01:11 

Lutena
Со скайпом несколько сложнее.
надо привыкать.
говорить, смотреть и переводить..это много для меня..
хотя в чем-то удобнее. можно показать, а не говорить.
правда пугает предложение общения с детьми.
я слышала как они говорят. для меня очень быстро.
но если в омут..то с головой!:)

URL
Комментарии
2016-06-24 в 20:10 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -16- ==========
А за дверью было нечто. Белый дракон отбивался от охотников с духовыми трубками и мужчин-разумных с рогатинами, женщины пытались подкрасться к нему сзади и стукнуть палками по хвосту, некоторые магией отправляли в полет камни и прочую опасную дребедень, несколько разумных трансформировались и от их движения был виден только размытый след, правый бок дракона был окровавлен. Он вертелся, пытаясь везде успеть, дротики сгорали при его выдохе, не долетая до цели, но охотники не унывали и стреляли снова и снова. Недалеко от дракона были живописно сложены выведенные из строя разумные. Вот дракон извернулся и один из охотников схлопотал хвостом по голове, отправился в нокаут, был аккуратно подобран драконом, и кучка чуть-чуть выросла.



Я никак не мог понять, откуда здесь взялся дракон и что мне сейчас делать, но при таком раскладе долго он не продержится, вон уже из кучки, на карачках, линяет кто-то, наверняка, он опять присоединится к нападающим. Я подобрал чью-то дубинку, подкрался к Яну, который просто путался под ногами охотников и тихонечко его стукнул, прости, дорогой, тебе здесь будет безопаснее. Начало моей собственной кучки было положено. Аккуратно кустами и перебежками добрался до женщин, за талию уволок одну в зелень, связал и заткнул рот её собственной юбкой, потом извинюсь. Пришлось трансформироваться, другой возможности справиться с разъяренной фурией не было, женщина в ярости – это до мокрых штанов страшно, по маме знаю. Потом опять пошел «на дело», еще одна обезврежена, третья. Мой друг, Натан д*Орсвит, говорил, что разумных из народа, которые находились в тылу врага и пакостили ему исподтишка, называют «партизанами», вот именно партизаном я себя и чувствовал. В итоге, я обезвредил всех женщин, был два раза покусан, один раз пнут, и очень много раз оцарапан. Окинул взглядом свою работу и с завистью посмотрел на кучку из разумных у дракона, она была аккуратна, лежала тихо и почти не подавала признаков жизни, моя же кучка мычала и пыталась расползтись, не женщины, а гусеницы какие-то.



Дракону, когда не стало отвлекающего фактора в виде прилетающих камней и прочего мусора, стало намного легче контролировать ситуацию. Я присмотрелся, вон тот разумный-вампир с большим кинжалом, почти дотягивающим до меча, казался наиболее опасным, он метался вокруг дракона и пытался чиркнуть его лезвием, и что-то мне подсказывает, что рана на боку его рук дело. А что нужно вампиру, доведенному баронессой до грани истощения? Правильно, кровь другого вампира или, на худой случай, вампира-полукровки. Заметался между деревьями, ища что-нибудь острое, нашел ржавое лезвие от топора, тяжко вздохнул, надеюсь, не занесу заразу, и чиркнул им по запястью. Вампир резко тормознул и понесся в мою сторону.



Ох, епт! От нападающих отделился еще один, видно по движениям полукровка! Я развернулся и, матерясь сквозь зубы, дал стрекоча. Мне и одного-то претендента на кровь, судя по всему опытного воина, хватает, а тут второй нарисовался. На меня началась охота, так быстро я еще не бегал, даже от мамы, хорошо кровь эльфа позволяла перемещаться по лесу, практически не следя за деревьями и ветками, чисто интуитивно уклоняясь от них. Понял, что убежал далеко от схватки, побежал обратно, вампир аж офигел от счастья, занес руку с кинжалом, но я поднырнул под нее, и он промахнулся, в полувампира, пробегая мимо, метнул лезвие от топора, я меткий, попал в ногу, поэтому минус один.



Мы вывалились на поляну и заметались между разумными. По-моему, нас заметил только дракон, который от досады плюнул огнём и чуть не попал. Что же ты творишь, я же тебе помогаю! Материться вслух стало не хватать дыхалки. Попытался вырвать у охотника-человека меч, получил за это в глаз, вампир из-за моей заминки почти догнал, но я толкнул в него жадного охотника, оба повалились на землю, а меня чуть не пристрелили из духовой трубки. От греха подальше побежал к деревьям, мы вдвоем с вампиром стали петлять между стволами деревьев вокруг битвы как зайцы. И тут, чудо! Вампир поскользнулся и со всей дури впечатался в дерево, наверное, в стволе трафарет от его лица останется. Или тупо повезло, или все же меня любят боги! На дрожащих от напряжения ногах, подошёл к неподающему признаков жизни вампиру, связал его и, прости милый, перерезал ему сухожилия на ногах. Маги-целители тебя потом залечат, а мне ещё жить хочется, мало ли, вдруг очнёшься и освободишься.



Облокотился о ствол дерева и сполз по нему, сейчас отдышусь и пойду воевать дальше. По лесу раздался рёв боли дракона, а я застыл, что-то такое знакомое в нем было и родное… Я стукнул себя ладонью по лицу, ну, надо же было быть таким тупым! Белый дракон! Белый! Много я знаю белых драконов? Возле охотничьего домика сражался граф. Я подскочил и, несмотря на усталость, понесся к бою, он же там совсем один, вдруг кто-нибудь его ранит, вдруг уже ранили, вдруг я не успею!!!



Я вылетел на поляну и увидел, как один из разумных прилаживал на землю огромную духовую трубку и набрал воздух в легкие, чтобы дунуть в брюхо дракона. И я сейчас сделал, наверное, самую большую глупость в своей жизни, просто потому что другого сделать просто не успевал, я наперерез метнулся к огромному дротику, чтобы перехватить его в воздухе. «Почти успел», - подумал я и, сквозь боль, увидел толпу разумных в форме, высыпавших на поляну. «Это пришли забирать мою душу на перерождение», - решил я и отключился.

2016-06-24 в 20:11 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Перерождалась моя душа тяжко, сквозь боль и чужое бормотание, сквозь расплывчатые тени и причитания, сквозь горькое питье и сырость, сквозь провалы в темноту и вывороченные суставы… Я орал, но, по-моему, с моих губ срывался только хрип, я всхлипывал, но из глаз текли только слезы, я бился в истерике, но тело лишь слегка подрагивало… Пару раз привиделась бледная мама и сумрачный похудевший граф…



Первый раз я открыл глаза ночью, кристаллы освещения светили очень скупо, в глазах двоилось, тело не слушалось, захрипел. Ко мне метнулся эльф, кажется, я его знаю, он поднес к губам чашку, я с жадностью начал пить, во рту остался металлический привкус. Вкусно… Кровь… Мама… Заснул.



Второй раз очнулся, меня поил граф, в глаза мне не смотрел. Попытался ему улыбнуться, но отрубился.



Сколько раз это продолжалось, я потерял счет, только один раз я очнулся и почувствовал себя намного лучше, рядом никого не было, попытался пошевелиться, получилось. Попытался, вздохнуть полной грудью, но ее что-то перетягивало и не давало наполнить легкие до конца. Поднял одеяло, мое тело обвивали тугие повязки, в ужасе прикоснулся к лицу, оно было целым и наощупь без повреждений. От таких простых действий вспотел, я слабый, как котёнок. В комнату вошел эльф, Мэриэль, целитель Императора, смотрел на него большими глазами, с чего такая честь?



- Очнулись, - тихо прошелестел он, рассматривая меня изучающим взглядом, в глазах плескались столетия. – Вы еще очень слабы. Пейте.



После его приказа захотелось выпить не только чашу с зельем, но и побежать в лес, найти озеро и для кучи выдуть и его. Сознание стало уплывать, я заснул. Так продолжалось еще несколько раз, я совсем потерялся во времени, сколько его прошло со дня сражения и чем все закончилось, я не знал. От немногословного эльфа добился только, что все в порядке, все живы и почти целы, «больше не скажу, вам нельзя волноваться». Несколько раз за мной ухаживала удивительно тихая и молчаливая Мара, она меня в моем настоящем обличие не узнала, ходила на цыпочках и называла «господин», несколько раз заходил управляющий, справлялся о самочувствии. Что меня очень удручало так это то, что граф не появлялся, он ни разу не зашел ко мне. Если эльф сказал, что все живы, то значит, и он не сильно пострадал, мог бы «спасибо» сказать за то, что спас его жизнь в который раз. Только комнату роскошную предоставил и вся благодарность. Было обидно, но я о своем поступке не жалел, была бы возможность все переиграть, сделал бы тоже самое. Его смерть я бы не пережил. Влюбился… Такой идиот!



Скоро я потихоньку начал ходить по комнате, только быстро уставал. Как я узнал, меня практически собирали по кусочкам, отпаивали кровью вампира и еще что-то делали, эльф не раскололся. Чудо просто, что целитель Императора оказался поблизости, от моих ран не останется ни следа, в меня попал огромный дротик, который раздробил все тело, еще одно чудо, даже два, что сердце и голова были не задеты, органы, конечно, пришлось выращивать, лицо восстанавливать. Сделал вывод, что я подозрительно везучая тварь.



Я вставал и гулял по мягкому ковру в комнате, во всяком случае до уборной добирался сам, а не напрягал эльфа выносить судна, что меня очень стесняло и удручало. Со двора поместья через открытое окно доносились звуки кипучей деятельности разумных, пахло яблоками и еще чем-то вкусным, в поместье графа началось приготовление сидра, гости после всего произошедшего разъехались. От Мэриэля, наконец, удалось добиться, что от схватки прошло полтора месяца (офигеть), что рейнджеры Императорского управления опоздали совсем чуть-чуть (я так и знал), что баронессу и Сору забрали в Имперскую темницу и сейчас их допрашивают (передернулся, но мне их не жаль), разумных освободили от заклятья, допросили и отправили по домам (значит, Ян где-то здесь, ко мне мало кого пускают, а Сэм с Кареном, наконец, воссоединились), а граф сейчас в столице дает показания (облегченный вздох) и скоро прилетит (паника, что я ему скажу?).



Граф прилетел вечером моего последнего дня пребывания в его поместье. Утром мама присылала за мной летучку, Мэриэль дал добро на перевоз моей драгоценной персоны, до полнейшего выздоровления мне, по его прогнозам, оставалась неделя.



Чтобы не помереть от тоски, я выпросил, чтобы мне принесли какую-нибудь книгу из библиотеки. По иронии судьбы это оказалась нелюбимая мною история Империи, на все мои просьбы дать мне что-нибудь другое, жестокий Мэриэль велел просвещаться, не волноваться и выздоравливать. Хитрый эльф все правильно рассчитал, уже через час «занимательного» чтива меня клонило в сон и я благополучно засыпал. Вот почему такой интересный предмет пишется так скучно и нудно? Кто когда родился, кто что сделал и никаких ситуаций из жизни, я путался в многочисленных именах и датах, в голове была настоящая каша и никакой хронологии.



Граф вошел в комнату в тот момент, когда я уже перестал бороться за уплывающее сознание и потерял всякую надежду удержать глаза в открытом состоянии. Он тихонько прошел к кровати и опустился в кресло, я моментально встрепенулся.



- Добрый вечер, граф д*Самош, - вежливо и отстраненно сказал он.



Я молча разглядывал его лицо, пытаясь прочитать хоть малейшую эмоцию, но ничего не выходило, граф был непроницаем. Когда молчание стало затягиваться и было уже просто невежливо, я встрепенулся.



- Добрый вечер, граф д*Марш, - ответил я.



- Как вы себя чувствуете?



- Спасибо, сейчас уже намного легче. А как ваше здоровье?



- Благодаря вам, просто восхитительно. Я в очередной раз хочу выразить вам свою признательность за спасение своей жизни, и сделаю все, что вы попросите, чтобы отблагодарить вас. Я оказался у вас в неоплатном долгу.



Ровный и холодный тон, бесстрастное лицо, разговор двух чужих друг другу людей, это просто убивало. Мне вдруг захотелось, чтобы граф не приходил, я не могу его видеть таким. «Это было ожидаемо», - горько подумал я, глупо было бы надеяться, что, узнав правду граф легко бы мне простил обман, даже если он направлен во благо, скрытность и подозрения оскорбили графа до глубины души. Я сглотнул, а граф продолжил.



- Можете оставаться у меня в поместье до полного выздоровления, я почту за честь принимать вас у себя и быть вам полезным.



- Я бла… - захрипел я, откашлялся и продолжал уже более ровным тоном. - Я благодарю вас, но уже завтра утром я покину ваш гостеприимный дом.



Мы замолчали. Я тщательно разглядывал комнату, лишь бы не встречаться взглядом с графом.



- Расскажите мне все с самого начала, - в тишине комнаты голос графа прозвучал слишком громко.



- Не думаю, что вас оставили в неведении относительно произошедшего, - довольно резко сказал я. Мне хотелось, чтобы граф ушел и не мучил меня.



- Мне рассказали официальную версию, сжатую и сухую, хотелось бы услышать подробности. Вы можете мне рассказать все, разрешение на это я получил.



- Не думаю, что поведаю вам что-то новое.



- Все же я вас прошу сделать мне такое одолжение.



- Хорошо. Мне не нужно вам напоминать, что услышанное должно остаться тайной, как и мое участие во всем этом? – дождавшись согласия, я помолчал, собираясь с мыслями. – В управление правонарушений стали обращаться разумные с просьбой разыскать их родственников. Семь случаев и во всех семи было общее - все пропавшие разумные служили у баронессы д*Фор. Двое из них сразу же нашлись, они жили в поместье баронессы и были довольны жизнью, более того, они отказались покидать службу, только согласились видеться с родственниками, но скоро и эти встречи сошли на «нет». Остальных разумных так и не нашли, баронесса сообщила, что они взяли расчет и ушли от нее, дальше следы терялись, думаю, их уже нет в живых. Служащие управления, которые занимались этим делом, заметили одну странную, даже пугающую по их рассказам вещь, все, абсолютно все разумные, служившие баронессе, буквально боготворили свою хозяйку, а родственники говорили, что они перестали быть похожими на самих себя, как будто бы их личность заменили. Любить свою хозяйку не возбраняется законами и образами Империи, но все это выглядело очень подозрительно и странно.



- Поэтому в дело вступило Тайное управление Империи, - утверждающе произнес граф.



- Да, - подтвердил я, - именно так. Над поместьем баронессы и ее домом в столице была установлена слежка, ничего странного там не происходило, но мы стали задаваться вопросом, зачем баронессе так много служащих? Тогда в услужение баронессе был внедрен наш сотрудник, но через неделю он перестал выходить на связь, перед этим заверяя начальство, что баронесса д*Фор святая женщина, не делает ничего предосудительного и не замышляет ничего плохого, поэтому дело нужно прекратить. Он взял расчет и остался в поместье баронессы, мы решили, что он повредился умом. Наш сотрудник был одним из лучших в своем деле и получал неплохое довольствие, хоть наша служба и связана с достаточно высоким риском, но кто в здравом уме откажется от нее? Его выкрали, хотя он очень сопротивлялся, наши маги стали изучать его. Но исследования результатов не дали, он был нормален то есть в своем уме, и даже менталисты-вампиры ничего странного в нем не обнаружили. Ничего, кроме слепого обожания баронессы. Мы сделали вывод, что баронесса как-то влияет на разумных, заставляя их боготворить себя, но, во-первых, было неизвестно, как она это делает, во-вторых, зачем, в-третьих, есть ли у неё сообщники, она все же не настолько умна, чтобы провернуть такое дело в одиночестве, и если мы сообщников не обнаружили, то это не означает, что их нет.

2016-06-24 в 20:11 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Я перевел дух и осмелился взглянуть в желтые глаза графа. Граф сидел в кресле, положив ногу на ногу, и внимательно слушал, на лице ни одной эмоции. Прикрыв глаза, я продолжил:



- Вскоре баронесса покинула поместье и окончательно перебралась в столицу. В управлении решили рискнуть и еще раз внедрить к ней нашего служащего…



- Это должны были быть вы? – перебил меня граф.



Я шутовски поклонился, хотя сделать это в полулежачем состоянии было трудно.



- Да, это должен был быть я. Но буквально за день баронесса получила приглашение от вас на Большую охоту.



- Она практически напросилась, - поморщился граф, я согласно кивнул.



- Это да, но все выглядело очень подозрительно, поэтому планы пришлось резко менять.



- И вы решили, что сообщником являюсь я? - лицо графа побледнело от гнева.



- Мы решили, что ВОЗМОЖНЫМ сообщником являетесь вы, - ответил я жестко. – Не лелейте свою гордость, на карту были поставлены благополучие и жизни разумных, нам лучше перестраховаться и подозревать невинных, чем потом жестоко расплачиваться за ошибки. Тем более, что есть преступники, которые выглядят, как невинные цветочки, но от их действий волосы дыбом встают на голове.



Граф кивнул, показывая, что услышал мои доводы и принял их. Я вздохнул и продолжал дальше:



- Очень удачно, что из-за Большой охоты вам требовался служащий в дом поместья, иначе бы мне пришлось устраиваться в деревне, и я не имел бы возможности близко наблюдать за баронессой д*Фор. Вы не должны винить Орина Орста, который подбирает персонал практически для всех аристократов, он сам не знал, что, порекомендовав вам меня на службу, сработал на Тайное управление. Конечно мне пришлось изменить внешность, большинство аристократов знают меня в лицо.



- Я бы сказал, что все знают вас в лицо, - скривил губы граф, а я сжал зубы от этого замечания и, пропустив выпад, лишь согласно кивнул, мне было хреново, не физически, от его слов все сжалось внутри.



- В поместье выяснилось, что у вас пропал служащий Сэм, причем дать правдоподобного и внятного объяснения этому никто не мог. Напрягало и то, что этот факт заминался управляющим и деревенскими и даже теми, кто не поверил рассказам управляющего. Это только потом я понял, что вы все-таки обратились в местное управление, и оно тайно взялось вести это дело, прислав к вам в поместье своего сотрудника Тора.



- Он решил, что ты очень подозрителен и являешься возможным виновником пропажи Сэма, и что ты ведешь двойную игру, - вставил граф.



- Я в курсе, - я не удержался и поморщился от воспоминаний. – Неплохой мужик, но ему не хватает логики, прицепился к одной версии и не хотел отказываться от нее. А в результате я пострадал, все карты мне спутал, расследование пришлось вести с оглядкой на него. Хотя, если подумать, то он ускорил развязку этого дела… Но, блин, как мне хотелось его придушить, - сказал я и представил, что передо мной шея Тора, сделал характерные движения руками.



Граф взирал на меня, вопросительно приподняв бровь, я дотумкал, что позволил себе лишнего и смущенно прокашлялся.



- Он даже успел побить меня, я ему отомстил, конечно, но было очень обидно, - я все же не удержался и наябедничал, из-под ресниц взглянул на графа, у него было очень интересное лицо, но о чем он думал, понять не было возможно. – Так вот, баронесса нашла древний артефакт, который влияет на отношения окружающих к его владельцу, можно предположить, что он приворотный, но о настоящих его свойствах можно только гадать, его надо досконально изучить и… - я опять прокашлялся, понимая, что увлекся. Все кашляю и кашляю. – Для того, чтобы вместо влечения и любви, артефакт работал на слепое обожание, необходима была кровь разумных, даже на драконов он должен был действовать при условии использования их крови… это по утверждению баронессы д*Фор. Она это, слава богам, не успела проверить, иначе, я думаю, эффект был бы вообще убойным. Кстати, на роль донора она определила вас, граф.



Граф сосредоточенно кивнул, ему, похоже, это успели рассказать.



- То есть, все оказалось до ужаса глупым. Баронесса хотела любви, обожания, боготворения совершенно от всех, и ради этой цели убивала разумных, выцеживая из них кровь. Она упоминала эксперименты в поместье и, уверен, пропало достаточно много разумных, просто у некоторых никого не было, и о них никто не заявлял. Нашелся и помощник баронессы, правда, не идейный вдохновитель, а мелкий последователь, заметьте, совершенно на добровольной основе. Уверен, Сора устроился к вам не так давно.



Граф кивнул. Как болванчик, кивает и кивает, со всем соглашается. Приятный собеседник.



- Баронесса с помощью Соры проредила жителей вашей деревни, обстряпав дело как нападения хищников, простые увольнения, переезд, или как с одной девушкой, побег с любимым, роль которого он же и сыграл. Причем, он умудрился один раз увести сразу двух: и Сэма, и девушку, сделав два исчезновения взаимосвязанными. В уме ему не откажешь, почти. Иначе он не стал бы покушаться на меня по приказу баронессы, а отговорил бы ее от этого опрометчивого поступка, моя смерть только бы насторожила мое начальство.



- На вас покушались? – сказать, что граф очень удивлен, значит, вообще ничего не сказать.



- Да, в первый же день Большой охоты. А причина этого до ужаса банальна. Вы же помните случай с вишней на обеде?



Граф ухмыльнулся и стал до ужаса родным.



- Вы еще тогда предложили баронессе целую корзину этой ягоды, и все над ней смеялись. Так вот, она не стерпела такого «позора» и велела Соре меня убить, как основного виновника.



- То есть, я чуть не оказался невольной причиной вашей смерти, - уточнил граф задумчиво.



- Ай, не берите в голову, - легкомысленно отмахнулся я. – Всё же обошлось. Баронесса наряжала свою служащую и давала ей амулет копирования собственной внешности, кристалл слежения, и та гуляла по лесу, собирая вялые цветочки. Все думали, что это баронесса и тщательно скрывались от нее, лишь бы не заметила и не пристала с разговорами, а настоящая баронесса в это время потихоньку выкачивала кровь из разумных. Хорошо, что не убивала, «магическая кровь» оказалась ограниченного времени действия, и доноры ей были необходимы живыми. Пока живыми. Живыми до тех пор, пока она не вольет в ваш сидр свое зелье и не получит под свою власть аристократов, а дальше их служащих, и жителей деревни, в принципе, в каком порядке это будет происходить, не важно. А потом они все вместе быстренько заваливают вас, думаю, был бы несчастный случай с множеством свидетелей, и делают дальше «офигенно вкусный сидр» прям для Императорского двора к Большому балу. И всем приходит «счастье» в лице нашей баронессы, умереть в ее честь и попасть в «зелье» было бы для всех высшим наслаждением. Только вы оказались рядом с ней намного раньше.



- Откуда здесь оказались Императорские рейнджеры, это же вы умудрились их вызвать? – граф быстро перевел тему разговора.



- Да, - мне неохота было открывать все карты, но с графом я хотел быть честным. – Мой пирсинг… Вы помните… - граф отвел взгляд. – Это не просто украшение, это артефакт, который имеет множество функций, одна из которых связь при любых обстоятельствах, даже в случае отсутствия магии, кроме того, со мной могли связаться нужные мне люди, в каком бы я не был облике. Все время, что я был в вашем поместье и в охотничьем домике, я держал связь с начальством, иначе, думаю, я бы не смог выжить, помощь не пришла бы вовремя…



Мы помолчали.



- Этот артефакт не мешает, не прощупывается магией, не привлекает внимания… - Продолжил я.



- Вы уверены в последнем? – холодно и ничуть не игриво спросил граф, его лицо вновь стало непроницаемо.



Я вспомнил, как граф любил играть языком с артефактом и оттягивать его зубами, и, кажется, покраснел, по крайней мере, щекам стало горячо.



- Зачем вы прилетели к охотничьему домику, и что вас привело туда? – быстро спросил я.



- Ваша сережка, которую я вам подарил, тоже не простое украшение, это своего рода артефакт, принадлежавший нашей семье. По нему я могу определить разумного, который носит ее, в любой точке этого мира. Когда вы пропали, я решил воспользоваться этим свойством и найти вас живым или мертвым.



- Но найти, - прошептал я. Осталось ощущение, что граф не договаривает.



- Но найти, - согласился граф. – Я думал, что лечу спасать вас, но оказалось, только помешал проводить операцию.



- Вы помогли мне ее провести. – Я сглотнул. – Мне отдать ее вам?



- Нет, - отказался граф. – Это подарок. Сережка по праву принадлежит вам.



- Это очень щедрый подарок, - пробормотал я. – Могу ли я его принять?



- Считайте это благодарностью за неоднократное спасение моей жизни, - отозвался граф и решительно поднялся, собираясь уходить.



- Тогда отдайте еще один мой подарок, - я подался вперед.



Граф повернулся ко мне, на лице было недоумение.



- Какой?



- Цветок. Горшок с горной розой – это мой подарок.



- Нет, - резко ответил граф. – Вы отказались от этого подарка, к тому же я передумал вам его дарить. Вы хороший служащий и очень хорошо провели расследование, применив все возможные способы для этого. – Едко проговорил он последнее.



Граф развернулся и буквально вылетел из комнаты. Я не смог его остановить, хотя графа необходимо было убедить в обратном, что он не являлся частью моей службы, что я просто влюбился в него. В горле был ком. Что-то мне подсказывало, что граф сейчас не станет меня слушать, нужно дать ему остыть.



Граф выскочил за дверь, остановился и прижался лбом к холодной стене, постоял немного и в ярости ударил кулаком, кроша древний камень. Я не видел и не слышал этого. Я плакал.

2016-06-24 в 20:11 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Горная роза - нежнейший и очень капризный цветок. Ее тонкий аромат окутывает, соблазняет, вызывает томление и восхищение, светлые бутоны будто хрустальны, притягивают взоры и заставляют рассматривать себя. Подарить кому-либо горную розу все равно, что признаться в любви, не в симпатии, а именно в любви.



Он похож на горную розу. Такой же нежный, светлый, тонкий и гибкий, у него прекрасные глаза и пухлые губы, более того, от него даже неуловимо пахло горными розами. Он имел множество поклонников и даже были счастливчики, на которых он обращал свой чарующий взор.



Очень хотелось, чтобы он взглянул хотя бы с одобрением, и в сердце жила надежда, а вдруг повезет, хотя не на что было надеяться, это было даже глупо, но она жила, маленькая, но все же надежда. Выбрать прекрасный куст розы, такой же прекрасный горшок, и с замиранием сердца отправиться к нему.



Он стоял у окна совершенно один, без привычного сопровождения поклонников, был рассеян и задумчив, хмурил прекрасный лоб. Нестерпимо было не протянуть руку и не разгладить маленькую складочку на лбу, хотелось окружить его всевозможной заботой, чтобы ни одна неприятность не вызывала его неудовольствия, но нужно сдерживаться. Сердце замирает, откашляться и обратиться:



- Добрый день, граф! Вы меня, не знаете и мы не представлены друг другу. Я…



- Да, да, да… - Рассеянно отозвалось видение, невежливо перебивая и даже не глядя. – Не знакомы. Мне, извините, надо идти…



О чем же он думает, какая у него печаль?



- Подождите, - почти с отчаянием, он сейчас исчезнет. – У меня для вас есть подарок, посмотрите!



Он посмотрел на розу, взгляд стал восхищенным, протянул руку к бутонам и легонько провел по нему пальцами.



- Как красиво… - прошептал он. – Вы выбрали самый красивый цветок… И обрамление соответственное… Ручная работа, да?



Глупое сердце быстро забилось. Ну же, посмотри на меня!



- Я не могу принять такой подарок, - решительно проговорил он, разрушив все чаяния. – Извините.



Развернулся и ушел, даже не взглянув. Вежливый отказ, до одури вежливый, он не смеялся и не потешался над незадачливым ухажером, но все же внутри было горько.

2016-06-24 в 20:12 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -17- ==========
Солнечный свет заливал коридоры и комнаты Императорского дворца, бликовал от зеркал, искрился в хрустальных подставках для кристаллов освещения и играл на позолоте. Мне было не до этой красоты, я шел «на ковер» к начальству. По пути здоровался с разумными, кивал, улыбался, но не останавливался перекинуться даже парой фраз, делая вид, что жутко занят, что, в общем-то, было недалеко от правды. Пару раз пришлось сказать откровенную грубость, отвязываясь от настойчивых и надоедливых поклонников. Вон виконт д*Мак сделал на меня стойку, наверняка, сейчас пойдет перехватывать, чтобы в очередной раз распушить передо мной хвост и попытаться затащить в койку. Я для некоторых придворных хлыщей как приз, которым им ну просто необходимо пополнить свою коллекцию, никаких чувств, одна похоть. И от отсутствия такой жизни страдала баронесса? Маразматичка.



Остановился поговорить с Советником его Императорского Величества, Аленом д*Рарром, перекинулся с ним парой ничего не значащих фраз, и виконт д*Мак прошел мимо нас с явным разочарованием на лице. Уголок губ Советника слегка дернулся, разгадал мою хитрость, умный, в черных глазах сочувствие, а за спиной стоит верный служащий Ник с непроницаемым выражением на лице. Уже как полгода они вступили в законный брак, но скрывают это и правильно делают, кстати, нечего давать повод дворцовым интриганам вести свои игры против новоявленного супруга Советника. Но на то я и служу в Тайном управлении, чтобы быть в курсе всех новостей Империи, но не беспокойтесь, господин Советник, я вас не выдам. Подмигиваю ему и иду дальше, он знает, что я знаю, но никому ничего не расскажу. Говорю же, умный.



Нагнал по пути своего друга Натана д*Орсвита с супругом. Они только что вышли из своих покоев и неспешно шли куда-то по коридору, при чем у Рауля был весьма обалдевший вид и затуманенный взор. Проходя мимо этой парочки, получил в руку записку, сунутую мне Натаном тайком, записка незаметно отправилась в карман черного камзола.



Блин, на рукаве пятно от чернил, Яна побью просто. Я нагло переманил садовника Яна у графа и сделал своим служащим. Ян очень удивил меня, когда однажды пришел ко мне в комнату и тихонько поинтересовался, лучше ли мне уже. Оказывается, он обладает уникальной способностью видеть истинность. Я не смог отказаться от соблазна заиметь такого служащего, в моей службе дар узнавать меня в любом обличии будет очень полезен. Конечно, как и любой другой дар, его нужно развивать, необходимо нанять ему учителей, но это окупится и Ян еще послужит на пользу Империи.



Все, притопал. Остановился перед резными дверьми и набрал воздух в грудь, как перед прыжком в воду, постучался и вошел. Поехали.

Не обнаружив начальство в гостиной, прошел дальше в личные покои. Возле неопрятно заправленной кровати, за чайным столиком, с надменным выражением на лице, сидела прекрасная вампирша. Я кивнул головой, щелкнул пятками:



- Госпожа, - и начал «поедать» глазами начальство.



У «начальства» наблюдался легкий беспорядок в одежде, можно было подумать, что я оторвал ее от весьма интересного дела. В пользу этого говорила не только смятая постель, но и слегка припухшие губы, и легкий румянец на лице. Не знал бы точно, сам бы никогда не поверил, что начальником Тайного управления Империи является эта женщина, прекрасная, как утренняя роса, с выразительными большими красными глазами, водопадом черных блестящих волос, тонкая, как тростинка и очень хрупкая. При дворе ее считали ветреной особой, которая меняет кавалеров, как перчатки и кокетничает со всеми напропалую, такую никто не воспринимает всерьез. Ей это было только на руку, поскольку у Тайного управления и начальник тайный, правящий своей вотчиной через сложную систему подставных лиц, с ней лично знакомы лишь проверенные агенты, зарекомендовавшие себя с отличнейшей стороны. Она имеет очень острый ум, гибкое незамутненное мышление, видит дальше обычных разумных, может распутать дело практически любой сложности, весьма опытна в различных интригах, а также имеет прямую связь с Императором, к которому вхожа в любое время суток, если дело не терпит отлагательств, конечно.



Сейчас это «начальство» сидит передо мной, недовольно сверкая глазами и поджав губы. «Сейчас будет отчитывать», - с тоской подумал я и был прав.



- Я очень недовольна вами, Ад, - сообщила она мне, а то я не догадался. – В последнем деле вы допустили ряд грубейших ошибок и были очень невнимательны!



Я покаянно слушал, в согласии опустив голову, чего уж там.



- Как вы могли допустить обвести себя вокруг пальца служащему местного управления? Вы в первую очередь должны были заинтересоваться разумным, который «пас» вас. Это, во-первых! Далее, Сора. Почему вы не «прошерстили» всех служащих графа? Только случайность, что он не подстрелил вас! С вашей смертью мы оказались бы в весьма тяжелом положении! – вот и вся лирика, дело прежде всего. – Мне надоело каждый раз напоминать вам, что жизнь служащего Тайного управления очень ценна и вы должны беречь ее, как святую драгоценность, во время службы ваша жизнь вам не принадлежит! Это, во-вторых! И, наконец, в-третьих! Очень непрофессионально заводить личные отношения с подозреваемыми и вообще какие-либо отношения на службе!



Ой, вот кто бы говорил!



- Кстати, вам не показалось кое-что очень странным? – добавила вампирша. - Я говорю о сообщнике баронессы.



Я согласно опустил ресницы и сказал:



- Сообщником оказался Сора, обычный служащий, который не был под действием «зелья», но…



- Но… - подхватила вампирша. – Все-таки идею использования артефакта баронессе кто-то подкинул и это не Сора.



Я довольно улыбнулся, приятно слышать, что итоги твоих размышлений поддерживает начальство. Я был в предвкушении нового интересного дела, а начальство тем временем продолжало:



- В этом деле у вас было очень много «ляпов»! Очень! И, исходя из вышесказанного, я делаю вывод: отстранить вас от службы на полгода! Отдохнете, расслабитесь…



Она еще перечисляла прелести отдыха, а я уже перестал хватать ртом воздух от возмущения и начал закипать. Меня. Хотят. Отстранить. От дел!!! НА ПОЛГОДА!!!



- Это очень поспешное решение, госпожа, - я постарался сделать голос как можно равнодушнее, у меня получилось.



- Почему же? – заинтересовалась вампирша.



- Потому что с вашей стороны также были «ляпы».



- Какие же? – она недовольно поджала губы.



- Например, вы очень долго добирались до места столкновения, - нашел я единственное, к чему можно придраться.

2016-06-24 в 20:13 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- А как вы думаете, «охотничий домик графа д*Марша» конкретное понятие? – парировала женщина. - Оно весьма расплывчато! Вы знаете, сколько таких «домиков» в лесах графа? Нам пришлось многие проверить, прежде чем мы проследили за полетом дракона, граф д*Марш, сам не зная, указал нам направление. А что вы за чушь несли баронессе?



- Это не чушь!.. Ну, ладно, чушь… А как вы еще прикажете тянуть время в вашем ожидании?



- Да вам просто повезло, что баронесса оказалась непроходимой дурой! Был бы кто поумнее, ни за что не повелся на ваш бред! – начальство повысило голос.



- И это после всего, что я сделал? Да я жизнью рисковал! – я в волнении забегал по комнате.



- Жизнью вы рисковали только тогда, когда вокруг было много разумных, но после того, как прилетел дракон… Вы могли скрутить баронессу с Сорой за минуту! Но нет! Вам захотелось поиграться? Адреналина стали мало получать? Нервы пощекотать захотелось? Так вот, дорогой, чтобы не терять новизну от дел и всегда помнить об опасности, вы и отстраняетесь! – припечатала она напоследок.



- Нелогично как-то, - едко сказал я, - чтобы прочувствовать цену жизни, нужно побывать на грани со смертью. Поэтому, меня нужно послать на самое сложное задание!



- Я имела в виду, что службу вы воспринимаете, как игру, - устало ответила вампирша. – И уже стали забывать, что все это серьезно. Я просто не хочу, чтобы один раз заигравшись, вы допустили глупую, но роковую ошибку.



Блин, она, конечно, права, но не это меня уже интересовало в данную минуту. В своих метаниях по комнате, я, наконец, бочком подобрался к шкафу и резко рванул его дверцу.



- Ага! – торжествующе закричал я, невежливо тыкая пальцем в полуголого мужчину, спрятавшегося в ворохе одежды вампирши.



- Уббрад!!! - в гневе завопила женщина.



- Мама! – я был возмущен. – Я же просил тебя, не называть меня полным именем! Что за идиотское имя ты мне придумала!



- Очень хорошее старинное вампирское имя! – начали мы опять извечный спор.



- Да оно же не звучит! Очень похоже на звук голодного желудка: «Убббббррррраддд». Переводится как что-то типа: «очень хочу кушать»!



- Оно переводится как «Хрустальный цветок»!



- Мне по фигу! Можно было выбрать что-нибудь поблагозвучнее!



Мужчина, переступая босыми ногами, робко вышел из шкафа, он трогательно прижимал к груди свои вещи с сапогами и открывал рот, что-то беззвучно говоря.



- Ма-а-ам, убери заглушку, - попросил я. – Это, в конце концов, невежливо.



Вампирша, а по совместительству моя мать, носящая в высшем обществе имя графини Аррадлы д*Самош (дурацкие древние имена у вампиров), взмахнула рукой, и я, наконец, услышал голос мужчины:



- … не вовремя и, думаю, мне стоит зайти в другое время. – И уставился на нас вопросительно так.



А я присмотрелся. Опа! Да это капитан личной гвардии Императора, Лоран Коми! Я чуть не запрыгал от восторга, ну слава богам, мама выбрала достойного кандидата себе в любовники, надеюсь, их отношения будут продолжаться долго, а там… кто знает… И все равно, что он не благородного происхождения, а кого это волнует, пусть утрется. Только слепой бы не увидел, какие горячие взгляды бросает капитан на графиню д*Самош, самый последний служащий знал, что он влюблен в нее до безумия. Мне он очень нравился, достойный и честный разумный, будет хорошей опорой для моей взбалмошной мамочки. Я даже одно дело провернул, пытаясь их свести вместе, открыл им неизвестный графине тайный ход будто бы случайно (стоял за портьерой и наблюдал), а когда любопытная графиня в сопровождении капитана (не мог же он бросить женщину одну) сунулась туда, закрыл его. Пусть поплутают, заодно познакомятся друг с другом поближе. Они, конечно, выбрались оттуда через полдня, все грязные, в пыли и злые, как тигроиды, но сдвига в их отношениях я не обнаружил. А теперь такой сюрприз! Я все-таки молодец! Перевел взгляд на графиню, та сидела, смущенная, как девчонка, и где только та строгая начальница, от которой мне сейчас досталось на орехи?



Капитан кашлянул:



- Ну, я пошел?



Графиня кивнула и робко посмотрела на меня, а я улыбался во весь рот и, когда капитан выскользнул в гостиную, показал маме большой палец. Графиня поджала губы и строго посмотрела на меня:



- Ад, расскажи-ка мне теперь кое-что не для протокола.



- Я к твоим услугам, мама.



- Что с графом д*Маршем?



Я тяжело вздохнул, это моя больная тема. За неделю, что я был дома и долечивался, что только не передумал, какие планы только не строил, но пришел к однозначному выводу - графа нужно вернуть.



- Здесь все очень сложно.



- Ты влюбился, - сказала графиня и любопытно сверкнула красными глазами.



- Так видно, да? – убито спросил я.



- Не, не видно. Но если ты не стал рассказывать о нем взахлеб, или не поносИть его на все лады, то однозначно – влюбился. И что он?



- Что он, что он… - проворчал я. – Он считает, что я с ним поразвлекся и мои чувства продиктованы только долгом службы, и не являются искренними. А сейчас я над ним просто издеваюсь.



- Ты ему не говорил о своих чувствах?



- Ну, напрямую не говорил. По переговорнику он общается со мной очень холодно, у меня аж все слова пропадают. Я ему намекал-намекал, а он не понимает.



- Вот болван.



- Да не болван… Знаешь мама, он мне горную розу дарил.



- ОООООО!!!!



- Да не «Оооо», - передразнил я. – Я его «отшил» тогда. Я в то время был так поглощен новым заданием, а тут граф ко мне подкатывает и горную розу сует. Еще подумал, что за идиот мне думать мешает, и отказал ему аккуратно, даже не посмотрел, кто это был, все дело обдумывал. Ты же знаешь, что над дарящими эти цветы я не насмехаюсь, потому что искренние чувства не должны быть осмеяны. Думал, очередной поклонник, пострадает-пострадает и забудет. А вышло вон как… Сам в него влюбился. У него такой голос… - мечтательно протянул я.



- Эк тебя плющит, - сказала мама. – Он же страшный, - аккуратно сказала она.



- Страшный?! – я взвился. – Да он абсолютно прекрасен!



- Значит, хороший любовник, - сделала вывод графиня.



- Это, конечно тоже, но… он такой…



- Да уж. У моего ребенка впервые нет слов. Кстати, ты знаешь, что одна моя кровь не смогла бы спасти тебя. – Да, мама мне в бреду горячки не привиделась, она действительно была в поместье и отпаивала меня своей кровью. – Граф тоже поделился своей кровью с тобой! – и посмотрела на меня лукаво так.



Я закусил губу, это дает надежду, что граф все еще любит меня.



- И еще, насчет виконта д*Дрыша. Ну, того, который чуть не изнасиловал твоего нового служащего…



- Яна, - подсказал я.



- Да, Яна. Мы проверили его поместье и ужаснулись! Там уже лет десять творятся всякие непотребства, столько разумных пострадало!



- Неужели не было жалоб?



- В том то и дело, что были! Под образ пошло местное управление, которое было подкуплено виконтом и жило себе припеваючи. Многие получили лет по пятьсот, а сколько кастратов стало! Только мы чуть не опоздали, - я закатил глаза. – Твой граф постарался. – Я в изумлении сделал губы буквой «о». - Его охотники крутились неподалеку, еле их обнаружили, они начали вылавливать приятелей виконта, хотели отвести их в Императорское управление.



- Да-а-а…



- Граф хотел восстановить справедливость и не стал просто так оставлять действия виконта. Ты думаешь, прошлое графа прошло для него даром? Да он был одним из лучших Императорских рейнджеров! И охотники его ему под стать, он их так поднатаскал, что получилась миниармия. Теперь Император думает, как использовать это открытие, хочет графа на тренировку своей личной гвардии пригласить. Кроме того, решено проверить ВСЕ управления Империи. В общем, от этого дела поднялась большая волна.



- Мда… А граф мне ящера подарил! На котором я на большой охоте ездил, сказал, что он больше никого к себе не подпускает.



Ящера я получил через три дня после отъезда с соответствующей запиской. Он, конечно, смотрелся не очень престижно на конюшнях Императора, но для меня он был самым лучшим. А сколько конюших Императора прибежало наблюдать, как я кормлю его морковкой! Мы с ящером смотрели на них с презрением.



- Так ты тоже ему что-нибудь подари! – воодушевилась мама.



- Так я уже послал подарок, - просиял я.

2016-06-24 в 20:13 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Граф д*Марш с удивлением смотрел на грузовые летучки с Императорским вензелем, которые подлетали к его взлетной. Одна, две, три. Из них выпрыгнули разумные и шустро начали разгружать большие тюки, при этом с любопытством сверкая на него глазами. К графу спешил его управляющий, господин Мус, который уже успел узнать, что здесь происходит.



- Господин граф, - отдышавшись, проговорил управляющий. – Вам прислали подарок!



***



- Правда? А что? – мама подпрыгивала от нетерпения.



Я таинственно улыбнулся.



***



- Очень интересно, - недовольно сказал граф, наблюдая за суетящимися служащими.



Управляющий замялся.



- Там… э-э-э…



- Перестань блеять, - в последнюю неделю граф ходил очень раздраженным, и легко было нарваться от него на выговор или даже на разнос. - Что там?



***



Я ответил.



- Что-что подарил? – мама выпучила глаза.



***



- Что мне подарили? – граф не поверил своим ушам.



***



Я повторил.



- Что-о-о-о-о-о?! – мама повысила голос.



***



- ЧТОООООООО?!!! – взревел граф. – Какой идиот?!!



***



- Какой ИДИО-О-О-ОТ!!! – простонала мама. – Подарить графу…



***



- Подарить мне… - неверяще сказал граф.



***



- Да, навоз ящеров, - раздраженно проговорил я. – Я знаю, что граф мечтает вырастить у себя в поместье оранжерею горных роз! Только эти розы без навоза ящеров в искусственных условиях не растут! А его-то у графа как раз и не было. Сора все время девал навоз куда-то, и садовник был очень расстроен из-за этого. Вот я и подумал, что мечта графа должна сбыться, и я ему помогу в этом.



Графиня застонала и уронила голову на руки.



- Зачем? Ну, зачем ты это сделал? – сдавленно сказала она. – Ну зачем ты подумал? Тебе нельзя думать!!!



- Да в чем дело?



Мама подняла на меня лицо и начала говорить медленно и с расстановкой, чтобы я проникся:



- Вот представь себе. Ты в кого-то влюблен. Возможно, даже страдаешь, так как подозреваешь, что объект твоих чувств не отвечает тебе взаимностью. И тут ты получаешь от него подарок. Открываешь его. А там…



- Ой, - до меня дошел весь ужас ситуации.



- Да. Оно… Говно… Что ты подумаешь?



- Ой! – повторил я. - Дачтожятакойпридурооооок, - простонал я, хватаясь за голову. – Я же никогда не дарил подарки, - я жалостливо посмотрел на маму.



- Мой тебе совет, продолжай и впредь делать так же: никогда не дарить подарки. Не делай того, что не умеешь.



- Что ж теперь будет-то?



- Граф приедет через пять дней на бал, не сможет отказаться от личного приглашения Императора, вот там и поговори с ним.



- Не-нет-нет, я не пойду. Я же теперь не смогу смотреть ему в глаза!



- Придешь. – Жестко отрезала графиня. – Тебе нужно исправить ситуацию. Извиниться, в конце концов! Только попробуй не явиться на бал! Или явиться и прятаться!



Я тяжело вздохнул, ума не приложу, что делать, было стыдно до ужаса.



- Не забудь, что ты отстранен от дел на полгода. Вот и воспользуйся своими свободными днями, что бы добиться графа.



- Ма-а-ам!



- Нет, я сказала! Отстранен! – мама включила начальника, и я понимал, что спорить в этом случае с ней бесполезно. Сейчас она была главой Тайного управления, а не моей родительницей.



Я еще раз вздохнул.



- А где артефакт баронессы? – спросил я.



- В сокровищнице Императора, - ответила мама.



Понятно, значит, его будут изучать и, как особо опасное изобретение, его никто и никогда больше не увидит. Как бы мне хотелось порыться в сокровищнице Императора! Там наверняка очень много всяких интересных вещей.



- А все-таки хорошо я придумал! – желание похвастаться на время отодвинуло мои горести, обо всем я подумаю в спокойной обстановке.



- Ты о подарке? – хмыкнула мама.



- Нет. Здесь я дурак, признаю. Я о вас с капитаном.



- А причем здесь ты?



- Как "при чем"? Это же я свел вас! Вы же начали встречаться, после того как поплутали по тайным ходам дворца, да? Так вот, это я устроил! Я давно понял, что вы с капитаном созданы друг для друга, стоит вас только подтолкнуть. Подумав, я решил, что вы должны быть вместе. – Я разглагольствовал, совершенно не замечая опасности, графиня начинала закипать. – Тайных ходов я знаю чуточку больше, чем ты, и знал, что ты обязательно заинтересуешься новым. Только подловить вас вместе с капитаном оказалось очень сложно. Целый месяц за вами следил, чтобы…



- Ты опять подумал?! – перебило меня злое шипение графини. – Ах ты, засранец мелкий! А ты не подумал, что мы могли заблудиться в ходах? А ты не подумал, что мы могли нарваться на ловушку древних магов? Ты нас свел? Да мы с капитаном уже больше года вместе! – голос графини начал повышаться, а я взял низкий старт.



- Уббрад, ты вообще не можешь думать! Разумный не может думать, если ему нечем! Если у него мозгов нет! – неслась следом графиня.



Я увернулся от вазы, вылетел в гостиную, побежал по ней кругами, оставляя между собой и графиней журнальный столик.



- Мама-мама, прости-прости меня! – верещал я. – Я больше не буду! Честно!



- Конечно, не будешь! Думать ты точно больше не будешь! Потому что головы у тебя тоже больше не будет! Уббрад, а ну стой!!!



Я увернулся от книги, поднырнул под кресло, вышел на финишную прямую, и со всей дури врезался в дверь. Блин, она же открывается в другую сторону! Вылетел в коридор и быстро присел, пролетевший над моей головой увесистый «Толковый словарь иномирных ругательств», снес мирно проходившего по коридору разумного, а я подскочил и под аккомпанемент доносившихся до меня ругательств понесся в свои покои. Представляю, какие сплетни будут ходить завтра по дворцу, будут говорить, что опять сын у матери любовника увел.

2016-06-24 в 20:14 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -18- ==========
Я сумрачно жевал морковь в своей комнате. После отстранения у меня появится много свободного времени, его я планировал направить на охомутание моего графа. На бал приедет много разумных, и я уже представлял себе, как откручу прелестную головку виконтессы д*Ларен, если она опять начнет приставать к графу.



С тоской посмотрел на темнеющее небо, план по «захвату» графа д*Марша никак не хотел формироваться в голове. Нет сомнения, я его очень сильно обидел своим подарком, но тогда я искренне думал, что граф обрадуется и сразу же кинется сажать горные розы. И как замолить свой грех, я понятия не имел.



Снял кафтан, пора ложиться спать, на пол спланировал листочек. Записка Натана, в свете последних событий я совсем про нее забыл, развернул мятую бумагу. «Лучший подарок – это подарок, сделанный своими руками!» - гласила надпись. Эх, Натан, где же ты был раньше? Да и что я могу сделать своими руками, кроме эротического массажа? С тяжким вздохом поплелся в ванную.



Утром еле оторвал голову от подушки, всю ночь снилось, как я догоняю графа, а он хохочет и удирает от меня, как я раз за разом всаживаю серебряный кинжал баронессы в грудь виконтессы д*Ларен, а она размазывает кровь и дразнится: «А мне не больно, а мне не больно…», в общем, муть всякая. Отправил за завтраком Яна, не хотел спускаться в общую столовую. А потом по стеночкам, прячась за мебелью от поклонников, смылся в сад, проветрить мысли. Несколько раз даже пришлось отвязываться от внимания весьма грубыми способами, кричать о том, что сломал ноготь, обвинять разумных в невнимании к моей персоне и с криками «Мир жесток!» смываться.



В саду я, как зомби, без цели стал бродить по дорожкам, шустро ныряя в кусты от прохожих, ни с кем не хотелось общаться. Сад был великолепен, яблони напомнили графа, так как они у меня теперь ассоциировались с сидром, а сидр -с графом, поэтому я выбрал одну потолще стволом, обнял ее, хотел поцеловать от чувств, но подумал, что не стоит, кора-то грязная. В голову ничего толкового не приходило, мысли не проветривались. Но стоило мне дойти до шикарной Императорской оранжереи и увидеть клумбу с горными розами… Я встал, как вкопанный… Ну, естественно! Что дарят, когда хотят показать серьезность чувств? Конечно, горную розу! Это как предложение еще не супружества, но просьбы завести серьезные отношения. Именно горную розу хотел подарить мне граф, но я такой ненормальный, отказался от этого дара. Хотя откуда я тогда мог знать, что влюблюсь в него и, может быть, если бы не было этого дела, то я бы так и не узнал, какой граф замечательный!



Все будет по записке Натана: «Лучший подарок – это подарок, сделанный своими руками!». Вырастить розу своими руками за столь короткое время я не сумею, зато могу своими руками ее стащить. Я с силой долбанул рукой по лбу, надо торопиться. Нужно не только свистнуть из оранжереи самую красивую розу, но и найти для нее лучший горшок! Я закружил вокруг оранжереи, выискивая, как в нее пробраться, там в цветах копались садовники, незаметно умыкнуть розу не удастся, вернусь сюда ночью.



А еще горшок, вот им бы и заняться в первую очередь, розу же надо сажать куда-то. Сделать горшок сам я не могу, но смогу хотя бы украсить готовый. Помчался в свою комнату за деньгами, затем в конюшни за ящером, затем в город за горшком, заодно посетил лавку торговца стеклярусом. Окружающие разумные шарахались от меня в разные стороны, я, как вихрь, пробежал по всем запланированным местам. Торговец стеклярусом вообще прослезился от радости, я взял много и разных цветов. Приехал в свои покои и вывалил все богатство на стол.



Так, вдох-выдох, нужно успокоиться и подумать, что изобразить. Простую надпись «Я тебя люблю», конечно, проще всего, но очень уж пошло, сердечки – это как подросток своим возлюбленным. Надо что-нибудь такое, чтобы рассказало графу о моих чувствах без слов, чтобы он посмотрел и сразу понял, я к нему очень и очень неравнодушен.



Сижу, верчу горшок, думаю. Граф у нас кто? Аристократ, воин, его род знаменит яблочным сидром, но не буду же я делать бутылки по окружности… А еще он белый дракон. Вот в роли белого дракона его и буду изображать. Та-а-а-ак… И себя рядом, это же я его люблю. Все, за дело! Я с остервенением принялся клеить стеклярус на горшок, выкладывая рисунок. Сначала у меня ничего не выходило, испортил одну тару, пришлось сгонять еще за одним горшком, но вскоре все пошло на лад.



Ваял я три дня, Ян заставлял меня есть, спать и полотенцем гнал в ванную. Никакой субординации и уважения к своему хозяину! Я огрызался и отмахивался, а он язвил и настаивал, приходилось слушаться, чтобы отвязался. Вечером четвертого дня горшок был готов, я с гордостью рассматривал его. Ко мне в покои ввалился мой друг Натан:



- Тани! Смотри, - в ответ на его приветствие, сунул я горшок ему в руки. Тот аккуратно покрутил его, а я замер в предвкушении восторженных вздохов.



- М-м-м-м… - неопределенно промычал Натан. – Это течение сюрреализм?... Или кубизм?... – непонятно спросил он.



- Это я делал, - разочарованно ответил я. – Правда красиво?



- М-м-м-м… Да, - осторожно сказал он, а потом облегченно. – А я уж думал, что с ума сошел… А что здесь изображено?



Я выхватываю горшок и с жаром начинаю рассказывать свою задумку.



- Вот здесь вот стою я. Видишь? Вот он я! Я сначала хотел изобразить себя в синем камзоле, потом в зеленом или красном, но решил не париться и сделать черным. А потом…



- А почему у тебя глаза в полголовы и вылезают за ее пределы? – перебивает Натан.



- Ну, ты совсем! – удивляюсь я. – Как же будет тогда понятно, что это я? У меня глаза какие?



- Судя по изображению - навыкате.



- Не-е-ет, зеленые с красной каемкой! А с таким мелким стеклярусом я не справился, он всё-время выскальзывает, поэтому пришлось делать глаза больше, чем они есть на самом деле!



- Ага… А почему ты похож на робота?



- На кого?



- Ну-у-у… Почему ты такой квадратный? И одна рука длиннее другой?



- И ничего не квадратный, - я повертел горшок. – А руку пришлось сделать длиннее, потому что я изобразил себя далеко от дракона, а рука направлена к нему, но до него не доставала. Как бы было понятно, что я протягиваю ему свое сердце?



- Понятно. Этот кружочек - сердце. А это что? ДРАКОН?



- Да, - самодовольно сказал я. – Это граф д*Марш, а он белый дракон, и это ему я отдаю свое сердце!



- А почему у него хвост, как у поросенка, крючком?



- Да не крючком! Я нечаянно белый стеклярус приклеил не в то место, пришлось это как-то обыгрывать, но, по-моему, так даже красивее получилось.



- Красивее… ага… А эти две штуки, ну… эти отростки что такое?



- Совсем слепой! - возмущаюсь я. – Это крылья! Драконы же летают!



- Понятно. Здесь ты, здесь дракон, ты даришь дракону свое сердце. Все понятно. Но непонятно одно: почему дракон БЛЮЕТ?



- Где? Это он пламя выдыхает!!! Драконы выдыхают ПЛАМЯ!!! Ты ничего не смыслишь в искусстве!



- Хорошо-хорошо, - Натан примиряющее поднял руки. – Тогда это что за блямба?



Я смущенно передернул плечами:



- Понимаешь… У меня осталось свободное место, не рассчитал немного, и рушилась вся композиция. Тогда я решил изобразить здесь бабочку.



- Бабочку… - Натан как-то подозрительно хрюкнул. – Но она же больше тебя и дракона тоже! Монстро-бабочка получилась.



- Что ж теперь поделаешь? – я философски пожал плечами.



- Ты точно собрался это дарить? – осторожно спросил Натан. – По-моему, лучше было бы купить что-нибудь.



- Конечно, собираюсь! Ты же сам мне написал, что лучший подарок – это подарок, сделанный своими руками.



Натан как-то подозрительно покраснел:



- Вообще-то я другое имел ввиду.



- Колись, - я сделал стойку.



- Я имел ввиду… ну… это… удовлетворение руками, – шепотом закончил он.

Я выкатил глаза и стал похож на свое изображение на горшке:



- Да ладно! Наконец-то! Ты дрочил Раулю?



- Зачем так грубо? – Натан еще сильнее покраснел.



- Так я прав?



- Да.

2016-06-24 в 20:14 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Мо-ло-дец! Так, в конце концов, и до секса дойдешь, узнаешь, что это такое.



- Да ну тебя! – отвернулся от меня совсем засмущавшийся Натан.



У него с мужем был странный брак, бывшие враги, волей случая и богов, ставшие супругами, они только-только начали выстраивать свои отношения. Надеюсь, у них все закончится хорошо.



- Я рад, - честно сказал я ему.



- Ладно. Давай лучше дальше рассказывай, когда ты подаришь графу свой горшок?



- Мне еще горную розу туда посадить надо. Сегодня ночью иду за ней в оранжерею Императора.



- Зачем ночью-то? Ты что ее ВОРОВАТЬ собрался?



- Если уж я взялся, то все нужно делать своими руками, - поучительно сказал я.



- А если ее купить своими руками?



- Не, я все решил. Кстати, Тани, ты идешь со мной.



- …



- Сторожить будешь! Ты же мой друг! Мне нужна твоя помощь!



Натан ужаснулся и начал отпираться, а я уговаривал. Наконец, мы договорились, что за розой можно послать зомби-собаку Натана, Натан ведь некромант, а мы в кустиках посидим.



***



Ночь, относительная тишина. Почему относительная? Потому что оказывается, ночью, много для такого времени суток, ходит по парку разумных, все больше парочками, встречаются и компании. А мы с Натаном и его псом-зомби, втроем, как придурки, сидим в кустах. Натан сдавленно матерится и ругает себя за то, что связался со мной, спал бы себе спокойно в своей кроватке и забот бы не знал. Я его то и дело пихаю, чтобы замолчал и не привлекал внимания.



Наконец стало относительно тихо, Натан берет своего зомби за лобастую голову и говорит, глядя в мертвые глаза:



- Дружок, - придумал же имя для зомби, - беги туда, - взмах рукой в сторону оранжереи, - и принеси нам горную розу.



- Красивую, - вставляю я.



- Красивую, - послушно повторяет Натан и отпускает зомби, тот быстро скрывается в кустах.



Через пять минут он появляется и выплевывает под ноги Натану какие-то листья.



- Это не роза, – говорю я.



- Это роза, - возражает Натан, потом опять смотрит на зомби. – Дружок, принеси нам целую розу.



Зомби опять скрывается, а потом приносит в пасти бутон цветка.



- Ты ему конкретизируй задачу, - учу я.



- Дружок принеси нам горную розу, куст целиком, с корнем.



Зомби выполнил просьбу, принес целый куст, но не тот. Пришлось повторить еще несколько раз, каждый раз описывая цветок, вплоть до рисунка на листьях. Провозились мы до утра, но все же Дружок, наконец, принес чахлый кустик горной розы и мы, набрав земли, довольные отправились спать.



***



- Ад… А-а-а-ад… Да Ад же! – завывал над ухом Ян. – Вставай, солнце уже высоко! Что ж ты такой сонный-то? Знаешь, что сегодня ночью произошло? Какие-то вандалы забрались в Императорскую оранжерею и разорили ее, но мало того, они стащили почти все цветы прям с корнем под декоративные кусты и сложили там все в кучу! Садовники рвут на себе волосы! А вокруг звериные следы! Кому это надо было?



Я сдавленно хрюкнул в подушку и велел Яну больше не будить меня.

2016-06-24 в 20:15 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -19- ==========
(Блин, я понимаю, что у меня здесь очень много всего понамешано, хочется сказать банальное "Не виновата я, они сами". Но расследование-то ещё не закончено).









Нас, конечно же, вычислили. Хорошо, что Натан муж племянника Императора, иначе бы я одним штрафом в размере полугодового довольствия и посадкой двадцати кустов горных роз собственноручно не отделался бы. На вопрос, зачем нам все это, могли бы просто рассаду спросить, Натан стал нести чушь, что ворованные цветы лучше приживаются, мы стояли, опустив головы, и «каялись». Присутствовавший на нашем отчитывании Император, быстро вытянул из меня правду, услышал про графа, и загадочно хмыкнул. Нам припомнили всё, и скандал, когда мы эльфийское посольство оставили голышом посреди приемного зала, и случай, когда подняли всех мертвых птиц в Императорском саду, и еще парочку мелких пакостей, и, махнув на нас рукой и опять сказав напоследок «чтоб в последний раз», отпустили на все четыре стороны.



Потом была головомойка от мамы, она качала головой и говорила:



- Уббрад, - я поморщился, - ты ведь нормальный разумный, служишь в Тайном управлении, ведешь сложные дела, но как только у тебя появляются свободные дни, ведешь себя хуже пятилетнего ребенка! Но, может быть, это и хорошо. – Вдруг сделала вывод она. - Никто никогда не догадается и даже подозревать не будут, где ты служишь, потому что все думают, что ты дурачок.



Я обиженно поджал губы.



***



Перед балом я просто извел Яна, перемерил все наряды, сто раз переделывал прическу, перебрал все свои драгоценности. Остановился на белоснежном наряде, белой рубашке с воротом из тончайших кружев, ожерелье выбрал из белого золота с рубинами и изумрудами под цвет глаз, волосы собрал гребнем из того же гарнитура, и задумался, как мне подарить графу розу, не буду же я по всей бальной зале таскать с собой горшок. Лучший выход сманить его под предлогом «поговорить».



Бальная зала блистала великолепием, огнями, цветами, нарядами разумных. Тихая музыка перед началом бала служила фоном, распорядитель усиленным магией голосом выкрикивал титулы и имена прибывших аристократов, разумные общались, флиртовали, некоторые умудрялись вести дела. Я произвел фурор, получил множество комплиментов и предложений нескучно провести вечер, в общем, все, как обычно, но у меня была забота, я под разглагольствования поклонников выискивал взглядом в толпе графа д*Марша.



Обнаружил его возле колонны в обществе виконта и виконтессы д*Ларен, которые повисли на его руках с обеих сторон и мило щебетали ему что-то в оба уха одновременно. Только хотел двинуться в его направлении, как явился Император с Наследником и бал начался, пришлось отбиваться от приглашений на танцы, потерял время, когда выбрался, мой граф уже кружил в танце виконтессу д*Ларен. У меня от злости аж желваки на скулах заходили! Я убью всех его ухажеров!



Пришлось танцевать, но зато я подобрался близко к парочке и изловчился наступить на платье виконтессы, раздался треск порванной ткани. Я потом со сладкой улыбкой долго извинялся. «Ах, как жалко платье! – сокрушался я перед злобной виконтессой. – Оно такое красивое и так подчеркивает вашу пышную фигуру! Прекрасный цвет, но мне бы он не пошел, он делает лица со светлой кожей, как у нас с вами, бледнее, даже зелёными. А фасон! Такой фасон идет только женщинам с тонкой фигурой, а у широкобедрых делает зад еще толще!».

Граф стоял рядом, сжав губы, и даже не смотрел на меня, а я плевался ядом, этот гад только поздоровался сквозь зубы со мной! Пригласить его на разговор не было возможности. Я бы, конечно, мог и перед всеми подарить ему свой цветок, за мной бы не заржавело, но мне так хотелось объяснить ему все в спокойной обстановке, глядя в глаза. А дальше началась погоня за графом, я умело подбирался к нему, а он так же умело ускользал, моё положение усугублялось ещё ухажерами, которых нельзя было просто послать, аристократы же, и которые мне проходу не давали. Я приходил в отчаяние.



Апогеем моего горя была вылазка к балкону. Там, в тени раскидистых ветвей зеленого дерева, мой любимый целовался с виконтессой. Мне показалось, что мир покачнулся, ноги стали ватными, и было два варианта событий, или истерика с мордобоем, или смертоубийство виконтессы. Просто развернуться и уйти - на ум мне не пришло.



Меня спас выскочивший на балкон Натан, его губы были плотно сжаты и превратились в тонкую белую линию, сиреневые глаза сверкали, он был в ЯРОСТИ. Я с ужасом наблюдал, как вокруг него закручиваются черные вихри и вот-вот свершится непоправимое, Натан перестал контролировать свою силу. Я не нашел ничего лучшего, как подойти к нему, обнять и тихонечко заплакать. Напряженность последних месяцев, пребывание на краю жизни, несбывшиеся надежды и оказавшаяся безответной любовь подломили.



Натан автоматически обнял меня за плечи и перевел на мою макушку изумленный взгляд, его сила стала утихать, потом он спохватился и повел меня с балкона в сад. Мне показалось, что граф, разорвавший поцелуй с виконтессой, качнулся в мою сторону, но из-за пелены слез, застилавшей глаза, я не был в этом уверен.

В саду Натан усадил меня на скамейку и стал заботливо оттирать слезы с моих щек, не был бы я так подавлен, умилился бы. Я прерывисто вздохнул и сказал решительно:



- Сегодня ничего не получится. Я уже не уверен, что граф меня ещё любит, но даю слово – я добьюсь его!



Натан, обескураженный моей быстрой переменой в настроении, ответил:



- Ну, ты… Вот таким ты мне больше нравишься!



- А у тебя-то, что случилось, Тани?



- Ты представляешь, этот придурок, - Натан сверкнул глазами, - решил, что имеет право указывать, как мне жить, что мне делать и с кем общаться!



Под «этим придурком», я думаю, следует понимать мужа Натана.



- Сегодня была последняя капля в чаше моего терпения! Он мне запретил общаться с тобой!



- Оооо…



- Он сказал, что ты плохо на меня влияешь! Как будто бы, если бы я сам не захотел, то пошел бы воровать с тобой розы из оранжереи!



Что правда, то правда.



- Спасибо тебе, - тихо сказал Натан.



Натан был Истинным некромантом, очень молодым, можно сказать новорожденным, и ему нужно жёстко контролировать себя, иначе быть беде. Варровы болота, где постоянно плодится нечисть, основались на месте королевства как раз из-за всплеска силы разъярившегося до потери разума Истинного некроманта. Кроме того, Натану было очень сложно ещё и потому, что он не мог никому сказать о своем даре, в противном случае он бы стал лакомой добычей для окружающих амбициозных негодяев.



- Это тебе спасибо, - бледно улыбнулся я. – Может, тебе следует сказать мужу о своем даре?



- Нет, еще не время, - ответил Натан и потер черную татуировку в виде изящного браслета на своем запястье. Этот знак Истинного был скрыт от посторонних глаз длинными рукавами рубашки с бесчисленным количеством кружев.



- Ладно. Я иду в свои покои, на бал больше ни ногой! – сказал я.



- У меня есть другое предложение, - Натан лукаво улыбнулся. – Давай устроим мальчишник!



- У меня есть кое-что из запасов поместья д*Марш, - вернул я ему такую же улыбку.

2016-06-24 в 20:15 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Мы не стали сидеть в моих покоях, а выбрались в комнаты служащих, к Яну. Я захватил из бара бутылки яблочного сидра, закусил губу от рвущегося наружу отчаяния, но быстро взял себя в руки. Граф пробудет в столице минимум три недели, я успею за это время подловить его где-нибудь, иначе… Что будет «иначе», додумывать не хотелось.



Натану сидр понравился, он назвал его «шампусик, но только лучше», я пожал плечами, ему виднее. Приходивший Ян, которого я хотел пригласить на наш мальчишник (ага, в его же комнате), покраснел и сказал, что ему некогда. Нужно будет завтра выяснить, как зовут его «некогда», и проследить, чтобы Яну ничего не угрожало.



После второй бутылки и разговоров за жизнь, мне пришла в голову идея, что графу нужно обязательно отомстить за поцелуй с виконтессой. Я, размахивая морковкой, как рапирой, строил планы мести, Натан сначала ржал, но потом втянулся в обсуждение, сказал, что тоже будет мстить своему мужу, Раулю. После третьей бутылки и перебора вариантов от «обрить налысо» (виконтессу), до «изнасиловать в тёмном углу» (графа и Рауля, мужа Натана), решили ударить по экономике рода графов д*Марш, то есть, разорить моего любимого, чтобы я потом мог благородно протянуть ему руку помощи. Натан авторитетно заявил, что это верный способ, и к выполнению задумки мы приступили сейчас же. Затуманенному алкоголем сознанию уже было не доказать, что уничтожить все запасы яблочного сидра графа своими силами мы не сможем, но мы с пьяной настойчивостью открывали бутылку за бутылкой. Зомби-пес Натана, Дружок, осуждающе смотрел на нас из-под стола своими мертвыми глазами, время от времени вываливая почему-то зеленый язык. Я мотал головой от этой картины, ну какое осуждение может быть у зомби, хотя с Натаном нет ничего невозможного, и тоже показал язык зомби.



А потом мы и вовсе забыли, зачем все это затеяли, сидели, обнявшись, жалели себя и наперебой уверяли друг друга, в своей дружбе, перечисляли достоинства друг друга и чуть не плакали от умиления. Натан сказал странную вещь, мол, «все мужики – козлы», я озадачился, а он мне пояснил, что мы – парни. Решили, что одним быть легче. Но когда Натан затянул заунывно-грустную песню, плакать я все-таки начал, слов не знал, поэтому лишь тихонько подвывал окончания слов, остальное заменяя неизменным «на-на-на».



- Чебурашка дружочек, что ты се-е-ел в уголочек? Что ты ушки свои опусти-и-ил? Подним-и-и-ка свой носик, улыбни-и-ись ты разочек…



Я пытался выяснить кто такой «Чебурашка», Натан сказал, что это маленькое существо с большими ушами и лохматое. Я решил, что это полуэльф-полуоборотень, застывший в полутрансформации и, судя по песне, очень больной и несчастный. Было до ужаса жаль этого разумного, у которого к тому же был день рождения, я сидел на полу и все порывался встать и пойти на его поиски, чтобы утешить, Натан держал меня за рукав и сердито выговаривал, что это очень веселая песня, я спорил, и мы чуть не подрались.



Нашу ссору прервали две пары ног, это первое, что я увидел, лежа на полу, Натан восседал на мне и пытался душить, я хохотал и отбивался, Натан пыхтел.



- Ты посмотри, кто к нам прише-е-ел! – ехидно пропел Натан, помогая мне подняться, встать сил не было, поэтому мы остались сидеть на полу, привалившись друг к другу.



- Ух ты, ух ты! – вторил я ему, на фиг этикет.



Ссоры как не бывало, мы объединились перед общей «опасностью» в лице двух разумных. Над нами возвышались Рауль, муж Натана, и почему-то граф д*Марш.



- Что здесь происходит? – прогрохотал сверху Рауль, он обозрел нас, беспорядок и раскиданные пустые бутылки и был сердит, очень сердит. Граф стоял рядом с непроницаемым выражением лица, хотя какое у него выражение этого самого лица, мне судить было, мягко говоря, сложно. Перед глазами двоилось и расплывалось, но я решил, что оно, выражение, именно такое.



- А что? – Натан икнул. - Я не имею права развлечься? – спросил он, повернув голову ко мне.



- Конечно, имеешь! – заверил я его и тоже икнул. – Мы на многое имеем право!



- Тани, я тебя потерял. Пора спать. Пойдем? – мягко сказал Рауль, правильно оценив ситуацию, спорить и ругать пьяных в дупель бесполезно.



- Не называй меня Тани! – взвился Натан.



- Мне, наверное, лучше уйти, герцог, - раздался голос графа д*Марша, по моему нетрезвому тельцу пошла вибрация. – Вашего мужа мы нашли, вы были правы, он с графом д*Самошем.



- Правильно-правильно, уходите, - величественно разрешил я. – От опасности нужно бежать, сверкая пятками. Весь бал от меня бегал, почему бы еще чуть-чуть не поизображать из себя зайца?



Натан хихикнул, а разъяренный граф наклонился и схватил меня за шиворот.

- Что вы себе позволяете? – прошипел он мне почти в губы, а я, увидев его лицо со шрамом так близко от себя, счастливо улыбнулся. Граф, заметив мою дебильную улыбку, выругался и отпустил воротник моего камзола.



- Да брось ты, Ад, - лениво сказал Натан, - пусть катится. Знаешь, сколько у тебя таких будет?



А я все еще в эйфории.



- Натан! – предостерегающе сказал Рауль.



А Натан вдруг разозлился.



- Пришли тут! Стоят тут! Осуждают! Ад, - я перевел свой пьяный взгляд на друга, - они нас осуждают! – довел он до моего сведения, я, соглашаясь, кивнул. – Пришли тут, сосуды чистоты и добродетели!



- У кого сосут? – оживился я.



- Ты пьян, Ад! - обвинил меня Натан, его язык заплетался и, повысив голос, как будто бы я глухой, сказал, - Я говорю, они такие чистые, добродетельные, а мы с тобой так, козявки! Стоят тут сверкают глазами и… волосами.



Он вдруг замолчал и сказал требовательно:



- Ты посмотри на них!



Я сфокусировал взгляд на молчавших разумных.



- Не-е-е-е… мой выше, - сделал вывод я.



- Но фигуры-то одинаковые, - сказал Натан.



- Ну да. Только у твоего глаза зеленые и плечи чуть уже.



- А у твоего - желтые и чешуйки на лице.



- Ну, мой-то настоящий дракон, а твой наполовину.



- На лучшую половину, - уточнил Натан.



- Ага, - я согласился, - а волосы-то одинаково белые. И лица… одинаковые. Сердитые такие!



- Вот и пусть катятся вместе, если они такие, а мы тут посидим, - сделал вывод Натан. – Слу-у-ушай… А зачем они нам вообще нужны? – повернулся ко мне он.



- Ну, как? – растерялся я и тоже посмотрел на друга.



- У тебя есть я, у меня – ты.



- Точно! – догнал я затуманенным мозгом мысль Натана. – Мы же дружим!



- А еще мы понимаем друг друга…



- С полуслова, - подхватил я.



- Ага, нам весело вместе…



- И никогда не бывает скучно!



- Тогда?



- Да!



Наши лица стали приближаться, я смотрел на пухлые губы своего друга, и идея поцеловать Натана казалась со всех сторон идеально правильной. Все верно, мы дружим, нам хорошо вместе, мы понимаем друг друга и поддерживаем. Почему бы и не перевести отношения в другую плоскость, горизонтальную?



Сделать это не дал сдвоенный рык, меня рвануло от Натана, и я оказался прижатым к груди графа:



- Запомни, - прошипел мне граф на ухо, от чего по моей спине прошагал табун мурашек, - ты – моя добыча!



И эхо слов графа от тушки Натана, так же прижатой к его мужу. Меня закинули на плечо и поволокли из комнаты Яна. Я поднял голову и увидел удаляющуюся в другом направлении спину Рауля с Натаном на плече, тот тоже поднял голову от спины Рауля, а я ему улыбнулся и подмигнул, план-захват моего графа сработал. Мы с Натаном еще успели махнуть друг другу на прощание рукой, перед тем как граф повернул за угол, и тут меня накрыло. Организм перестал сдерживать распространение алкоголя, и я на своей шкуре почувствовал не просто опьянение, а жесточайшее опьянение «в зюзю», которое изображал до сих пор. Я обессилено висел на плече графа и перед глазами в такт шагам двигались его ягодицы. Раз-два, раз-два… Левой-правой, левой-правой… Не выдержал и изобразил ладонями барабанную дробь у него на попе, меня подкинули и взрыкнули недовольно, а я почувствовал тошноту.



- Сейчас я тебе все пятки облюю, - предупредил честно.



- Накажу, - коротко ответил граф, а дальше я помнил все урывками.

2016-06-24 в 20:16 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -20- ==========
Голова трещала жестоко, я проснулся и попытался вновь уплыть в спасительную темноту сна, но это не удавалось. Я открыл глаза и тут же со стоном закрыл, будто песок насыпали.



- Что ж так пло-о-охо-то, - простонал я, эхо моего голоса отдалось в голове болью.



- С добрым утром, граф д*Самош, - раздался сбоку знакомый голос, я застыл.



Попытался вспомнить что-нибудь о вчерашнем дне, вспоминал плохо, после того, как меня схватил мой дракон, я помнил лишь эпизодами и совсем мало. Зато главная цель достигнута, граф рядом, он признал меня добычей, а после этого так просто меня уже не отпустит и не отделается. Натана Рауль тоже признал своей добычей, значит, тоже добровольно напоил его своей кровью, когда успел только? Хоть Рауль и полудракон, но древние инстинкты все же возобладали над разумом, и Натану будет очень весело, но он большой мальчик, разберется. Сейчас у меня есть куда более интересные дела.



Я повернул голову и открыл один глаз, рядом со мной на кровати, подперев голову рукой, возлежал граф д*Марш и рассматривал меня. Я попытался улыбнуться, но тут же зажмурился и скривился, раздался хмык и я почувствовал, как граф поднялся и чем-то зашебуршал.



- Граф д*Самош, - сказал он мягко. – Возьмите амулет очищения.



Я застонал еще горше, применять амулет очень неприятно. Но делать нечего, иначе я до следующего утра буду «болеть». Протянув дрожащую руку за амулетом и почувствовав, как граф вложил мне его в ладонь, я зажмурился еще крепче и задействовал амулет, от вспышки боли выгнуло. Меня осторожно обхватили и, проморгавшись от слез, я почувствовал заботливые поглаживания по голове. Граф что-то успокаивающе гудел, а я плавился в любимых объятиях, слушал завораживающий голос и чувствовал себя уже намного лучше, поэтому решил, что пришло время осмотреться. Я тихонько, чтобы не вспугнуть нежность графа повернул голову, мы были не в моих покоях, похоже граф, как настоящий представитель рода драконьих, притащил меня в свою «пещеру», мы были у него. Я жмурился от удовольствия и млел, прикрыв глаза, всё будет хорошо, ведь правда?



А потом вспомнил, что так и не подарил графу свой подарок. Пискнул, вывернулся из рук графа, скатился с кровати и метнулся в свою комнату.



- Куда? – раздался сзади возмущенный рык, и началась погоня.



Я, мятый, лохматый и босой, бежал по коридорам, огибая препятствия и спотыкаясь об разумных, идущих по своим делам, а сзади граф д*Марш, полуодетый, в штанах, в расстегнутой рубашке и тоже босиком. Я обернулся на бегу, увидел зверское выражение лица графа и припустил еще быстрее. В свои покои я залетел, по инерции впечатался в стол, схватил горшок с розой и, закрывшись им, как щитом, протараторил:



- Господин граф, у меня есть для вас подарок!!!



В ответ тишина, я выглянул из-за горшка, граф стоял в дверях, опираясь руками о косяки, и изумленно разглядывал мой дар. Потом он осторожно вошел в комнату, прикрыл за собой дверь и медленно подошел ко мне, аккуратно взял горшок с цветком и начал разглядывать подарок.



- Вы мне уже подарили один подарок, - сказал он, не отрывая взгляда от горшка. Я мучительно покраснел.



- Я прошу у вас прощения за столь неудачный дар, я тогда искренне думал, что вам нужно… ну, нужен навоз.



- Зачем? – граф перевел изумленный взгляд на меня.



- Сажать горные розы, - тихо прошептал я, понимая, что сейчас надо мной будут смеяться. Но граф молчал, а на его лице отразилось понимание.



- А я думал, что вы таким образом, как виконту д*Дрышу, выразили свое отношение ко мне.



- Не-е-ет!!! Я просто… сглупил… Простите меня, а? Я никак не хотел обидеть или оскорбить вас. Просто не додумался… А потом представил себе и… Вы простите меня? – сумбурно покаялся я. – Но вы же признали меня своей добычей?

Граф хищно улыбнулся.



- Да.



- Вы не сердитесь на меня?



- «Ты», Ад. Говори мне «ты».



- Хорошо, - я послушный мальчик. – Ты больше не сердишься на меня?



Граф пальцами аккуратно прикоснулся к моей щеке и провел по ней вниз до шеи.



- Я не могу на тебя сердиться, - сказал он тихо. – Это просто невозможно. – Я прикрыл глаза, слушая его голос. - Ты знаешь, что ты меня в поместье чуть с ума не свёл? Мне казалось, что у меня раздвоение личности, я думал, что влюбился в двоих разумных одновременно и никак не мог понять, что мне делать. С одной стороны я тосковал по графу д*Самошу, нежному, прекрасному, язвительному и в то же время такому обаятельному. С другой стороны Адам Корт, нагловатый, непосредственный служащий. Я никак не мог разобраться в себе, днем я не мог отвести глаз от Адама, ночью мне снился граф д*Самош. Странные сны, когда снится, что целуешь графа, а обнимаешь служащего. Видно мое подсознание подсказывало мне, что эти двое один и тот же разумный. Но граф отказал мне, я думал, что с ним у меня нет надежды, и решил, что служащего-то я уже точно ни за что не упущу. Тем более, мне казалось, что служащий отвечает мне взаимностью, поэтому и подарил ему, то есть тебе, семейную реликвию, и очень рад, что сережка пришлась тебе по нраву. – Меня поцеловали в висок, я заворожено слушал откровения моего графа. – Теперь я понимаю твою реакцию на прокол уха, ты ведь полуэльф и для тебя это было очень больно. – Меня опять поцеловали. - А теперь представь себе мое состояние, когда я узнаю, что граф и служащий оказались одним и тем же лицом? Я был сначала в ступоре, потом в гневе, потом даже не знал, что и думать. И все это происходило сквозь безумный страх потерять тебя. Ты… долго не приходил в себя, вампирья кровь уже не помогала, и целитель сказал, что надежды нет. Я думал, что умру вместе с тобой...И… Я не смогу без тебя, Ад, уже не смогу… Ты врос в меня, настолько сильно, что ночи без тебя превратились в пытку… Я напоил тебя своей кровью, я на всю жизнь связал себя с тобой … Я… Люблю тебя. Я решил приехать в столицу и добиваться тебя, несмотря на твой "подарок".



Я смотрел во все глаза на любимого, и мое сердце было готово выпрыгнуть из груди. Ему было сложно произносить эти слова, он… Боялся моей реакции, что оттолкну его. Глупый… Разве я смогу тебе сопротивляться, твоему голосу, твоим рукам? Разве я сам смогу жить без тебя? Граф внимательно вглядывался в мое лицо.



- Я, - во рту пересохло, пришлось судорожно сглотнуть, - я иногда благодарен баронессе д*Фор с её безумными идеями, потому что иначе я бы никогда не узнал тебя, я никогда бы не понял, что ты самый лучший, я даже и не подозревал бы, что значит любить… За свою связь с тобой во время дела я получил выговор и хочу заверить тебя, что мое отношение и действия относительно тебя ничего общего с расследованием не имеют… Я тоже люблю тебя.



Граф порывисто обнял меня, а я зашипел:



- Блин, горшок!



Роза оказалась зажатой между нами и края горшка больно врезались в живот. Граф отстранился, и с и так чахлого кустика розы опало несколько листьев.



- Ты подарил мне горную розу, - сказал граф, с нежностью рассматривая облезлый цветок, потом тронул горшок. – Интересный рисунок…



- Это новое течение в искусстве называется «сюрреализм» и «кубизм», - вспомнил я непонятные слова друга и отобрал у графа горшок. – Вот, смотри. Это – ты, белый дракон, выдыхающий пламя, видишь какой у тебя красивый хвост, это – я протягиваю тебе своё сердце, ну, меня по глазам узнать можно, а это… Бабочка, просто бабочка… Летает.



- Ммм… Что за мастер это делал, скажи мне, и я буду обходить его за два квартала. – Граф закусил губу.



- Это моя работа, - я обиженно засопел.



- О! Какая продуманная композиция и очень интересное цветовое решение! – восхитился граф.



- Тебе правда нравится? – подозрительно уточнил я, больно глаза у графа серьезные, он всегда подшучивает с таким лицом, когда боится рассмеяться.



- Да, - твердо сказал он, забрал у меня горшок и поставил его на стол. – Иди сюда!

2016-06-24 в 20:16 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Я с радостью окунулся в родные объятья и потянулся за поцелуем, а дальше время потеряло для нас счет. В груди росло что-то такое огромное и горячее, что я просто боялся, что взорвусь, и я отчетливо понимал – своего графа я ни за что никуда не отпущу.



Уже гораздо позже, когда мы лежали на кровати обнаженные и полностью удовлетворенные, я спросил у графа:



- А почему в поместье ты никогда не приглашал меня к себе в комнату? Я думал, что не так уж и нужен тебе.



Граф хитро усмехнулся:



- Ты видел, какая у меня кровать? – я кивнул. - Она слишком большая, я бы тебя в ней до утра искал. Мне в твоей комнате больше нравилось, кроватка у тебя узенькая, можно было спать на ней, крепко прижав к себе, чтобы ты не упал во сне.



Граф помолчал и продолжил:



- Я, когда бывал во дворце, видел только тебя, глаз не мог отвести. Вёл ты себя, кстати, отвратительно, но ты так тонко издевался и дразнил разумных, что придраться к тебе было просто невозможно. Я, как мог, убеждал себя, что не должен на тебя даже смотреть, мне не нравился твой характер и глупые капризы, и в то же время я глазами всегда искал тебя в толпе. Нечего было и надеяться, что ты обратишь внимание на такого урода, как я…



- Не смей так говорить! – сердито перебил я его. – Ты самый лучший! И, если тебя это так волнует, то я тебе уже говорил, что моей красоты на двоих хватит!



- Не злись, - граф примирительно меня поцеловал. – Но ты и правда прекрасен, а по сравнению со мной, так и вовсе божество. Тшшш… Перестань сердиться. Так вот, когда мы разговаривали с тобой у меня в поместье, уже когда всё закончилось, ты был такой красивый и неприступный, что я был просто в отчаянии. Мне казалось, что непоседливый служащий мне просто приснился и его место занял высокомерный аристократ, мне пришла в голову мысль, что ты лишь только играл, что на самом деле ты и есть такой, как во дворце. Но когда ты начал расписывать, что Тор тебя побил и свою месть ему, то я не знал, что мне делать, или смеяться, или бежать и наказывать Тора. Ты на самом деле совсем другой, не такой, каким стремишься показать себя в обществе. И я сейчас очень счастлив.



Я довольно улыбнулся и стал пальчиком вычерчивать узоры на груди у графа. Сбылась моя мечта, когда мой партнер смог увидеть во мне не только завлекательную оболочку, и я тоже был счастлив. Осталось выяснить еще несколько вопросов.



- Я знаю, что у драконов нужно не только напоить избранника своей кровью, но и публично признать его своей добычей, иначе это было бы простое влечение, ты признал. Но неужели ты так был уверен, что я отвечу тебе взаимностью?



- Только не злись, - предупредил меня граф, я сразу же напрягся. - Я планировал, в соответствии с драконьими традициями, перед отъездом выкрасть тебя и запереть в своем поместье, - объявил он мне, а у меня отвисла челюсть.



- Это же пережитки прошлого! – я возмутился. – Ты бы пошел под образ за ущемление прав разумного!



- Не думаю! – огорошил меня любимый. – Наш Император тоже дракон и вполне меня понимает. Я еще раз напомню тебе, я напоил тебя кровью и признал своей добычей, для меня это навсегда! Я бы отделался строжайшим выговором, меня бы заперли с тобой в поместье, и выделили срок, в который я должен был бы переменить твое мнение относительно себя. В подавляющем большинстве случаев избранник остается с драконом и очень доволен положением его супруга.



Я получил собственнический поцелуй в висок, и не мог найти слов на такое неприкрытое коварство графа. А потом решил, чего это я парюсь? Я же сам был готов выкрасть графа и завоёвывать его расположение всевозможными способами. А теперь я не только получил любимого, но и будущего супруга. Официального предложения еще не было, но, думаю, оно не за горами. И еще один плюс - в ста процентах брак дракона с его избранником получает благословение богов, а это уже почти гарантия счастья. Почему почти? Да потому что любовь и выстраивание отношений – это большой труд, и никто не застрахован от семейных разочарований. Кроме того, наши будущие детки обязательно будут чистокровными дракончиками, вне зависимости от того, кто будет их ма-отцом, я или граф. Драконы полукровки получаются только, если один из партнеров человек и то, чем больше разбавляется человеческая кровь у будущего поколения, тем большая вероятность получить в роду чистокровных драконов. А вот у демонов, например, при смешении с другими расами ребенок-демон получается, если ма-отец - демон.



- Ты не злишься? – уточнил граф, разглядывая мое задумчивое лицо. – Я все же честен с тобой.



- Ты знаешь, нет. Не злюсь, - я нежно улыбнулся графу. – Я же все-таки люблю тебя.



- Я тоже люблю тебя, - прошептал граф и впился в мои губы жарким поцелуем.



Я почти потерял связь с реальностью, но у меня еще были незаконченные дела, вернее одно, но очень важное дело, я по плану должен был закатить что-то типа истерики. Итак, отстраняем графа и смотрим на его непонимание взглядом наполняющимся слезами, плюс дрожащие губы и поехали срывающимся голосом:



- А как же твое поведение на балконе на балу? Ты же… Ты целовался с виконтессой д*Ларен! Ты… Ты действительно любишь меня, не обманываешь?



Граф крепче прижал меня к себе и зашептал.



- Тссс… Тише, малыш. Виконтесса набросилась на меня сама, я опешил и не сразу оттолкнул ее, а когда увидел тебя, то растерялся. Хотел сразу же кинуться за тобой, но не знал, нужны ли тебе мои объяснения.



Понятно, виконтессе я шею все-таки сверну.



- А на балу почему избегал?



- Я не знал, почему Император настойчиво рекомендовал мне посетить это мероприятие, понятно, что у него для меня было какое-то дело, не обязательно хорошее, поэтому не хотел, чтобы под раздачу попал и ты тоже.



Я был возмущен. Он обо мне заботился таким образом! Такая забота стоила мне много нервов.



- А за тобой какие-нибудь грешки водятся? – спросил, подозрительно сощурив глаза.



- Нет, что ты, любимый! Но я не хотел рисковать тобой. А оказалось, что Император предлагает мне службу на благо Империи.



- Ты согласишься?



- Да, тем более, я буду заниматься тем, что мне нравится, тренировать воинов – личных гвардейцев Императора. Военное дело – это моё. - Граф нежно прикоснулся к моей щеке. - Все хорошо? Ты больше не расстраиваешься?



Я отрицательно помотал головой, мои слезы быстро высохли, и я довольно улыбнулся, граф ответил мне такой же улыбкой, и я в очередной раз получил поцелуй в висок.



- Ты на балу испортил платье виконтессы д*Ларен. – Припомнил он мне мою выходку, вот ни фига мне не стыдно. - Мой хитрый мальчик, - пробормотал он, обвести его вокруг пальца мне так и не удалось. Граф приступил к делу, от которого я оторвал его вопросами, то есть, начал ласкать и нежить меня. Я выгибался, постанывал, гладил сильное тело графа, и отвечал со всей страстью, на которую был способен.



- Такой милый, такой красивый, такой нежный, мой… - бормотал граф, зацеловывая мое тело, я постанывал, не скрывая дрожь и трепет, в который приводил меня его голос.



В общем, из постели мы в этот день так и не вылезли. Послали Яна, влетевшего в комнату и пискнувшего от неожиданности, за едой, и продолжали предаваться любви.



А потом, когда граф заснул, я тихонечко позвал его по имени:



- Анри…



Граф завозился и собственнически прижал меня к себе и ответил:



- Уббрад…



Я сначала возмутился и заскрипел зубами, потом задумался, так как сам не знал, какой ответ хотел услышать, «Уби», как обычно, или «Ад», как он меня называл наяву. Потом тихонечко рассмеялся счастливым смехом, похоже, граф окончательно принял меня, мою внешность и мой противный характер, поэтому и соединил два имени в одно, в мое настоящее. И как бы оно мне не нравилось, в исполнении графа моё имя звучало, как музыка, и ему я мог позволить называть себя так постоянно.

2016-06-24 в 20:17 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Мы с Натаном сидели на яблоне в Императорском саду и хрустели ее плодами, причем, я держался за ветку только ногами, так как в одной руке держал яблоко, а в другой морковь, попеременно откусывая их. Натан обозвал меня извращенцем, но умудрился опасно извернуться и оттяпать у меня половину моркови прямо из рук, задумчиво пожевав, он сообщил, что вроде бы вкусно и потребовал себе корнеплод, на что я свернул ему кукиш, а друг смешно надулся.



Я увидел спешащего по садовой дорожке знакомого канареечного и метко запустил огрызком от яблока. Огрызок попал разумному по лбу и тот заозирался, пытаясь найти шутника и, судя по выражению лица, раздавить его. Натан закрыл рот обеими руками, чтобы не заржать и чуть не сверзился с дерева. А канареечный тем временем бросил бесполезное занятие и расцвел в радостной улыбке, к нему навстречу шел Ян. Ян обнял его и собственнически залепил ему смачный поцелуй, причем руки Яна оказались на ягодицах разумного и притягивали к себе за них в весьма недвусмысленном жесте, канареечный сразу весь растекся, прикрыл глаза и отдался поцелую. Мда, мальчик растет, ну что ж, придется забыть о мести и оставить канареечного в покое.



- Слушай, - сказал Натан, - я так и не понял, почему ты решил, что граф д*Марш будет помогать Раулю разыскивать меня?



- Это же просто, - ответил я. - Император поручил твоему Раулю, - Натан поморщился, - разговор с графом по привлечению его на Императорскую службу, он всегда Раулю поручает такие вещи. Обычно разговоры проходят после или на середине бала, чтобы разумные помучились от неизвестности о причине беседы, Императору нравится выводить разумных из себя, - я посмотрел по сторонам, не слышит ли нас кто-нибудь.- Пока продолжался разговор, к ним наверняка заходили служащие с докладом относительно твоих поисков, все же Рауль волнуется о тебе.



- Ну-ну, - скептически ответил Натан на мое замечание.



- Не хочешь, не верь, - я пожал плечами. – Так вот, так же наверняка Рауль на чем свет стоит поносил меня, догадываясь с кем ты проводишь время, он не сдержан, когда дело заходит о твоей драгоценной персоне. Граф д*Марш услышал мое имя и предложил свою помощь, а мне лишь осталось подговорить тебя на небольшой спектакль.



- Ну, ты интрига-а-ан, - протянул Натан, я гордо приосанился. – Только я никак не пойму, почему ты все время намекаешь мне, что Рауль ко мне неравнодушен!



- Он и правда к тебе неравнодушен, но ты не видишь дальше своего носа. И он признал тебя своей добычей, - сказал я ему очевидное.



- Он просто непримиримый собственник, вот и все! – отрезал Натан, доказывать ему обратное было тратой времени.



Пока мы препирались с моим другом и наблюдали за гуляющими по саду, я заметил разумного, удаляющегося к выходу и что-то в его походке показалось мне знакомым. Я подался вперед, чтобы разглядеть его получше, но меня прервал Натан, наконец-то, свалившийся вниз. Он хотел посмотреть, что же так меня заинтересовало, и не удержался на яблоне, упал и сломал руку, и мне пришлось вести стонущего «страдальца» к целителю.

2016-06-24 в 20:17 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -21- ==========
Я шел по улицам столицы, насвистывая веселую песенку, легко уворачиваясь от разумных, желавших завести со мной знакомство, и был безоблачно счастлив. Спустя две недели, после памятного разговора с Натаном на яблоне, я окончательно перебрался в покои к своему графу и теперь полночи мы с ним не спали, а были заняты весьма приятными делами. Граф, как и я, был весьма опытен в любовных делах, что дало повод Натану посоветовать поставить заглушку на наши покои, чтобы окружающие не удавились от зависти, на что я весьма неожиданно для себя покраснел и сделал, как говорил Натан.



И теперь я держал путь в ювелирную лавку, чтобы сделать графу предложение. Я был уверен, что наш союз благословят боги, но эгоистично хотел, чтобы вместе с Обетом Помолвки - белой татуировкой, Анри носил и мой браслет, чтобы никто, НИКТО, не смел тянуть к нему свои ручки. Виконтесса д*Ларен уехала в свой дом в деревне, граф говорит, что я довел ее своими шуточками, но я думаю, что у нее просто закончились средства для нахождения в столице, вот немного скопит и снова приедет охотиться за богатым женишком, но граф к тому времени будет уже несвободен. Не то, чтобы я был не уверен в графе, нет, но все-таки предпочитал бы, чтобы она находилась подальше и не нервировала меня. Я, честно говоря, хотел бы, чтобы все находились от моего графа подальше. Анри потешался над моей ревностью и говорил: «кому я нужен», на что я возражал: «знали бы они, какой ты на самом деле, всем стал бы нужен», граф смеялся над таким неприкрытым собственичеством и целовал меня, я ожидаемо растекался и спор заканчивался в постели. Граф потом пенял мне, что со мной невозможно серьезно разговаривать и неужели то, что он дракон и фактически мой на всю жизнь, не утешает меня, я коротко отрубал - «нет» и продолжал ревностно выискивать тайных поклонников графа, чтобы больше никто не осмелился наброситься на него и насильно подарить ему поцелуй. Анри сначала сердила моя подозрительность, но потом он привык… Или смирился.



Я раздумывал, какой браслет хотел бы подарить графу, и принял решение - он должен быть из белого золота с янтарем, под цвет его желтых глаз. С такими приятными мыслями и блаженной улыбкой на лице я столкнулся с разумным, выругался и застыл, на меня недоуменно смотрел Тор.



- О, - содержательно сказал Тор.



- Эм-м-м, - так же содержательно ему ответил я.



- Граф д*Самош. Какая неожиданность! Добрый день! – Тор пришел в себя первым.



- Тор… Не знаю вашего полного имени… Добрый день! Как ваши дела?



Тор поморщился.



- Могло бы быть и лучше.



- Пойдемте, присядем, а то нас с вами тут затопчут, и поговорим нормально, - предложил я.



Тор кивнул, и мы направились к ближайшим столикам уличного кафе, сели и заказали вина. Я требовательно посмотрел на Тора, тот вздохнул и сказал:



- Меня после того дела рассчитали со службы, заявили, что не справился.



- Сочувствую, - ответил я, хотя такой исход дела предполагал. – Чем же вы сейчас решили заняться?



- Я подался в столичное управление писцом, но мне хотелось бы вернуться на старое место.



Неужели такой наивный?



- К тому же у меня есть кое-что интересное для управления… - Тор замялся, решая рассказывать мне или нет, но все же сказал. – Я нашел брата-близнеца артефакта баронессы, он у одного разумного. И все указывает на то, что его владелец вынашивает такие же грандиозные планы. Я еще не совсем уверен в этом, но… Боюсь, что это так.



Мои глаза загорелись, два месяца свободных от службы не прошли для меня даром, зуд деятельности не только не давал покоя мне, но и всем жителям дворца, которые уже стонали от моих выходок и надеялись, что я вновь уеду куда-нибудь.



- У кого-у кого находится артефакт? – я подпрыгивал от нетерпения.



Тор заколебался, рассматривая меня.



- Я могу показать, где живет этот разумный, - ответил он неуверенно.



- Идемте, идемте же! – я подскочил и едва сдержался от того, чтобы не сдернуть со стула Тора.



Тот покорно вздохнул и твердо ответил:



- Идемте.



Шли мы долго, очень долго, я устал уже, вокруг был ветхий заброшенный квартал, никак не похожий на блистательные улицы столицы. Скорее всего, его скоро снесут и застроят более респектабельными домами, а пока он доживал свои последние месяцы.



- Тор, - не вытерпел я, - долго еще идти? Не похоже, чтобы здесь жил разумный, вынашивающий свои грандиозные планы.



- Да, не похоже, - задумчиво согласился Тор. – Иногда правда совсем не похожа на то, что есть на самом деле. Не переживайте, мы уже почти пришли.



Мы остановились возле деревянного дома с заколоченными ставнями, Тор прижал палец к губам и кивнул на вход, мы на цыпочках вошли в здание. Поднимаясь по скрипучей лестнице, я ощущал опасность, которая была разлита в воздухе, мы почти достигли третьего этажа, когда меня отвлек стук мамы по переговорнику.



«Ад, - взволнованно сказала она, - ты где сейчас? Граф д*Марш ищет тебя».



«Я в городе. Что случилось?»



«Открылись новые обстоятельства дела, поэтому тебе лучше вернуться во дворец».



«Да что ж случилось-то?»



«В общем, в управлении, к которому относится поместье графа д*Марша, никогда не служил служащий с именем «Тор». Возвращайся скорее, ждем тебя», - и она отключилась, а я начал медленно разворачиваться к разумному, называющему себя «Тором», когда получил удар в шею.



«Ёпрст», - успел подумать я.

2016-06-24 в 20:18 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Очнулся я, для разнообразия, хорошо себя чувствующим, но, увы, без разнообразия связанным и абсолютно без магии и способности к трансформации. Лежал я в темной пыльной комнате практически без мебели, с ободранными стенами, на засаленном матрасе, меня от этого открытия передернуло от отвращения. Было видно сквозь неплотно заколоченные досками окна, что наступил поздний вечер, мутный кристалл освещения давал мало света. Попытался связаться с графом, потом с мамой, но у меня ничего не вышло, я заворочался на своей подстилке и обратил внимание на беспорядок в одежде. Блин, завозился активнее, рубашка задралась, а я уставился на свой голый живот – артефакта в пупке не было. Кто же такой умный, что избавился от моего средства связи? А потом возмутился: кто же такой наглый, что лапал меня в бессознательном состоянии?



Раздался шорох, я вскинулся и заметил разумного, который сидел, привалившись в темном углу. Это был «Тор», что-то с ним было не так, взгляд его был расфокусирован, а изо рта свисала длинная нитка слюны. Дверь в комнату с противным скрипом отворилась, и зашел… второй «Тор», я для верности пару раз моргнул, но он не исчез. Зашедший, поднимая клубы пыли с грязного пола, прошел к перевернутому стулу, поднял его перебинтованными руками и уселся передо мной, сверля взглядом из-под кустистых бровей. Я расчихался от забившейся в нос пыли.



- Вижу, вы уже очнулись, - сказал он.



- Вы весьма наблюдательны, - едко ответил я.



Разумный поморщился:



- Не ершитесь, молодой разумный, вам это не идет.



На это я ничего не ответил. Мы помолчали, пока разумный нетерпеливо не дернулся на своем стуле и не сказал:



- Что же, граф д*Самош, не будет никаких вопросов? На вас не похоже, вы очень любознательный молодой разумный.



Я пожал плечами и ответил:



- Будьте же благосклонны и дайте мне прийти в себя. К тому же, что толку сотрясать воздух, если вы захотите, вы сами мне все расскажете. Единственный вопрос, который меня сейчас занимает: почему вы не положили меня на пол? Именно на нем я бы предпочёл сейчас лежать. Неужели вы так жестоки, что бросили меня на это… - я скривился от отвращения, - эту ПОДСТИЛКУ, чтобы я подхватил заразу и умер в мучениях?!



- Вы неподражаемы, - разумный хохотнул. – Ну, что ж, раз вы не хотите…



- Конечно, хочу, - громко перебил я. – Поэтому не кокетничайте и расскажите мне, наконец, что всё это значит!



- Мне очень хочется заглянуть к вам в голову, - задумчиво сказал разумный, - чтобы понять, как устроен ваш разум, непредсказуемый, изощренный, пытливый. И в то же время ограниченный и капризный. Это должно быть очень интересно… Ох, я же не представился вам! – встрепенулся он, нашел время вспоминать этикет. – Меня зовут Амотор Рак, к вашим услугам.



Разумный с удовольствием продолжал рассматривать меня, пока я ловил ртом воздух, вовсю глазея на эту легендарную личность. Личность на самом деле была ЛЕГЕНДАРНА, Амотор Рак, сильнейший, талантливейший, маг-исследователь, служивший на благо Империи. Многие, нет, не так, МНОГИЕ открытия принадлежат этому разумному, никто несравним с ним в гениальности, высококлассный специалист, может решить практически любую задачу, практикуется на исследовании артефактов древних, его разработками пользуются, некоторые его труды изучают в Академии. Почему некоторые? Да потому что этот разумный настолько гениален, насколько жесток. Он готов был бросить всё на благо науки и это ВСЁ бросал без зазрения совести, шёл ли разговор о золоте или о жизни разумных. Когда обнаружили, ЧЕМ он занимается в своей лаборатории, то УЖАСНУЛИСЬ, это место было похоже не на лабораторию мага-исследователя, а на самые глубокие казематы темницы Императора и то, даже сведущие люди бледнели и падали в обморок, когда маги-боевики, наконец, скрутили Амотора и они смогли добраться до этого места для обыска. Амотора не казнили только лишь чудом, помня о его достижениях во благо Империи, поставили заглушку на его силу и отправили в ссылку куда-то очень-очень далеко на задворки Империи, под надзор стражников. Говорили, что он там сошёл с ума.



И вот теперь, я в руках этого сбежавшего сумасшедшего маньяка от науки, мне можно только лишь посочувствовать, отсрочить мою незавидную участь можно лишь разговорами. А вообще меня не покидало чувство дежавю, точно также два месяца назад я пытался заговорить зубы баронессе д*Фор. Подозрительная цикличность моей жизни, только сейчас было всё почти безнадёжно. Я неуверенно хихикнул один раз, потом еще раз, и скоро меня сотрясало от истерического хохота. Я самоуверенно пошёл в лапы к волчаре, надеясь блистательно закрыть это дело, потом предъявить результат матери, спев песню наподобие «Ты меня не ценила, не нужно меня отстранять от дел», а в результате попал в пасть к тигроиду! Какой же я дурак! Самоуверенный, самонадеянный абсолютный дурак!

Амотор с исследовательским интересом наблюдал за моей истерикой, закинул ногу на ногу, и спокойно ждал, пока я не отсмеюсь. Я замолчал, рассматривая потолок, еще никогда в жизни мне мое положение не казалось таким безнадёжным.



- Мне представляться нет никакой необходимости, я правильно понимаю? – хрипло поинтересовался я.



- Потрясающе, потрясающе… - пробормотал Амотор. – Я думаю, вы не будете против, если я ваш мозг возьму на исследование. Разумные с такими данными мне еще не попадались.



- Конечно, не попадались, - польщено подтвердил я. – А насчет того, не против ли… Так вот, я авторитетно вам заявляю, что против. Я такой один во всем белом свете. Только свой потенциал я еще не до конца раскрыл, я еще очень молод.



- Ммм… Молод - это да. Сколько вам уже? Лет тридцать? Вполне сформировавшаяся личность, конечно, своего пика в развитии и оптимальной мозговой активности вы достигните лет в пятьдесят... Ммм… Хотелось бы подождать, конечно… Вас надо поместить во враждебную окружающую среду, чтобы потенциал быстрее раскрылся… Но нет… Как жаль, как жаль…



Он еще что-то там бормотал, но я уже не прислушивался, понял, что отсрочку я себе не смог выбить. Я вздохнул пару раз и подумал, что что-то рано я сдался и опустил руки. Мы еще побарахтаемся!!! К тому же, как он там сказал? «Оптимальной мозговой активности» я еще не достиг, вот и будем ее развивать! Бедные придворные! Знали бы они, что все мои проделки делаются ещё с недоразвитой мозговой активностью, а вот пото-о-ом, когда она разовьётся... Боюсь, они сразу же попросили бы Императора выдворить меня за пределы Империи.



- Достопочтимый господин Амотор Рак! – официально начал я. – Не соблаговолите ли вы просветить меня по поводу несчастного разумного, который притаился в углу, скромно пускает слюни и так похож на вас ликом?



Амотор поперхнулся своим бормотанием и посмотрел в угол.



- А, это! – пренебрежительно сказал он. – Это мой брат.



- Ага. Старший?



- Да, старший.



- Я так и подумал, что старший. В школе нам показывали ваш портрет, но вы там были немного… Изящнее, что ли. А теперь со своим братом одно лицо. Вы личину под него подбирали?



- Нет, не личину, я полностью под него изменил свое тело. Конечно, без силы и магии, которые у меня отобрали, очень сложно проводить исследования, но все же… Рассматривать и отрабатывать артефакты можно и без этого. Император любезно согласился на мои дальнейшие изыскания, «без жертв», только вот кто сказал, что он будет пользоваться их результатами?



- Как же вы умудрились бежать из ссылки?



- Легче легкого! – Амотор нашел во мне благодарного слушателя, я так округлил глаза на это заявление, что он невольно почувствовал себя польщенным. – Я же говорю, я могу изменять тело и не только свое, вот этот вот артефакт, - он вытащил перебинтованной рукой из-за пазухи прозрачный кулон в виде капли, - полностью меняет тело по образу и подобию, как говорится. Я бился над его загадкой тридцать лет заточения. И вот в один прекрасный день я открыл его тайну. Мне осталось только дождаться, когда приедут меня навещать из столицы и превратить незадачливого посетителя в меня, я же, в свою очередь, стал им и спокойно уехал. Вы, наверное, слышали, что Амотор Рак в ссылке стал невменяем?

2016-06-24 в 20:18 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Я заворожено кивнул.



- Бедный разумный доказывает, что он не Амотор, но кто ж ему поверит? Даже экспертизу на ауру никто проводить сумасшедшему не станет. Так вот, уже два года я на свободе и хорошо себя чувствую.



- Даже совесть не мучает? – вырвалось у меня.



- Откуда у ученого такая роскошь, как «совесть»? Это весьма несущественное понятие.



Ко-о-онечно, совсем несущественное!



- А как же магия? Чтобы задействовать даже амулет, не говоря уже об артефактах древних, нужна магия.



- А на это у меня есть другой артефакт, который собирает магию, разлитую в окружающей среде, или забирает ее у разумных. Именно таким образом, пустым и чистым я оставил визитера от Императора, который заменяет меня в ссылке, без силы и без надежды. – Амотор злобно ухмыльнулся и покрутил на пальце старинный перстень с огромным рубином. - Только свою магию я никак не могу разблокировать, очень уж качественная заглушка.



Я прикрыл глаза, чтобы Амотор не увидел в них плескавшееся торжество. Заглушку ставила моя мать, а она устанавливает не только магический, но и ментальный барьер, который действует на психику разумных.



- А теперь основной вопрос, зачем вам все это? Вы бы могли сбежать и радоваться свободе, жить дальше.



- Мальчишка, - скривился разумный, - ты не понимаешь, жизнь без исследований это не жизнь, а существование! Моя главная цель восстановить свою лабораторию и продолжить изучение магии, артефактов, изобретать новые амулеты, творить и исследовать!



Я содрогнулся. В своем праве к тайным разделам дел Империи, я как-то поинтересовался расследованием, касавшегося Амотора Рака, залез в закрытую библиотеку прошлых расследований и нашел записи обыска лаборатории Амотора Рака. Я блевал тогда дальше, чем видел и две недели мне снились кошмары, изувеченные и растерзанные тела разумных, как взрослых, так и детей. Тогда мало кого удалось спасти... И вот ЭТО он хочет восстановить!



- Я не хочу ни власти, ни богатства, ни признания, - разорялся тем временем Амотор, - все, что я хочу, так это дальше заниматься наукой!



- А при чем здесь граф д*Марш, и как с вашим желанием связана баронесса д*Фор, и как вы оказались в поместье графа в роли служащего управления? – завалил я его вопросами, а под конец взмолился. – Ну, расскажите мне все, я же умру от любопытства!!!



Амотор посверлил меня взглядом и начал рассказывать:



- Я говорил вам о моей цели, а для ее достижения нужна Имперская поддержка, все-таки исследования довольно разорительный процесс, и некоторые интересные артефакты находятся в сокровищнице Императора, - взгляд его стал мечтательным, - а еще неплохо было бы послать отряды в Варровы болота, хоть один бы и вернулся со временем и принес бы что-нибудь от древних, а Император все разумных жалеет! Мол, посылали, но все отряды пропали, нечего плодить нежить на болотах, вот Император и оставил эту затею! Тогда я вспомнил, как в своей библиотеке читал дневник Мариуса д*Фора, предка нашей баронессы, он описывал артефакт усиления влечения. Найти его мне не составило труда, при моих новых телах это легче легкого. Я устроился служащим к баронессе д*Фор и подкинул страницы из этого дневника ей, она, как я и предполагал, мечтая о мужчинах у её ног, очень шустро взялась за дело и сделала все практически за меня, только пришлось ненавязчиво помочь ей разобраться с его действием и проследить, чтобы она на мне свои испытания не провела. Она была так глупа и тщеславна, что весь успех полностью приписывала себе. А дальше оставалось натолкнуть ее на план, который к тому времени сформировался у меня в голове и ждать результата. Я устроился служащим к графу д*Маршу, немного позднее, чем мне хотелось бы, так как Сора уже был там и потихоньку уводил деревенских и служащих у графа, но действовал немного неаккуратно и грубо, поэтому граф обратился в управление, ему пообещали прислать разумного расследовать это дело. Управляющий поместья, господин Мус, был так глуп, что при первой же нашей встрече спросил у меня, не из управления ли я, а я не стал разубеждать его, зачем отказываться, когда удача сама плывёт ко мне в руки? Было иногда очень смешно и забавно, особенно, когда при мне начинались обсуждения пропажи разумных. Но я не расслаблялся, где-то ходил настоящий служащий управления, и вычислить его не представлялось возможным. Мне было необходимо выбрать разумного на роль подозреваемого и следить за ним, чтобы была видимость моей службы. Я на эту роль выбрал вас, граф, и очень удачно, что вы стали любовником графа д*Марша. Я убедил управляющего, что вы сделали это специально и таким образом втираетесь в доверие. Я хотел предъявить вас графу тогда, когда встретил в лесу, как доказательство, что вы преступник, но Сора испортил все планы… Вы меня удивили тогда, действительно удивили. Я думал, что вы просто обыкновенный любознательный молодой разумный, но вы оказались не только графом д*Самошем, но служащим управления! Я давно так не удивлялся, как увидел, как сползает ваша личина.



Я гордо выпрямился на засаленном матрасе, а Амотор продолжал говорить:



- Только положение у нас обоих было незавидным, мы оба могли оказаться в поклонниках баронессы, и нужно было как-то выпутываться из этой ситуации. Так что, можно сказать, что вы спасли меня тогда.



«Предпочел бы этого не делать», - подумал я.



- Зачем же такие сложности с баронессой? – спросил я, хоть убей, не видел во всем этом выгоду Амотора.



- О, молодой разумный! Это очень легко! Я подложил баронессе только часть дневника Маркуса, а в другой части говорилось, как результат обожания можно перенаправить от одного разумного на другого! То есть, я смог бы направить это обожание на себя. Баронесса добралась бы до Императора, а там я стал бы одним из ее любовников, выкрал бы ее артефакт, провел бы один несложный ритуал и Империя у меня в кармане! А дальше - самая большая лаборатория, исследования, открытия! А Империя пусть живет, как ей хочется, лишь бы мне не мешали!



Я был в ужасе от открывшейся перспективы! Как хорошо, что закончилось так, как закончилось! Но только вот конец ли это?



- Зачем такие сложности, не проще ли было бы сразу изменить тело под приближенного к Императору и подлить ему ваше «зелье»?

2016-06-24 в 20:19 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Не проще, граф д*Самош, - строго сказал Амотор. – У Императора есть амулет ауры, он его носит, не снимая, и видит магически, кто к нему приближается. А чтобы подобраться к нему и стать доверенным служащим, нужно потратить много времени. Система безопасности у Императора большая, просто так к нему не подобраться.



«А ты не ищешь легких путей, хрен научный!» - обозвал я его про себя.



- Зачем же вы засветили личину своего брата… то есть тело своего брата, - я запутался, - то есть, зачем вы превратились в своего брата в поместье графа д*Марша?



- Я не думал, что его тело мне когда-нибудь понадобится, но вышло просто отлично! Как раз для того, чтобы всё удачно закончилось! Мой брат, Моритор Арнст, служит во дворце, он взял имя ма-отца, сказал, что не хочет носить одну фамилию с чудовищем, - Амотор презрительно скривился. – А теперь у меня есть прямой вход во дворец, брат же там служит, а его пропуском пользуюсь я, хорошо, что у долгослужащих не проверяют ауру при входе, а то бы я уже давно был в Имперских казематах.



Я говорил, что я самая везучая тварь, так вот, не верьте мне! Самая везучая тварь сидит передо мной, причем «Тварь» с большой буквы!



- И что же вам понадобилось во дворце? – спросил я.



- Вы, граф д*Самош. Мне понадобились вы! – я уставился на него, как на тигроида. – Не удивляйтесь, мне пришлось импровизировать, но план, который у меня есть сейчас, очень удачен!



- Просветите? – я облизал сухие губы, мне не нравился опасный огонёк в глазах Амотора.



- Легко! – мне стало плохо от его торжествующего тона. – Я не смог сейчас подобраться к Императору, а кто сказал, что я не смогу сделать этого позже? С помощью все того же графа д*Марша и теперь уже с вашей помощью, вернее с помощью вашей внешности! – он сделал паузу, но до меня все равно не доходило, что он задумал. Амотор разочарованно покачал головой и принялся объяснять. - Граф д*Марш не прекратил делать свой известный яблочный сидр, и что мешает мне провернуть тот же план, что и с баронессой д*Фор?



- Может быть то, что нужный вам артефакт находится в Императорской сокровищнице? – хрипло спросил я.



Амотор усмехнулся и сказал:



- Я практически закончил исследования артефакта баронессы и, думаю, ещё немного и я смогу его воссоздать.



- Но… КАК? – я был в шоке. Гений, больше ничего здесь не скажешь.



– Пока баронесса пыталась понять, как действует ее артефакт и ставила опыты, я, в свою очередь, его как следует изучал и смог воссоздать только одну составляющую, а именно порабощение воли и чувств разумных. Жаль, что у меня не было времени исследовать, что же он еще скрывает в себе. Вот, например, ваш артефакт, - Амотор опять увлекся и вытянул из кармана мою сережку для пупка. – Это универсальный переговорник, вы можете связываться с любыми разумными при любых условиях, в том числе, когда отсутствует магия, или же ваши собственные способности заблокированы. И с вами могут связываться при любом вашем внешнем виде. Кроме того, он каждый день впрыскивает вам разные яды, который вырабатывает сам. Вы только подумайте! Он сам синтезирует яды! Это понижает вашу чувствительность к ним… Что?.. Вы не знали?!! Ну, молодой разумный, разве можно быть таким легкомысленным?!!



Ах ты, сука, ну-ка верни эту нужную мне вещь!



- Или ваша сережка в ухе, - продолжил Амотор, - артефакт рода д*Марша, издревле даримый наследниками своей второй половине. Благодаря ему, они всегда могут найти, где их любимый или любимая, но есть и вторая функция – он защищает владельца от дурных действий. Вот, что со мной произошло, - Амотор вытянул передо мной перебинтованные руки, - он просто обжёг меня, когда я вас связывал. И мне очень жаль, что я не могу забрать его у вас, ведь надеть эту сережку могут только представители рода д*Марш.



Амотор замолчал и улыбнулся, глядя на меня с ожиданием, и я не разочаровал его:



- Господин Рак, я что-то не пойму, вы ведь знаете, что скоро здесь будет граф д*Марш, он придет, снедаемый беспокойством за меня. А вы держите меня в плену, я не вижу вашей выгоды в этом.



- Все очень просто, я его жду, потому что,.. – Амотор не договорил, он взял в руку каплевидный прозрачный кулон, изменяющий тело, прижал к нему перстень с рубином и сосредоточился, напряженно вглядываясь в меня.



Его тело поплыло, рост начал уменьшаться, кости истончаться, он будто таял, фигура становилась изящнее, лоб выше, кожа чище, цвет глаз менялся, стал зеленым с красной окантовкой… И через три минуты я смотрел на себя, сидящего на стуле, с перебинтованными руками и в одежде не по размеру… Я зажмурил глаза, пытаясь справиться с собой, в голове мысль: «Не паниковать, не паниковать!!! Только не сейчас!!! Рано еще!!!». Взглянул на существо, сидящее передо мной, моё отражение ласково улыбнулось, прокашлялось и сказало моим голосом:



- Граф д*Марш в вас души не чает, правда ведь?



- Да он готов мне пятки лизать! – презрительно ответил я. – Он исполняет все мои желания и капризы. Я пользуюсь этим – красиво жить не запретишь, а он рад стараться! – я скривился. – Мне нравится его покладистость, идеальным супругом будет! Он угождает мне на каждом шагу.



Амотор в моем облике внимательно вглядывался мне в глаза, мой взгляд был чист и невинен.



- Это только подтверждает мои собственные наблюдения. Значит все пройдет лучшим образом, - облегченно сделал вывод он. – Так вы еще хотите знать, чем всё закончится? – я кивнул. – Граф д*Марш прибежит спасать вас, и найдет здесь и своего любовника - графа д*Самоша и его обидчика «Тора», - он кивнул в сторону своего брата. – Преступника препроводят в темницу, а своего ненаглядного граф заберет, зацелует, «ненаглядный» от пережитого захочет уединения в городском доме графа, а еще лучше уехать в поместье. Граф не сможет отказать любимому, а там молодой супруг займется научными изысканиями. Никто не осудит молодого разумного, отказавшегося от света, балов и развлечений, он же пережил такой стресс и психологическую травму, от которых еще не скоро оправится. Своего любимого он заберет, а на его месте, то есть на вашем, - уточнил он, как будто я тупой, - буду я.



Я кивнул, я догадался, я молчал, я все ещё давил в себе панику. Мое отражение поёрзало на стуле:



- Вас, наверное, интересует вопрос, что будет с вами? Я передумал множество вариантов, сначала я хотел изменить ваше тело под «Тора» и отправить в казематы Императора, потом думал забрать силу и просто оставить с каким-нибудь другим телом жить. Но вы очень сообразительный разумный и эти варианты не подходят. Что вы выкинете в следующую минуту непонятно, и вполне можете разрушить мой план, правда, каким образом, не знаю, но вы это вполне можете провернуть. Поэтому я от них отказался. - Я матюгнулся сквозь зубы. – Я, конечно, решил оставить вам жизнь, я же не убийца, в конце концов, - Амотор цинично усмехнулся. – Вы останетесь здесь, связанным и беспомощным, силу я у вас всё-таки заберу, и насладитесь представлением под названием: «Воссоединение графа д*Марша с любимым и арест преступника», но, увы, без вашего участия… А дальше вы будете умирать, медленно, мучительно… Сколько вы протянете без еды и воды?.. И с вами все время будут мысли о том, что в это время на вашем месте Я живу вашей жизнью, Я пользуюсь вашими вещами и Я наслаждаюсь любовью графа д*Марша… Так вот, граф д*Самош, вы поняли, для чего это я вам всё рассказываю? – моё отражение резко подалось ко мне. – Потому что я вас НЕНАВИЖУ!!! – я со священным ужасом наблюдал, как напротив «мое» лицо становится безобразным, его искажается гримасой ненависти и злобы, и дал себе слово, что ЕСЛИ выберусь из всей этой передряги живым, то никогда не буду так корчиться. – Вы мерзкий маленький ублюдок, непонятно от какого эльфа нагуленый матерью, залезли в мой план и разрушили его! Вы посмели издевательским образом отобрать ценный артефакт и услать баронессу в Императорские казематы! Вы ничтожный прожигатель жизни, никогда не думающий ни о чем, кроме развлечений и поклонников, посягнули на мечту о царстве науки! – «я» уже просто брызгал слюной, губы безобразно кривились. – Или вы думали, что мне можно, как дуре-баронессе, заговорить зубы и дождаться помощи?! НИКОГДА вы не сможете выбраться отсюда!!!

2016-06-24 в 20:19 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Амотор замолчал, тяжело дыша и стискивая забинтованные конечности в кулаки, закрыл глаза и попытался успокоиться.



- Уже скоро… - пробормотал он, сжал перстень с красным рубином, и его одежда изменилась, став в точности, как у меня.



Я в очередной раз изумился гению безумца, трансформировать материю можно, но так точно…



- Что ж, - спокойно сказал «я» и встал со стула. – Я слышу, у нас гости.

Он вытащил из кармана клипсу и подошел ко мне, я яростно начал извиваться.



- Тише, тише, вам уже ничего не поможет, - но я не сдавался, яростно вертя головой.



Амотор выругался и зафиксировал мою голову одной рукой, запахло палёным, на моей серёжке-артефакте защелкнулась мощная заглушка, а на ухе «меня» появилась иллюзия артефакта. Амотор уже смелее повернул мою голову и больно сжал челюсти пальцами, рот открылся, и в нем оказалась тряпка весьма несвежего вида.



- Вот так, молодой разумный, теперь еще один нюанс, - пробормотал Амотор, подул на руку с обгоревшими тряпками, сжал кольцо и победно улыбнулся. – Теперь никто вас не то, что не увидит и не услышит, но даже и не почувствует.



А я понял, что он применил какое-то заклинание. Амотор опять сжал кольцо и прижал его к моему лбу, я почувствовал, как сила начала покидать меня. Он уже выкачал из меня половину, но на первом этаже дома что-то грохнуло, Амотор отшатнулся от меня и сказал:



- Не успел, но мне пока хватит, - он пинком опрокинул стул и картинно развалился посреди комнаты, изображая бессознательность.



- Я наблюдал за вами во дворце граф д*Самош, - прошептал он, - и я точно могу вам сообщить, что сумею вас сыграть. Вы достаточно умный, но капризность, похотливость, высокомерие и блядство - основа вашей жизни... Всё, тихо! – скомандовал он и сам захихикал своей шутке, потому что, как бы я не старался, оставался неслышим для окружающих.

2016-06-24 в 20:20 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -22- ==========
Дверь распахнулась и с треском ударилась о стену, в комнату стремительно ворвался граф д*Марш с мечами в обеих руках. Граф диким взглядом обвел комнату и кинулся к распростёртому на полу телу, мечи полетели в сторону, граф схватил лежащего на полу Амотора и прижал его к груди. Я задергался в своих путах и отчаянно замычал, все моё внимание было приковано к двоим посреди пола, поэтому я не сразу заметил две тени, скользнувшие в открытую дверь, и вставшие позади графа.



Граф кивнул им на брата Амотора, пускавшего слюни в углу и, продолжая баюкать тело у себя в объятьях, внимательно оглядел комнату. Я скатился с засаленного матраса и стал, перекатываясь, подбираться к нему. Боги, ну заметь же меня!!! Приблизиться к ним я не смог, натолкнулся на невидимую стену. Я начал перекатываться по комнате, чтобы попасть под ноги двум охотникам, деловито вязавшим «Тора», но разумные, сами не осознавая этого, обходили меня. Как бы я не старался, приблизиться к ним я тоже не мог.



Амотор в руках графа картинно застонал, и граф с беспокойством вгляделся в его лицо:



- Как ты, любимый? Как ты себя чувствуешь? Говорить можешь?



- Да-а-а… - прошептал Амотор, открывая глаза, и вдруг завопил. – Анри, Анри!!! Это было ужасно!!! Он затащил меня сюда и пытал! Пытал, ты понимаешь!!! – из его глаз полились слезы. – Это больно! Посмотри на мои руки!!! – и зарыдал.



- Тихо, тихо, малыш, - шептал граф, покрывая поцелуями лицо Амотора, мне было невыносимо это видеть, это как кинжалом по сердцу, один поцелуй – один надрез. – Все уже закончилось, ты жив – это самое главное. Тише, малыш, тише.



- Забери меня отсюда, забери!!! – вопил Амотор. – Я не могу здесь находиться!



- Хорошо, хорошо, малыш. Успокойся, сейчас мы отсюда уйдем. Твоя мама ждет тебя во дворце…



- Нет! – истерично перебил его Амотор. – Никого не хочу видеть! Не хочу во дворец! Хочу куда-нибудь, где мы будем одни! Пожалуйста!



- Хорошо, - растерянно сказал граф, пытаясь удержать в объятьях вырывающееся тело. – Мы пойдем в мой дом в столице.



- Ладно, - покровительственно согласился Амотор. – Поцелуй меня!



Граф нежно обвел ладонью его лицо и также нежно поцеловал его. Я завыл, но меня никто не слышал и не видел, и у меня появилось странное ощущение, что я вообще НЕ СУЩЕСТВУЮ. Вот он граф, а вот он я у него на руках, обнимаю его за шею, а то, что смотрит на это со стороны – его нет!



- Ты любишь меня? – спросил я, который на руках у графа.



- Конечно, милый, - ответил он.



Амотор посмотрел из-за спины обнимавшего его графа и победно улыбнулся. «Он меня любит», - сказал он мне одними губами, а граф поднял его и на руках унес из комнаты, вслед за ними удалились и охотники со связанным «Тором».



И тут я скатился в глубокое отчаяние, я выл и выл от бессилия. Он ушел, он меня не заметил, он будет теперь целовать другого и он никогда не вспомнит обо мне настоящем, потому что не будет знать, что настоящий «я» остался умирать в этой комнате. Может быть, он когда-нибудь и заметит, что его любимый не похож сам на себя, но будет слишком поздно.



Я рыдал, подвывая, как зверь, мне казалось, что жизнь моя кончена. Я был во многих передрягах, меня били, избивали, травили, связывали, но ещё никогда моё положение не казалось таким безнадежным. Амотор смог меня обыграть, он был прав, что я буду умирать не только в физических мучениях, но и в душевных, он ударил по самому больному, по моим чувствам, по моей любви. И сейчас, представляя, как любимый обнимает, целует другого и, может быть, ещё кое-что, слезы лились ручьем, мое сердце разрывалось от боли, было плохо глубоко внутри, как будто кислота разъедала меня, и большая дыра в груди становилась всё больше и больше. Я корчился на полу, бился об него головой и мне было уже насрать, что он грязный, что во рту у меня такая же грязная тряпка, тело затекло, что всё плохо закончится. Моя душа рвалась к графу, перед глазами была картина, как он ласкает другого, как фальшивка изгибается в его объятьях… Это было НЕВЫНОСИМО!



Ну, во-о-от, ещё ко всему прочему, как всегда, когда я плакал, из носа полились сопли, стало трудно дышать. Они там, а я здесь, задыхаюсь! Когда я умру и дом, наконец-то, будут разрушать, служащие обнаружат труп, магодиагностика скажет, что разумный подавился соплями! Какая глупая смерть!



Эта мысль внезапно отрезвила меня так, что я резко замолчал и успокоился. Боги! Я дал графу подсказку и, надеюсь, он ею воспользуется. Любимый, ты же знаешь меня, знаешь, как я веду себя на публике и наедине с тобой! Я специально сказал Амотору, что ты исполняешь любые мои капризы, а он лишь видел, как я держу себя во дворце. Амотор знает, что я служу в управлении, но он не знает, что я служу в Тайном управлении. Надеюсь, что многие нестыковки позволят близким БЫСТРО заметить подмену, иначе… Только заметь, любимый! Только догадайся!

2016-06-24 в 20:20 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Граф крепко прижимал к себе свое дремавшее сокровище и задумчиво смотрел в окно летучки. С такой службой его мальчик истребит себе все нервы и уже истрепал нервы его, графа. Когда он понял, что граф д*Самош долго не возвращается с прогулки и не отвечает по переговорнику, то забеспокоился не на шутку. В какую ещё передрягу попал его любимый? Граф проверил связь по семейному артефакту и облегченно вздохнул, он знал, где находится Ад. Позвав с собой двоих самых сильных охотников, он кинулся по следу. След привел его в заброшенный район столицы, который, видимо скоро разрушат, к старому деревянному дому, там, в комнате наверху находится Ад. Заходя вовнутрь, один из охотников неудачно поставил ногу, и трухлявая доска под ним с треском подломилась. Послав незадачливому разумному взгляд, обещающий кары и усиленные тренировки, граф беззвучно поднялся по лестнице и выхватил парные мечи. Вздох и он стремительно врывается в помещение.



Ад сломанной куклой лежит на полу, метнуться к нему, обнять и поставить защиту, дело секунды. Сердце любимого бьётся, и счастье затапливает разум, но ещё не время расслабляться. Сила огненным всполохом бурлит в крови, а внимательный взгляд осматривает помещение, в углу комнаты сидит Тор, хочется разорвать ублюдка, но неимоверным усилием воли удается себя сдержать, с ним разберутся его охотники. Опасности больше нет.



Любимый очнулся и его затапливает истерика, он плачет, он цепляется пальчиками за камзол графа, он никого не хочет видеть, и требует не везти его во дворец. Всё, что угодно, лишь бы ему было хорошо! Малыш рассказал, как Тор обманом заманил его в старый дом и там связал и пытал его, сжигал руки, мстя за баронессу и разрушенный план, в котором он вдвоем с баронессой правят Империей. Ведь баронессе нужно только поклонение, а Тору нужна была власть. Ад смог освободиться и шарахнуть ментальной магией Тора, но это лишило его сил.



Ярость поднялась в крови, как только граф представил себе, что пришлось пережить Аду. Захотелось вернуть своих охотников и самому разобраться с уродом, посмевшим обидеть и причинить боль его мальчику.



И вот сейчас, пока охотники отвозят Тора в Имперское управление, граф прижимает к себе безвольное тельце, но его беспокоит что-то, что-то, что он упустил из виду, какая-то мысль вьется на краю сознания и граф не может её ухватить. Любимый заворочался во сне и мысль окончательно испарилась, но оставила от себя лёгкое беспокойство.



Граф на руках перенёс Ада в свою спальню и тихонько опустил на кровать, но он проснулся и вцепился в рукав графа.



- Не уходи, - тихонько попросил он, разве граф может ему отказать? Он опустился на кровать рядом, положил голову Ада себе на плечо, тот снова засопел. А на переносице графа образовалась задумчивая складка, беспокойство никуда не делось. Нужно вернуться на то место, где держали Ада и еще раз осмотреть его. Граф связался с графиней д*Самош и попросил приехать и побыть со своим сыном, пока он будет отсутствовать, но графиня весьма кровожадно отказала, сказала, что будет утром или вечером следующего дня, но сейчас она очень занята. Это её «Очень занята» не понравилось графу, интонация оставила ощущение, что она занимается пытками. «Что за бред?» - подумал он и отогнал от себя странные мысли. Придётся подождать до утра, сам не заметив как, граф задремал.



Следующий день был очень трудным, графиня д*Самош так и не смогла прийти, а Ад вел себя просто отвратительно. Он грубо выгнал, сунувшегося было к нему, Яна, оскорбил служащего, вымотал своими придирками и истериками окружающих и самого графа, он требовал, чтобы граф находился с ним постоянно, не отпуская его ни на минуту. Было впечатление, что Ада подменили, граф даже, ругая сам себя, обратился к семейному артефакту-сережке в ухе любимого, но всё было в порядке, она отзывалась. И граф терпел, он успокаивал любимого и себя тем, что скоро всё закончится и будет как прежде, мальчик переживёт это происшествие, и оно забудется, как страшный сон. Беспокоили и раны на ладонях Ада, которые никак не хотели затягиваться, какие бы заживляющие мази не были использованы. От помощи целителя Ад отказался наотрез.



Вечером Ад начал ластиться к графу, напрашиваясь на ласку с дальнейшим продолжением, граф ответил ему с готовностью, но, когда ловкие ладони схватились за пряжку ремня на штанах, граф решительно отвёл руки Ада от себя и сказал:



- Дорогой, ты очень перенервничал, ты уверен, что это то, что тебе сейчас нужно?



- Ты разлюбил меня? – на повышенных тонах спросил тот.



Граф неприятно поразился злости, которая отразилась на красивом лице любимого, и сказал тоном, не терпящим возражение:



- Тебе нужно отдохнуть, - и пережил поток очередных упрёков.



Он и сам не знал, почему отказался от близости, но пересилить себя и зайти дальше поцелуев он почему-то не смог. А беспокойство никуда не делось.



Ад задремал, крепко держа графа за руку, тому пришлось лежать на постели рядом в очень неудобном положении. Мысль о том, что Ад, оказывается, очень эгоистичен, графа напрягла. Из задумчивости его вывел тихий стук, граф тихонько выпутался из объятий Ада и вышел из спальни, за дверью его ждала обеспокоенная графиня д*Самош. Она жестом пригласила его за собой, и они устроились в соседней комнате.



- Доброе утро, граф д*Марш, - легкий реверанс.



- Доброе утро, графиня д*Самош, - наклон головы.



Графиня задумчиво постучала себе пальчиком по губам.



- Вы знаете, граф, у моего мальчика, оказывается, сильный ментальный дар. Он умудрился полностью сжечь личность Лжетора.



- Ментальный дар? – граф был удивлен.



- Да, он его, похоже, скрывал. Есть ещё вариант, что у него артефакт древних, который он использовал во вред разумному. В такой большой вред, почти до смертельного исхода. Мне нужно поговорить с ним.



Графиня решительно направилась к выходу.



- Подождите, он спит, и он никого не хочет видеть, - попытался остановить её граф.



- Вы будете препятствовать общению матери и сына! Я не думала, что вы так жестоки! – графиня заломила руки, её глаза стали наполняться слезами.



- Нет, но… - граф растерялся, как он мог не позволить матери увидеть Ада? Граф только согласно кивнул.



- Вот и ладушки. Только дождитесь меня, - сказала вмиг успокоившаяся графиня и пошла в спальню к Аду. А граф подумал, что его мальчик очень похож на свою мать, по крайней мере, такая выходка вполне в его стиле.



Графиня д*Самош отсутствовала больше получаса, вернулась очень мрачная и стала метаться по комнате. Граф терпеливо ждал, когда она скажет ему, в чем дело.



- Вы знаете, граф, у вас в спальне лежит кто угодно, только не мой сын, - процедила она сквозь зубы, и граф с изумлением понял, что эта хрупкая черноволосая женщина-вампир в бешенстве, даже в БЕШЕНСТВЕ. Потом до него дошло, что она сказала.



- Поясните, - холодно сказал он. Графиня остановилась и подняла на него яростный взгляд.



- Легко. Во-первых, если он мой сын, то он не в курсе, что служит в ТАЙНОМ управлении, во-вторых, он ведет себя как дешёвая истеричка, в-третьих, он сказал, что чистил свой амулет-переговорник и оставил его, где, не помнит, а он не рассеянный с такими вещами, в-четвертых, он с большим усилием съел две моркови, в-пятых, он не взбесился, когда я назвала его «Уббрад», хотя терпеть не может своё имя, и, наконец, он назвал меня «ма-леди Аррадла», хотя с детства зовет только «мама» и никак иначе! Я повторюсь, я не знаю, что это за существо, но ЭТО не мой сын.



- Подождите, - граф был раздражён, тем более, что многие мысли графини были созвучны с его подозрениями. – У мальчика просто стресс.



- Не верите? – прошипела графиня. – Так идите и убедитесь сами. Даю вам пятнадцать минут, иначе я убью и его и вас, если вы продолжите ЭТО защищать.



- Если вы не правы, - поднялся граф с кресла. – То вы не переступите порог моего дома!



Что она себе позволяет, думает, он даст Ада в обиду? Графу казалось, что у его мальчика с матерью нежные доверительные отношения. Он остановился у дверей спальни, унял свой гнев и с улыбкой зашёл в комнату.



- Анри! – воскликнул Ад с кровати. – Я же просил тебя, чтобы никого ко мне не пускали, почему ты меня ослушался?



Графа покоробил его капризный и приказной тон. «У мальчика стресс», - опять в очередной раз сказал он сам себе, но слова графини д*Самош и его собственные подозрения заставили присматриваться к нему внимательней. В том, что внешне это Ад не вызывало никаких сомнений, вон серёжка-артефакт на месте.



- Что ты меня так рассматриваешь, - Ад капризно надул губы.



- Я просто беспокоюсь о тебе. Как ты? – граф хотел сказать «любимый», но не смог. Что-то всё-таки было неправильно.



- Плохо! – заявил Ад. – Я устал, я пережил такой ужас, я хочу есть!



- Хорошо, что ты хочешь на ужин?



- Как обычно, - заявил Ад.



- Как обычно? – удивился граф. – Но у тебя никогда не было никаких предпочтений в еде.



- Анри, ну, что ты придираешься к словам? Принеси мне мяса и салат.



- И отвар с мелиссой, - подсказал граф.



- И отвар с мелиссой, - согласился Ад.



- Хорошо, подожди немного.



- Только быстрее, Анри, иначе я умру с голода!



- Ад, куда ты положил мой подарок? Я хочу надеть его сегодня вечером.



- Не помню, - растерянно отозвался тот.



- Ладно, сам найду.



- Быстрее, Анри. Я очень устал сегодня!



А граф уже в дверях попробовал ещё раз обратиться к семейному артефакту и понял, что его беспокоило в последние дни.

2016-06-24 в 20:21 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



- Ну, что? – подлетела к графу графиня, совсем позабывшая про этикет и притоптывавшая от нетерпения.



Граф точно так же, как и графиня двадцать минут назад, начал метаться по комнате, сжимая и разжимая кулаки.



- Вы правы.



- Да-а-а? – ехидно протянула графиня, не простившая недоверия.



- Во-первых, - начал перечислять граф, - он очень редко называет меня Анри, только «господин граф», как тогда, когда он играл служащего у меня в поместье, во-вторых, согласен, он ведет себя, как дешёвая истеричка, в-третьих, он не любит отвар с мелиссой, из нас двоих его пью только я, в-четвертых, его иногда перекашивает от моей улыбки, - граф продемонстрировал улыбку на своём обезображенном лице. - В-пятых, он понятия не имеет, что дарил мне, - графиня поперхнулась, граф гневно сверкнул на неё глазами и та благоразумно промолчала. – В-шестых, я НЕ ЧУВСТВУЮ его через наш семейный артефакт, хотя он у него в ухе, я чувствую присутствие Ада, а не его самого. И в-седьмых, ЭТО я убью сам!



- Стойте! – остановила его вампирша. – Нужно действовать аккуратнее. Дело в том, что от мгновенной расправы меня остановило, что на ЭТОМ нет иллюзии и не использована личина. То есть тело, похоже, Ада. Мне пришло в голову, что может это подселение, я читала об этом в древних книгах. – Граф удивленно поднял брови. – Во всяком случае, ЭТО знает, где мой мальчик, может быть, это последняя ниточка к нему. Мы сделаем вот что: прикажите слугам приготовить ему ужин.



- Сделано, - отрапортовал граф.



- А вы пойдете туда, где нашли ЭТО, и запечатаете комнату заклинанием. Никуда не уходите, я пришлю вам помощь, но на всякий случай возьмите ваших охотников, чтобы они следили за домом снаружи.



Граф подумал, что он хотел сделать то же самое, но не стал говорить об этом леди. А ещё он подумал, что этой женщине можно было бы командовать отрядом, граф не догадывался, что эта женщина уже командует всем Тайным управлением.



- В чем будет заключаться помощь? – по-военному поинтересовался он.



- Увидите, - отмахнулась графиня. – Вы главное, найдите моего мальчика, если он там, - вдруг взмолилась она, позволяя истинным чувствам отразиться на своем лице.



- Обязательно найду, - граф взял холодные пальчики вампирши в свои руки, - ведь он не только ваш мальчик, но и мой.



- Я рада, что вы у него есть, - ответила графиня.



Трогательный момент прервал служащий, принёсший завтрак для «Ада».



- Ну что, поехали? – кровожадно сказала графиня, и всыпала что-то в отвар с мелиссой из своего перстня, потом подумала, жутко улыбнулась и насыпала ещё.

2016-06-24 в 20:21 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -23- ==========
Сколько прошло времени, я не знал, только следил, как начинает светать сквозь зазоры через доски на окнах. Я всё так же лежал на грязном полу, несколько раз подступала истерика, но я её мужественно давил в себе, не стоит вести себя как размазня, это мне ничем помочь не сможет, только сильнее скачусь в пучину отчаяния.



Несколько раз судорожно вздыхал, думая о любимом, Амотор оказался не прав, физические муки ничто по сравнению с тем, что творилось у меня на душе. Я уже практически не замечал отекших и стёртых до крови рук, от верёвок избавиться не удалось, они лишь только глубже впивались в кожу, тело затекало от неудобного положения, и я принимался кататься по полу, чтобы хоть как-то размять его. Но на это мне было наплевать. Гораздо больше меня интересовало, чем сейчас занят мой граф и Амотор, и гнал от себя фривольные картинки, рыча от гнева.



Сука! Если бы я смог до тебя дотянуться, Амотор Рак, задушил бы голыми опухшими руками, вырвал бы зубами горло, разорвал грудь и раздавил бы в кулаке твоё сердце, тело отдал бы самому плохому некроманту, а потом долго бы приходил к нему в гости, наблюдая, как оно разлагается! Картины расправы приносили временное облегчение, и я развлекал себя, представляя пытки Амотора.



Днём я то и дело проваливался во временное забытьё, тряпку изо рта удалось вытолкнуть, я долго отплёвывался. Попытался выбраться за пределы комнаты, может быть, на улице попался бы какой-нибудь талантливый маг и заметил бы меня, я готов был долго ползти до оживленных улиц, но сволочь Амотор и здесь подгадил, я не смог пересечь порог. По ходу дела выяснил, что не могу добраться до стен и, как следствие, до окна, единственные предметы, которые могу трогать в комнате – это матрас и почему-то стул, на котором сидел Амотор. Были попытки снять заглушку с артефакта-серёжки в ухе, я долго тер ухо о засаленный матрас, но смог добиться только, того, что из него потекла кровь, боль была неимоверная, уши у эльфов безумно чувствительны, даже если ты эльф наполовину. «На лучшую половину», - упрямо подумал я и продолжал попытки, поранил шею о жесткий матрас, там оказались обломки досок от чего-то, шея тоже начала кровить, но я время от времени всё повторял. Надежда такая штука, она умирает даже позже, чем разумный.



Вечером стало особенно тоскливо, начал злиться на графа, неужели он не может понять, что рядом с ним не я. А потом вдруг пришла гордость, он любит меня и готов терпеть любого, а потом была опять злость, что мне толку от этого сейчас.



Я чувствовал, что очень хочу пить. Вспомнились рассказы из Пустынных Долин, что от жажды распухает язык. И, как противовес, мне хотелось в туалет по маленькому. Я лежал и лениво думал о том, что хорошо, что не хочу по большому, а потом решал, что хуже – описаться или обкакаться. Решил, что и так и так плохо, буду терпеть до последнего.



Дверь в комнату медленно со скрипом отворилась, я от неожиданности чуть не сделал долгожданное мокрое дело и во все глаза уставился на дверной проём. Там стоял МОЙ ГРАФ. Моё состояние счастья трудно было себе представить, я задергался активнее в своих путах и засипел:



- Господин граф… Анри… я здесь… помоги…



И отчаяние. Он меня не слышал и не видел. Он обводил комнату внимательным взглядом жёлтых глаз, напряженно всматриваясь в каждый уголок, в каждый предмет почти пустой комнаты.



- Ад, - тихонько позвал он, я задергался интенсивнее, столько боли было в его голосе. – Любимый… Ты здесь?



Что же делать? И, как озарение, я наткнулся на стул и со всей силы двинул по нему связанными ногами. По иронии стул полетел в графа, тот принял его на невесть откуда взявшийся в руках кинжал и откинул стул в сторону, тот об стену разлетелся на щепки. На лице графа расцвела такая родная улыбка.



- Ад, если ты здесь, дай мне знак, - взволнованно сказал он.



Я подполз к матрасу и сдвинул его гармошкой, чуть не пропоров себе ногу острым обломком доски и разорвав штанину.



- Ты здесь, - облегчённый вздох. – Потерпи ещё немного, скоро будет помощь. Я почти не чувствую тебя, я не знаю, кто сейчас в моём доме, но это не ты. Что он сделал с нашим артефактом? Его всё же невозможно снять с тебя, я только чувствую, что ты жив…



Он сел, опираясь о стену, и начал говорить, делая руками какие-то пасы, без своей силы я не мог понять, что. Граф рассказывал, что сейчас в его доме моя мать, что она караулит самозванца, я противно захихикал, из горла вырвалось какое-то карканье, он рассказывал, как переживает за меня, как меня любит, что ждет помощь, короче, заговаривал мне зубы, чтобы ожидание не казалось таким мерзким.



Я подполз, как можно ближе к нему и разглядывал лицо любимого, вокруг его глаз залегли тени, а на переносице появилась складка. Его голос, как всегда, завораживал меня, все мои мучения отошли на второй план. Он был рядом.



- Граф д*Марш, что делает на полу ваш жених? - внезапно раздается от двери голос, вырывая из оцепенения.



Граф вскакивает и поспешно кланяется:



- Ваше Императорское Величество!



Ну, ни фига себе помощь! Спасибо, мама.



- Я не вижу его, Ваше Величество, - сообщает граф и внимательно следит за взглядом Императора.



Император кивает на меня и граф отчаянно впивается взглядом в то место, где я лежу. Потом Император хлопает в ладоши, позер хренов, и по тому, что граф кинулся ко мне, я понимаю, что заклинание Амотора рассыпалось.



- СТОЯТЬ! – послышался рык Императора. Граф остановился, но его тело напряглось, он был готов кинуться на Императора, который запрещал ему подойти ко мне.



- Ты уверен, что это граф д*Самош? – спросил Император. – Один уже есть у тебя в доме.



Граф повернулся ко мне, на его лице отразилась мука.



- Что ты подарил мне? – спросил он.



Я попытался смочить слюной рот, в котором была пустыня, и прокаркал:



- В первый раз?



- Нет, - быстро сказал граф.



- Горную розу в горшке.



- Слишком ожидаемо, - опять остановил дёрнувшегося графа Император.



- Что за горшок? – спросил граф.



- Я сам его делал, - своим изделием я гордился, - на нем выложены стеклярусом ты в виде дракона, я, дарящий тебе сердце, и… Бабочка.



Теперь Император не останавливал графа, а лишь задумчиво шевелил бровями. Любимый перерезал веревку, по телу сразу же запутешествовали иголки, кровь начала циркулировать нормально, заботливые руки осторожно растирали конечности.

2016-06-24 в 20:22 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Пить, - хрипло попросил я.



Император вынул фляжку и подал мне, сил благодарить не было, я сразу же жадно припал к ней. Блин, вино, а по фигу. Фляжка была безразмерной и у меня её отобрали, я с громким чпоком выпустил горлышко изо рта.



- Осторожнее, опьянеешь, - сказал заботливо Император.



Граф тем временем проверял меня на присутствие повреждений, несколько раз шипел сквозь зубы, и, по-моему, неприлично ругался, осторожно снял с уха заглушку, обнажая артефакт, и облегчённо вздохнул, потом опять принялся ругаться, не выдержал и поцеловал израненное ухо. Император лишь хмыкнул, терпеливо пережидая невнимание к своей персоне.



- Ад, мне необходим твой рассказ, - наконец, дал он о себе знать.



Но утолив жажду, я почувствовал потребность другого рода.



- Я… Сейчас, Ваше Величество?



- Желательно, - ответил Император.



Боги, если граф меня ещё раз так прижмет к себе, я надую в штаны прямо при венценосной особе.



- Можно мне отлучиться, Ваше Величество? – интересуюсь. – Буквально на минуту.



- Куда? – подозрительно спрашивает Император, граф замирает в немом знаке вопроса.



- В уборную, - теряя терпение, доходчиво объясняю я, уже пританцовывая от нетерпения, если не отпустит, сделаю все дела прямо здесь.



- Иди, - величественно разрешает Император.



- Я сам, - кричу я графу, который готов теперь опекать меня везде, и я лечу из комнаты, одна дверь, вторая, наконец, желанное место.



Непослушными руками сдергиваю штаны, блаженный стон, и журчание для меня, как музыка. Понимаю, что граф караулит меня за дверью, боясь выпустить из поля своего зрения, хоть стыдно, но всё равно приятно.



Только я заправился, как раздался оглушительный грохот. Граф влетает в уборную, и мы уже вместе с изумлением рассматриваем первый этаж сквозь дырку на месте унитаза, трухлявые доски не выдержали. К нам присоединяется Император и тоже с интересом заглядывает в образовавшееся отверстие.



- Ты чем писаешь? – вдруг спрашивает он, теперь мы с изумлением рассматриваем его.



Лицо Императора очень серьёзное, его сильно заботит этот вопрос, граф тоже перевёл на меня такой же подозрительно серьёзный взгляд жёлтых глаз, проникся проблемой.



- Как и все, - говорю растерянно.



- Это точно граф д*Самош, - авторитетно заявил Император, как будто до этого сомневался, как будто я то и дело занимаюсь разрушением толчков, это моё хобби, знаете ли. С Императором никто не спорил.



А после мы летели во дворец в Императорской летучке, очень шикарной и удобной, кстати. Император выпытывал у меня подробности произошедшего, граф сидел рядом и держал меня за руку. Гвардейцы Императора, как увидели графа, косились на него с нескрываемым восхищением и обожанием, видно, любимый уже успел погонять их по плацу и произвести неизгладимое впечатление, а на охотников графа смотрели с уважением. А я рассказывал и между делом гордился своим любимым, негодующе посматривая на соседние летучки с гвардейцами, которые охраняют Императора и пялятся на моего графа.



Потом был повтор рассказа в кабинете Императора в присутствии Наследника, Рауля, и мамы. Она слегка побледнела, увидев, в каком я состоянии, мне даже не дали прийти в себя, дело не терпело отлагательств, только сунули в руки лечебный отвар и пододвинули тарелку с бутербродами.



Перед Императором на огромном письменном столе была немаленькая куча артефактов, думаю, конфискованных у Амотора, так как среди них я заметил свой артефакт-сережку. Я вещал и косил на неё глазом, Император заметил и пододвинул её ко мне, я быстро сцапал, пока он не передумал и продолжил разглядывать артефакты, пытаясь выискать перстень с рубином. Император поднял брови от моей наглости, видел же, что я ещё что-то хочу заполучить. И когда я в своём рассказе дошёл до этого артефакта, он покопался и нашёл перстень. Я с благодарностью зажал его в руке и почувствовал, как моя сила возвращается ко мне, струится по телу, ласкается.



- Что с Амотором? – спросил я в конце.



- Милый, - сказала мама, - тебе не следует волноваться об ЭТОМ, его больше не существует.



- Мы никогда не будем рисковать, и оставлять таким опасным безумцам жизнь, - жёстко проговорил Император. – Наше упущение, когда мы решили, что он не опасен без силы. Жаль, конечно, такой потенциал загублен, он внес большой вклад в науку, в развитие артефактного дела, много открытий – его прямая заслуга, его будут помнить всегда. Но это нам хороший урок, ошибки мы больше не совершим.



Я не удержался и спросил:



- Он что, совсем-совсем мёртвый?





- Мертвее не бывает, - подтвердил Наследник, они с мамой переглянулись и синхронно улыбнулись, я поёжился и больше не стал задавать вопросов.



- Когда только успели, - пробормотал я.



Сзади за спинкой стула стоял граф и держал руки у меня на плечах, плевать он хотел на этикет, только сильнее сжимал плечи, когда я рассказывал неприятные моменты, он будто чувствует меня.



- А что с братом Амотора? – спросил.



- Здесь без вариантов, - с сожалением ответила мама. Да уж, жаль этого разумного.



- Вы хорошо показали себя в этом деле, граф д*Самош, - сказал Император, мама несогласно тихонечко фыркнула, Император сделал вид, что не услышал. – Поэтому вам требуется награда.



Это хорошо! Набрал воздух в грудь.



- Но наказание за разорение оранжереи не отменяется, - быстро проговорил Император, а я сдулся, блин, всё же придется возиться в навозе ящеров, высаживая кусты горных роз. – Вы думаете, мы забыли про него? Просто почему-то оказалось, что нет пока достаточного количества навоза ящеров, он куда-то подевался, садовники недоумевают, они не могут допроситься у конюших этого удобрения.



- Я могу поделиться с вами этой ценностью, Ваше Императорское Величество, - подал вдруг голос граф д*Марш. – У меня совершенно случайно есть много гов… этого продукта жизнедеятельности ящеров.



- Правда? Вы держите так много животных?



Граф пожал плечами, а я негодовал, вот предатель!



- Просто у меня его оказалось до безобразия много, и я не знал, куда его девать.



- Вы нас очень выручите, граф д*Марш. Оранжерея должна быть готова до приезда послов из Вонюч… Великого леса.



Мне послышалось или Император чуть не оговорился?



***



Мама проводила нас с графом до его покоев, быстро чмокнула меня в щечку, неожиданно тепло обняла графа и сказала ему:



- Держитесь.

2016-06-24 в 20:22 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
В покоях я быстро развернулся к графу, обхватил его за талию и спросил:



- Ты сильно сердишься на меня?



- За что, любимый? – спросил граф, сжимая меня в ответ.



- Я не сказал тебе, кто моя мама.



- Ты и не должен был, малыш. Это твоя служба, она оказалась очень серьёзна, я и раньше подозревал, что занимаешь не последнее место в Тайной канцелярии, и убедился, что тебе дают самые странные и сложные дела. Только… Ты уверен, что и дальше хочешь служить?



- Да, – твёрдо сказал я.



- Думаю, переубеждать тебя бесполезно, - закусив губу, заметил граф.



- Да, - так же твёрдо ответил я. – А теперь… Только не пугайся, пожалуйста. Мне страшно быть с тобой таким… - Я почувствовал, как граф напрягся, с беспокойством заглядывая мне в глаза. – Сейчас будет истерика, - предупредил честно и заплакал, сначала тихо, всё более распаляясь.



Мне просто жизненно необходимо было выплеснуть из себя все переживания, весь страх, всё то чувство беспомощности, неспособности защитить свою любовь, всю безысходность моего прошлого положения. Граф лишь сильнее прижимал меня к себе, гладил по голове и спине, шептал нежности и, как просила его мама, держался. Потом он просто поднял меня на руки, отнёс в ванную и начал раздевать, я усиленно мешал ему в этом, цепляясь за него, боясь выпустить даже на миг. Затем он так же со мной на руках опустился в тёплую воду, осторожно обмывая моё тело, аккуратно касаясь ран на ухе и шее.



- Тише, малыш, всё уже хорошо, - шептал он мне.



- Ты думаешь, если у меня текут сопли, то я малыш? – обиделся я, зная свою проблему, меня стало отпускать.



- Ну что ты, я знаю, что ты совсем не малыш, Уби, - сказал граф, рукой возле бортика ванны нащупал полотенце и дал его мне высморкаться. Его ладонь невзначай прошлась по ягодице, я замолчал, судорожно вздохнул и заинтересованно покосился на графа.



- Тебе уже лучше? - воздух завибрировал от его голоса, он улыбнулся и хищно облизнулся, а я поплыл.



- Да-а-а… - простонал, накидываясь на провокатора.



- Люблю тебя… люблю, - шептал граф между поцелуями.



- Люблю тебя, ты мой… - вторил ему я.



- Твой…

2016-06-24 в 20:24 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== Эпилог ==========
Молоденький вампир сидел за столиком в летнем кафе и скучал. Он сдал последние в этой сессии экзамены в Академии и договорился перед практикой встретиться с разумными из своей группы, чтобы как следует отметить это дело. Друзья запаздывали, и вампир от нечего делать разглядывал прохожих и посетителей кафе. Его внимание привлёк разумный за соседним столиком, он читал новостной вестник, время от времени прикладываясь к чашке с отваром.



«Ну и урод», - подумал вампир, внутренне морщась. Через всю щёку разумного шёл страшный шрам, делая его внешний вид очень неприглядным. «Военный и дракон», - определил вампир, исподтишка разглядывая разумного. В пользу его выводов говорили нереально жёлтые глаза с вертикальными зрачками, белая чешуя на лице, белые волосы, жёсткая выправка, скупые и плавные движения.



Скоро наблюдать за ним стало скучно, и вампир переключился на другие объекты. Опа! Что за симпатичная эльфиечка идёт сюда, покачивая бёдрами! Фигуру девушки обтягивало голубое платье в тон к небесным глазам, белокурые волосы собраны в высокую причёску, открывая соблазнительную шейку. Вампир сделал стойку, и решил попытаться закадрить красавицу.



Его возмущению не было предела, когда эльфийка прошла мимо него, подошла со спины к дракону и закрыла ему глаза ладошками. Дракон оскалился и тихонько рассмеялся, назвать улыбкой его гримасу язык не поворачивался.



- Ад, я знаю, что это ты, - сказал дракон.



Эльфийка отпустила дракона и, присаживаясь рядом, чмокнула его прямо в изуродованную щеку.



- Здравствуй, милый!



- Ты как всегда прекрасен! У тебя всё в порядке? - сказал дракон и поцеловал ручку эльфийки и они начали тихонько о чём-то переговариваться.



Вампир подумал, что дракон не только уродлив, но и глуп, называть эльфийку в мужском роде! Что же такого в этом разумном, что такая красивая особа принимает знаки внимания от него и, судя по всему, они ей нравятся, вон как мило покраснели её щёчки. Он понял, что неприлично долго и в упор пялится на эту пару, когда эльфийка скрутила из тонких пальчиков кукиш и почти сунула его ему под нос.



- Ад, перестань, - сказал дракон, отводя ручку эльфийки от вампира и кидая на него извиняющийся взгляд.



- А чего это он на тебя так пялится? – сердито спросила девушка.



- Он просто думает, что делает такая прекрасная леди рядом с таким уродом, как я, - ответил дракон, целуя её пальчики.



- Ага, как же! – эльфийка почему-то не поверила, а вампир смутился и покраснел, ведь дракон полностью отгадал его мысли. – Ты всё принес?



- Да, - дракон протянул девушке сумку, она подхватила её и удалилась в крытую часть кафе в уборную, проходя мимо вампира.



Он хотел подмигнуть ей и улыбнуться, но нечаянно опрокинул на себя чашку с отваром. Пока приходил служащий и убирал следствие его неловкости и приносил новый отвар, вампир совсем потерял из виду эту «сладкую» парочку и когда поднял голову, рядом с драконом сидел уже молодой разумный. Вампир чуть не задохнулся от восхищения, такого красивого разумного он видел впервые, худенький, гибкий, с копной длинных белокурых волос, точёные черты лица, пухлые губки так и просились на поцелуй, выразительные глаза, зелёные с красной каёмочкой, оттенены длинными ресницами, смотрели с любовью и восхищением. Потом вампир чуть не задохнулся во второй раз только уже от возмущения, потому что эти глаза смотрели с любовью и восхищением на уродливого дракона.



«Что в нём такого?» - подумал вампир, опять начиная рассматривать дракона, он был обескуражен, сначала эльфийка, а теперь этот разумный, он их приворожил что ли.



Из задумчивости его вывел очередной кукиш, сунутый под нос уже молодым разумным.



- Ад, - укоряющее сказал дракон.



- Если он не прекратит на тебя смотреть, я ему голову сверну, - гневно сообщил красавец.



- Пойдем лучше домой, - поспешил увести его от расправы дракон.



Они поднялись из-за столика и покинули кафе, а вампир в очередной раз опозорился, он свалился со стула, у которого вдруг подломились ножки. «Да что ж за день сегодня такой!» - мысленно ругался он, отряхивая брюки. А потом долго провожал взглядом парочку, идущую по улице держась за руки, пока те не скрылись из виду. Вампир почему-то почувствовал острое чувство зависти, ему тоже хотелось, чтобы его так любили, как этого дракона.

   

Подслушанное... непонятое...

главная