AlyonaSL_texts
"Змеи растут всю жизнь" (с)
Автор: AlyonaSL
Фандом: CSI:LV
Цикл: Архив № 1 - первые опыты, Архив № 2 - неформат
Написан: февраль 2007 г.
Рейтинг: PG-13
Пейринг: грандерс
Жанр: ангст, романс, флафф
Авторские примечания: Ыыы, еще один флаффный текст на тему "пострадавший после взрыва". Да, как сейчас модно говорить, у автора в этом месте кинк :) И разумеется, автору этим тоже надо было переболеть. Всеми этими яркими эмоциями, высокими переживаниями, - чтобы потом, уже в рамках вселенной, развивать эту тему обыденно и спокойно, как и положено.
А еще это второй фик про совпадение фамилий.


- Я все-таки думаю, что нет никакого повода для особых волнений! Неделя, максимум десять дней – и он вернется к работе…
Гил Гриссом стоял на пороге ординаторской и слушал, что говорит ему доктор. Голос врача звучал утешительно, но Гриссому все равно слышались какое-то скрытое опасение и тревога. Поэтому он сам с большим трудом прятал свою обеспокоенность за напускным равнодушием.
Однако врач был тоже не лыком шит и видел в своей ординаторской много людей с таким поведением.
- Я правду вам говорю, мистер Гриссом, не переживайте вы так, - доктор даже позволил себе улыбнуться. – Организм молодой, динамика хорошая, и даже повреждения для такой травмы не очень значительные. Примерно через неделю поставим на ноги вашего… эээ… сотрудника, - врач снова улыбнулся, но уже с иным подтекстом.
Гриссом счел за лучшее этого подтекста не заметить. И сказал сухо, как должен был сказать супервайзор смены:
- Буду вам очень благодарен, доктор. В нашей лаборатории сейчас откровенно не хватает рук, – а потом развернулся и пошел к выходу.

Однако, как бы то ни было – сердце у него было явно не на месте. И больше всего не хотелось возвращаться домой. Туда, где в спальне на неубранной кровати лежит футболка Грэга – они оба сегодня проспали и чуть не опоздали на работу, собираясь второпях; где в ванной на полочке теперь прижился странного вида тюбик с гелем для волос и вторая зубная щетка цвета «вырви глаз»; где в кухне все еще остро пахнет кофе, а на столе осталась чашка, которую Грэг никогда - ну вот никогда! – не относит в раковину, особенно когда спешит… Сейчас Гриссому просто невыносимо было вернуться в этот пустой дом, в котором еще недавно звучал смех его мальчика: «Отойди от меня, Гил, - я правда опоздаю на работу… Тебе ничего не будет, если ты не придешь вовремя, потому что ты начальник; а мне знаешь, как мой шеф задаст?» И как Гриссом не выдержал и рассмеялся вместе с Грэгом: «Ох, Сандерс, задаст тебе твой шеф, это точно: показать, как?», А потом они, толкаясь локтями, вместе обувались в прихожей – которая совсем не была настолько тесной. Просто было так приятно толкаться, чтобы чувствовать, что они оба вместе. Что они оба сегодня после недельного перерыва наконец проснулись вместе; и что они сейчас на работу опаздывают тоже вместе: пусть даже им придется туда ехать разными путями и на разных машинах.
Черт бы подрал ее, эту работу. Но сейчас, пожалуй, она станет единственным спасением.
Гриссом развернулся и поехал в лабораторию. Надо было чем-то отвлечься – да хотя бы устранением последствий проклятого взрыва, из-за которого Грэг сейчас остался один в больничной палате, переломанный, обожженный, а Гриссому даже не разрешили быть с ним рядом, чтобы просто подержать мальчика за руку… Черт подери. «Вы не находитесь в списке медицинских контактов…» И неудивительно: как он может там находиться? Он не родственник и не близкий человек – формально, по документам. Он просто начальник на работе. Так конечно, врачи полагают, что нужно держать заболевших подчиненных подальше от их начальников. Тем более если подчиненные пострадали на рабочем месте.
Да, тот доктор, возможно, сообразил. Но формального обоснования не было, и поэтому… Поэтому Грэг остался в больнице один.

Когда Гриссом подъехал к лаборатории, то практически сразу столкнулся с Кэтрин. Та словно знала, что он приедет, и чуть ли не встречала его на крыльце.
- Гил, - выпалила она с ходу, - зачем ты приехал? Иди домой, отдохни. На тебе же лица нет! Ты выглядишь просто отвратительно…
«Если я поеду домой, то буду выглядеть еще хуже», - подумал Гриссом про себя, ничего не отвечая. Он просто молча прошел в своей кабинет, сел за стол и углубился в бумаги.
Ночь прошла, как назло, спокойно. Гил даже пытался прикорнуть на диване. Но сон не шел. Стоило закрыть глаза – как перед ними вставали недавние события. Неподвижное тело на носилках.. прерывающееся дыхание… и взгляды. Взгляды, которыми наверняка провожала своего супервайзора вся смена: глядя, как он, побледнев, идет за этими носилками словно привязанный.
Может быть, кто-то и понял. Но сейчас это уже неважно. Важнее другое: как там сейчас его мальчик?..
Только бы все было хорошо.

Гриссом промаялся до пяти утра, а потом не выдержал. Поднял трубку и набрал номер справочного стола больницы.
- Больница Дезерт Палмс, - ответил в трубке сонный девичий голос. Дежурная наверняка задремала, а звонок Гриссома ее разбудил. Ну ничего, она ведь в конце концов на работе.
- Девушка, - сказал Гил как можно вежливее, - можно узнать о состоянии больного?
- Как фамилия? – спросила дежурная, еще раз отчетливо зевнув в трубку.
- Сандерс, - Гриссом изо всех сил старался, чтобы голос не дрожал.
Девушка чем-то прошуршала и потом вдруг спросила:
- Вчера поступил?
- Да, - ответил Гриссом, почуяв, что голос дежурной слегка изменился. Из него почему-то пропала сонная неторопливость.
- А вы кем ему приходитесь, простите? – продолжала допытываться девушка.
- Начальником, – автоматически произнес Гриссом. И только потом подумал – к чему бы эти расспросы?
- Простите… вы не могли бы подъехать? – голос дежурной уже откровенно дрожал, и у Гриссома странно защемило в груди слева.
- Мог бы, – ответил он, пытаясь сохранять спокойствие.
- Вы подъезжайте, пожалуйста… - и девушка разъединилась со странной поспешностью.
Гриссом буквально вылетел из кабинета и понесся на стоянку. И разумеется, в коридоре опять нарвался на Кэтрин.
- Гил! – воскликнула она, увидев, как шеф, изменившись в лице, мчится к выходу. – Ты куда?
- В больницу, – бросил Гриссом в сторону, даже не оборачиваясь. – Просили срочно приехать…
- Ты туда звонил? Что-то с Грэгом? – вопрошала Кэтрин, задыхаясь, потому что бежала следом. - Погоди, Гил, - она схватила его за рукав, - ты не можешь в таком состоянии вести машину! Давай я тебя отвезу!
Гриссому было уже все равно. Почти без сознания он рухнул на пассажирское сиденье, прикрыл глаза и что есть силы сжал кулаки. «Господи, только бы не…»
Они вошли в вестибюль больницы через двадцать минут.
Гриссом подошел к столу справок, где сидела зевающая девушка – видимо, та самая, что отвечала по телефону. И застыл. У него не было сил ничего спрашивать. Было просто страшно.
- Доброе утро, - подбежала к окну Кэтрин, отодвинув Гриссома, - мы по поводу Сандерса…
- Доктор сейчас спустится, - девушка заморгала и отвернулась.
Гриссом опять почувствовал, что в груди слева что-то закололо и сжалось.
Тут кто-то тронул его за плечо. Гил обернулся и увидел, что за его спиной стоит человек в белом халате и с абсолютно непроницаемым выражением лица. Доктор. Только не вчерашний, а другой. «Сменился, видимо», - подумал Гриссом отрешенно.
- Это вы… насчет Сандерса? – спросил незнакомый доктор, скорбно опустив уголки губ.
Гриссом только кивнул.
- Мы, мы, – подскочила Кэтрин. – Что-то случилось?
- В общем да... – негромко сказал врач. – Мы сделали все возможное, но…
- Что? – Кэтрин чуть не вцепилась в доктора, но тот повторял с мрачным упорством, глядя в пол:
- Мне очень жаль.… Но мы были не в силах…
Тут Гриссом обрел дар речи. Чтобы сказать единственное слово:
- Почему?..
«Почему его отняли у меня? Почему не я, а он?» - билось в голове.
Доктор понял этот вопрос по-своему.
- Массивное внутреннее кровотечение… Шансов практически не было никаких.
- Господи, - выдохнула Кэтрин. А Гриссом ничего не сказал. Он обернулся… и увидел, что кафельный пол вестибюля со страшной скоростью приближается к его лицу.

В голове шумело, а глаза никак не хотели открываться. Может быть, просто не было сил никого видеть. А может – было страшно понять, что ты все еще на этом свете. И что теперь на нем делать – никакого ответа нет.
Гриссом ощутил, что его кто-то держит за руку. Незнакомая мягкая ладонь, острые ногти, сладковатый запах духов…
Кэтрин.
- Гил… - проговорила она негромко. - Гил, как ты?
Гриссом приоткрыл глаза и увидел над собой яркую люминесцентную лампу на белом потолке. Жесткий казенный свет. Больница.
Он увидел, что лежит на больничной кровати. Одна рука откинута в сторону, в вене – капельница. Господи, и зачем это все теперь?..
Кэтрин собралась было что-то сказать, но дверь распахнулась, и вошел доктор. Тот самый, что разговаривал с ними в вестибюле.
- Мистер Гриссом? – Врач почему-то улыбался. Ну до чего же циничные эти врачи, хуже криминалистов!.. – Как вы себя чувствуете?
Гриссом только зубами заскрипел. Сказал бы он, как чувствует себя: только сил нет уже ни на что. Он чувствует себя никак. Просто никак. Его уже нет. Осталась одна оболочка.
- Ну и напугали вы нас, - продолжал врач. – Слава богу, вам уже получше…
Он кивнул кому-то у себя за спиной: медсестра неслышно подошла и сняла капельницу.
- Собирайтесь домой потихоньку, – улыбка врача становилась все шире и шире. А потом он сказал вообще нечто непонятное: - Салли безумно повезло, что с вами ничего страшного не случилось!
И вышел вместе с медсестрой.
Гриссом отрешенно посмотрел на Кэтрин, которая тоже была необычайно оживлена. И равнодушно спросил:
- Кто это – Салли?
- Девочка в справочном столе, - сообщила Кэтрин с совершенно непонятной радостью. – Если бы с тобой что случилось – она мало того, что работу бы потеряла, еще и посадить бы могли! Молодая, бестолковая – заснула на дежурстве, а тут такое…
- Что «такое»? – переспросил Гриссом. Он ничего не понимал, и самое страшное – ему было откровенно неясно, почему Кэтрин так веселится.
- Криз у тебя был, - щебетала она. – Гипертонический. Давление резко подскочило… Хорошо еще, что малой кровью обошлось. Если бы инсульт хватил… Ой, лучше и не думать. Ну надо же, соплюха безмозглая! – было непонятно, ругается Кэтрин всерьез или просто шутит. – Как нас всех напугала!
- Напугала? – Гриссом начал закипать. – Ты это называешь «напугала»?..
- Господи, - звонкий смех резанул Гилу по ушам так, что пришлось поморщиться, - я еще тебе главного не сказала! Перепутала она… Понимаешь? Перепутала…
- Кого? С кем? – Гриссом усилием воли отогнал мелькнувшую надежду, чтобы потом не стало еще хуже.
- Грэга перепутала, - продолжала веселиться Кэтрин. – С однофамильцем его из другой палаты… Она, когда ты в пять утра позвонил, настолько выключилась, что имя не догадалась спросить. Только потом выяснилось, что у них здесь, оказывается, было два Сандерса…
У Гила зазвенело в ушах.
- Кэтрин… Повтори еще раз, пожалуйста… Я правильно тебя понял?
- Да правильно, - Кэтрин протянула ему руку. – Ты встать можешь? Доктор разрешил тебе, когда очухаешься, к Грэгу в палату зайти. Давай, провожу тебя. Только ты ему ничего не говори, а то он расстроится. Хотя, - она покосилась на Гила и подмигнула, – если верить приметам – теперь он до-олго жить будет…
- Надеюсь, - пробурчал Гриссом и потихонечку встал с кровати.

…- Знаешь что, Кэт, - это просто безобразие, - бушевал он, приехав домой и дав наконец волю своим чувствам. – Это не годится никуда! Я уже второй раз так нарываюсь! К чертовой матери! Пусть меняет фамилию нахрен! В Вегасе этих Сандерсов просто как нерезаных собак: еще одного раза я не выдержу…
Кэтрин слушала его истерику, понимающе кивая головой.
- Гил, - наконец вклинилась она, когда он сделал паузу, чтобы отдышаться, - ты соображаешь, что ты несешь? Сам посуди, как и на что мальчик может поменять фамилию? На твою, что ли? По браку?
Она довольно захихикала, глядя, как Гриссом застыл посреди комнаты, покраснев и открыв рот. Пока он хлопал глазами, Кэтрин продолжала увещевать:
- Ты думаешь, я не знаю? Я не вижу ничего? Да вся лаба гудит с того дня, как его в больницу увезли! И как ты до самой Скорой его провожал! У тебя в кои-то веки все было на лице написано… А сейчас ты какую-то чушь несешь, извини меня за прямоту. Как он фамилию сменит, в самом деле? Законов таких нету… в данном случае. Так что привыкай к той, что есть…
И она опять захихикала.
- Да я сдохну раньше, чем привыкну, - завелся Гриссом по второму заходу. – У меня однажды просто сердце не выдержит! Пусть меняет на что угодно, вон хоть девичью фамилию матери берет… Она иностранная, там уже не будет совпадений!
- Да кто ж разрешит-то, Гил, сам подумай?
- Тогда я сам его усыновлю, к ч-чертовой матери! - зарычал Гриссом. – Потому что это издевательство над живыми людьми…
- Гил, - рассудительно сказала Кэтрин, - если ты его усыновишь, это будет уже разврат.
И тут Гриссом не выдержал и улыбнулся.
- Скажи еще - инцест, - добродушно проворчал он. – Но в самом деле, сколько можно?
- Ладно тебе, - Кэтрин встала и хлопнула Гила по плечу. – Давай лучше помогу тут порядок навести, а то ты так разбушевался, что все перевернул!… А сам ведь теперь на работе будешь безвылазно торчать, до дома руки не дойдут? И как ты парня привезешь в такой хламежник? Это уже точно будет издевательство над больным человеком… ну, над выздоравливающим!
- Да кто тебе сказал, что я сюда его приве… - начал было Гил, но осекся под ехидным взглядом коллеги.
- Скажи еще, что ты об этом даже и не думал, - подначила его Кэтрин. – А? А если и правда не думал – я немедленно предложу тебе подумать…
- Да подумал я уже, – Гил снова улыбнулся. Было видно, что его словно отпустило изнутри. – Давай и правда, что ли, уборку сделаем тогда… Спасибо…

- Ух ты! – Грэг вошел в прихожую и начал быстро оглядываться по сторонам. – Ты что, клининговую службу вызывал?
- Щас тебе, - Гил с довольной улыбкой вошел следом и закрыл дверь. – Это Кэтрин постаралась. Она мне такой втык дала тогда, когда я тут.. эээ… разбушевался малость…
- Ты? Разбушевался? – Грэг уставился на Гила во все глаза - несмотря на то, что его собственный взгляд был слегка затуманен обезболивающими. – Это как пару лет назад, что ли, когда ты мне столик с пробирками разнес вдребезги?
- Так уж и разнес, - усмехнулся Гриссом, мягко ведя Грэга к двери в спальню. – Иди ляг, а то вижу – сам не свой от лекарств. Голова закружится, упадешь еще…
Его слегка передернуло от воспоминаний: надо же, как позорно он рухнул в вестибюле больницы... Хорошо еще, что кроме Кэтрин, никого из лабы рядом не было. Хотя остальным было достаточно того, как он еще за носилками бежал.
Ну и ладно. Ну и черт с ними со всеми.
- Я просто перепугался, малыш… когда мне сказали, что ты…
- Ой, Гил, да не переживай ты так, – отмахнулся Грэг, устраиваясь на кровати. – Значит, долго жить буду… Но девочка в справочном, конечно, балда! Что ей стоило имя спросить?..
- Спала она… – Гриссом сел рядом и взял Грэга за руку. – Но все-таки я тоже хорош. Мне самому надо было и фамилию и имя сразу называть…
- А Кэтрин рассказывала, как ты тут бушевал, - сообщил Грэг, легонько сжимая пальцы Гила. – Хихикала еще – оказывается, ты хотел, чтобы я фамилию поменял! А то, мол, Сандерсов в Вегасе, оказывается, как собак нерезаных… И что, мол, если это нельзя по закону, ты меня усыновишь!
- А ты, значит, не согласен? – спросил Гриссом, подмигивая.
- Нет, конечно, - Грэг даже попытался сесть в постели. – Правильно ты сказал ей потом – это будет инцест!..
- Вот трепло Уиллоуз, - сказал Гриссом себе под нос. Но Грэг услышал.
- Мне моя фамилия самому надоела, – доверительно сообщил он. – Действительно: как собак нерезаных! Я когда школу заканчивал, хотел мамину взять. А мама сказала, что это другая крайность, и что нечего делать в колледже с иностранной фамилией… Нет, конечно, было бы забавно поменять ее на твою, - и Грэг захихикал почти как Кэтрин, - но только увы… мне сначала пол тогда надо сменить. Ты не возражаешь?
- Возражаю, - ответил Гриссом строгим тоном, хотя глаза вовсю смеялись. – Вообще это… хватит дурацких шуток. Давай уже спать, а то поздно, и ты на лекарствах…
- Нет, Гил, ты мне скажи: законы законами, но я могу расценивать твои претензии к моей фамилии как официальное предложение совместного проживания?
Гриссом застыл. Вот об этом-то он не подумал. А в общем, не все ли равно, когда?
- Можешь, – просто сказал он и встал с кровати. – Пойду я в душ схожу перед сном, а то замотался сегодня как собака…
- Учти, я засну щас, - пробормотал Грэг. Он резко расслабился, словно его тоже что-то давило и мучило в глубине души, а теперь отпустило.
- Да и ладно, - Гриссом наклонился и поцеловал мальчика в висок. – Мы же никуда не торопимся... тем более если теперь вместе будем жить?..
…Когда он вернулся в спальню, то увидел, что Грэг действительно заснул. Стараясь не потревожить его сон, Гриссом устроился рядом и почувствовал, что все волнения последних дней растворяются в уютном полумраке их теперь уже окончательно общей спальни. Грэг засопел и вздрогнул во сне, и Гилу пришлось плотнее прижать его к себе. «Спи, мальчик, – прошептал он негромко Грэгу на ухо. – Спи… Живи долго. Будь счастлив... И упокой, господи, душу того твоего однофамильца».

@темы: Архив 1: первые опыты, Ангст, PG-13, Архив 2: неформат, Гил Гриссом, Грэг Сандерс, Кэтрин Уиллоуз, Романс, Слэш, Совпадение фамилий, Фики, Флаффище