22:51 

1917

Silver Mirror
Грех предаваться унынью, когда есть другие грехи!(c)
Все уже знают про Проект1917 - я за ним слежу с осени, с перерывами, но слежу, так во сейчас там началось особено интересное, не пропустите!

Сам сайт с происходящим
Интерактивная карта с комментариями очесидцев, где и что. Заметьте, как для контекста все это на современной карте, аж со станциями метро!
Канал на Ютьюбе с разными видео, включая "новостные".


Все это безумно увлекательно и поражает, как быстро развивались события: что-то что росло и постепенно набухало, вдруг прорвалось и лавиной вылилось на город, а затем и на всю страну. Хотя, конечно, революция была сделана в столице. Аж захотелось в Питер съездить, прогуляться по всей этой карте, чтобы лично соотнести историю и места с расстояниями.
И если даже сейас читая все это, начнает потряхивать от возбуждения и ощущения, что вот, крутятся шестеренки истории, то каково им было тогда, сто лет назад! И нам очень повезло, что можно вот так прочитать впечатления очевидцев в письмах, в дневниках, хотя все то, что мы читаем - это все пост факутм, а тогда-то не было этого "прямого эфира" - шли слухи, народ выходил на улицы и то удачно сбегал из толпы, то вдруг оказывался ею захлестнутым.

Вот, например, кусочек из записей:

Вот, что пишет Врангель:
"Действительно, на Невском и прилегающих улицах начал стекаться народ; как всегда, преобладают рабочие, но было более чем обыкновенно праздношатающихся, любопытных посмотреть, чем Протопопов удивит. Настроение улицы, как всегда в этих случаях, повышенное, но отнюдь не грозное.

Определенной цели у демонстрантов, по-видимому, нет. Они стекаются на Невском, поют свои «модные» песни, разбегаются при виде полиции и казаков, потом снова собираются и в конце концов к вечеру расходятся по домам. В итоге много потерянного времени, несколько помятых ребер у демонстрантов и полицейских и иногда тут и там несколько разбитых окон. В совокупности нечто, отнюдь не грозное, а бесцветное, бестолковое и бессмысленное. Не внушительная политическая демонстрация, не мощное проявление народного негодования, а в действительности лишь «беспорядки»
."

А вот совсем другой взгляд - это Прокофьев, в тот же день, тот же город, но он видел на улицах другое:
"Я направился к Миллионной, но едва я стал к ней приближаться, как затрещали выстрелы, один за другим, несколькими пачками. Толпа кинулась с площади в Миллионную улицу. Я тоже побежал, впрочем не испытывая особенного страха. На Миллионной у меня были отмечены первые ворота на случай стрельбы. Туда я и вскочил. Сейчас же после этого сторож запер их. Я через решётку смотрел, как народ бежал по Миллионной. Некоторые падали, но не от пуль, а с перепуга, сейчас же поднимались и бежали дальше. Вскоре всё успокоилось. Выстрелов не было слышно. Убитых не было. Я вышел по Миллионной на Марсово поле. Тут сразу стало хуже.

Со стороны Литейного неслась недвусмысленная перестрелка и с той же стороны, за Летним садом, поднимался широкий столб дыма. Говорили, что горит Окружной суд. Где-то, со стороны Троицкого моста, кричали «ура!». Позади, у дворца, стали стрелять гораздо горячее, чем когда я был там. Кроме того, стемнело, а фонарей не зажигали.

Мне стало немного жутко, и я решил идти домой. Я хотел повернуть по Садовой к Гостиному двору, но едва я пошёл по Садовой, как мне бросилось в глаза, что никто не идёт в моём направлении — все навстречу, и притом весьма тревожным шагом. Я повернул назад и мимо Летнего сада направился к Фонтанке, чтобы пойти по ней. На мосту через Фонтанку я остановился, так как с Литейного донеслась энергичная трескотня ружей.

Я решил возвратиться ко дворцу, несмотря на доносившиеся оттуда выстрелы, и попытаться миновать его по Дворцовой набережной. Я миновал Инженерный замок и вышел на Садовую. Здесь, среди наступившей полутемноты, с грохотом пронёсся мимо меня тяжёлый грузовик. Человек двадцать рабочих, вооружённых ружьями, стояли на нём. Большое красное знамя развевалось над ними. Я подумал: «Безумцы!».
"


Мне всегда очень жалко, что не сохранилось никаких записей и дневников даже от моей пра-бабушки Жени (она родилась только в декабре 17-го), а уж тем более ее родителей, о них вообще известно крайне мало, только то, что жили они на границе с Польшей и то и дело пересекали границу с Российской Империей по деловой необходимости (ее отец и его брат были портными), после революции они не смогли пересечь ее обратно. Вправду ли не смогли, или же решили строить жизнь в новой стране с надеждой на более светлое будущее - я, к сожалению, не знаю, и врятли уже когда-нибудь узнаю.

@темы: Политика, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, История, Интернет, Интересности

URL
   

Каждый сходит с ума по-своему...

главная