озадаченно буркнул себе под нос Рин и задумчиво почесал лохматый затылок ручкой шумовки. – А тебе оно зачем? Вздумал поразить кого-то чудесами внезапно обретенного кулинарного таланта?
- Ты...
Но Рин, внезапно воодушевившись, не дал ему и слова сказать:
- Но он так запросто не обретается, знаешь, талант-то. Это нечто, что дается с рождения, как способность творить, сочинять песни, без особых усилий завладевать вниманием противоположного по... Ай!
Договорить ему, впрочем, не позволила тяжелая оплеуха, прилетевшая на его голову откуда-то со стороны Бона.
- Это еще за что?! – мгновенно вскинулся он.
- Трепаться завязывай! Учи давай! И это... чтоб никому ни слова, понял?
Хитро сверкнув глазами, Рин оскалился и потянулся к дверце холодильника, оставив Бона безуспешно гадать, что же эта ухмылка может означать. А была она знаком того, что Рин приготовился командовать и руководить. Амплуа, достающееся ему вопиюще редко.
Последующие полчаса прошли под флагом мелких кулинарных неурядиц, как то: размякший, взбухший рис, больше напоминающий клейстер, - он был оставлен на попечение Бона; добрый десяток им же перебитых яиц, на которых не преминул оскользнуться и растянуться на полу Рин; щедро пролитый на Бонову футболку соус, который растекся по белому омерзительным темным пятном, грозящим въесться навечно; и, в довершение картины, на удивление всего одна расколошмаченная тарелка. По прошествии этих тридцати минут стало ясно, как божий день, что талантом к руководству среди братьев Окумура обладает лишь один из них, и это явно не Рин.
- Если ты всегда так готовишь, - сметая в совок осколки, злобно произнес Рюджи, - то убытка от тебя явно больше, чем пользы.
- Что?! Не я же здесь разгром учинил! Что с тобой такое вообще? Можно подумать, тебя к кухне никогда близко не подпускали, так что ты даже тарелку в руках удержать не можешь!
- Ты специально отпустил ее раньше, чем я сомкнул ладонь, - пробурчал Бон. Осколки с печальным звоном исчезли в недрах мусорки.
- Так. Вот что. Давай, я буду готовить, а ты будешь рядом стоять и учиться... визуально.
- Может, мне еще тетрадку достать да конспектировать за тобой?!
- У тебя есть другие предложения, как мне научить тебя хоть чему-нибудь и при этом не перевести за раз все имеющиеся у нас продукты?
Судя по озадаченному взгляду, которым Бон встретил этот вопрос, никаких других предложений у него на примете не имелось. Тяжко вздохнув, Рин сунул ему в руки нож и тарелку со свежевымытыми огурцами.
- На, и не маячь.
В ответ на подобную дерзость Бон вознамерился ответить еще большей дерзостью, а если таковая не придет на ум – повторить оплеуху, опробованную на Рине ранее. Но тот, оставленный в покое, живо принялся стряпать, и Бону ничего не оставалось, кроме как, ворча себе под нос все ему известные проклятия, заняться вверенными ему огурцами.
Спустя же от силы минуты две послышался резкий звук отбрасываемого в сторону ножа и тихое: "Черт!"
- А я так и знал, что оно чем-нибудь таким закончится, - выглядывая из-за плеча Рюджи, укоризненно произнес вставший на цыпочки Рин. Белая водянистая мякоть очищенного от шкурки огурца была заляпана красными точками крови, стекающей по рассеченному ножом пальцу Бона.
- Вот ведь кретин неуклюжий, - проворчал Рин, за руку подтаскивая его к раковине и с ходу поворачивая кран с холодной водой.
- От кретина слышу. Отпусти, я сам справлюсь!
- Подержи руку под струей, чтобы кровь остановить. Я за аптечкой сбегаю. И смотри, не устрой мне тут бедлама, пока меня нет!
- Ты издеваешься?!
Издевается, еще как. Лишний повод почувствовать свое превосходство ищет, не иначе. И теперь, оборачивая Бону палец бинтом, мгновенно розовеющим от разбавленной водой крови, лишь несносно улыбается, паршивец.
- Бесовское отродье, - рявкнул Бон, чтобы хоть как-то компенсировать свою беспомощность перед ерундовой царапиной, крепко стянутой белым коконом бинта.
- Не за что, - отмахнулся Рин и вернулся к плите. – Ах, чтоб тебя! У меня из-за тебя вся вода выкипела.
А на кухне хозяйничать он привык. Только не над людьми, а над стройными рядами тарелок, воткнутых в металлические ребра сушилки, над заботливо пересыпаемыми из ладони в ладонь горстями сухого, шуршащего риса, над свертками мяса и грудами свежих овощей. Он бросает в готовящуюся пойти пузырями воду выверенную на глаз щепотку соли, и вода на несколько секунд становится молочно-белой. Он нарезает рыбу, словно листы бумаги – аккуратно и красиво. И руки его, испачканные в соли и муке, мечущиеся от одной посудины к другой без излишней суеты, завораживают, так что Бон едва стряхивает с себя наваждение: тот ли это неудачник, что умудряется бахвалиться больше, чем преуспевать?..
- Готово.
Смахнув со лба тыльной стороной ладони иллюзорный пот, Рин подхватил нагруженные едой тарелки и опустил их на стол – прямо перед Рюджи, что, подперев костяшками пальцев щеку, хмуро наблюдал процесс готовки, в котором ему никакой роли не отвели. И сам сел напротив, молчаливый и уставший, но довольный, в перемазанном темном переднике, с волосами, забранными назад заколкой – той самой.
- У тебя мука на лице, - сварливо заметил Рюджи, показывая на себе. Рин невпопад потер ладонью возле переносицы.
- Все?
- Нет.
- А теперь?
Бестолковый. Тяжко вздохнув, словно это стоит всех его усилий, Бон перегнулся через стол и указательным пальцем провел по его переносице, смахивая прозрачный мазок муки.
- Ты не выглядишь слишком счастливым, - недоуменно произнес Рин, придвигая к себе одну из тарелок. Содержимое, нехотя признался себе Рюджи, выглядело более чем аппетитно.
- Это потому, что я просил тебя меня научить, а не накормить!
- Извини, увлекся, - почесывая затылок и совершенно по-дурацки улыбаясь, произнес Рин и продолжил уже на куда более серьезной ноте: – Но слушай. Не берись за то, к чему у тебя тяги нет. Предоставь это тем, кто в подобном разбирается получше твоего.
И как тот же самый бахвалящийся неудачник может позволять себе вдруг становиться таким серьезным, да еще и столь органично в этой роли выглядеть после всей своей вопиющей легкомысленности?
Надменно хмыкнув вместо какого-либо ответа, Бон неохотно притянул к себе тарелку. Черт возьми, а ведь в конце придется благодарить.

URL
2011-06-28 в 02:29 

КЁШ ПЕРЕДАСТ
|Кёш| пик-арт мастер
Автор, я люблю вас :heart:
это прекрасно :nechto:
не он

2011-06-28 в 10:11 

C h i b a
отshellник
Автор-сан, оно чудесно*.* Рин и Бон такие настоящие, живые получились!
Спасибо <3
не з.

2011-06-28 в 11:33 

navigator;
блядское чудо; 3... 2... 1... о, люди идут; le diable blanc
они такие очаровательный)
и Рин такой Рин!
не з.

2011-06-28 в 16:03 

Trima [DELETED user]
Заказчик рад, что, его первую в жизни заявку выполнили так качественно))
Большое спасибо автору)
Откроетесь в умыл?

2011-06-28 в 17:04 

Эйвлинн
Ваша идея, конечно, безумна. Весь вопрос в том, достаточно ли она безумна, чтобы оказаться верной(с)
Автор, Вы прелесть. :white:
Настолько красочно все описали, что самой захотелось пойти помучить кухню. :laugh:

2011-06-28 в 21:02 

Всем спасибо.) Я впервые пишу по этому фандому, поэтому мне важно знать, что получилось нормально.
Trima
Не знаю, что оно вам даст, но пойду, покажусь вам.)

URL
2011-06-29 в 20:07 

Kassielle.
Но мне не нравится этот мир. Тот был лучше.
ой, славно:red::red::red::red::red:
автор, откройтесь в умыл, нэ?)

   

Ao No Exorcist Fest

главная