Et tu ajoute les tremolos
Au blanche et noire de mon corp

Я вдруг поняла, что у меня, в отличие от всех адекватных людей на дайриках, нет такой специальной страницы, где сказано, кто я есть и чего я тут забыла. Исправляюсь.
Итак, меня называют Лекси, и я феерический потерянец во времени (аплодисменты).

Этот дневник – мой способ воспринимать реальность. Способ довольно укуренный, как видите.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:22 

- И все-таки, признай, это было круто! - Восхищенно говорит Ксавье.
- Это было жутко! Мы выжили благодаря чуду и заступничеству сильных мира сего.
- Зато теперь мы знаем, кто наши соратники. Эй, расслабься, все закончилось.
- Если бы, милый. Теперь все начинается. И мне очень не нравится твое воодушевление...

Про ЛГБТ-активизм. И немного про журналистику

22:15 

- Как они могли так поступить с тобой?! Воистину, твои биологические родители - те еще ублюдки.
- Лекс, не бушуй, - примирительно попросил Дым.
- Я не бушую! Я в ярости! Охх, ладно. Знаешь, что? Они отреклись от тебя, так?
- По всей видимости.
- Значит, теперь ты свободен. Они-то через пару дней передумают, но в твоих интересах поломаться еще хотя бы месяцок. Я бы советовала цепляться за эту свободу когтями и зубами. Другой шанс представится нескоро.
- Так я и сделаю. Не волнуйся, я буду в порядке.
- О, Сердечко, - не выдержав, я бросилась на кушетку и прильнула к нему, - Знай, что у тебя всегда есть семья. Всегда есть Башня. Ты не один.
- Знаю. Спасибо.
- Хочешь шоколадку?
- О-о, Ле-екси!

Семья и те, кто в ней нуждаются

20:33 

23:42 

- Поднимаю, - девушка по кличке Истеричка бросает фишки на стол.
- Уравниваю, - Умер аккуратно отсчитывает от своей стопки.
Истеричка поднимает чашку, и они чокаются - сперва с Умером, затем со всеми остальными. На углу стола Аня колдует над каким-то рукоделием, изредка поднимает голову и одаривает присутствующих покровительственной улыбкой.

Субботний вечер

12:27 

- Ну, рассказывай, как он в суде, - нетерпеливо спрашивает меня Умер, - Секс?
- С-секс, - на выдохе подтверждаю я.

Про первый суд

01:16 

02:11 

- Ксавье, вот че ты, бестолочь, не пошел с нами на вечеринку?
- Ну Ле-екси, я схватил дисперсию! Все было хорошо, я даже сел делать маску, но потом что-то пошло не так, и я психанул, и дальше все пошло по пизде, а потом вообще порвалось!
- Обожаю твои метафоры.
- Короче, мне стало очень грустно. Я немного выпил...
- Ага, гони десятку! - ору я Дыму.
- Что-о?! - Вскипает Ксавье, - вы что, заключили пари?! Как вам не стыдно!
- Я поставила на то, что ты сидишь в Сычевнике, грустный, один, в дисперсии и бухаешь. Я угадала. Слышь, Дым, гони мою десятку, можно натурой!
- Лекси!

02:03 

- Не шевелись.
- М-м-гм!
- Я знаю, любовь, потерпи. Просто представь, что некоторые девочки делают это каждый день. И что еще бывает утренний макияж, а бывает вечерний...
- М-м-м!

Некоторые мальчики в гриме становятся похожими на трансвеститов. Не подвержены этой транформации Умер и Дым. Но Умера с нами нет, зато с нами - это... этот... боже, почему он так хорош!..

Дара восхищенно присвистнула, обозревая плоды наших совместных трудов.
- Давайте никуда не пойдем, - предложила я, - дорогая, ты когда-нибудь участвовала в групповухе?
- Было дело, - с нарочитым равнодушием бросила Дара, поигрывая наручниками.
- Ну во-от, - расстроилась я, - у всех вокруг в жизни что-то интересное происходит.
- Наблюдала, - поправилась Дара.
- Слабое утешение.

Хэллоуин

17:04 

- Лекс..
- М?
- Я не знаю, как это получилось. Я ехал к тебе, а потом что-то... и, в общем, я не знаю, где я.
- Прикольно. А видишь что-нибудь вокруг себя?
- Да. Автобусная остановка. Называется... Черт, неразборчиво... И в глазах мутнеет... А, "Дорматово-2".
Я проверяю по карте.
- Фиу. Ну, промахнулся ты всего лишь на 12 километров.
- Я всё еще могу приехать?
- Нет, блин, разворачивайся и иди в лес.

Типичный вечер в Хламовнике

12:47 

- Ле-екс, ты не могла бы заехать, мне кажется, я тут подохну? - Просит Умер.
- Угум, - говорю я, - в шесть заканчиваю работать, а в девять меня ждет Дым, вот в промежутке и заеду. Ксавье только предупреди. Ну и там остальных, опционально.

Обычный вечер в Сычевнике

01:28 

- Тебе приходилось когда-нибудь играть в жестокую игру?
- Во что? - Переспросил Дым.
- В жестокую игру. Кто-то моделирует ситуацию, где оба варианта ответа будут заведомо проигрышными. Например, одна ампула лекарства, которую нужно отдать старухе или ребенку - кого ты выберешь? Последнее место в спасательной шлюпке. Шанс для одного - смерть для другого. В этом стиле. Неужели никто еще не играл с тобой в жестокую игру, даже теоретически?
- Похоже, никогда.
- Черт, тогда мне будет сложнее объяснить. Ладно. Я постараюсь. Я всегда буду тем вариантом, который ты не выберешь.
- Лекс, не надо...
- Да ладно. Ты поступаешь правильно. Выбираешь того, кому приходится тяжелее. Это что-то вроде комплимента. Ты настолько уверен в том, что я выкарабкаюсь самостоятельно, что не протянешь мне руки. Потому что в твоих руках будет кто-то другой, когда ты будешь подниматься ввысь.
читать дальше

12:34 

23:34 

- Я чувствую себя так, как будто потерял всё.
- Так бежим со мной! Дым, бежим со мной!

Он грустно качает головой.

- Твои все равно меня недолюбливают. Считают, что я приношу зло их драгоценному мальчику. Так пусть они ненавидят меня! Пусть считают, что я похитила тебя и увезла силой. Самолет через сорок восемь часов. Давай!
- Нет. Я не могу бросить всё здесь. Не так надолго.
- Значит, все же есть, что терять?

Молчание.
- А ты сбежишь? - Дым смотрит на меня.
- Без тебя не хочу.
- Там будут твои друзья.
- А здесь ты. И Ксавье. И остальные. Может, выберусь в конце месяца дней на десять. Однажды - доверяй мне! - я покажу тебе земли моего Братства. Это другое. Я покажу тебе, какой свободной я была. Если ты захочешь.
- Может быть. Однажды.

В итоге наше путешествие однозначно откладывается. Какими не были свободными, всё равно обрастаем паутиной привязанностей, мелких дел, которые надо уладить до отъезда. Итак, Рокси отправляется добывать деньги, Крис - подделывать медицинские документы, а я повисаю во времени и пространстве, раздумывая, зачем я во все это ввязалась и где мое место.

Осваивать телепортацию на дальние расстояния. Срочно.

12:00 

02:04 

- Приезжай к нам, - просит Дым, - я познакомлю тебя с Дарой.
Дара - это его вторая половинка. Его отражение, зеркальная копия, девочка с его планеты.
И когда он так говорит о ней, я с удивлением ловлю себя на том, что ревную.
Я приезжаю после изматывающего дня, в котором были съемки в массовке, болтовня с Умером в перерывах, беготня по городу, поиски реквизита для фотосессии, которую Дым решил организовать в Башне.
Все происходит сразу и одновременно.
Ночь в Башне. Дым и Дара

20:33 

На днях Кэф попался. Попался нехорошо, прямо скажем, отвратительно. Подозрение в экстремистской деятельности - это вам не хиханьки.
Он-то утверждает, что просто шел мимо, а там, под мостом, были подростки, которые фигачили коктейли Молотова. Из телеграма он узнал, что это Мальцевские ребята, и подошел чисто поглазеть-познакомиться.

Про ментов

20:25 

19:41 

12:43 

Хламовник иногда превращается в коммуну - в прямом соответствии с моими планами на него.
7 октября приехал друже Моргий со своим человеком Гамлетом, и друже Моргия, конечно, хотели все видеть. Седьмого же октября был концерт Маврина и митинг на Советской, так что день был крайне насыщен событиями.

В одиннадцать вечера в Хламовник заперлись: Моргий, крайне довольный жизнью, Гамлет, который активно вливался, Умер, который нуждался в отвертке, Кори, горящий энтузиазмом, и Роуг, внешне спокойная. Народ скинулся и притащил бутылку Ламбруско.
Про коммуну

23:21 

Это не я, оно само

главная