01:11 

Lutena
Со скайпом несколько сложнее.
надо привыкать.
говорить, смотреть и переводить..это много для меня..
хотя в чем-то удобнее. можно показать, а не говорить.
правда пугает предложение общения с детьми.
я слышала как они говорят. для меня очень быстро.
но если в омут..то с головой!:)

URL
Комментарии
2016-06-24 в 19:52 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -1- ==========
- Вот, бля… - кряхтел я, выбираясь из пассажирской летучки. Ноги после долгого полета не хотели слушаться и были как деревянные, колени разгибались с трудом. Что же за садист делал сидения в этой шайтан-машине? Руки бы оторвать этому недоделанному магу-бытовику.



Водитель шустро выволок мой небольшой багаж, я же с блаженным стоном разминал задницу, и делал это ровно до тех пор, пока не заметил заинтересованные взгляды пассажиров, которые с видимым удовольствием следили за мной из окон. Водитель, смешливый рыжий веснушчатый парень, мялся рядом и никак не уходил.



- Счастливо оставаться, - сказал он, пряча за спиной руки, которые не знал куда пристроить. – Вы… э-э-э-э… обратно лететь когда собираетесь? – спросил он с надеждой.



- Если я даже и соберусь в ближайшем будущем куда-нибудь лететь, то точно не на вашей тарантайке, - немного грубовато ответил я. – Я на ней чуть полжизни не потерял, а уж что с моим здоровьем - это только со временем выяснится. Я на вашего хозяина в управу жаловаться буду, так ему и передай, за особо жестокое обращение с разумными. За то, что пыточное сооружение замаскировал под средство передвижения. И ладно бы для себя, так он других туда сажает! Экономист хренов, денег пожалел на нормального мага.



Водитель покраснел, он все еще переминался с ноги на ногу и не терял надежды увидеть меня вновь. Мне даже стало его жаль, я знал, что хорош, очень хорош, и так же знал, как моя внешность действует на разумных. Я вздохнул и покровительственно потрепал его по плечу:



- Не, парень, услугами твоего хозяина я больше пользоваться не буду и, если вернусь в столицу, то лучше на чем-нибудь другом. И вообще я к жениху приехал.



- Были бы вы моим женихом, я бы обязательно вас встретил. - Рыжий водитель сверкнул на меня рыжими же глазами и удрученно потопал к летучке, а я, подхватив свои шмотки, зашагал по немощеной дороге, с удовольствием чувствуя, как кровь циркулирует по одеревеневшим мышцам. Водитель подождал, когда я отойду на достаточное расстояние и лишь тогда поднял в воздух свой пыточный агрегат. Большое спасибо ему за это, иначе бы я задохнулся в клубах пыли от крыльев летучки. Сделав надо мной круг, летучка унеслась дальше по своему маршруту.



Я обманул водителя, никакого жениха у меня не было и нет. Ложь - вынужденная мера, чтобы не давать ему надежду. Весь полет я перебрасывался с ним ничего не значащими фразами, чтобы скрасить скуку дороги, и он мог подумать, что я заинтересовался им. Хороший парень, но он запал лишь на мою внешность и не знает мой характер, который, как мне говорят, весьма противный. Все, как обычно, все, как всегда.



Переплетение генов эльфов и вампиров дало неожиданный результат, моя мать мною гордилась и говорила, что ее мальчик самый красивый в Империи, вот, мол, какая она, сама красавица, да еще родила такого сына! Хвалилась она ровно до того момента, пока я не увел у нее любовника… Ну, как увел… Он сам ко мне приставать начал! А я не отказался, уж очень темпераментный полудракон, многому меня научил, пока не наскучил. А маму я потом убедил, что расстраиваться тут нечему, зачем ей такой ветреный любовник? К тому же она сама хотела его бросить и у нее еще три осталось. Она потом со мной согласилась и больше не пыталась выдрать мне мои роскошные белокурые волосы.



Кстати, о птичках! Я свернул с дороги и потопал в ближайшие кусты. Из бокового карманчика моего старенького чемодана достал зелье в пузатой зеленой бутылочке, и, смочив ладони, провел ими ото лба до кончиков волос. Волосы были почти до поясницы, поэтому процедуру пришлось повторить несколько раз, результат будет через некоторое время, но смущала длина волос. Я тяжко вздохнул и достал нож, и, собрав локоны в кулак, безжалостно откромсал их. «Вот чем мне приходится жертвовать ради службы», - мрачно подумал я, но с моей внешностью рассчитывать на адекватную реакцию на меня не приходилось. Поджег отрезанное, а оставшиеся волосы растрепал, они легли до лопаток. Получилось кривовато, да и ну их на фиг, соберу в пучок, видно не будет.



Так, что там дальше… Я зашебуршал в чемодане.



- Ага, вот она! – вытянул баночку с кремом и начал тщательно намазывать им лицо, не пропуская уши и шею, то же самое проделал с руками, теперь чистой гладкой и белой мраморной кожи больше нет.



Другое зелье было для глаз. Вот не люблю я эту процедуру, после этих капель всегда легкое жжение, приходится часто моргать и вытирать слезы, организм пытается избавиться от инородного вещества. Теперь мои глаза, моя тайная гордость, больше не зеленого цвета с красной каемочкой, цвет я взял от обоих родителей. Размер и красную каемку, от которой к зрачку шли лучи, от мамы-вампира, а травяную зелень – от папы-эльфа.



Следующий раствор набрал в рот и тщательно прополоскал его. Долой белоснежные зубы!



И последний штрих – заготовка из биомассы аккуратно приложена к носу. Я сразу напрягся, сжимая зубы и впиваясь ногтями в ладони, нужно переждать всего лишь минуту, пока крохотные волоски из биомассы врастают внутрь, уродуя мой маленький, прямой и аккуратный носик. Очччень неприятное чувство для меня, как будто клубок червяков копошится на лице.



Фу-у-у-уф, можно выдохнуть… Теперь перекусить, попить отвара из теплохранящей фляги, сходить по-маленькому и надо трогаться дальше.



***



Через двадцать минут из кустов возле дороги вышел невзрачный разумный. Было видно, что человеческой крови в нем преобладает больше всего, и можно лишь только догадаться, что в далеких предках у него были вампиры - он имел огромные карие глаза, которые были слегка мутноваты, и эльфы - чуть остренькие ушки торчали, не скрытые поднятыми вверх тусклыми мышиного цвета волосами. Он был бы весьма привлекательным, так как черные брови имели весьма красивый изгиб, а черные длинные ресницы отбрасывали тень на щеки, да еще и чувственные пухлые губки были недовольно закушены. Но все портил достаточно крупный нос с горбинкой и смуглая неровная кожа. Его можно было бы назвать лишь симпатичным.



Разумный остановился посреди дороги, вытянул из чемодана морковку, недовольно встряхнулся, как большой пес, ссутулился и, хрустя корнеплодом и едва заметно прихрамывая, двинулся вперед, хотя до этого дефектов в его осанке и походке не наблюдалось.

2016-06-24 в 19:53 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -2- ==========
Когда я дошел до оговоренного места, то просто не поверил, что за мной не прислан экипаж. Вызвать по переговорнику управляющего поместья графа д*Марша я не мог, так как ни разу его не видел. Орин Орст, занимающийся подбором служащих для аристократов, оформлял контракт без меня, его выбору доверяли, он никогда не подводил. Я прошел кучу проверок, прежде чем занять место разнослужащего в поместье д*Марша, так что представлять меня лично управляющему не было никакой необходимости. И это вышло мне боком, но я тогда этого не знал и самонадеянно решил не вызывать Орина и пройтись пешком. Ну, не придурок ли?



Боги, неужели я дошел до этого поместья! Управляющий, такой ссссс… самый занятый разумный на свете, скорее всего, забыл отправить экипаж за новым служащим. Ноги гудели, и я бы не отказался пролететь все это расстояние на той садистской летучке, которую недавно так ругал. Я в изнеможении привалился к забору возле крайнего дома деревеньки недалеко от поместья. Идти осталось еще где-то с час, отдыхать нельзя, иначе я просто потом не смогу сдвинуться с места. Вытянув из внутреннего кармана морковь, в задумчивости захрустел.



Что мы знаем о хозяине поместья? Граф Анри д*Марш единственный сын в весьма богатой семье, в юношестве после окончания Мронвильской Академии поссорился с отцом, причина неизвестна, и сбежал на границу с Варровыми болотами, там он был в отряде зачистки, боролся с нечистью, показал себя с очень хорошей стороны, но полученное ранение не дало сделать ему карьеру на этом поприще. Его перевели в отряд рейнджеров, и еще лет пять он мотался по Империи, зачищая поселения и леса от охотников до легкой добычи. После смерти отца ему пришлось подать в отставку, и он вплотную занялся делами своего родового поместья, в столице появляется редко, только по необходимости. Весьма скрытная личность.



Управляющий… А что управляющий? Его семья служит роду д*Маршев не одно столетие, а этот управляющий служил еще отцу графа. Скверных привычек не имеет, не привлекался, не замечен.



Нашел вызывающую панель, приложил к ней ладонь и стал ждать. Уверен, что в доме сейчас разглядывают мою утомленную моську.



- Представьтесь, пожалуйста! – раздался повелительный голос.



- Адам Корт, новый служащий поместья!



- Подождите, пожалуйста!



Надо же, какие мы вежливые! Через минуты две калитка рядом с воротами скрипнула.



- Проходите! – велел мне невидимый собеседник.



Да, понял уже, не дурак! К сожалению, все это я мог сказать лишь про себя. Заткнув свое раздражение, я поплелся по дорожке, меня уже встречала полненькая женщина в бордовом платье, она мне приветливо кивнула и повела к черному входу. А домик-то у графа внушительный, красивый такой, из серого камня, хоть убей не помню, как называется, древний. Сразу видно, старинная постройка и наверняка как следует зачарована каким-нибудь талантливым бытовым магом. В таких домах жить одно удовольствие, дом угадывает желания хозяина, в нем всегда чисто, вещи практически не портятся, и нужно минимум усилий для поддержания порядка. Зачем же графу понадобился новый служащий?



Женщина бодро вела меня по выложенной зеленым камнем дорожке, потом мы петляли по многочисленным коридорам. Она всю дорогу косила на меня любопытным взглядом, а я едва поспевал за ней своими натруженными ногами. Нам то и дело встречались служащие в камзолах самых разных цветов, похоже, что у графа много гостей, они кивали моей сопровождающей и спешили дальше по своим делам. Перед вычурной дверью она остановилась и сказала:



- Входите, я вас здесь подожду.



Я кивнул, толкнул дверь и оказался в кабинете управляющего. За огромным письменным столом сидел мужчина, он хоть и был не первой молодости, но все еще оставался весьма привлекательным. Мужчина поднял голову от листов и улыбнулся располагающей улыбкой доброго дядюшки:



- Добрый день, молодой человек! Орин Орст говорил мне, что вы приедете пятнадцатого дня от конца лета, но вы решили прибыть раньше.

Я поклонился и заскрипел про себя зубами, дать волю чувствам я еще не скоро смогу.



- Здравствуйте! Сегодня как раз пятнадцатый день. – Просветил я его.

На лице управляющего отразилось изумление и он зашебуршил бумажками на столе, видно календарь искал. О, нашел, на его лицо наползло огорчение.



- Ох, молодой человек! Я прошу у вас прощения! Совсем замотался с делами поместья, да еще у графа гости! Рук катастрофически не хватает! Я всегда забочусь о служащих графа и непременно прислал бы за вами экипаж! Где же ваше дело… кхм… вот оно. – Управляющий углубился в чтение. – У вас очень хороший послужной список.



А то я не знаю! Весь вечер с матушкой сочиняли. Она даже, хихикая, пыталась вписать себя, на что я покрутил пальцем у виска… у ее.



Я еще раз поклонился, а лицо управляющего посуровело, и он спросил:



- По какой причине решили перебраться так далеко от столицы?



Он что, дурак, спрашивать такие очевидные вещи?



- Довольствие, - коротко ответил я.



- Ах да, конечно! Понятно.



Управляющий просиял, морщинки на его лбу разгладились. Я молча следил за его лицом, очень живая мимика у этого разумного.



- Ваши родственники?...



- Я сирота. - Прости, мама.



Представьтесь, пожалуйста, - попросил я.



- Ох, голова дырявая! Меня зовут Пашел Мус.



- Очень приятно, господин Мус. Меня зовут Адам Корт.



- Я вижу, - управляющий кивнул на мое дело.



- Можно и даже лучше коротко - Ад, - невозмутимо продолжал я.



Бровь господина Муса взлетела вверх. Ему не нравится, что ли? Моя мама говорила, что это имя необыкновенно мне подходит и характеризует меня очень точно.



- Хорошо, - покладисто согласился управляющий. – Круг ваших обязанностей будет очень разнообразен: от помощи гостям графа, до помощи на кухне. Переговорник, я думаю, вы носите всегда с собой, указания будете получать через него. В общем, вы будете там, где необходимы более всего. Ваше личное дело дает надежду, что оплошностей вы не совершите. В противном случае с вами придется расстаться, довольствие вы, конечно, получите, но за исключением неустойки.



К концу тирады лицо господина Муса стало холодным и жестким, голос не предвещал ничего хорошего, меня даже пот прошиб неизвестно от чего. А вы не такой милый и добрый, господин управляющий, каким хотите казаться.



Господин Мус встрепенулся, будто пришел в себя и доброжелательно улыбнулся, я даже сморгнул пару раз, не показался ли мне высокомерный разумный.



- Вы ведь знаете, что после праздника дня основания Империи устраивается Большая охота, длиною в месяц? – я кивнул, кто ж об этом не знает, самый лучший месяц, когда большинство разумных берут свободные дни. – В этом году граф решил устроить ее у себя и в нашем поместье много гостей, приехавших поохотиться, и граф надеется, что все пройдет по высшему классу, не разочаруйте его.



Ну-ну, конечно, только в случае чего разочаровываться будут не во мне, а в тебе.



- Сегодня вы отдыхайте и приводите себя в порядок, - разрешил мне управляющий. – Вы наверняка устали с дороги.



Мне захотелось плюнуть в него, по его же вине я протопал незнамо сколько.



- Завтра приступите к своим обязанностям. – Он застыл, разговаривая с кем-то по переговорнику, а потом продолжил. – Мара ждет вас за дверью и проводит в вашу комнату. До завтра.



- До завтра, - я поклонился и вышел.



За дверью меня ожидала знакомая женщина, видимо, она и есть Мара. Увидев меня, она приветливо улыбнулась и, подхватив меня под ручку, повела к лестнице вниз.



- Тебя приняли, да? Как тебя зовут? Меня Мара. Я так рада, что наконец-то кто-то появился вместо Сэма, мы уже с ног все сбились с этой Большой охотой! Столько гостей в этот раз! Живность совсем распоясалась, наши уже боятся не только в лес ходить, но и в сад! А скоро урожай собирать! Поэтому с другой стороны хорошо, что так много гостей!



- Ад… - растерянно и запоздало вставил я. С женщины как будто предохранитель сняли, она причислила меня к «своим» и слова лились нескончаемым потоком, мол, ты уже наш, значит, с тобой можно говорить о чем угодно.



- Конечно же, все высшее общество хочет попасть к нам, у нас такие леса! Есть на кого поохотиться. Господа хоть и привезли своих служащих, но нам от этого не легче! Пришлось дополнительно нанимать разумных с деревни на кухню. А Сэм, зараза, взял расчет в самый горячий момент! Вот ненормальный, в этот месяц нам увеличили довольствие почти вполовину! Ад, это ты точно выразился, здесь самый настоящий ад! Господин граф вместе с господином управляющим недавно вернулись из столицы, говорят, что управляющий теперь останется с нами здесь, хотя раньше он приезжал только раза четыре в месяц дня на два…



- Меня зовут Ад, - поправил я ее.



- Ад? Интересное имя, за что так тебя мама не любит? Так вот…



Да уж, матушка надо мной поиздевалась.



- А кто такой Сэм? – поспешно спросил я.



- Сэм? Это наш бывший разнослужащий. Он в основном прислуживал господину графу, хотя редко, наш господин любит делать все сам. И так еще, по мелочи, то садовнику поможет, то на кухне, то…



- А почему он ушел? - невежливо перебил я женщину, та ничуть не смутилась, видно, привыкла.

2016-06-24 в 19:54 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- А никто не знает. Просто в один прекрасный день он не пришел, а господин Мус, наш управляющий сказал, что он взял расчет, потому что у него в семье что-то случилось. Его жених потом приезжал, но мы ему тоже ничего путного не смогли сказать…



Мара все говорила и говорила, но никакой полезной информации она мне больше не сообщила, только то, что только лишь в поместье графа растут такие замечательные яблони, из яблок которых готовят лучший в Империи яблочный сидр, и граф решил сам открыть в столице магазин, а не продавать его через посредников, что она готовит утренние пончики лучше, чем повариха Тарина, но та не подпускает ее к плите, говорит, что они неправильные, и так далее и тому подобное. Мой мозг привычно сортировал информацию, выделяя лишь наиболее важные моменты, пообщаешься с моей матушкой и не такому научишься. Зарубка в памяти: подружиться с этой женщиной, она мне поможет ориентироваться в реалиях поместья. Это просто бесценный кладезь разнообразной информации, необходимо лишь уметь отделять правду от домыслов.



Мара подвела меня к небольшой дверке, сказала, что это моя комната и пожелала удачи. Я с удовольствием скинул чемодан в угол и занялся собой, небольшая растяжка, чтобы завтра мышцы не сильно болели, массаж ног сквозь стиснутые зубы, потом легкий душ.



Я стоял перед небольшим зеркалом и рассматривал себя, было в который раз смешно видеть, как на красивом, без ложной скромности, совершенном теле «сидела» другая голова с до ужаса заурядным лицом, и кисти рук еще… Как будто к красивой фарфоровой куколке приделали детали от другой игрушки. Я с помощью крема исправил этот «недостаток», натер им все тело. Я, конечно, не собирался ни перед кем здесь обнажаться, но вдруг… Капелька-амулет в пупке мне задорно подмигнул. С блаженным стоном я завалился на кровать и провалился в сон, едва коснувшись головой подушки. Вещи завтра разберу.

2016-06-24 в 19:54 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -3- ==========
Идея, несмотря на усталость, намазать вечером кремом все тело, была отличной, я понял это уже утром, когда в комнату без стука и стеснения ворвалась Мара, чтобы разбудить меня. Она принесла мне мою новую форму служащего бордового цвета, цвета рода графов д*Маршев, и сообщила, что на кухне меня ждет завтрак.



Я, изумленно хлопая глазами, спросонья еле сообразил, что от меня требуется, подождал, пока она закроет за собой дверь, резво вскочил с кровати и решил, что впредь буду запираться на ночь. Новая форма мне до ужаса не шла, лицо стало еще более темным, белоснежная рубашка только подчеркивала желтоватые зубы. «То, что надо», - решил я, в конце концов, я приехал сюда служить, а не искать любовника.



Умываясь, я нежно провел рукой по стене поместья, восхищаясь причудливой мозаикой над раковиной, здесь даже в комнатах слуг присутствовал какой-то шик.



В доме графа было принято, что служащие едят раньше хозяев, оно и правильно, а то так, прислуживая за столом, слюной можно весь пол закапать. На кухне за огромным деревянным столом завтракали множество служащих в формах разных цветов, гости графа были сплошь аристократами. Мара, раздуваясь от важности, представила меня присутствующим, я же подмечал про себя, кто из высшего общества гостил в поместье.



- Ну и рожа, - раздалось тихое недалеко от меня. Я нашел взглядом смертника, им оказался смазливый блондинистый хлыщ с темными и томными глазами. «Служащий графини д*Саа», - определил я по желтой канареечной форме и незаметно подставил ему подножку, когда он проходил мимо. Канареечный смачно встретился с полом, а вокруг раздалось сдавленное хихиканье, видно, что его здесь не очень любили.



После завтрака ко мне по переговорнику постучался управляющий и велел идти к графу за указаниями. Выспросив у Мары дорогу, я резво тронулся в путь, благо опыт блуждания по таким большим домам имелся.

Постучавшись в высокие двустворчатые двери, и услышав хриплое «Войдите», я очутился в большой просторной и светлой комнате. Взгляд сразу же прикипел к мужчине, он стоял ко мне спиной и надевал голубую рубашку, движения точные, плавные. Я чуть не присвистнул вслух, вот это фигура! Белоснежные волосы струились по мускулистой спине почти до копчика и потрясающе смотрелись на смуглой коже, широкие плечи, их величину подчеркивала тонкая талия, крепкие ягодицы, длинные стройные ноги, которые туго обтягивали черные брюки. Бля, да это ходячий секс!



В паху ощутимо потяжелело. Я очнулся и, пытаясь отвлечься, стал разглядывать комнату. «Вот это траходром!» - я с уважением посмотрел на огромную кровать под бордовым балдахином. Ой, не думать, не думать, не тот объект для изучения! Нужно рассматривать мебель и ковер, а еще лучше, вспомнить свою матушку, она всегда действовала на меня отрезвляюще.

Может, плюнуть на свой принцип «не связывать личное со службой» и завести интрижку с каким-нибудь служащим? Полгода без интимной жизни сказываются на мне отрицательно. И отчего же это я такой несчастный? Вроде боги внешностью не обделили.



Я почувствовал, что пауза затягивалась, и перевел взгляд на графа (без сомнения это был он), тот, в свою очередь, уже надел рубашку и рассматривал меня. Я чуть не отшатнулся, наваждение пропало, как только я разглядел его лицо. Граф был некрасив. Резкие черты лица, хищный нос с горбинкой, тонкие губы, тяжелый подбородок, желтые глаза, чешуя с обеих сторон лица шла от виска по скуле и шее, и уходила за рубашку, все выдавало в нем драконью кровь, наверняка, еще зрачок вертикальный. Его можно было бы назвать привлекательным. Раньше. Сейчас его лицо пересекал уродливый шрам, наверняка, магического происхождения, от других было бы легко избавиться. Края шрама были бугристыми, широкими и четкими, он шел от виска через всю правую щеку до уголка губ, от чего казалось, что граф жутко усмехается. Я поежился от табуна мурашек вдоль позвоночника.



Граф это заметил и искривил губы в подобии улыбки, а мне захотелось испариться от этой усмешки маньяка… Но я смелый!... Я храбрый!... Мне нужна эта служба! И вы меня, граф, не запугаете, как не старайтесь!!! К тому же я вспомнил, что видел графа с управляющим на Дне основания Империи в столице. Да уж, его трудно забыть.



- Ты вместо Сэма? – раздался низкий хрипловатый голос, от которого, казалось, завибрировал воздух вместе с моим телом. Я насторожился, этот голос, пробирающий до костей, я однозначно где-то слышал.



- Да, господин, - спохватился и поклонился.



- Ты в основном будешь служить мне, вызывать я буду тебя не часто. Сейчас приведи мою одежду в порядок, потом ты понадобишься мне через два дня. Думаю, Мус объяснил тебе твои обязанности.



Конечно объяснил, я должен затыкать все дырки, где нужны рабочие руки… Как-то неоднозначно это прозвучало… Я торопливо кивнул.



- Хорошо, - одобрительно кивнул граф. – Как твое имя?



- Ад Корт.



- Ад? – граф насторожился.



- Адам Корт, но предпочитаю, чтобы меня звали Ад.



- Ад… Надо же… - Протянул задумчиво граф. – Не ты один предпочитаешь так называться.



Я сделал стойку, у графа есть тайна? Тайный любовник? Интересно, интересно… а я люблю все интересное.



- И кто же? – не вытерпел я, язык мой – враг мой.



Граф сердито зыркнул на меня, мол, знай свое место, холоп. Я, извиняясь, поклонился. Считая дальше разговаривать со мной ниже своего достоинства, граф натянул синий камзол и вышел на завтрак. А я вздохнул и принялся перебирать вещи графа в шкафу, права моя мама, когда-нибудь моя несдержанность меня погубит. Заодно я с любопытством обследовал всю комнату графа, но ничего интересного не нашел.



Провозился до обеда, а дальше решил налаживать дружеские связи со служащими. На кухне опять было шумно и не протолкнуться. Мара с другой стороны стола помахала мне рукой, я стал проталкиваться к ней. Задел за правый локоть стоявшего на пути канареечного, и ловко прошел от него с левой стороны. На желтом камзоле расплылось темное пятно отвара, канареечный заверещал и с возмущением повернулся к орку в бронзовом камзоле, тот с готовностью и, как он считал, соблазнительно, ему клыкасто улыбнулся. Канареечный заткнулся и вылетел из кухни.



Мара за руку дернула меня на стул рядом с собой и сразу начала болтать.



- Мара, познакомь меня со служащими поместья, - влез я в ее монолог.



- Ах, да! Это только они знают, как тебя зовут, а ты их - нет! Это Крис, садовник, - приветливый пожилой мужчина-человек, с добрыми глазами, кивнул мне. – Это Ян, его помощник, - темненький молоденький полудроу так же кивнул мне и зарделся. – Это Край и Сора, конюшие графа, - ого, у графа есть живность. Двое молодцов сидели рядом со мной по другую руку от Мары, один прям красавчик, Сора который, заметив мой интерес, поиграл мышцами груди. «Меня пытаются соблазнить», - сделал вывод я и окинул его оценивающим взглядом. То, что я увидел, мне понравилось, так что может быть, может быть… я мысленно облизнулся.



– Это Тарина, повариха, - продолжала Мара, а высокая худая женщина-человек со строгим взглядом кивнула мне. А вот с Тариной мне кровь из носа нужно подружиться, она занимает очень важную для моего желудка должность. – А остальных, - она махнула рукой в сторону разноцветной массы разумных в количестве где-то шестьдесят штук, - я и сама забываю, как зовут. Они тут только два дня, а вон те, в белых передниках, наши деревенские, с ними ты сам познакомишься, они очень доброжелательны.



У меня зачесались лопатки, так бывает всегда, когда меня кто-то рассматривает. Я аккуратно повернул голову и скосил глаза, на табуретке возле очага сидел грузный мужчина и мрачно сверлил меня глазами. Я ему чем-то не понравился, что ли?



- Кто это? – Спросил я Мару, цепляя ее за руку.



- Это Тор, личный служащий управляющего, он привез его из столицы. Жуткий тип, у меня от него мурашки, - пожаловалась Мара.



Галочка в памяти: чего это он на меня так пялился?



К концу обеда в кухне стало пусто, Тарина зычно крикнула деревенских, и они под ее чутким руководством принялись готовить обед для господ. Я решил, пока есть время, разобрать вещи в своей комнате и, проходя мимо стола с овощами, стянул две морковки. Настроение сразу же повысилось.

2016-06-24 в 19:54 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -4- ==========
С вещами я быстро разобрался, разложил все по полочкам, свои причиндалы – кремы и зелья – оставил в чемодане, он у меня зачарован от воровства и любопытных глаз. Принялся перестилать постель и, когда взбивал перину, на пол спланировал сложенный надвое листок. Я его поднял, присел на кровать и углубился в чтение.



Это оказалось письмо моего предшественника Сэма к его жениху Карену, меня же поселили в его бывшей комнате. В каждой строчке письма сквозило обожание, Сэм писал, что управляющий поговорит с графом и Карен сможет переехать к нему уже после Большой охоты, и на этот месяц граф увеличил им довольствие, и они сразу же смогут пожениться, что он любит Карена и тэ дэ и тэ пэ. Но несколько строк насторожили меня: «Как жаль, что мои родные не дожили до этого счастливого дня, они смогли бы порадоваться вместе со мной моему счастью. Наш брак благословлен Богами, а это значит, что мы обязательно будем с тобой счастливы. Как же я хочу держать в руках нашего с тобой малыша, он наверняка будет таким же красивым, как и ты. Ты знаешь, что ты у меня один близкий человек на всем белом свете…»



Я в задумчивости постучал пальцами по губам. Это что же выходит: Сэм надеялся хорошо заработать в этот месяц и заключить брак, но потом он исчезает, никому ничего не говоря. Управляющий сказал служащим, что у Сэма что-то случилось в семье, но судя по письму, никакой семьи и родных у него нет. Жених Сэма, Карен, ничего не знает, что тоже очень странно, так как по тому же письму выходит, что Сэм в Карене души не чает, в каждом предложении слово «счастье» склоняет по-разному.



Очень интересно, что же произошло с Сэмом на самом деле. Зарубка в памяти: управляющий врет?



Я вздрогнул, ко мне по переговорнику постучалась Мара и сообщила, что я буду за обедом прислуживать баронессе д*Фор, ее девочка-служащая слегла с температурой.



***



Я невозмутимо стоял за креслом баронессы - менял блюда, подавал салфетки и подливал ей вино, которое она, кстати сказать, потребляла в огромных количествах. Мне сверху открывался «замечательный» вид на грудь тощей престарелой баронессы, подчеркнутую глубоким декольте. В далекой, очень далекой юности, лет пятьсот назад, баронесса д*Фор была красавицей. Время шло, а баронесса все никак не поймет, что, ведя себя как молоденькая кокетка, она выглядит более чем глупо. Баронесса время от времени кидала призывные взгляды из-под ресниц на окружающих мужчин в районе пяти метров, «томно» вздыхала, от чего морщинистая кожа на груди хоть как-то натягивалась, и «сексуально» отправляла в рот вишенки. От этого мужчины с испугом шарахались от нее, но баронесса была твердо уверена, что все они жертвы ее очарования. А все это вкупе с «милым» бессмысленным «щебетом» баронессы было действительно убойно. Ходят слухи, что служащие баронессы просто боготворят свою хозяйку, мне же нестерпимо хотелось стукнуть ее по макушке за фальшивость.



Я пару раз не смог сдержаться и едва заметно морщился. Это не укрылось от зоркого внимания графа д*Марша, сидевшего от нас метрах в семи, я поймал его насмешливый взгляд, направленный на меня. Что лыбится, лучше б посочувствовал!



Граф, на самом деле все делал сам, Мара стояла сзади него в виде бесплатного приложения, просто потому, что того требовал этикет. Он сам наливал себе вино, салфетки лежали рядом, он не стремился попробовать все предложенные блюда. Я думаю, что он даже заранее делал заказ на кухню на то, что он хочет видеть на своем столе.



Рядом с графом мило ворковала виконтесса д*Ларен из древнего обедневшего рода. Ее семья из-за транжиры отца уже давно продала сколько-нибудь ценное имущество и переселилась в небольшой домик в их бывшей деревеньке. Милая юная виконтесса, видимо, задалась целью поправить при помощи нашего графа материальное положение своей семьи (она, кстати, ее семья, с другого конца стола взирала на нее с одобрением). Виконтесса усиленно строила графу глазки, хотя я видел, что она иногда морщилась в сторонку. Граф принимал ухаживания благосклонно, улыбался ей (виконтесса едва сдерживала себя, чтобы не шарахнуться), и что-то гудел ей в ответ. А мне было странно, неужели никто не чувствует, что голос графа пробивает прям до макушки.



В обеденном зале было оживленно, аристократы переговаривались между собой, я пытался в этом гуле выбрать более или менее ценную информацию, но мне это почти не удавалось. Я узнал, что «милая девочка», служащая баронессы, слегла с какой-то странной болезнью, и даже лекарь-маг графа не смог ей помочь и она «так переживает, так переживает» (фальшивый всхлип). Что графиня какая-то там на балу у Императора надела просто безвкусное платье (всплеск руками в ужасе), а баронесса такая-то щеголяла в безумно дорогом колье (это уже с завистью), мужчины неподалеку трепались об охоте и ящерах.



Баронесса д*Фор проявила бестактность и закричала нашему графу, сидящему от нее за десять человек:



- Ах, милый граф, Большая охота будет просто шикарной! У вас столько хищной живности. Ваши люди уже страдают от нее, не так ли?



Граф перевел на нее взгляд своих желтых глаз и так же громко ответил:



- Да, дорогая баронесса, хищники не дают нам покоя. И, пользуясь случаем, объявляю награду тому, кто к концу охоты принесет в поместье большее количество тушек.



Гости с восторгом зашептались, граф слыл щедрым. А я подумал, что Большая охота и множество хищников хорошая удача для высокородных говнюков, захотевших подстроить несчастный случай своим неприятелям.

Виконтесса д*Ларен стала лукаво грозить пальчиком графу и говорить, что он очень коварен, так как она не сомневается, что больше всего тушек добудет именно он.



А я уже терял остатки своего терпения, баронесса впереди меня просто выводила из себя, хотелось свернуть шейку этой престарелой жеманнице. И, когда она в очередной раз «сексуально» потянула вишенку ко рту, я вытянул руку с бутылкой вина наполнить виконтессе бокал и «нечаянно» задел ее под локоть. Вишенка выскользнула из пальцев баронессы и нырнула в ее декольте. Гости вокруг замолчали, а баронесса смотрела себе в декольте и повела плечами. Вишенка, я уверен, скатилась еще глубже, а баронесса со словами «Ах, какая я неловкая!» полезла ее доставать, при этом хитро кося взглядом вокруг, мужчины в очередной раз позеленели.



- Дорогая баронесса, - раздался хрипловатый голос графа, - я заметил, что вы питаете большую слабость к этой ягоде. Я велю принести в ваши покои полную корзину.



Вокруг раздались смешки, граф оказался той еще ехидной, баронесса покраснела и, наконец-то, замолчала, а я почувствовал облегчение ровно до тех пор, пока не заметил внимательный взгляд графа. Вот… блин! Я же был аккуратен и думал, что никто ничего не заметит, ведь на служащих почти никто не обращает внимания.



После обеда я носился, как в жопу ужаленный, побежать туда, отнести то, передать это, почистить другое. Я начал уставать и уже вечером еле переставлял ноги, делая последнее поручение, которое было для злосчастной баронессы, ее служащая до сих пор была больна. Я с брезгливой миной на вытянутых руках нес амазонку ядовито розового цвета с желтыми рюшами и категорически отказывался этот ужас прижимать к себе ближе.



Постучав в покои баронессы, и услышав томное: «Войдите», я зашел в комнату и остолбенел, вмиг разучившись говорить. В начинающихся сумраках посреди комнаты баронессы стоял ЗОМБИ. Его синее лицо было обращено ко мне, половина волос выдрана, а дырявый балахон на тощем теле развевался от сквозняка из окна.



Зомби шагнул ко мне и протянул руку, а я тоненько взвизгнул, кинул в него амазонку, развернулся на сто восемьдесят градусов и вылетел за дверь. Там я со всей дури в кого-то врезался и отлетел на пол в коридоре, задница заболела.



- Ты чего? – спросили меня знакомым голосом.



Я поднял глаза и увидел сердитого графа, тот стоял и даже не пошатнулся от удара.



- Там… Там… Там … Т-т-тако-о-о-ое!!! – Простучал я зубами, тыкая дрожащим пальцем в дверь.



Та начала отворяться, зомби решил выйти, я опять взвизгнул, резво подскочил и спрятался за спину графа, вцепившись руками в его камзол. Мы стояли и смотрели на дверь в покои баронессы, граф решил встретить опасность лицом, я чувствовал, как напряглось его тело, а я выглядывал из-за его плеча.



Дверь приоткрылась, оттуда выглянули, раздалось «ой» и дверь быстро захлопнулась.



А я почувствовал себя придурком. Света в коридоре хватило, чтобы мгновенно узнать баронессу, на ее лице была маска из чего-то синего, половина волос по старинке накручена на бигуди, а пеньюар баронессы должен был быть сексуальным, так как разрезы на нем были в самых неожиданных местах.



- Отцепись от меня, - услышал я голос графа.



Я осознал, что мы продолжали стоять в той же позе «встречаем опасность» и моментально отпрыгнул от графа. Недовольный граф повернулся ко мне, в его руке был кинжал. И когда, а главное, откуда, он успел его вытащить? «Щас будет убивать», - обреченно подумал я и зажмурился.



- Ты в следующий раз, когда будешь поражен красотой женщины, делай это как-нибудь более безопасно для окружающих, - спокойно сказал граф, а я приоткрыл один глаз, кинжала уже не было.



- Свободен, - с нажимом сказал он.



Я меленько закивал, адреналин еще бродил в крови, сердце учащенно билось.



- П-п-простите, - ответил я, развернулся и на ватных ногах пошел в свою комнату.



Завернув за угол, я обессилено стек по стене и услышал ржач графа, он смеялся так искренне и задорно, что мне до нестерпимости стало стыдно. «Ну, я и лох», - подумал обреченно и потопал в свою комнату.

2016-06-24 в 19:55 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -5- ==========
Следующий день был еще больше загруженным, ведь завтра был первый день большой охоты и обед планировался на свежем воздухе.



Управляющий, вместе со служащими, носился по всему поместью, стараясь везде успеть. Граф то и дело мелькал в самых разнообразных местах дома, контролировал. Я почти целый день провозился на кухне, помогая то там, то сям, завел множество знакомств с деревенскими.



- Как вы ловко режете морковь! – восхитился я, подкатывая к сурового вида мужику с орочьей кровью, а сам возмущался про себя, разве можно так варварски обращаться с этим изумительным овощем!



Мужик ожесточенно крошил несчастный корнеплод огромным тесаком и лишь раздраженно зыркнул на меня из-под насупленных бровей. Рядом стояла почти полная корзина моркови, дожидающаяся своей очереди.



- Я знаю, что охотничье рагу не терпит никакой магии, поэтому не думал, что кто-то может так шустро резать овощи, - сделал я еще одну попытку заговорить.



Мужик запыхтел сильнее. А я плюнул и спросил:



- Вы знали Сэма, бывшего служащего графа?



Мужик резко воткнул нож в стол и прошипел:



- Мерзкий ублюдок! Он сбежал с моей дочерью, совести у него нет! Его жених приехал к нему и до сих пор надеется, что тот вернется! Не может поверить в ублюдочную натуру своего любовничка! Живет у вдовы Руж и ждет его!



После гневной тирады, мужик резко разворачивается и уходит, а я ошарашено смотрю на до сих пор вибрирующий нож. Вот, бля! Еще мгновение и он воткнул бы его мне в ладонь, я как раз примерился стырить морковку. На фиг, на фиг… Пойду-ка я нервы лечить. Морковь все-таки прихватил.



Я сидел возле конюшни и лениво наблюдал за перебранкой садовника с Сора, конюшим графа.



- Ты куда дел навоз? Я же просил тебя отдать его мне.



- Зачем он тебе?



- Я ж тебе говорил, что горная роза растет лишь в навозе ящеров, а ты опять его куда-то сгружаешь!



- Он воняет! Ты хочешь, чтобы весь сад нашего графа провонял?



- Ты тупой? Запаха не будет уже через пять дней!



- Не дам я тебе навоз, пока не будет распоряжения графа!



Садовник сплюнул.



- Граф велел посадить горные розы. А любой идиот знает, что эти розы в тепличных условиях без навоза ящеров не растут!



- Этого навоза из-за ящеров гостей полным-полно, вычищать стойла замучился! Подождут твои розы!



- А я говорю, отдай мне этот навоз!



- А я говорю, пусть хотя бы управляющий скажет тебе его отдать!



- Куда ты его вывозишь? Скажи мне, я сам возьму!



- Не скажу! – заупрямился Сора.



- Дай, говорю!



- Не дам!



Вот скряга, ему что, навоза жалко? Садовник в очередной раз плюнул и ушел, а я решил провести эксперимент. Подошел к Сора и скромно спросил:



- А мне дашь? – чуть землю носочком туфли не поковырял.



Конюший вскинулся, изумленно таращась на меня.



- Кого? – тупо спросил он.



- Ну-у-у-у-у… Его.



- Его?



- Мне совсем чуть-чуть надо, честно-честно, я много не возьму, - стал я заверять его, а сам глазками из-за ресниц стреляю, губки дую. Эх, была бы моя настоящая внешность!



- Точно чуть-чуть надо? – раздался рядом глубокий голос.



Мы с конюшим подпрыгнули и круто обернулись. За нашими спинами стоял граф д*Марш, его глаза были подозрительно серьезны.



- Да, - просипел я, сразу сдуваясь.



- А зачем?



- Надо.



- Ладно. Сора, наложи ему.



- Чего? – продолжал тупить тот.



- Этого, - кивок головой.



- Чего - этого?

2016-06-24 в 19:56 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Говна ему наложи! – потерял терпенье граф.



- Чьего? Моего?



- Тебе его говно нужно? – повернулся ко мне граф.



- Не-е-е-е-е-е… - отказался я от сомнительной чести. Хотя думаю, скажи я, что его, Сора здесь бы снял штаны и начал бы тужиться, очень уж он подобострастно смотрел на графа.



- А! – наконец, доперло до Сора. – Тебе куда наложить?



Я пожал плечами. Тогда Сора аккуратно оторвал огромный лист от куста и шлепнул в середку наверное полкило зеленого навоза ящера, протянул лист мне. Вот ящеры хищники, да? Почему у них тогда навоз зеленый? От размышлений меня оторвал граф.



- Что стоишь? Бери. – Поторопил меня он.



Я аж заскрипел зубами, но деваться было некуда. Взял.



- Больше не нужно? – поинтересовался он.



- Нет, - прошипел я.



- Точно? – уточнил граф.



- Да, - я уже рычал.



- Тогда свободен.



Я в сумерках шел по саду, нес в большом листе всученное мне говно, и в очередной раз чувствовал себя придурком. Вот куда мне его девать? Отдам садовнику, пусть порадуется.



Похоже, граф был свидетелем разговора конюшего с садовником и со мной, и ему захотелось поразвлечься. Вот гад! «Теперь горные розы не будут моими любимыми цветами», - решил я.



От мрачных мыслей меня отвлек шум и писк за декоративными кустами с синими цветочками. Я аккуратно положил свою ношу под кустик, и пошел смотреть что там. Увиденная картина меня взбесила.



Один из гостей графа, высокородный ублюдок, прижимал к дереву помощника садовника Яна и уже почти стянул с него штаны. Ян отбивался изо всех сил, но ничего не мог противопоставить мощному полуорку, одна здоровая лапа аристократа зажимала рот Яна, а вторая – шарила по его заднице. Рубашка Яна была уже разодрана, живот был стесан о кору дерева, он захлебывался рыданиями и что-то мычал.



Ненавижу насильников, самому приходится постоянно отбиваться от них.



- Эй, ты чё творишь? – заорал я.



Полуорк повернулся и увидел меня.



- Пшел вон! – прорычал он и продолжал заниматься дальше своим делом.

Ну, сука! Я запрыгнул на спину полуорка и вцепился зубами в ухо. Бля, я готов раскрыться и превратиться, недаром во мне есть кровь вампиров. Полуорк заорал, не стал раздумывать, завернул руку за спину и сдернул меня за шею, я от боли разжал зубы и, перевернувшись в воздухе, врезался спиной в дерево. Дух захватило, я молча раскрывал рот, пытаясь втянуть в себя хоть крупицу воздуха.



- До тебя тоже очередь дойдет, подожди под деревцем, малыш, - расслышал я сквозь звон в ушах обещание полуорка.



- Что здесь происходит? – раздался глас с небес. Я перевел мутный взгляд, в заходящем солнце белые волосы графа сияли, прям как ангел мщения. – Виконт д*Дрыш?



- Гра-а-аф, - нагло протянул полуорк. – Мы захотели поразвлечься. Присоединитесь?



- Да? – спросил граф, тон его был спокойным. Я чуть не заплакал, неужели он просто развернется и уйдет, или еще хуже решит на самом деле присоединиться?



- Конечно! – веселился полуорк. – У вас симпатичные служащие, у меня уже таких не осталось.



- А Ян не против?



- Кто? Этот? А кто его будет спрашивать? Они нужны, чтобы доставлять нам удовольствие, правда, маленький? – полуорк лизнул Яна в щеку, тот лишь задушено рыдал.



- Мда… Глава третья подсудного образа, - задумчиво ответил граф, а потом так же задумчиво принялся цитировать: - «Любое насильственное действие против разумного, то есть действие, направленное на него против его воли, ему в ущерб, причиняющее вред его чести и достоинству, здоровью, как телесному, так и духовному, карается лишением воли сроком до трехсот лет. Разумные благородного происхождения лишаются при этом всех своих привилегий, титула и имущества, без передачи оных потомкам и родственникам». Нужно перечислить, что в себя включает насильственное действие? За некоторые предусмотрено кастрирование.



- Да бросьте, граф! – насмешливо ответил полуорк. – Ну его, этот образ, когда рядом ходят такие милашки. Они никому не расскажут, правда ведь? – повернулся он опять к Яну.



- Говорю тогда прямым текстом, виконт д*Дрыш, раз намеков вы не понимаете. Оставьте моих служащих.



- Да ладно. – Недоверчиво сказал полуорк.



- Оставьте моих служащих, - повторил граф и от его голоса я съежился, захотелось закопаться здесь же под деревом, столько в нем было холода и не скрытой угрозы. Я начал отползать к кустам.



Полуорка тоже пробрало, он побледнел и медленно выпустил мальчика, тот обессилено осел на землю.



- Ни за что не поверю, что вы никогда не развлекались со своими служащими, - злобно прошипел он.



- Против их воли? – все таким же страшным голосом уточнил граф.



- Вы наживаете себе врага, - предпочел не ответить на вопрос полуорк.



- А вы вызовите меня на поединок чести, - вкрадчиво предложил граф.



Я ужаснулся, он что, больной, полуорк же его раздавит! Но тот молчал, только еще сильнее побледнел. Он что, боится графа?



- Вы сейчас же, виконт д*Дрыш, поднимаетесь к себе, собираете свои вещи и покидаете мое поместье. Больше никогда вы от меня не получите приглашения, а еще лучше, не встречайтесь мне на пути. Я ясно выразился?



- Яснее некуда, - прошипел полуорк.



А я уже достиг своей цели в кустах, захватил эту цель, примерился и метко отправил ее в полет… По лицу полуорка медленно стекал навоз ящера. После секундного ступора полуорк взбешенно взревел:



- Ты что творишь, сука?



- А вы вызовите его на поединок чести, - я нагло ткнул в сторону графа, - ведь он мой хозяин.



Полуорк ломанулся в сторону поместья, обдирая на пути все попадающиеся кусты. Может быть это и мелочно, но я был горд собой. Навоз ящера не убирается очищающим заклинанием, а по пути в свою комнату виконт д*Дрыш обязательно кого-нибудь встретит и станет всеобщим посмешищем. И вообще, я все расскажу про него маме! Пусть пожалеет меня, что мне пришлось здесь пережить!



Я так же на карачках пополз к Яну и обнял его, мальчик все так же рыдал, пряча лицо в ладошках.



- Я думал, ты выбросил его по дороге, - подал голос граф, ошарашенный моим поступком.



- В хозяйстве все может пригодиться, - ответил я.



- Я уже понял. Но все-таки, ты мало взял, я предлагал тебе больше.



- Да, мало, - согласился я.



Граф подошел к Яну и сделал что-то такое, от чего мои глаза стали, как два блюдца, он неловко погладил Яна по голове и сказал:



- Ну все, все, маленький… Все уже закончилось, не плачь… Если еще кто-то будет обижать, сразу иди ко мне. – Ян кивнул. – Позаботься о нем. И не забудь, завтра сопровождаешь меня на охоте. – Это было сказано уже мне.



Я тоже кивнул, а граф развернулся и пошел в поместье.



- Что это с ним? – спросил я у Яна.



- Граф х-хороший, - Ян уже начал успокаиваться и теперь только икал и редко всхлипывал.



Стало обидно, меня не пожалели, хотя я тоже пострадал, не так сильно как Ян, но все же. Ладно, засунем свой эгоизм куда подальше, Яну в тысячу раз хуже. Но мог бы и меня по голове погладить!



- Ты видел, какой я меткий? – похвастался я.



Ян улыбнулся сквозь слезы.



- Ты не б-боишься его мести? Он л-легко тебя найдет, - спросил Ян.



- Я ничего не боюсь, малыш, - серьезно ответил я.



- Ты лишь чуть-чуть старше меня, - ага, раз уже возмущаться принялся, то мальчик начал успокаиваться.



- Это только так кажется, - я легонько чмокнул его в лоб. – Поднимайся давай, приведем тебя в порядок и водички попить тебе надо.

- З-зачем?



- Икаешь ты. Хотя так даже смешнее. Знаешь что? Спой мне песенку, а я поржу.



- Иди на ф-фиг.



- Пойдем вместе.



- Идем уж.



В комнате Яна, я подождал, пока он помоется, мало ли что взбредет ему в подростковую голову. Но мои опасения не оправдались, Ян вышел довольно-таки быстро, был немного бледен и глаза у него были красными.



- У тебя нос красный и картошкой, - сообщил ему я.



- На себя посмотри, - буркнули мне в ответ.



- Я к своему уже привык, а ты свой сам натер.



Мы намазали друг друга заживляющей мазью, завтра и следа не останется от наших «боевых» ран.



- Ад… - Ян немного помялся. – Ты не мог бы остаться со мной на ночь… Ну… Мне страшно… одному…



Я улыбнулся:



- Нет проблем, малыш.



Ян поджал губы, но возмущаться не стал, боялся, что передумаю. На ночь мы разместились на его узкой кровати, пришлось прижаться вплотную к спине Яна и обнять его за талию.



- Мог бы есть побольше, об твои кости порезаться можно, – ворчал я.



- Тебе не противно? - вдруг спросил он.



- Ты о чем? – я не понял.



- Я говорю, тебе не противно прикасаться ко мне?



Блин, а я уже надеялся, что обойдется без тараканов, что у ребенка железная психика.

2016-06-24 в 19:57 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Не-е-ет, - удивленно ответил я. – А должно быть?



- Тот… тот лапал меня…



- Ты совсем дурак, не помнишь ничего. Я в него навозом кинул «после», а не «до».



- Тогда поцелуй меня, - потребовал Ян. – Если не противно, поцелуй.

Он завозился, разворачиваясь ко мне лицом. Я что, ненормальный, что ли, отказываться, когда предлагают? «Тем более это в целебных целях», - успокоил я сам себя.



Я чуть подался вперед к губам Яна, он смотрел на меня огромными карими глазами и ждал. Вот дурашка, неужели он думает, что может быть противным? Я осторожно прикоснулся губами к уголку его рта и поцеловал, потом втянул себе в рот нижнюю губу и провел по ней языком, снова невинный поцелуй. Ян приоткрыл рот, а я воспользовался случаем и сделал поцелуй глубоким. Малыш был сладким, и поцелуй получился со вкусом меда и корицы. Мои же руки жили уже отдельной жизнью, одна залезла под ночную рубашку, другая приспустила пижамные штаны, я гладил спинку Яна и массировал его копчик.



Мое помешательство длилось ровно до тех пор, пока Ян не решил мне ответить. Я отпрянул.



- Ты девственник?



Малыш тяжело дышал и смотрел на меня шалыми глазами, не понимая, почему все закончилось и чего от него требуют. Соблазн в чистом виде.



- Ты девственник? – повторил я для тех, до кого с первого раза не доходит.



Ян кивнул и снова потянулся к моим губам.



- Не-не-не, - стал я отказываться от щедрого дара. – Ян, да послушай же меня!



Ян обиженно закусил губу, глаза подозрительно заблестели. Ну вот, опять – двадцать пять!



- Ян, - с расстановкой стал говорить я. – Я не могу взять на себя такую ответственность, как лишение тебя девственности.



- Но почему?



Я вздохнул.



- Вот скажи мне, ты любишь меня?



Ян перестал возмущенно сопеть, потом неуверенно помотал головой.



- Во-о-о-от… Я тоже не люблю тебя. А терять девственность лучше с тем, кого любишь или, по крайней мере, испытываешь большую, просто огромную, симпатию. А знаешь почему?



Ян опять помотал головой.



- Потому что тогда и сам процесс будет интереснее, и после ты не почувствуешь разочарования.



- Но ты мне нравишься.



Я обреченно застонал.



- Ты мне тоже, но этого недостаточно. Мы переспим, потом даже повторим несколько раз, если мне понравится. Но в любом случае, я смогу легко уехать и забыть про тебя. Ты понял или нет? Ты должен быть уверен в любимом человеке. Чтобы потом не страдать.



- Я не буду страдать.



Я терпеливо ответил:



- Не стоит отдавать свое тело первому встречному, разумный должен быть приятен тебе духовно.



Ян задумался, а потом тихонечко спросил:



- И что же теперь делать?



Я мысленно хлопнул себя рукой по лбу. Точно! Потом выразительно посмотрел на его промежность и рявкнул:



- А то ты не знаешь? Марш в ванную разбираться!



Покрасневший Ян пулей слетел с кровати. А мне-то что теперь делать, у меня тоже «проблема» стоит? Еле дождался, пока Ян вернется, чтобы окунуться в холодную воду. Мазью мазаться пришлось еще раз.

2016-06-24 в 19:57 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -6- ==========
Утро было фееричным! Садовник, пришедший будить Яна, чуть не убил меня. Он орал про растлителей малолетних, что сейчас вправит мне мозги, что оторвет мне кое-что. Яну тоже досталось. Успокоился он только тогда, когда я, спасая свою жизнь, попытался вскочить, спросонья запутался ногой в одеяле и шлепнулся на пол, он увидел, что я был одет.



- Вот видишь, что мне приходится терпеть из-за того, что ты боишься? – спросил я у Яна, ткнув пальцем в смущенного садовника, Ян хихикнул, а я гордо удалился.



По пути в свою комнату мне перепало самых разнообразных взглядов, от любопытных и завистливых, до неприязненных. Ну да, видок у меня еще тот. Я спал в одежде и теперь был помят, как незнамо кто. Конечно, можно было бы воспользоваться магией, но по лицу все равно видно, что я сегодня почти не спал, мы с Яном протрепались всю ночь. И поэтому мое лицо было таким же мятым, как и одежда.



Граф и вовсе же окатил меня таким презрением, что я чуть не задохнулся. Прям девственница, увидевшая распутную девку! Вот другие аристократы, как аристократы – им в большинстве случаев плевать на служащих. Этот же, на все обращает внимание и все замечает. Неправильный какой-то.



***



Я стоял возле стойл с ящерами и наблюдал, как Сора ловко заканчивает седлать черного ящера графа. Мышцы Сора под обтягивающей рубашкой соблазнительно перекатывались при каждом движении, черные волосы в хвосте струились по спине. Сора заметил мое внимание и специально рисовался передо мною, кидая на меня поощрительные взгляды. Вот с ним бы я трахнулся пару раз для обоюдного удовольствия. По крайней мере, мы оба знаем, что хотим и можем разбежаться потом без всяких проблем. Истощенный без секса организм бунтовал.



- Слюни подбери! – грубо сказал мне пришедший граф. – Забирайся на своего, через пятнадцать минут выезжаем!



- Я что? Я тоже с вами верхом? На этом? – побледнел я.



- Нет, придурок, на другом. Сора, приведи ему ящера!



- Я понял, что на другом, но может я лучше вместе с остальными служащими в повозках?



- Я сказал, что верхом, значит верхом, - отрезал граф, отъезжая к ждавшей его на белоснежном ящере виконтессе.



Я был в растерянности. А спросить, умею ли я? Нет, я, конечно, умею, мама позаботилась о моем всестороннем образовании, но чисто гипотетически?



Сора подвел ко мне невысокого блекло-зеленого ящера, он был не таким большим и шикарным, как у графа или других аристократов, но для меня он казался огромным. Сора сунул мне уздечку и поспешил помогать своему напарнику подводить ящеров для других аристократов. Вокруг царил шум и гам, но нам с моим ящером было наплевать на это, мы рассматривали друг друга.



- Привет, - я шаркнул ножкой, - как тебя зовут?



Ящер, естественно молчал.



- Эм-м-м… Чудная погодка!… Прокатимся?



Взгляд ящера стал из любопытного сочувствующим.



- Я вот все думаю: почему у вас навоз зеленый? – задал я интересующий меня вопрос. – Вы траву едите, пока никто не видит?



Ящер отступил от меня на шаг, на всякий случай.



- А тебя можно погладить? – спросил я и протянул к нему руку.



Ящер отвел голову назад, подозрительно разглядывая мою конечность, мог бы, он бы повертел пальцем у виска. Я, ища помощи, огляделся, но всем до меня не было ровно никакого дела. Только плечи графа, восседавшего недалеко от нас на своей зверюге рядом с другой зверюгой, ой, то есть виконтессой, подозрительно подрагивали. Ну и пусть! Я налаживаю контакт.



- Ах, да! – меня осенило. – Тебя же надо угостить, ну, чтобы ты был подобрее!



Я вытащил из-за пазухи морковку и протянул ее ящеру. Тот подумал, осторожно понюхал ее, потом опять подумал и опять понюхал, потом ухватил ее своим длинным раздвоенным языком в рот и задумчиво захрустел. Я следил за всем этим со священным трепетом. Взгляд у ящера из скептического стал одобрительным. Я с готовностью протянул ему следующую морковь, все повторилось, только теперь он раздумывал меньше.



- Ты чего топчешься? – ко мне подлетел Сора и бесцеремонно закинул меня в седло. Ящер с неодобрением проводил взглядом третью морковку, которую я уже было с готовностью протянул ему, но Сора перехватил ее и захрустел. – Ты, Ад, чокнулся совсем, предлагать морковь хищнику! Они едят только мясо! – мы с ящером заговорщицки переглянулись. – Как он тебе только руку не оттяпал?



Как-как? Я его дезориентировал.



- На, держи кристаллы связи, - стал подавать мне сумки Сора, - вот здесь кристаллы слежения, а вот луковая трубка графа, повесь ее за спину так будет удобнее.



- Не луковая, а духовая, - поправил я. – А зачем мне все это?



- Ай, какая разница? Ты будешь рядом с графом, он должен следить за охотой, чтобы все было хорошо, а так у него руки свободны, вдруг он тоже захочет поохотиться. Удачи. – Сора на прощание мне улыбнулся, провел ладонью от колена до бедра и пошел дальше, хрустя остатками моркови.



- Какой плохой дядька! Не переживай, когда приедем, я тебе еще моркови принесу, - пообещал я ящеру, повернувшему ко мне под неестественным углом голову. Ящер согласно мурлыкнул и мы пошли к графу. Большая охота уже вот-вот начнется, и деревенские охотники были готовы выступить.



***

2016-06-24 в 19:59 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Насколько я знаю, Большая охота каждый год проходит по одному и тому же сценарию: аристократы всем стадом, то есть, всем своим блестящим обществом, едут до какой-нибудь ближайшей поляны возле леса. Там они спешиваются, их ждет легкий перекус, ведь служащие уже на месте, поставили шатры, подготовили столики. Потом томные дамы и нежные вьюноши, ну и вообще те, кто не горит желанием участвовать в охоте (таких, как правило, меньшинство), идут собирать цветочки, общаются и усложняют жизнь служащим бесконечными просьбами, а остальные едут охотиться. Вечером идет подсчет тушек животных, чествование самого удачливого охотника, тут же жарится мясо (кто-нибудь обязательно за хищника примет оленя и таких, как правило, большинство), пьется вино, устраиваются танцы возле огня и так до самой темноты, а потом повозки занимают подвыпившие аристократы, которые сами уже не могут держаться в седле и все едут до поместья, причем это шествие напоминает не высшее аристократическое общество, а передвижной балаган бродячих артистов. Передых два-три дня, а потом это безобразие снова повторяется, самые азартные охотники не упускают возможность поохотиться и в дни отдыха.



У нас сейчас самый начальный этап, то есть перекус подошел к концу, некоторые за цветочками разбрелись по всему полю, кто-то уже, самый нетерпеливый, отправился в лес, а меня напрягал служащий управляющего, как его… О, вспомнил, Тор! Так вот, я заметил, что он как бы ненавязчиво оказывался всегда поблизости от меня. Сам управляющий о чем-то спорил с графом, в конце концов, граф рявкнул, а управляющий сбежал, поджав хвост. Его место тут же заняла виконтесса д*Ларен, ухватила нашего графа и стала что-то ему щебетать. К ним подкатил младший братишка виконтессы, весьма смазливый молодой человек, ухватил графа за другую руку и присоединился к разговору. Это семейство, похоже, решило подстраховаться, если не понравится девочка, то вот, нате вам - мальчик. Интересно, у графа попа не слипнется от количества вылитого на него сиропа? Но, видимо, ему нравится, вон как улыбается. Правда молодые люди чуть не шарахаются от этого, но терпят.



Вся эта высокородная тройка почти подошла к нашим с графом ящерам, и мне стал слышен их разговор.



- Ах, милый граф д*Марш, мне все же хотелось бы поехать на охоту в вашем сопровождении, - мило дула губки виконтесса.



- Дорогая виконтесса д*Ларен, я думаю, вам будет безопаснее с другими дамами, за вами приглядят мои охотники. Уверяю вас, с ними никакая опасность вам страшна не будет! – отпирался граф с милой улыбкой, из-за его шрама получался «милый» оскал.



- Вот именно, Азалия, - поддерживал графа виконт, - охота не женское дело. Мы с графом пойдем искать хищника, и ты можешь ненароком пострадать.



- Уважаемый виконт д*Ларен, я уверяю вас, никакого хищника я искать не планирую. Мы с моим служащим будем неподалеку контролировать охоту, я желаю, чтобы ваше пребывание здесь прошло идеально, и буду беспокоиться не о трофеях, а о вашем удобстве.



- Вот, видишь Кел, с графом мне совсем не будет страшно, он не будет охотиться, я поеду с вами, граф.



- Милая виконтесса, мы со служащим углубимся в лес достаточно далеко, и я не хочу рисковать вашей драгоценной персоной, ведь в случае чего я себе этого никогда не прощу.



- Ах, граф, вам может угрожать опасность! Я поеду с вами и буду вас оберегать!



- Дорогой виконт, в этом нет никакой необходимости, и вы рискуете провести самый скучный день в своей жизни.



- Граф, я буду развлекать вас разговорами, я знаю много интересных историй или сказок, некоторые я сама придумала…



Видно, этот разговор шел уже не по первому кругу и порядком осточертел графу, потому что, когда он меня увидел, вцепился с такой силой, что я крякнул.



- Ад, ты ничего не потерял? Давай проверим сумки, все ли на месте?



Я бы оскорбился, если бы не понимал, что графа просто вывели из себя. По его лицу этого нельзя было прочесть, но я ощущал это каким-то шестым чувством. Молодые аристократы поняли, что эту битву они проиграли и недовольно удалились. Граф едва слышно облегченно вздохнул.



- Поехали, - велели мне грубо, чем же я ему насолил?



Мы молча въехали в лес, я держался позади графа, во-первых, так было положено, а во-вторых, ящер графа не допустил бы вперед себя другого ящера, он был главным самцом среди ящеров графа. «Как и граф – главный самец в стаде аристократов», - хихикнул я про себя.



Молчание затягивалось и мне стало скучно, здесь даже понаблюдать не за кем, на затылок графа я уже налюбовался. Наконец, после короткого «Приехали», мы спешились на светлой полянке, граф разложил карту, рядом кристаллы слежения, карта тут же загорелась разноцветными огоньками. Некоторое время граф понаблюдал за передвижениями, ничего особенного не было, никто из гостей (красные огоньки) далеко не забрел, и все были под присмотром охотников графа (синие огоньки), опытные охотники из высшего света (зеленые огоньки) не требовали за собой внимательного пригляда. Граф потянулся и развалился на траве, разглядывая небо и перекатывая во рту травинку. Его ящер последовал его примеру, я тоже. Мой же ящер обнаружился сразу же, как я вытащил морковь, просто его зеленая морда вдруг нарисовалась надо мной, я чуть не заорал от испуга, и скоро мы с ним хрустели вместе. Я даже осмелел и отталкивал морду ящера, когда он хотел отобрать у меня сладкую верхушку, пусть ест вторую половину.



- Ты мог бы чавкать не так громко? – спросил раздраженно граф.



- Это не я! – я возмутился.



- А кто? – еще более раздраженно.



- Это ящер.



- То есть, он ест морковь, - скептическое.



- Да.



- Не мели ерунды. Неужели ты голодный?



- Мне же надо себя чем-то развлекать. Интересных историй и самопальных сказок никто не рассказывает, даже никто не бегает вокруг и не защищает от разных опасностей. Скучно. – Ляпнул я, а потом прикусил свой язык.



- А ты поспи. Всю ночь не спал.



- С чего вы взяли?



- По тебе с утра видно было, что ты до утра развлекался.



-Развлекался, - проворчал я, - такое развлечение хуже работы.



- Чем тебе не угодил красивый молодой парень?



- Парень. Это красивый расстроенный ребенок, которого мне пришлось всю ночь заговаривать, чтобы на стены лезть не начал. Сами велели «Позаботься», а теперь претензии?



Граф молчал, обдумывая услышанное.



- То есть ты не спал с ним? – спросил он наконец.



- Ну, уснуть удалось лишь к утру. А утром, - начал я ябедничать, - ваш садовник меня чуть не покалечил, этот идиот решил, что мы с Яном всю ночь занимались сексом! Он… - я задохнулся от возмущения, - он так-и-иие выражения использовал! И драться полез! Я еле увернулся от него, даже синяк себе поставил вот здесь, - ткнул я в коленку, как будто графу до этого есть какое-нибудь дело, он даже голову не повернул, - а у меня, между прочим, мазь заживляющая закончилась. А он даже не извинился! А я ударился! А Ян еще смеялся!



Я осекся от сдавленного хрюканья, жалеть себя я могу до бесконечности, но не тогда, когда надо мной смеются. Я обиженно засопел, а граф все хрюкал, потом не выдержал и тихонько засмеялся. Не вижу в этой ситуации ничего веселого.



Я порывисто поднялся и пошел в кустики «подумать». Сделав все свои дела и успокоившись, я потопал обратно, граф лежал на том же месте, я только успел заметить легкое движение, граф убрал духовую трубку.

- Ты бы не отходил далеко, хищников в лесу много. Я не в состоянии следить и за тобой тоже, - проворчал граф. А я заметил тонкую хрустальную нить, которая тянулась от карты к виску графа. Вот это я понимаю - хозяин, не пренебрегает правилами безопасности, не просто наблюдает за охотой для галочки, а сделал привязку к сознанию и внутренним зрением «смотрит» за охотой.



Я вздохнул и потопал к своему месту, но тут мне под ногу попадает корешок и, я, споткнувшись, полетел носом в траву.



- Ой, бля-я-я… - было больно, но я быстро замолчал, другой звук насторожил меня и я прижался к земле.



Граф приподнял голову и по-мальчишески хихикнул в кулачок.



- Под ноги смотреть надо. Чего разлегся, вставай.



- Мне и здесь хорошо, - ответил я. – Я вот о чем подумал, а если кто-нибудь из охотников примет нас за дичь и прибьет ненароком?…



- Не говори ерунды, я сразу «увижу». Никого нет далеко вокруг.



С этим я бы поспорил, но промолчал и пополз к краю поляны. Граф лег на бок и наблюдал за мной, меня он не видел, лишь по движению травы угадывал, где я. Ага, вот оно это дерево, я приподнял голову, в стволе дерева на высоте моего роста торчал дротик. Я повернулся на спину и задумался. Кому я так насолил? Вроде ни с кем поссориться не успел.



- Ад… - позвал меня граф.



- Щас, - ответил я и быстро закусил губу, как я разговаривал с графом, никто из аристократов не потерпит. По идее он уже давно мог меня одернуть, но не делал этого, очень уж он лоялен со служащими.



Я пополз обратно, вставать совершенно не хотелось, хотя мне кажется, что если и кто-то был раньше здесь, то его уже давно нет. Мы с графом лежали, каждый думал о своем, граф потерял ко мне всякий интерес. Уже начало смеркаться и более скучно свое время я никогда не проводил.



- А вот сейчас у нас будут гости, - сказал граф, я напрягся.



На поляну ввалились управляющий со своим служащим Тором, Сора и виконт д*Ларен. Тор внимательно меня разглядывал, я аж поежился, Сора строил мне «глазки», а управляющий с виконтом о чем-то переговаривались с графом. Через полчаса мы начали собираться, я под предлогом «подумать» пошел к дереву, но дротика уже не было, кто-то из вновь прибывших его вытащил. Я выругался про себя, весь день лежать, пялясь на этот дротик, и стоило чуть ослабить внимание - он исчез.

2016-06-24 в 19:59 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Всю дорогу обратно я был мрачен, беспокоил вопрос, кто из этих четверых? Я покосился на пустоголового виконта, который своими заигрываниями доводил графа до белого каления, граф ничем этого не выдавал, но я чувствовал его настроение. Управляющий же умудрялся читать какие-то бумаги в седле и ничего вокруг не видел, его ящер просто покорно шел за вожаком, за черным ящером графа, видно, ему не впервой. Сора ехал рядышком и нес какую-то чушь, я не вслушивался. Я перевел взгляд на Тора и вздрогнул под мрачным изучающим взглядом, который тот быстро отвел. Из всех именно он не вызывал у меня теплых чувств, тем более внешность у него больно бандитская. Галочка в памяти: чем же я ему не угодил и не он ли «пульнул» в меня дротиком из своего духового ружья?

2016-06-24 в 20:00 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -7- ==========
На поляне уже горели костры, столы ломились от закусок, музыканты настраивали инструменты, то тут, то там слышался смех, скоро здесь будет весело. Я чуть не столкнулся с баронессой д*Фор, которая выходила из леса с полузавядшим букетиком цветов и мечтательным выражением на лице. Пробормотал извинения на всякий случай, но на меня не обратили ровным счетом никакого внимания. Нашел графа и подергал его за рукав, тот рассеянно обернулся.



- Господин граф, я вам еще нужен? Если нет, то можно я поеду в поместье?



Граф так же рассеянно согласно кивнул, а я взял своего ящера и потопал до дома, в компании таких же, как я, разумных, которых не привлекала мысль веселиться всю ночь. Отведя ящера в пристройку и передав его на попечение Края, второго конюшего графа, я устало направился в дом.



Вот почему так? Ничего не делал целый день, а устал так, будто сам руками ведра с водой из колодца таскал. Я, позевывая, шел по коридору, но мой взгляд наткнулся на одну вещь и я резко тормознул. Возле небольшого столика стояла прислоненная к нему духовая трубка, но не это насторожило меня. Рядом с трубкой на полу лежала полураскрытая сумка, в которой были видны дротики с белым в крапинку оперением. Точно такой же я видел сегодня в лесу на дереве, братом-близнецом этих дротиков в меня сегодня стреляли.



Я судорожно огляделся вокруг, нырнул за кресло и затаился, пытаясь не дышать. Ждать мне пришлось минут десять, возле комнаты раздались легкие шаги и я увидел темный силуэт. Разумный был с ног до головы завернут в черный плащ, и я проклял свое зелье для глаз, оно кроме изменения цвета радужки притупляло мое полувампирское ночное зрение. Из-за плаща было непонятно, кто передо мной, мужчина или женщина. Разумный подхватил сумку и трубку, и начал подниматься по лестнице, я осторожно выбрался из укрытия и пошел за ним. Как назло, никто навстречу не попался, если бы он с кем-нибудь встретился и перекинулся хотя бы парой слов, можно было бы узнать, кто это. Разумный поднялся на этаж для гостей, а я замер в предвкушении, следя, в какую комнату он войдет.



«Ад, с завтрашнего дня ты прислуживаешь графу за столом. Баронессе д*Фор будет прислуживать Мара, ее служащую отправили в столицу, девочка так и не выздоровела», - раздалось в голове, а я подпрыгнул. Сердечко быстро-быстро забилось, и прошла не одна секунда, прежде чем я понял, что это управляющий мне сообщил по переговорнику.



«Ад?» - недовольно.



«Хорошо, господин управляющий. А вас не учили сначала стучаться, прежде чем разговаривать?» - грубо спросил я. Я чуть не обосрался со страха, решив, что меня застукали.



«Ох, Ад, извини, я совсем замотался», - а в голосе ни капли раскаяния.



В общем, когда я оглянулся, в коридоре уже никого не было.

2016-06-24 в 20:00 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Утро настало быстро. Я потянулся, привел себя в порядок и спустился на кухню, дом будто бы вымер. Да уж, хорошо погуляли вчера некоторые. На кухне было сонное царство, служащие лениво готовили обед, ясно же, что завтрак почти все аристократы пропустят, поэтому никто никуда не торопился. Канареечный в обществе таких же, как и он, болезных, гипнотизировал взглядом кружку с отваром, одной рукой он подпирал лоб. Понятно, что многие служащие присоединились к всеобщему веселью и утром расплачивались за это, так же понятно, что они, в отличие от своих хозяев, не могли себе позволить подольше поваляться в постели. Я получил свою порцию завтрака и присел за стол. Канареечный решился и глотнул отвар, и тут же выплюнул его, окатив брызгами рядом сидящих.



- Это что такое? Почему он соленый? Нас здесь травить собрались? – раздался визг.



Молоденький вампир в голубом камзоле осторожно пригубил отвар из своей кружки.



- Успокойся, Лар, у меня нормальный, - сказал он, - просто ты сейчас в таком состоянии, что сам не заметил, как посолил отвар.



Вокруг раздалось тихое хихиканье, я мстительно улыбнулся, не надо было меня злить, Лар.



Натырив моркови, я отправился в конюшни выполнять обещание. Мой ящер встретил меня радостным мурлыканьем, и, переступая лапами от нетерпения, слопал всю мою морковь. Я нежно гладил его между глазами, когда сзади ко мне прижалось горячее тело, а шею опалило поцелуем.



- Не меня ли ты ищешь, малыш, - раздалось возле уха, а по телу от горячего дыхания пробежала толпа мурашек.



Я извернулся в объятьях и обвил шею руками.



- Конечно, тебя, - прошептал я в губы Сора и впился в них поцелуем.



Ммммм…. Как хорошо-то… Я прикрыл глаза, мы целовались и целовались. Руки Сора начали плавно спускаться вниз, а губы уже вовсю изучали мою шею. Я зарылся руками в его темноволосую макушку и прижался своими бедрами к его. «А ты уже тоже нехило возбужден, Сора», - мысленно усмехнулся я. Он ухватил меня за ягодицы и потерся бедрами, я не сдержал стона. Бля, если я не хочу, чтобы меня разложили прямо здесь, нужно что-то делать! Я опустил руку вниз и с трудом просунул ее между нашими телами. Сора отозвался глухим стоном на мою ласку, я сжал его член сквозь одежду и начал его поглаживать. Потом приспустил брюки и выпустил орган на волю, Сора попытался развернуть меня к себе спиной, но я не позволил. К его органу я присоединил свой и стал совершать поступательные движения, рука Сора присоединилась ко мне и скоро мы стонали в унисон.



Проморгавшись от цветных кругов перед глазами и облизав пересохшие губы, я сказал:



- Сора, оседлай мне ящера, мне нужно съездить в деревню, в лавку.



- Для тебя все, что хочешь, малыш, - улыбнулся он мне в ответ.



Я заклинанием очистил его и свою одежду и подошел к ящеру. По телу еще гуляли отголоски оргазма и тело было легким, а движения неуверенными. Не полноценный секс, но все же лучше, чем дрочка в одиночестве. Ящер смотрел на меня квадратными глазами, я потрепал его по длинной шее:



- Ну, ну, не веди себя как девственница. Как будто ты не знаешь, что такое «спариваться».



Ящер в ответ возмущенно фыркнул, а Сора помог мне на него забраться. Напоследок он притянул меня к себе и поцеловал:



- Приходи сегодня вечером ко мне в комнату.



Я лишь загадочно улыбнулся, пусть гадает, приду я или нет, а я как раз до вечера окончательно решу, нужен ли мне этот роман.



Как и планировалось, я в первую очередь заехал в лавку, купил спицу для волос, а потом, выспросив дорогу, поехал к окраине деревни. Полдень только набирал самую силу, и вокруг одуряюще пахло яблоками. Скоро будет сбор урожая, граф наверняка приготовил бочки для сидра или в чем он там его готовит, и начнется самая ответственная работа – изготовление его знаменитого напитка, который славится на всю Империю.



Я подъехал к маленькому домику вдовы Руж, на крыльце сидел эльф и чинил кожаный пояс.



- Простите, - окликнул я его, - вы Карен?



Эльф поднял на меня свои грустные зеленые глазищи и кивнул.



- Мне можно с вами поговорить? Это касается вашего жениха.



Эльф кивнул еще раз. Я прошел через калитку к крыльцу.



- Это же вы жених Сэма? Мне нужно узнать, о чем говорят в деревне, я ничего не могу понять. Управляющий говорит одно, деревенские – другое, а где правда, я не знаю.



- Я сам не понимаю, в чем дело, - прошептал Карен и закрыл лицо руками. – В деревне говорят, что он сбежал с девушкой, не спросив разрешения на помолвку, как вор. Как будто бы ему кто-то запрещал жениться на ней. Девушка оставила записку родителям, что уходит с любимым. Но он не мог… понимаете, не мог…



Эльф всхлипнул, я сочувствующе похлопал его по плечу, я не умею утешать.



- А управляющий?



- Он говорит так всем, чтобы не было лишних пересудов, все-таки такой удар по репутации поместья. Служащий сбежал, где это видано, все сразу бы решили, что замалчивается кража или еще, что похуже. Граф не знает истинной причины, управляющий велел мне и деревенским держать язык за зубами.



- А вы? – я сглотнул. - Вы решили остаться здесь?



- Да, потому что я не верю, - зло прошипел эльф, - я не верю, что он мог так поступить! Видите? – Карен яростно задрал рукав рубашки, на запястье вился браслет тонкой белой татуировки. – Нас благословили Боги! Сэм меня любит и что заставило его совершить такой поступок, я не знаю! Я решил его здесь ждать, скоро сбор урожая и мне тоже найдется дело, проживу как-нибудь…



- А переговорник…



- Сэм не отвечает, но он жив, ведь татуировка осталась… Он… он очень романтичный, любил мне писать письма и сам просил меня о том же… Говорил, что переговорник это одно, а письма – они живые и что он постоянно перечитывает мои послания…



В поместье я возвращался с тяжелым сердцем, неприкрытое горе Карена тронуло меня…

2016-06-24 в 20:01 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -8- ==========
Итак, что мы имеем: пропал служащий графа Сэм, по одной версии он просто бежал с дочкой одного из жителей деревни. Плюс этой версии то, что девушка на самом деле сбежала, оставив записку, что ушла с женихом, минус, и огромный такой жирный минус, это Карен – жених Сэма. В то, что Сэм мог бросить Карена, мне не верилось, во-первых, благословление богов просто так не бывает, значит, Сэм действительно любит Карена, значит, у них все бы получилось, и их брак имел полную возможность быть удачным, благословением просто так не разбрасываются. Даже и если Сэм решил бросить Карена, то неужели он такой придурок и не понимает, что Карен его шанс на счастье.



Во-вторых, письмо, очень удачно, что Сэм так трепетно относится к письменным посланиям, иначе я бы не нашел его и не понял, что Сэм действительно любит Карена. Без письма я бы сомневался, что Сэм действительно не сбежал с девушкой, без письма, я бы решил, что Сэм идиот, и что он просто струсил перед Кареном. А Карен – эльф, чистокровный, это прекрасные создания, и наверняка многие завидовали Сэму, а сейчас его считают чуть ли не душевнобольным.



Так, что у нас еще… ага, управляющий. Версия, что он радеет за благополучие и репутацию поместья имеет место быть, поэтому он придумал никуда не годную версию про родню Сэма, к которой он поехал решать мифические проблемы и ничего не сказал графу. Управляющий вообще вызывает подозрения, почему он не обратился в управление и не начал розыск Сэма?



Может к нему подкатить как-нибудь и спросить, мол, господин Мус, скажите мне, пожалуйста, на кой вы не поинтересовались, на самом ли деле сбежал Сэм, вы же разговаривали с Кареном, как вы могли подумать, что он ушел по своей воле. Ну, ну… а он мне такой, мол, дорогой Ад, скажи мне, пожалуйста, на кой фиг мне сдались сердечные дела служащего, чего не бывает по молодости, сделал предложение, получил благословение богов, а потом раскинул мозгами и решил, что тот ему не нужен, все мы знаем, что боги, как дали благословение, так рассердились и взяли его обратно. И не моя вина, дорогой Ад, что Сэм такой идиот и профукал свою возможность быть счастливым, к тому же есть доказательства – записка девушки… Да уж… в свете таких дел поступок управляющего – это мелочь, ну, не хочет он выносить сор из избы, кто его за это осудит…



Граф. Граф вообще темная лошадка. Неужели ему наплевать на своих служащих, что он не поинтересовался, куда делся Сэм? А если управляющий ничего не сказал графу именно потому, что тот сообщил бы в управление и для поместья начались бы не самые лучшие времена, ведь тогда бы приехали из управления, и началось расследование, ибо одно из уложений всеобщего образа гласит: «Любой разумный должен знать, что находится под защитой Империи, что может рассчитывать на защиту своих прав и статуса, на помощь… в чем-то там и для чего-то там» не помню дальше, но общий смысл ясен. Короче, если бы граф обратился, то в помощи ему бы не отказали, более того, за дело взялись бы рьяно, а так… Ничего не понимаю… Бля, что здесь не сходится-то… А вообще, что мешало Карену обратиться в управление?!!



Почему я не спросил?



От этой мысли я резко натянул поводья и повернул назад, хотя доехал почти до дома поместья, ящер возмущенно взрыкнул, но послушно отправился обратно.



Что там дальше… Случай в лесу на Большой охоте более, чем странный. На кой ляд кому-то я сдался и кто знает, что я пытаюсь понять, куда делся Сэм? Никто. Я никому ничего не говорил. Тогда кто хотел меня убить? На дротике я почувствовал магию разрушения, а это значит, что как только кто-нибудь дотронулся бы до дротика, тот бы исчез и ищи концы, почему это я вдруг стал мертвым.



Я опять почувствовал бессильную злость, ну не мог я вытащить дротик раньше, нужно было сконцентрироваться и применить магию, очень аккуратно, чтобы дротик остался цел, а за мной граф наблюдал, как за зверушкой, такое ощущение, что я его развлекаю, объясняй ему потом, что я там делаю. Кроме того, есть вероятность, что в том, что происходит, замешан граф, хотя мое внутреннее «я» сопротивляется этой мысли. Граф никого не «видел» рядом в тот момент, но это сделать легко, просто не надеть или снять поисковый амулет и ты вне охоты, не виден наблюдающим.



Я устало потер виски руками.



Нет никакой возможности определить, кто не был «виден» графу в тот момент, для него самое главное, что все под контролем и за всеми присматривают его охотники, которые не дадут произойти несчастному случаю с участием хищников, а если ты снял амулет, то «сам дурак».

Итак, главный вопрос, кто из четверых, виконт д*Ларен, Сора - конюший графа, управляющий господин Мус, или его служащий Тор, ликвидировали улику в виде дротика? По идее, любой из них. Они, когда ввалились на поляну, я отвлекся, выгадывая момент, когда на меня не будет никто обращать внимание и подобраться к дереву, и каждого из них хоть раз, но упустил из виду. Вызывают подозрения Тор и сам управляющий. Управляющий, потому что ведет себя непонятно (в ситуации с тем же самым Сэмом), но я не могу себе представить его с духовой трубкой, и не было ее у управляющего, а Тор вообще супер подозрительный, видно, что я ему не нравлюсь, почему, опять же не ясно. Он вполне мог все это провернуть. Нужно спросить у служащих, что делал Тор, до того, как поехал с управляющим за нами в лес, вдруг кто-нибудь заметил, как он отлучался от своего хозяина. Виконт д*Ларен производит впечатление «пустышки», или это только мне так кажется? Он всеми силами вместе со своей сестрой пытается произвести на нашего графа впечатление и попасть к нему если не в мужья, то в любовники точно. Наш граф вроде бы не против, но и не поощряет их особо. Я б на его месте воспользовался случаем, не думаю, что у графа с его внешностью много претендентов на его постель. Так, куда-то не туда я пошел. Сора, а что Сора? Он очень хочет затащить меня к себе в постель, и я при всей своей фантазии не могу себе представить причину, по которой ему вдруг понадобилось бы убить меня.



Далее, я увидел духовую трубку и дротики в комнате в поместье, более того, за ними кто-то пришел, непонятно правда, кто. Этот «непонятно кто» испарился в коридоре с гостевыми комнатами (я поморщился, ладно, не испарился, я его упустил), ясно же, что он зашел в одну из комнат. Кто там проживает у нас поблизости? Да много кто, взять хотя бы виконтессу и виконта д*Ларен, баронессу д*Фор (я передернулся), графа д*Шорр с женой, их дочь графиню д*Шорр, барона д*Ккарса и его мужа, ну и ряд других аристократов. Мог ли Тор, служащий управляющего, зайти в любую из комнат? Мог, практически никого не было в комнатах, это, во-первых, а вообще его сообщником мог быть любой из них. Возвращаемся к началу: сообщником в чем? На кой х… кому-то было избавляться от меня?



За такими невеселыми размышлениями я подъехал к дому вдовы Руж. На крыльце уже никого не было, и я постучался в дверь дома. На пороге показалась румяная хорошенькая женщина.



- Вы к кому?



- Мне нужно увидеть Карена.



- Он уехал.



- Когда успел?!!



- Где-то с час назад. Он сказал, что не может здесь больше находиться. Жаль мальчика…



Я почувствовал себя главным дебилом в цирке идиотов и, обескураженный, вернулся в поместье.

2016-06-24 в 20:01 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Стоя за стулом графа на обеде, я никак не мог взять в толк, что же случилось с Кареном? Он был полон решимости провести остаток своих дней в деревне графа и дождаться Сэма, но после разговора со мной, моментально собирает свои вещи и уезжает. Где логика? Она полностью отсутствует в его поступке.



Граф постучал пальцем по своему бокалу, я его тут же наполнил вином. Граф вдруг изменил своему принципу «делаю все сам», и я почти полноценно прислуживаю ему за обедом. Правда, только подаю салфетки и наполняю бокал. Я не знаю, что происходит, но меня однозначно достали чудеса вокруг.



На охоте два томных юноши, виконт д*Рак и барон д*Соранж, устроили драку из-за дородного графа д*Пара, виконт д*Рак сиял желтизной под глазом, мазь почти вывела синяк, а барон д*Соранж щеголял выбитым зубом, поэтому на все подколы отвечал высокомерным молчанием. Каждый из «добрых» аристократов пытался их задеть и фальшиво посочувствовать, виновник потасовки гордо восседал на своем месте. Мне хотелось подойти и ткнуть в него иголкой, чтобы он сдулся.



Сегодня рядом с графом сидела не только виконтесса д*Ларен, но и ее братец, и граф опять окучивался с обеих сторон. Баронесса д*Фор сидела ближе к графу, и я полностью слышал ее бессмысленный треп. Она обсуждала с близнаходящимися изготовление сидра и убеждала графа, что стоит только добавить в почти готовый напиток настойку из одной травки, как его вкус изменится до неузнаваемости, более того, он станет в тысячу раз лучше. Виконт и виконтесса д*Ларен с жаром доказывали баронессе, что напиток графа идеален и не требует никаких улучшений. Но баронесса была настойчива и вырвала из графа обещание отдать ей одну емкость с напитком на растерзание. Окружающие решили, что обязательно останутся опробовать получившееся. Граф скрипел про себя зубами и говорил, что его поместье в распоряжении гостей. Свое недовольство он срывал на мне и сделал мне замечание, что я не слишком расторопно подаю ему салфетки, тогда уже приходила моя очередь скрипеть зубами. Когда закончился обед, я был счастлив.



В этот день не было бы больше ничего интересного, если б я не решил после ужина сесть в засаду в коридоре с комнатами для гостей. Ну, я как рассуждал: вдруг незнакомец в плаще решит этой ночью выйти куда-нибудь прогуляться, а я тут его и схвачу, мол, ага-а-а, преступная рожа, вот ты и попался! Короче, непонятно на что я надеялся, и план был идиотским. Я понял это сразу, после наступления полуночи. Я увидел столько незнакомцев в плащах, что у меня глаза разбежались от такого изобилия. Они все были крайне подозрительны и прокрадывались друг к другу в комнаты, при этом те, кто встречал этих незнакомцев, были жутко довольны. Они тихонько открывали дверь после стука, выглядывали в коридор, сталкивались взглядом с такими же выглядывающими, смущенно хихикали и утягивали «незнакомцев» к себе в покои. К тому же «незнакомцы» при близком рассмотрении оказывались вовсе и не «незнакомцами», они натыкались друг на друга в коридорах, здоровались, потом сразу делали вид, что не знакомы и прокрадывались на цыпочках дальше. А двое вообще чуть не подрались, когда столкнулись возле одной и той же двери, благо, выглянувший не стал разбираться и забрал в свою комнату обоих. Мне только оставалось гадать, что творилось за закрытыми дверьми. И главное непонятно, кого хватать!



В общем, в полнейшем разочаровании я ушел к себе.



***



После завтрака Тарина, повариха графа, всучила мне корзину моркови и сказала:



- В следующий раз просто попроси.



Я в это время зевал, и так и остался стоять с открытым ртом. А на самом деле, почему я просто не попросил? Ян весело хихикнул и сказал:



- Ты все время хрустишь морковкой. Служащие ставки стали делать, кто первый заметит, как ты ее стягиваешь. Тарине это надоело.



Я непроизвольно покраснел, больше всего от удовольствия, потому что был польщен.



А дальше у меня опять не осталось ни одной свободной минутки, и к концу дня я уже думал, что меня зовут «принеси-почисть-нарежь-помоги-прислужи за столом». Граф и управляющий бегали наравне со всеми, я даже проникся к ним большим уважением. Наш граф очень сдержанно разговаривал со служащими, очень уважительно и совсем не походил на злодея, который скрывает грязные делишки, он говорил, что думает, самолично залечил Тарине ожог от раскаленного масла, поддержал садовника, когда тот споткнулся. Короче, прям древний рыцарь на белом ящере. Я поймал себя на мысли, что уже не замечаю уродства графа, а его голос… Мне хочется в него окунуться, от него исходит такая вибрация, что дрожит каждая клеточка тела.



Управляющий, в принципе, тоже неплохой разумный, только подозрительный очень. Он со своим служащим Тором о чем-то шушукался по углам, а тот, в свою очередь, всегда крутился рядом со мной, и у меня от него мурашки по спине бегали. Но я смелый, я даже умудрялся нагло спихнуть на него часть своих обязанностей, мол, чего здесь стоишь, на-ка, отнеси овощи на кухню, а я пока пойду постельное белье графу менять. После нескольких таких раз, Тор стал держаться от меня подальше, а я вздохнул спокойнее. Кстати, я выяснил у Мары, он отлучался несколько раз с поляны во время охоты. Поэтому я был даже рад, что он рядом, решил понаблюдать за ним, но ничего супер подозрительного за ним не заметил, меня убить никто больше не пытался.



Вечером в своей комнате я вытащил кристалл очищения и облегченно вздохнул. Носить не свою личину не то, чтобы утомительно, но неприятно. И как рекомендуют наши маги, от нее нужно отдыхать. Я аккуратно положил биомассу на стул и с силой провел по лицу. Боги, как хорошо-то!



Я взъерошил свои неровно обрезанные белокурые волосы и улыбнулся, из зеркала на меня смотрел очаровательный разумный. У меня фигура не такая шикарная, как у графа, но все же я сложен очень пропорционально, моя кожа белая, фарфоровая и кажется, что светится, граф же смуглый, весь перевитый мышцами, он воин. Вон как его полуорк испугался. Сразу вспомнился первый день в поместье, как граф одевался у себя в комнате. Помотал головой, отгоняя наваждение. Опять с удовольствием взглянул на себя в зеркало, я люблю себя и не скрываю это, и знаю, что хорош! Нужно побыть в таком виде хотя бы час, прежде чем пользоваться снадобьями и кремом, уродующими мою внешность. Я, как был, голышом, так и развалился на кровати, прикрыл глаза и не заметил, как задремал.



Я плавился в теплой неге, ласковые руки гуляли по моему телу, от чего оно выгибалось, напрашиваясь на продолжение… Шея, ключицы, соски, бедра, член… Все нежно оглаживается, рисуются неведомые узоры… Я знал, кто это ласкает мой член и перебирает яички… Медленные движения вверх-вниз, большой палец обводит головку… Господин граф, что же вы вытворяете?... Движения убыстряются, из моего рта вырывается тихий стон:



- Да-а-а-аааа…



Я уже на пределе… еще немного…



- А-а-ад, - шепчет граф, а я взрываюсь.



Открываю глаза, тяжело дышу, обвожу шалым взглядом комнату, я совершенно один. Несколько тормознуто смотрю на свой живот, он мокрый и блестит в свете луны. Бля, да я ж обкончался во сне! Да и на кого… Бля-я-я! Понимаю весь ужас ситуации и хватаюсь за голову. Нет-нет-нет… Я ничего не начал к нему испытывать, я просто вспомнил его сексуальную фигуру, его длинные ноги, руки с длинными сильными пальцами… Чтобы мозги прояснились, пару раз стукнулся головой о стену.

- А-а-а-ад… - раздался шепот.



Я похолодел.



- Да, Ад же! Открой мне!



Это из-за двери.



- Фу-у-у… Бля, Сора, ты меня напугал.



- А-а-ад, открой.



Я заметался по комнате, а потом остановился, чего это я паникую?



- Сора, я не могу открыть.



- Почему? Ты не пришел ко мне вчера, я решил, что ты стесняешься и сам к тебе пришел.



Мне стало смешно. Я, да еще и стесняюсь! Но от поклонника нужно избавляться, очень уж он не вовремя.



- Сора, понимаешь, - я замялся, - я не совсем одет… можно даже сказать, что совсем не одет.



- Так это хорошо, - обрадовались по ту сторону двери.



- Понимаешь… Это конечно хорошо, но… Но я не один, - с сожалением обрубил концы.



- Не один? - столько возмущения в голосе.



- Сора… Прости.



- Да иди ты! – раздались удаляющиеся шаги.



Что ж ты так не вовремя, Сора? Я вздохнул, прощай моя сексуальная жизнь еще на полгода, наверное.

2016-06-24 в 20:02 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -9- ==========
Утром, произошедшее вчера казалось не таким уж страшным. Все правильно, я вспоминал графа, а моя неудовлетворенность поставила его на место сексуального партнера во сне. Решив так, я успокоился и с чистой совестью пошел завтракать. Сегодня был второй день Большой охоты.



Перед отправкой на уже знакомую поляну мне удалось подслушать разговор графа с его управляющим. Я не специально, честно-честно. Просто они стояли недалеко и говорили громко.



- Господин граф, Анри, послушайте, - разорялся управляющий, а я удивился, у них такие доверительные отношения, раз граф позволяет господину Мусу обращаться к себе по имени. – Пусть с вами пойдет мой служащий Тор, - я передернулся, вот его только нам не хватало. - В лесу не так уж и безопасно!



- Пашел, перестаньте! Вы опять за свое! Я понимаю, что ты волнуешься за меня, но поверь – это лишнее!



- Я знаю – вы отличный охотник, но в лесу следует опасаться не только диких зверей!



- Откуда такие мысли? - и внимательный взгляд желтых глаз на управляющего, мне вот тоже интересно, отчего господин Мус так разволновался. – Что ты имеешь в виду, отвечай!



- Ваш служащий не внушает мне доверия, - понизил голос управляющий, а я все равно услышал и возмутился. Граф захохотал.



- Ад? Ты думаешь, что Ад сможет причинить мне какой-либо вред? – вот уж точно, при всем своем желании мне не справиться с графом. – Перестань говорить ерунду, Пашел.



- Анри, я все же настаиваю…



- Пашел, - повысил голос граф, я аж внутренне передернулся, - мы поедем с Адом вдвоем, и это не обсуждается, - отрезал он, а управляющий захлопнул рот. – Забирайся на ящера, Ад. – Это они уже подошли ко мне.



Мы сели на ящеров, а управляющий напоследок окинул меня нечитаемым взглядом.



Все повторялось, как и в первый день охоты. С графом любезничали виконт и виконтесса д*Ларен, к ним присоединилась баронесса д*Фор в своей безумной розовой с желтыми рюшами амазонке. Я плелся сзади, Сора со мной не разговаривал, лишь молча сунул уздечку ящера. А вот ящер был мне рад, даже лизнул в лицо своим длинным раздвоенным языком, отчего мне пришлось вытираться и отплевываться. Нужно узнать, как его зовут, а то он у меня безымянный какой-то.



Мы приехали на ту же поляну, перед этим граф опять отбивался от назойливого внимания претендентов на свое тело, то бишь от виконта и виконтессы д*Ларен. Только к ним теперь почему-то присоединилась баронесса д*Фор.



Ящеров граф отпустил на охоту со словами: «Пусть сами себе еду добывают», а мы так же валялись на траве. Я был умнее в этот раз и взял с собой не только морковь и отвар в безмерной фляге, но и парочку бутербродов, один из которых у меня отобрал граф, как только увидел. Узурпатор! Сам не догадался взять, теперь служащих обирает. Я обиделся и решил обойти поляну, графу же сказал, что пошел в кустики. Мне, наверное, показалось, но я услышал себе в след что-то вроде «зассыха», не может же аристократ говорить такие слова, ведь правда?



Я пробирался сквозь кусты очень осторожно, огибал деревья, прислушивался и вглядывался сквозь листья. Не зря же во мне кровь эльфа, моего папочки, ребенка природы и леса, бля.



Слева точно кто-то был, я почувствовал чужое присутствие. Я не дурак, просто очень любопытный, поэтому осторожно стал пробираться в ту сторону. Возле большого раскидистого дерева стояли барон д*Ара со своим служащим-вампиром в голубом камзоле, но не это было самым изумительным. Барон отогнул рукав рубашки служащего и нежно целовал белую татуировку на его запястье, Обет Помолвки. Ну и ну! А барон-то скоро женится и личность жениха не оставляет сомнений. Ну, ни фига себе…



Обратно на поляну я выпал с круглыми глазами и покосился на графа с видом «а я че зна-а-аю!». Граф же в ответ тоже покосился на меня хитрым взглядом, и ко мне пришла уверенность - он знает, что я только что увидел. Все правильно, он следит за охотой и он «видит» кто рядом с нами, а еще он откуда-то в курсе про скорое супружество барона д*Ара. Стало обидно, почему я не такой внимательный?



- Кругом один разврат, - пробубнил я себе под нос и улегся на свое место.



Граф повернулся на бок ко мне лицом и подпер голову рукой.



- Что случилось, Ад? – о, великие снизошли разговором к смертным! Ему тоже скучно.



- Я вот о чем думаю, - начал делиться я своими мыслями, – сколько черных плащей у наших гостей?



- Плащей? – удивился граф, а он думал, о чем я буду с ним говорить?



- Да. Каждый аристократ считает за дурной тон не иметь у себя черный плащ. И он обязательно должен быть бесформенным, чтобы не было видно, кто под ним скрывается, лорд или леди.



- А зачем им это? – с интересом спросил меня граф, вижу по нему, что его тоже волнует эта проблема. Вон, какие его желтые глаза - серьезные-серьезные.



- Мммм… Я думаю, чтобы ночью выйти, ну-у-у… подышать свежим воздухом, например, в коридоре… Вот что бы было, если бы не было черных плащей?



- Что?



- Все бы сидели по своим комнатам и не занимались бы… и спали.



- Да? У меня тоже есть черный плащ. Как ты сказал? Бесформенный. Но я спокойно сплю ночами.



- Точно? – я с подозрением на него посмотрел. - У других тоже есть черные плащи, и вы все равно спали?



- А какое ко мне имеют отношение чужие черные плащи?



Блин, ну не спрашивать же у него, приходили ли к нему ночью виконт или виконтесса д*Ларены. Побьет еще, что лезу не в свое дело, но как же это любопытно!



- А вы умеете целоваться? – ответил я вопросом на вопрос. Вдруг он еще невинен как дитя, и когда к нему стучатся ночью в комнату, он не открывает двери, а только пугается, потому что искренне верит, что ночами ходят только бабайки. Я аж помотал головой от таких мыслей.



У графа лицо от удивления вытянулось, потом он прищурился:



- Что тебя заставляет сомневаться в этом? Не то ли, что я отказался присоединиться к виконту д*Дрышу в его развлечениях?



Меня передернуло от воспоминаний.



- Фу-у-у… Ну зачем вы сказали про него?



- Я решил тогда, что ты воспользовался состоянием Яна и переспал с ним, - серьезно сказал граф. – Прости, что так плохо о тебе думал.



- Что-о-о? Вы заодно с садовником! Вы думаете обо мне гадости? Может, тоже попытаетесь оторвать мне что-то очень ценное?



- Нет, ничего я отрывать тебе не буду, а вот что бы ты обо мне в свою очередь не думал гадости… Иди сюда.



- Зачем это? – я отодвинулся. – Мне лень. – Дурацкая отмазка, но все же.



- Если не хочешь подниматься, то подползи.



-Я честно-честно не думаю про вас гадости, господин граф. Не надо меня бить или наказывать.



Граф нахмурился.



- Иди сюда, - повторил он, повышая голос, и в свою очередь двинулся ко мне, я от него.



- У меня и в мыслях не было думать о вас что-то непристойное, - отпирался я.



- Вот именно, ты думаешь обо мне очень уж пристойно, - граф опять придвинулся.



- Стыдитесь, граф, не пытайтесь казаться хуже, чем вы есть, - я не забывал отодвигаться. Боги, кому я пытаюсь заговорить зубы?



- Я не хуже, но и не лучше, чем есть. Просто ты уж совсем записал меня в святые.



- И вы пытаетесь доказать мне, что совсем не святой. Не надо, я верю. К тому же насилием ничего не решишь…



Граф остановился.



- А-а-ад, не будешь же ты заставлять меня ползать за собой по всей поляне?



- Вот именно, - поддержал я, - это совсем не солидно и не соответствует вашему положению.



- А ну, стой… лежи на месте! - граф начал сердиться. – Я сам решу, что соответствует моему положению.

2016-06-24 в 20:02 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Вы пренебрегаете своими обязанностями, граф. У вас Большая охота на носу… вернее уже на голове… то есть, в голове, - я запутался. – А вы тут ерундой занимаетесь! – обвинил его я.



Мгновение и граф уже прижимает меня к земле.



- Это как? Это вы как? – у меня аж дух захватило, но увидев вблизи желтые глаза графа, я зажмурился и съежился. А зрачок у него на самом деле вертикальный.



- Эй, ты чего? – граф потряс мое тело за плечи.



- Вы же меня сейчас бить будете, - пискнул я, не открывая глаз.



- Почему ты так решил? – я услышал в его голосе недоумение. – За что мне тебя бить?



- На самом деле за что?... – я расслабился и открыл глаза. - Тогда зачем вы за мной гоняетесь по всей поляне?



- Я тебя целовать собрался.



- А-а-а-а, целова-а-ать… тогда ладно, – ответил я, а потом подозрительно прищурился. – А тогда зачем целовать?



- Ты же сомневаешься, что я умею, я тебе покажу, что это не так.



- Вам так важно мое мнение?



Граф в задумчивости посмотрел в траву поверх моей головы, видимо, тоже задался этим вопросом, потом просиял и перевел свой взгляд обратно на меня.



- Твое недоверие меня оскорбляет, - выдал он.



- Ну, если оскорбляет, то это серьезно, - решил я, - тогда целуйте.



Граф хмыкнул и его лицо начало медленно приближаться ко мне, я замер в предвкушении, но движение за спиной графа отвлекло. В следующую секунду практически одновременно произошло несколько вещей: я оттолкнул графа, отчего он, не сопротивляясь, поднялся на колени, схватил его духовую трубку и со всей дури дунул в нее, глаза графа расширились, а, напавшему на нас сзади тигроиду, снесло башку, прям в прыжке. На поляну выскочил Тор со своей трубкой наперевес, в его руках были дротики с белым в черную крапинку оперением, а возле тигроида появился черный ящер графа, который, ревя, принялся остервенело топтать труп хищника, кровавые ошметки летели во все стороны. Для меня это оказалось слишком, и я позорно провалился в темноту.

2016-06-24 в 20:03 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Граф еле-еле успокоил своего ящера и ящера служащего, который присоединился к надругательству над трупом хищника. Тор помог ему оттащить взбесившихся животных к краю поляны.



- Знаешь, Тор, а он спас мне жизнь. - Граф в задумчивости обошел кровавую кашу, бывшую когда-то тигроидом.



- Он спас жизнь и себе тоже. Были бы вы с ним поаккуратнее.



Граф поморщился:



- Брось, Тор, ты тоже считаешь его опасным?



- Я считаю его подозрительным… Как вы думаете, он что-то скрывает?



- Он? Не думаю. Нет, он очень открытый мальчик.



- Он вам нравится?



- Это уж тебя никаким боком не касается, - резко ответил граф.



- Я все равно буду за ним приглядывать, он мог что-то заподозрить.



- Твое право. Помоги мне собрать карту и кристаллы, нужно найти другое место.



- Я могу отнести его.



- Я сам. Сообщи Пашелу, пусть продолжит наблюдение за охотой вместо меня.



- Слишком много внимания для простого служащего, не вышло бы вам это боком.



- Я еще раз повторяю, тебя это не касается, - голосом графа можно было бы заморозить.



Тор поклонился, скрытая угроза не произвела на него никакого впечатления, почти никакого.

2016-06-24 в 20:03 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -10- ==========
Я очнулся от мягкого покачивания и с удивлением себя обнаружил на руках у графа. Тот еще не понял, что я пришел в себя и аккуратно сгрузил меня в повозку. До моего слуха донесся смех и посторонний шум деятельности разумных. Недалеко от меня Тарина переругивалась с кем-то из деревенских по поводу испорченной закуски, управляющий крикнул Яну, чтобы тот отнес столики в тень под дерево. К нам подскочила Мара:



- Что с ним, господин граф?



- Он переутомился на охоте, Мара, - раздался глубокий, чуть хрипловатый голос графа. – Где Край?



- Сейчас я его позову. Бедный мальчик, вы все-таки охотились, нужно было взять с собой деревенских охотников, - в голосе Мары слышалась забота.



- Мара, - мягко ответил граф, - ты же знаешь, что я неплохой охотник. А Ад убил тигроида… весьма зверским способом… А потом ему стало его жалко и он… ммм… переживал сильно.



Я чуть не подавился от такой интерпретации моего обморока. Ну, спасибо вам, граф, что пожалели мое чувство собственного достоинства!



- Ах, все-таки вы встретили хищника…



- Мара, - строго перебил ее граф, и правильно сделал, Мара может заговорить кого угодно и болтать до бесконечности.



- Сейчас, я мигом, - встрепенулась женщина и убежала.



- Ад, перестань прикидываться, я знаю, что ты очнулся.



Мне пришлось открыть глаза и сразу зажмуриться от яркого солнца, не мог в тенечек меня положить.



- Я уже в порядке, - хрипло сказал я.



- Тебе раньше приходилось пользоваться духовой трубкой?



- Почти нет, - признался я.



- Понятно. Ты применил столько магии, что тигроиду голову оторвало.



Меня замутило.



- Я испугался, - опять пришлось признаться, тем более, что это правда, и тут же обиделся. – Могли хотя бы «спасибо» сказать.



- Спасибо, - серьезно сказал граф. – Ты нас спас.



- Пожалуйста, - я расплылся в улыбке. – Как я его?



- Ты молодец! Ты знаешь, что твой ящер кинулся тебя защищать?



Нас прервал появившийся Край.



- Край, - переключился на него граф, - позаботься об Аде. Ты как себя чувствуешь? – он повернулся ко мне.



- Довольно сносно.



- Тебя отправить в поместье?



- Не, я здесь побуду.



- Тогда приходи в себя и помогай с праздником, - велел он и ушел.



А я попросил у Края попить, где-то тут была моя фляжка. Край нашел ее и развлекал меня до тех пор, пока противная слабость не ушла из моего тела. А потом Тарина сунула мне морковку (как конфетку ребенку, ей богам!) и отправила меня стелить покрывала и подушки на траву, чтобы наши гости не отморозили себе свои аристократические зады. Впрочем, дел было не так уж и много, служащих здесь хватало.

Уже начали возвращаться гости, которым надоела охота, или которые просто выезжали на прогулку, их служащие прибегали за легкими закусками и напитками. Край получил ложкой по лбу от Тарины за то, что пытался стянуть вкусный бутербродик, обиделся, но я к нему подлизался, я незаметно стянул бутерброд и отдал ему, парень просиял. Охотники занимались мясом, ящеры были довольны, им доставались обрезки, музыканты играли что-то легкое, то там, то сям слышались разговоры и взрывы смеха. Идиллия. Сора в этот раз остался в поместье, управляющего с Тором видно не было.



Вечером веселье набрало обороты, смех стал громче, а разговоры бессвязнее. Служащие веселились поодаль от господ, у нас было лучше, могу сказать я вам, так как мы не были стеснены условностями, формальностями и этикетом. Я получил множество поздравлений с убитым хищником, несколько раз по попе, поцелуй в щечку от Ары, служащей графини д*Лосс, и предложение перепихнуться попозже от служащего-орка Ктара барона д*Наса.



Граф танцевал с виконтом и виконтессой д*Ларенами, баронессой д*Фор, которая считала себя, чуть ли не ближайшей подругой графа, так как будет «помогать» ему делать его сидр, и еще с кем-то там, я не разглядел так как сам кружился в танце с Арой.



В поместье мы начали собираться, как только загрузили последнего аристократа в повозку, тот натужно храпел и брыкался, Ктар, его служащий, смиренно придерживал хозяина за ноги, привык уже. Мы вихрем пронеслись по поляне, приводя ее в порядок, она стала похожа на площадь в столице – трава была притоптана, и уже далеко за полночь отправились домой. Управляющего с Тором я так и не заметил.

Я почти лег в постель и уже собирался погасить кристалл освещения, как услышал стук в дверь. Блин, кто там еще? Сора, решивший, что на обиженных воду возят, или орк Ктар, который намеков не понимает и его надо послать прямым текстом? А может это скромняшка Ара? Я мечтательно закатил глаза. Стук повторился.



- Кто там? – спросил игриво.



- Ад, открой, - низкий вибрирующий голос заставил дрожать тело.



Я шустро отпер дверь, ну и что, что в пижаме, сам пришел ночью.



- Господин граф? – моему удивлению не было предела.



- А ты кого-то другого ждешь? – спросил граф, запирая за собой дверь.



- Нет, но что вы здесь делаете?



Граф поставил на маленький столик бутылку вина, два бокала и тарелку с сыром.



- Невежливый вопрос хозяину дома, - заметил он, - а вообще я пришел отметить наше с тобой второе рождение. И отблагодарить тебя за спасение моей бесценной жизни.



«Граф шутить изволит», - подумал я и выдал:



- А почему без черного плаща?



- Зачем он мне?



- Ну как?... Ночью, завернувшись в черный плащ, прокрадываясь по коридору на цыпочках… Только так ходят в гости после полуночи.



- Что ты так привязался к черным плащам? И где ты понабрался такой пошлятины? – спросил граф, а я не ответил. Не буду же я рассказывать, как ночью подглядывал за его гостями.



- Это романтично, - попытался выкрутиться я.



- У нас тогда разные понятия о романтичности, - хмыкнул граф.



Он подал мне вино, и мы стукнули бокалами, и под звонкое «дзынь» граф сказал:



- За тебя – самого смелого и беспощадного охотника!



- Я такой, - польщено сказал я, - от моего вида у тигроидов башку сносит.



Мы рассмеялись и выпили вина. А дальше я сел на кровать, граф на единственный в комнатке стул и мы принялись обсуждать результаты охоты. Больше всего хищников добыл сегодня барон д*Ар, он принес одного тигроида и двух волчар, а я удивлялся: везде успел, и с женихом целоваться и поохотиться. И тут вспомнил:



- Вы обещали, господин граф, показать мне, что умеете целоваться, - сказал, а сам застонал про себя, зачем быть таким придурком. «Это виновата почти пустая бутылка вина», - быстро перевел я стрелки и успокоился.



А граф ни капельки не смутился:



- Обещал, значит, покажу.



И пересел ко мне на кровать. Я уже второй раз заворожено наблюдал, как лицо графа приближается ко мне, его глаза прикрываются, а рука вытаскивает спицу из моих волос и пальцы лохматят волосы. Легкое касание губами, еще одно, аккуратно берет зубами нижнюю губу, проводит по ней языком, я приоткрываю рот, а граф пользуется приглашением. Его язык проходит по моим зубам, небу, встречается с моим языком и вовлекает в танец. Я отвечаю, я заворожен нежностью и аккуратностью, я чувствую себя хрустальною вазой, это… так необычно. Руки графа гуляют по моему телу, одна массирует шею и затылок, другая гладит спину и поясницу.



- Ну, как? – прошептал он мне в губы.



- Я еще до конца не понял, - так же шепотом ответил я.



Граф опять меня целует, только в этот раз вместе с нежностью он напорист, целует быстрее и еще быстрее, наши языки начинают танцевать, как сумасшедшие. Мне нравится, меня ведёт, я подаюсь навстречу графу, одной рукой обнимаю за шею, другой веду от коленки к паху. Граф откидывается на кровать, я оказываюсь сверху, останавливаемся, смотрим в глаза друг другу.



- Мы продолжим? – негромко спрашивает граф.



И это было последней каплей – от его голоса, низкого вибрирующего, у меня срывает крышу.



- Да-а-а, - простанываю в ответ, и успеваю импульсом погасить кристаллы освещения, прежде чем меня переворачивают на спину и стягивают пижамную рубашку.



Граф целует мою шею, ключицы, возвращается наверх и проводит языком за ухом. Я лишь тяжело вздыхаю и судорожно стаскиваю с него рубашку. Я хочу получить доступ к совершенному телу.



- Подожди, куда ты так торопишься? – смеётся граф, а для меня сейчас его голос, как доза возбуждающего, аж подкидывает на кровати. Поэтому говорю единственное, что могу выдавить из себя:



- Хочу…



Меня, слава богам, понимают, рубашку скидывают. А дальше… дальше как в моем сне… только лучше. И перед самым ответственным моментом прошу:



- Я… у меня давно никого…



- Я понял, - шепот в ответ, и я утопаю в нежности.

2016-06-24 в 20:04 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Мы лежали, обнявшись, на моей узенькой кровати, я примостился на груди у графа и слушал, как успокаивается его сердце. Он смотрел в потолок и гладил своей рукой мое плечо. Я наконец собрал себя в кучу, применил заклинание очищения и с удовольствием потянулся.



- Спасибо, - меня поцеловали в лоб. – Ты знаешь, что у тебя волосы неровно обрезаны.



- Ага, - говорить было лень, - фиг с ними.



- Я останусь у тебя, не хочется никуда идти. Ты ведь позволишь?



- Ладно, - разрешил я.



- От тебя пахнет горной розой, - граф зарылся носом в мои волосы.



- Ага, - подтвердил я, мне это все говорят.



- Ты всегда так многословен после секса?



- А ты хочешь поговорить?



- Неа, - граф зевает, - я хочу спать.



- Тогда спи, - отвечаю я и тянусь за поцелуем.



Меня послушно целуют, граф закрывает глаза и скоро его дыхание становится ровным, он заснул. Я же лежал, разглядывая комнату в свете луны, и все никак не мог решить, пора ли уже рвать на себе волосы с криками: «Что я наделал?» или все же еще нет? Я посмотрел на профиль графа, морщинка возле его бровей разгладилась. Нерешительно провел пальцем по здоровой щеке и тихонечко позвал его по имени:



- Анри…



Граф во сне завозился, прижал меня к себе крепче и сказал:



- Уби…



Я застыл, потом грустно улыбнулся: «Что ты ожидал, Ад? Любви? Это не твой случай. Не при своей, ни при другой внешности, тебе ее не видать. Твоя настоящая внешность перекрывает твои внутренние достоинства… Они же у тебя, несомненно, есть! А другие твои облики совсем недолговечны и не стоит делать на них ставки. Так и будут тебя называть чужими именами». Стало горько, но я не буду унывать, мне же нужен был секс - я его получил. А остальное пусть катится в нижний мир. Уговорив себя таким образом, я наконец смог заснуть.

2016-06-24 в 20:04 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -11- ==========
Я проснулся позже обычного. Уходивший утром от меня граф поцеловал меня и сказал:



- Спи. Я велю тебя не будить.



Я с благодарностью воспользовался случаем и дрых дальше. Поднялся я еще до обеда, в доме опять сонное царство: тихо и спокойно. Сзади на меня накинулся Ян, повис на спине, да как заорет в ухо:



- Ёху-у!!! Ад вчера нажрался и все проспал!!!



Я поморщился от звона в ухе.



- Что, головка бо-бо? – спросил Ян и наконец свалил с меня. – Ты такой молодец, ты убил целого тигроида!



Восхищение в глазах Яна очень польстило, я приосанился. Тарина сунула в руки кружку с отваром.



- Выпей, получше будет, - сказала заботливо и подложила мне корзину с морковью, а я подумал: «Граф сказал всем, что у меня похмелье. Ну, и ладно! Спасибо ему, что позволил поспать подольше».



На кухню ввалились деревенские охотники, принесли мясо с охоты, благодаря гостям, его в поместье графа с избытком, даже с учетом хищных ящеров. Один из охотников, крупный русоволосый человек с огромными ручищами передал Сора использованные дротики, которые охотники вытащили из тушек. Я подлетел к нему, изображая живейший интерес: «А это чьи?», «А это?». Сора сначала отвечал сквозь зубы, а потом оттаял: «Это барона д*Ара. Это графини д*Саа».



- А это чьи? – я вцепился в знакомый дротик с белым в черную крапинку оперением.



- Это - наши, - последовал лаконичный ответ от Сора.



- То есть, «наши»? – не понял я.



- Это дротики графа д*Марша, - прогудел сзади охотник. – Они и у нас тоже, еще гостям выдаются, которые дротики свои уже использовали или забыли.



- А кому вы их давали?



- А кто их знает, - равнодушно пожал плечами охотник. – Я их всех не отличаю ОристОкратов. – Окающе ответил он.



Я в досаде чуть не кинул чертов дротик об стену. У Тора такие были, у охотников тоже такие, у любого гостя такие могли быть. Бля, я так надеялся! Ниточка оборвалась.



Сора, введенный в заблуждение моим вниманием, намекнул на продолжение примирения в более уединенном месте. Я в раздражении послал его, чуть ли не прямым текстом, на что мне зло сверкнули глазами в ответ, не привык парнишка, что его динамят.



Вечером граф устроил бал. Я скользил среди гостей с подносом с напитками, ловко уворачиваясь от танцующих и гуляющих по залу гостей, подходил к веселящимся группкам, забирал пустую посуду. Видел, как граф хотел подойти ко мне, но его перехватил граф д*Ккарс и, жестикулируя и прикладывая руки ко рту, начал что-то ему рассказывать, видимо, делился, как прошла его охота. А дальше меня поймал управляющий и разрешил идти отдыхать, мол, не нужен уже, служащих полно, а ты только мешаешься, несколько разумных тоже получили разрешение уйти. Я пожал плечами и удалился.



Сидя в ванной, я услышал стук в дверь и, матерясь и заворачивая мокрое тело в халат, пошел открывать, даже не спросил, кто там ко мне ломится, на ночь глядя. На пороге стоял граф, по-хозяйски прошел в комнату и запер за собой дверь.



- Ты не отвечаешь на стук, где твой переговорник?



- В ванной, я мылся.



- Вижу, - берет рукой мою мокрую прядь волос. Мне неуютно.



- А как же гости, у вас бал, - нахожу спасительную тему для разговора.



- Им весело и без меня, - отвечает, - там управляющий, он справится.



Дальше молчим, а потом, я не знаю, кто сделал первый шаг, честное слово, просто мы уже в объятиях друг друга, целуемся.



- Высуши, - просит он, и я взмахиваю рукой, волосы чистые сухие, аж скрипят.



Поцелуями ведет меня к кровати, опрокидывает, прочь халат! Поцелуями исследует мое лицо и тело, ласкает, иссушает, играет языком с артефактом в моем пупке. Я тоже хочу! Переворачиваю его, я сверху, откидываю камзол, рубашку, мне помогают, веду губами по его лицу, по белым бровям, закрытым глазам с белыми ресницами, вдоль шрама, вдоль белых чешуек. Исследую их путь от виска, по щеке, по шее и ниже… очень интересно, рассматриваю то, что укрылось от внимания в первый раз. Нужно медленнее, не так судорожно, вдруг такого больше не будет, хочу насладиться.



Тело у графа совершенное, веду рукой по кубикам на животе, в ответ мне судорожный вздох, ему нравится. Я покажу тебе все, что я умею, ты будешь доволен, у меня еще не было такого нежного и искреннего любовника. Где я потерял чешуйки? Вот они, веду руками по ним, дорожки с обеих сторон шеи, по ключицам, до груди, оглаживаю грудь, соски. Опять сбился с пути, нахожу чешуйки пальцами, мягкие, нежные, они снова уходят вниз, под брюки, это еще рано. Отрываюсь, и получаю от графа разочарованный вздох. Повторяю весь путь губами и языком, тело подо мной дрожит, я дрожу вместе с ним. Натыкаюсь губами на ремень брюк, тянусь к нему руками, а сам поднимаю взгляд вверх, встречаюсь с желтыми затуманенными глазами графа. Он наблюдает за мной, ему все хорошо видно, я не стал в этот раз убирать свет, так лучше.



Ремень летит куда-то в сторону, стягиваю брюки, граф приподнимает бедра, чтобы мне было легче. Бля, сапоги! На фиг их, брюки тоже! Чешуйки на ногах, охренеть просто! Начинаются между большим и вторым пальцами ног. Продолжим? Кидаю лукавый взгляд на графа, тот ждет, кажется, даже дыхание затаил, замечаю, что кулаки его сжаты, вцепился в простынь, сдерживается, отдает мне инициативу, только грудь ходуном ходит от тяжелого дыхания.



Беру большой палец ноги в рот, граф низко стонет, воздух от этого вибрирует, я вибрирую вместе с ним. Что же ты делаешь, гад, я же сейчас кончу. Вплетаю свой стон в звук графа, с пальцем во рту получается, что-то вроде: «О-оммммм…..». Рано, беру себя в руки и опять к своему занятию, иду языком вдоль чешуек по одной ноге, по другой – повторяю путь рукой. Колено, бедро, пах. Отстраняюсь, граф недоволен, глаза зажмурены, тянет на себя простынь, она сбивается, но он еще держится. Перейдем к основному блюду? Облизываю губы, но в дело идет рука, нежно веду вдоль члена, граф вскидывает бедра и судорожно набирает воздух в рот. Я хочу поцеловать, тебя туда, но зарываюсь носом в паховые волосы, они тоже белые, нахожу губами яички, попеременно втягиваю их в рот, на них тоже чешуйки, белые, мягкие, нежные-нежные, так трогательно…



Целую, наконец, головку, кружу языком, облизываю, вбираю в рот так глубоко, как только могу. Руки фиксируют бедра. Не дергайтесь, граф, у вас и так размер не маленький, так вы еще мешаетесь. Стон сверху, опять вибрация, я рукой пережимаю свой член, чтобы не обкончаться раньше времени и замираю.



Граф решил, что пауза, сигнал к действию, меня вздергивают вверх, и подминают под себя. Он не хочет больше нежничать, он напорист и страстен, рот затыкает мне хищным поцелуем, на фиг нежность, а ноги забрасывает себе на шею. Входит, я кричу, не от боли, от восторга, от долгожданной наполненности, от резких движений, от дикой страсти, граф вторит мне рычанием. Это было… круто!



Мы лежим, опять переплетясь, на моей маленькой кровати, выравниваем дыхание и слушаем тишину комнаты. Граф снова вырисовывает узоры пальцами на моем плече, а я положил подбородок ему на грудь и провел пальцами по своему фетишу, по чешуйкам на лице графа.



- Я вот что не могу понять, - нарушаю я уютное молчание, - почему у тебя цвет рода бордовый, хотя по логике должен быть белым.



Неосознанно «тыкаю» ему и закусываю губу. Граф переводит на меня взгляд и улыбается:



- Ты плохо учил историю, Ад. Цвет рода зависит не от цвета моей чешуи, а от того каким цветом было обозначено королевство на карте еще до основания Империи. Королевство Марш было раскрашено бордовым.



- Мне стыдно, - сознался я, - история никогда не была моим любимым предметом.



- А какой был любимый?



И мы разговаривали, я рассказывал ему про себя, про свое детство в деревне, про школу, сказал, что я неплохой бытовик, то бишь, владею бытовой магией. Про графа я узнал, что он огневик, любит ящеров, а яблочный сидр его семья изготовляет уже не в первом поколении, его рецепт не секрет, но яблоки нужно брать только из его поместья, они у него особенные. Я думаю, что это зависит от почвы, где они растут, что-то такое есть в его земле, что сидр получается с особым вкусом, летним и солнечным. Так за разговорами мы заснули, граф вырубился раньше, и я провел опыт.



- Анри, - тихонечко позвал.



- Уби, - прошептал граф.

2016-06-24 в 20:05 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
***



Я ходил, как в тумане почти целых две недели. Днем выполнял свои основные обязанности, ходил с графом на охоту, прислуживал ему за столом, делал дела по дому и с нетерпением ждал вечера. А вечером и ночью я таял в руках графа, дарил ему себя.



Мы долго общались после любви, «сексом» назвать это у меня язык не поворачивался. С ним мне было интересно и, перебирая свой богатый любовный опыт, я понимал, что такого со мной еще точно не было.



Я изучал его тело, у него чешуйки двумя полосками шли и по спине, начинались на шее, по лопаткам спускались на поясницу, где соединялись, и исчезали во впадинке ягодиц. Я, когда увидел это, пищал от восторга, граф хохотал и отбивался, а затем затих под моими исследовательским интересом и, в конце концов, подмял под себя.



Я узнал, откуда у графа шрам на лице. Как-то вечером, мы лежали, обнявшись, и я, не сдержавшись, выдал:



- Ты такой красивый…



- Ты находишь меня красивым? - недоверчиво спросил граф. Я почувствовал, как тело под моими руками напряглось, он подумал, что я над ним издеваюсь.



- Да-а-а, - протянул я. – У тебя такое тело, такие мышцы, не то, что я. Я до конца останусь невысоким и тощим.



И тут до меня дошло.



- Ты комплексуешь из-за своего увечья, - обвинительно ткнул ему пальцем в грудь, и потянулся к искореженной щеке погладить шрам. Граф отшатнулся.



- Не думай, что я тебя жалею, - я закатил глаза. – Если ты допустил такое, значит, сам виноват.



- Ну да, сам. – Согласился граф. - Мы зачищали границу с Варровоми болотами, - я весь превратился в слух, - там нечисть начала выходить к жилью и я напоролся на зомби мага. Он был обвешан амулетами и артефактами, но по зомби, особенно по древним, не отличишь, кем он был при жизни, магом или не магом, они же уже почти все полуразложившиеся и истлевшие, хотя попадаются и удивительные экземпляры… А я был слишком молод и самонадеян, кинул в него заклинанием, не разобравшись, что к чему, а среди амулетов у него был один отражающий, вот мне и прилетело обратно моим же заклинанием. Меня тогда еле с того света вытащили, чуть богам душу на перерождение не отдал. Все шрамы удалось удалить, а вот лицо…



- Не переживай, - серьезно сказал я ему, - моей красоты на нас двоих хватит.



Граф в ответ захохотал от моей непосредственности, а я почувствовал, как он расслабляется.



Вчера граф сделал мне подарок, небольшую сережку в виде дракончика. Я долго с восторгом рассматривал ее у него в ладони, искусная работа. Маленький дракончик, как живой, был сделан из белого золота, зеленые глаза из изумрудов, он как-то так извернулся, что было ощущение, будто он кусает себя за хвост.



- Это мне? – шепотом спросил я.



- Да. Тебе нравится?



- Очень, но у меня уши не проколоты.



- Это не важно, здесь есть зажим. Давай я тебе надену ее.



Я повернулся к нему боком, подставляя левое ушко и…



- ООООУУУУУУУУ…!!!!! ТЫ СКАЗАЛ, ЧТО ТАМ ЗАЖИМ!!!!



- Да, зажим, он с иголкой. Заодно и прокололи, - граф крепко держал меня, пытаясь поймать руки, а я колотил его куда попало, из-за выступивших слез не было видно куда. – Тише… Тише маленький… Ты ведь даже не полуэльф, я не думал, что у тебя такие чувствительные уши!



- С иголкой? Не полуэльф? – орал я, а потом осекся. – Ну да, не полуэльф, но это не значит, что ты надо мной должен издеваться!



Граф развернул мою голову и начал дуть на пострадавшее ухо, от удивления, я даже истерику прекратил. Ухо еще болело, посылая болезненные импульсы по телу, но забота графа была так приятна.



Он не звал меня в свою комнату, приходил каждый вечер ко мне, а я, закусив губу, убеждал себя, что мне и этого достаточно, а в голове, как часы «тик-так, тик-так», бьется мысль: «Только б не влюбиться, только б не влюбиться…». Но мне все-таки отчаянно хотелось, чтобы на мое «Анри», мне бы хоть раз ответили «Ад».



Из душевного стазиса я смог выйти, когда заплаканная Мара сообщила мне:



- Ян пропал.

2016-06-24 в 20:05 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -12- ==========
(Боюсь, что "миди" плавно превращается в "макси". Это далеко не конец)))







- Когда пропал? – упавшим голосом спросил я.



- Мы думаем, что со вчерашнего дня, - всхлипнула Мара, - он не ночевал у себя в комнате, постель нетронута, и он не вышел сегодня к завтраку… Все его вещи на месте, а Сора сказал, что он пошел в лес за какой-то травкой, он давно хотел ее в саду высадить. Ян пошел один, мы думаем, что хищники…



Она еще что-то говорила, но я уже ее не слушал, сорвался с места и помчался искать графа. Его я обнаружил в кабинете, влетел, даже не постучавшись. Там находились управляющий с Тором, у всех троих было мрачное выражение лица, они обсуждали что-то важное.



- Господин граф, мне нужно с вами поговорить! – выпалил я.



Управляющий поморщился, а граф нахмурился.



- Ад, ты несколько не вовремя, - ответил он.



- Это важно, - настаивал я.



- Хорошо, что у тебя случилось?



- Нам надо поговорить наедине.



- Ты отвлекаешь меня от дел, - повысил голос граф.



- Пожалуйста, - попросил я тихо.



Граф замялся, потом кинул взгляд на управляющего, тот понял без слов, поднялся со стула и сказал:



- Подбор персонала я вам передам вечером, магазин можно будет открыть через полторы недели, как раз под первую партию сидра. Пойдем, Тор.



Я подождал, пока управляющий со своим служащим скроются за дверью, и спросил:



- Ты знаешь, что твой служащий пропал?



- Да. Ты об этом хотел поговорить?



- Да, его ищут?



- Ад, - тихо сказал граф, - ты только не волнуйся… Его уже нашли.



- Нашли, где он?



- Ты понимаешь, от него очень мало осталось… Хищники. Мои охотники говорят, что это был волчара.



Я без сил опустился на стул. Ян… Как же так? За все это время мы успели с ним сдружиться, он мне не стал другом, нет, он мне стал маленьким братишкой.



- Ад… - граф оказался рядом, он сжал мое плечо.



- Ты в это веришь? – хрипло спросил я.



- Следы явно дали понять, что его утащила самка к своим детенышам… У меня пропало много охотников из деревни. Я поэтому устроил у себя Большую охоту, мои разумные находятся под угрозой и мне это не нравится.



- А Сэм? Его тоже загрыз волчара?



- Причем здесь Сэм?



- Он же тоже пропал.



- Сэм уехал по собственному желанию, Ад.



- Я не верю в это! Он пропал, он не отвечает по переговорнику, его жених не может его найти.



- Ад, здесь другой случай, - граф начал раздражаться, - Сэм никакого отношения к хищникам не имеет. А Ян… Ян не должен был один отправляться в лес.



Я все понял, графу все равно. Я поднялся и молча обвел взглядом кабинет, здесь я был в первый раз, граф терпеливо ждал продолжения. Тут мой взгляд наткнулся на горшок с горной розой, стоявший на краю большого письменного стола, нежный цветок с полураспустившимися бутонами, распространял вокруг себя тонкий аромат свежести. Он цвел в очень знакомом горшке, красивом, украшенным разноцветными стеклышками, редкая ручная работа и безумно дорогая. И я вспомнил. Вспомнил, откуда голос графа мне показался таким знакомым, и понял, кто такой этот Уби, которого во сне зовет граф. Только вот, что мне теперь делать с этими знаниями?



- Красивый цветок, - сказал я.



- Да, - ответил граф, если он и удивился смене темы, то никак этого не показал.



- Это подарок кому-то?



- Не твое дело! – резко ответил граф. – Тебе нужно отдохнуть и прийти в себя. Поверь, нам всем очень жаль Яна.



И поцеловал меня в висок, смягчая свою грубость. Я выбрался из объятий и удрученно поплелся на кухню, полученные знания давили, а на душе было муторно.



Граф не может помочь мне в поисках правды, я не верю, что Сэм пропал просто так, также я не верю, что Яна загрыз хищник, который должен быть очень уж отчаявшимся, чтобы так близко выйти к жилью разумных. У графа очень большой лес и там водится очень много живности, и предполагать, что волчара не нашел ничего лучше, как подойти к краю леса, просто смешно. Но от графа не будет никакой помощи и мне нужно самому осмотреть место, где погиб Ян.



Я нашел садовника и узнал, где растет травка, которая понадобилась Яну, нашел Сора и выспросил у него, в какую сторону отправился Ян. Тот махнул рукой и предложил оседлать ящера, но я, узнав, что Ян отправился пешком, решил сделать также. Граф велел мне отдыхать, значит, меня не скоро хватятся, а до вечера я успею обернуться, чтобы отдохнуть до утра, завтра будет очередной день Большой охоты.



Лес встретил меня прохладой, а то я уже вспрел, пока до него добрался, время было полдень. Так, вот это огромное дерево с раздвоенным стволом, налево за кустами ручей, нужно идти вдоль него, и попаду на ту поляну, куда направлялся Ян. Сзади меня хрустнула ветка, я насторожился и нырнул в кусты, осторожно вернулся назад. Немного в стороне от моего пути паслись олени, вожак резко поднял голову с ветвистыми рогами и посмотрел в мою сторону, а я так же осторожно вернулся к ручью, не дело животных пугать.



Через некоторое расстояние ручей стал шире и глубже, если я войду в него, вода будет доставать мне по колено, берег ручья немного песчаный, трава начинается дальше. Вот на этом «полупеске» я увидел бурое пятно, которое при ближайшем рассмотрении оказалось кровью. Я внимательно начал рассматривать землю вокруг, было много следов от лап ящеров и сапог охотников, они тоже здесь все исследовали. Я начал ходить кругами от пятна, делая их все шире, опять хрустнула ветка, но я не обратил на это внимание, видимо олени вышли к ручью на водопой. Наткнулся на лоскут от куртки Яна, а вот интересный след, присел на корточки, чтобы рассмотреть поближе. Это был след от лапы крупного зверя, «Волчара», - определил я. – «Причем самец». У самки волчар сзади стопы пятый палец достает до земли и след получается пятипалым, а не четырехпалым, как у самцов. Передо мной был именно четырехпалый след, а это значит, что обглоданный труп Яна должен быть неподалеку, буквально за ближайшим деревом, так как волчары-самцы не утруждают себя заботой о потомстве как самки, которые тащат мясо своим щенкам, а жрут свою жертву тут же.



Очень интересно, почему опытные охотники графа не сделали такой вывод? Тут два варианта: или они скрыли от графа информацию, или граф специально не говорит правды, потому что сам что-то скрывает. Верить во второй вариант я не хотел, не мог просто представить себе графа равнодушным и черствым разумным. Хотя он сегодня практически выставил меня из кабинета и почти прямым текстом велел не лезть в это дело.



Я так задумался, что не заметил, как сзади ко мне кто-то стремительно метнулся, лишь почувствовал ломоту в затылке, а глаза сами собой закрылись и я провалился в небытие.



Приходил я в себя очень тяжело, было такое ощущение, что у меня притупились все органы чувств, я лежал на чем-то жестком, по лицу непонятно что ползало, недалеко слышался шум, и тянуло дымом, рядом со мной кто-то был. Полежав с закрытыми глазами еще некоторое время, я решился и, сделав маленькие щелочки, начал рассматривать окружающую обстановку. Перед лицом были тонкие веревки и трава весьма бледного цвета, вот она и, покачиваясь от ветра, водила длинными листьями по лицу. Опять закрыв глаза, попытался прислушаться… Да что ж это такое! В ушах будто вата, да и видеть я стал хуже. Пошевелил пальцами руки, получилось, дернул ногой, тоже получилось, сделал вывод, что не связан. Открыл глаза смелее и ахнул. Это не веревки, это сеть из сэна – очень сложного по составу вещества и очень засекреченной разработки магов-универсалов, находящихся на службе Империи. Теперь мне была понятна моя способность двигаться, я все равно не смогу выбраться из-под сети, невозможно ни разрезать ее, ни пролезть под ней. Кроме того, я лишен магии, я ничего не могу сделать!!! Все преимущества моей расы на нуле, у меня нет вампирского зрения, нет эльфийского слуха, я не могу превратиться!!! У меня ни переговорник, ни один амулет не будут работать!!! Я как маленький ребенок!!!

2016-06-24 в 20:06 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
С трудом поборов зарождающуюся панику, я решил явить себя миру. Со стоном сел на попу и уставился на Тора, который сидел по ту сторону костра и в свою очередь напряженно разглядывал меня, на огне весело булькала вода в котелке. Местность вокруг была незнакомая, то есть я смог определить, что мы в лесу, только ни знакомой поляны, ни ручья поблизости не было видно. Какой из этого следует вывод? Пра-а-авильно, в отключке я провалялся достаточно долго для того, чтобы меня перенесли в другое место. На себе он меня тащил что ли? Короче, дорогу назад к поместью я найти смогу с трудом, это в том случае, если мне удастся выбраться. Кстати, о птичках, зачем я ему понадобился?



Я уселся поудобнее, скрестив перед собой ноги, зашипел от того, что сеть натянулась и зацепилась о шишку на затылке, в которую были свернуты волосы.



- Привет, - сказал я Тору, поправляя сеть, чтобы не давила. Тот молчал, все так же настороженно наблюдая за мной. – Вы тоже решили прогуляться этим прекрасным днем?



- Вот ты и попался, - нехорошо ухмыльнулся Тор, я лишь поморщился, ведет себя как злодей в третьесортной комедии. Стереотипы, мать их. Ты еще засмейся злорадно.



- А ты мне дашь попить? – нагло сказал я, вот не боялся я его, хоть ты тресни, хотя о его неприятных намерениях относительно меня сомневаться не стоило.



- Обойдешься.



- А покушать?



- Нет.



- Может, дашь мне хоть пирожок?



- Нет.



- Мне причесаться надо.



- Нет.



- А попИсать, - продолжал я издеваться.



На это Тор молча поднялся, вытянул из сапога плеть, и нежно и красноречиво провел ею по ладони. Ох, епт!



- Зачем я тебе? – переборол я ступор.



- Мне ты особо не нужен, - ответил Тор, - зато кое-кому другому очень пригодишься, и мы этим воспользуемся.



Я ничего не понял.



- Ты о чем? И кому я «кое-кому другому пригожусь»?



- Нашему любимому графу, - пояснил Тор и нехорошо улыбнулся, - пусть полюбуется потом на своего любовничка!



У меня в горле пересохло от этого его «пусть потом полюбуется». Захотелось истерично закричать: «Что ты со мной собираешься сделать?». Но на лице у меня не дрогнул, ни один мускул, зря я что ли так долго с матушкой общался, она всегда мне говорила, что окружающие не должны знать моих истинных чувств, потому что, в любом случае, они используют их против меня. Спасибо, мама, твои наставления мне часто пригождаются в жизни.



Тор откуда-то знает, что мы с графом любовники, выследил, наверное, когда граф заходил ко мне в комнату и не появлялся оттуда до утра. Я легкомысленно усмехнулся и сказал:



- Ты опоздал, Тор, граф уже налюбовался на меня в разных позах, вряд ли ты ему покажешь что-то новенькое.



Тор брезгливо поморщился.



- Поверь, - ответил он, - графу будет очень интересно узнать, почему его подстилка попёрлась в лес и оказалась в моих руках.



- А откуда у тебя эта штука? - дернул я за сеть.



- Это тебе знать совершенно необязательно, главное, что ты теперь безопасен.



И снова я ничего не понял, почесал макушку и полез себе за шиворот. Тор напрягся, а я, вытянув на свет морковь, в блаженстве захрустел ею.



- Тор, - заговорил я с набитым ртом, - ты меня в лесу сторожил, что ли?



- Нет, я пошел за тобой следом, - мне было непонятно ликование в его голосе. – Решил вернуться на место преступления?



- Вот уж не думал, что ты на меня запал, - сказал я, проигнорировав его вопрос.



Тор вытаращил глаза.



- Ну, как, - начал объяснять я, - если ты за мной пошел следом, значит, хотел остаться со мной наедине… А графом пугаешь, потому что хочешь, чтобы он подумал, что я ему изменяю с тобой. – Ткнул я в него морковкой. – Тогда он меня бросит, а ты типа останешься со мной. Только таким образом ты ничего не добьешься. Цветочки, что ли, подарил бы для начала, или изделие какое-нибудь ювелирное с драгоценными камнями, - я мечтательно закатил глаза.



Тор аж онемел от моей наглости, потом до него дошло, что я просто над ним издеваюсь, его глаза потемнели от гнева, он судорожно подскочил и хлестнул меня плетью. Плечо обожгло болью, я схватился за него и согнулся. «Вот я придурок, вместо того чтобы доводить его, надо было бы подробнее узнать для чего я ему нужен, и что за слова о преступлении», - мелькнула мысль. Второй удар пришелся по спине, третий тоже, жесткая сеть давала хоть какую-то защиту, удары чувствовались не так сильно. Я повалился на землю в позе зародыша, прикрывая голову руками, и смотрел на Тора из-под локтя, чтобы угадать, куда придется следующий удар, чтобы подставить под него спину, а не нежные руки или голову. Из глаз брызнули слезы, но за спиной разъяренного Тора я успел заметить движение… Сора!!! Он тихонько подкрадывался к Тору с корягой наперевес, но тот бы даже и тигроида не заметил, слишком сильно я его - такого серьезного и умного - вывел из себя.



«Бамс!» - Тор повалился на землю.



- Сора, - я разулыбался, - как же я тебя рад видеть, дорогой! Сними скорее с меня эту гадость! - потянул я за сеть.



Сора странно улыбнулся в ответ, подошел ко мне. И тут «Бамс!», затылок опять разорвался от боли, и я второй раз за день провалился во тьму.

2016-06-24 в 20:07 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -13- ==========
«Боги, какой я идиот!» - это была первая мысль, которая пришла мне, когда я начал выплывать из темноты. Затылок нещадно болел, и мне кажется, что Сора рассек мне кожу, так как кожа на шее была стянута, как от высохшей крови. Попытался двинуть шеей, от затылка, по позвоночнику, до поясницы прострелило болью. Нехило меня приложили.



Стараясь дышать так же размеренно, как во сне, я попытался проанализировать ситуацию. Я опять валяюсь на чем-то твердом, но это не земля, пахнет домом и едой. Руки онемели, слегка дернулся, они были связаны сзади, ноги свободны. Что там с моими способностями? Чувства не притуплены, но магия недоступна, да и превратиться не могу. Значит, это веревки всё блокируют.



Рискнул приоткрыть глаза, взгляд уперся в стену из толстых, плохо обструганных бревен, а сам я лежал на грязном деревянном полу. Блин, так ничего непонятно! Прислушался, вокруг была тишина, только огонь потрескивал в очаге, похоже, там что-то варилось, не зря же пахнет едой.



Я еще немного полежал, не переставая ругать себя, почему же я такой слабоумный? Зачем мне понадобилось выводить из себя Тора? Я раньше так никогда не поступал, дело было превыше всего, а тут разговор с графом, и я вышел из равновесия, наделал глупостей. Граф оказался моим слабым местом, слишком близко я его к себе подпустил. Представляю, что скажет мне моя мама, я так и вижу ее брезгливо поджатые губы: «Сынок, я в тебе разочарована». Я мысленно застонал. Но и от Сора я такого не ожидал. Как он хорошо прикидывался ангелочком, а тут раз, и надавал всем по башке.



Что ж, пора заканчивать с самобичеванием и являть себя миру. Я тихонько застонал, будто бы приходя в себя, и повернулся на другой бок. Перед глазами предстала весьма запущенная комнатка с хилыми потугами кого-то навести здесь относительный порядок. Деревянный стул, лавки, на некоторых лежали матрасы, набитые соломой, вот что мешало кинуть меня на такой? В дальнем углу был очаг с огнем, я оказался прав, на нем что-то варилось в котелке. Множество шкур животных говорило о том, что я оказался в охотничьем домике, значит, я надеюсь, я еще на территории графа, ага, вот и подтверждение, на стуле валялся грязный камзол бордового цвета. В небольших окнах было видно, как занимается рассвет, значит, я провалялся без памяти весь день и всю ночь.



Сбоку послышался шорох, я повернул голову, недалеко от меня, привалившись спиной к стене, сидел Тор и наблюдал за мной. Он выглядел очень потрепанным и у него так же были связаны руки. Я разозлился, вот урод, из-за него я попал в такую ситуацию!



- Привет, придурок. – Поздоровался я с ним, хотя хотелось обозвать как-нибудь покрепче.



Тор моргнул.



- Че молчишь? Может, все же объяснишь мне пока мы одни, почему напал на меня?



- Я думал, что это ты. – Хрипло ответил Тор.



- Во, бля, разумный-загадка, я не в том состоянии, чтобы разгадывать твои шарады, говори толком, - я был на взводе. Покряхтывая, я сел также, как Тор, голову прострелило болью, и я глубоко задышал и прикрыл глаза, пережидая, пока перед ними перестанут прыгать черные мошки.



- У графа стали пропадать охотники, и он думал, что это хищники, но скоро у него стали пропадать и служащие. – Начал говорить Тор, но замолчал.



- И? – поторопил я его.



- Он обратился в управление.



Я во все глаза уставился на Тора, понимание отразилось на моем лице.



- Ааааа… Так ты из управления, что ли?



Тор кивнул.



- Во, как эльфы пляшут, - пробормотал я. Управляющий все же рассказал все графу, а тот обратился в управление, а уже оттуда прислали этого недотепу.



- Так ты не служащий управляющего, а просто служишь под прикрытием, чтобы разобраться в ситуации? - уточнил.



Тор опять кивнул.



- Плохо работаете, господин Тор, или как вас там, - припечатал я.



Тор покраснел от гнева:



- Как ты смеешь, мальчишка? Если бы не ты, я бы уже давно поймал преступника!



- А если бы не ты, мы бы не оказались в такой ситуации, - парировал я. – И вообще, чего ты на меня взъелся-то?



- Ты очень подозрительный, такой мальчик-одуванчик, везде ходишь, всюду суешь свой нос, - детская отмазка.



- А вообще ты на меня обратил внимание, потому что я новое лицо, - утверждающе сказал я, - и именно поэтому ты всюду за мной таскался, пытаясь на чем-нибудь подловить. А в это время настоящий преступник проворачивал свои темные делишки.



Тор отвел глаза, подтверждая этим мои выводы. Я пробормотал несколько нецензурных слов про таких «профессионалов», сосчитал до десяти, но все-таки не выдержал и, ругаясь, пополз на попе к Тору:



- Идиоты… тупые непроходимые идиоты, - пыхтел я, раз за разом пытаясь пнуть Тора, очень уж хотелось мне на нем выместить свою злость. - Профессионалы херовы… гнать таких, как вы, вместе с вашими начальниками…, - я не терял надежды дотянуться до него, Тор резво выворачивался. – Блять, были бы у меня свободны руки, я б тебе всю рожу разодрал, козел!.. Еще кнутом меня охаживал, садист х*в!



Я выдохся и, тяжело дыша, привалился к стене, пережидая боль в затылке. Запал кончился, адреналин выдохся, и я почувствовал всю прелесть своего состояния.



- Ты… это… - начал мямлить Тор. – Извини меня… ты вывел меня… наглый, самоуверенный… забрался к графу в постель, еще чуть-чуть и начал бы вертеть им… а после пропажи Яна… ведь ты был к нему ближе всех…



- Сука, - ответил я. – Тебя спасает лишь то, что ты искренне верил, что я преступник. Значит, граф не поверил, что Яна утащил хищник?



- Да, у графа хорошие охотники. Когда ты влетел к нему в кабинет, мы как раз обсуждали, что делать. Еще и ты со своим беспокойством, это было подозрительно. А после того, как ты в лес пошел…



Я про себя ликовал: «Я знал, я знал, что граф невиновен!».



- Почему бы вам не обратиться сразу в Императорское управление? Пропажа разумных – это серьёзная проблема.



- Это наше ведомство должно разбирать подобные вопросы, а не императорские хлыщи!



- Я же говорил – идиоты. – Обреченно вздохнул я. - Вместо того, чтобы решать проблему, бодаются и делят сферы влияния. А идиотов нужно наказывать, чтобы впредь неповадно было делать глупости, хотя уже, наверное, поздно.

Тор пыхтел, от негодования стал весь красным, но, что интересно, ничего не возразил, видно, чувствует за собой вину.



- Пропажа Карена ваших рук дело?



- Да, мы так и не смогли понять, зачем ты выспрашиваешь у него про Сэма и чтобы с Кареном ничего не случилось, мы его быстренько отправили к его родителям.



- Зачем ты мне это все рассказываешь? – прищурил я глаза.



- Мы теперь в одной лодке, - Тор поморщился. – И надо думать, как мы будем из этого всего выкручиваться.



- Не хочу я быть с тобой в одной лодке, - проворчал я. – Что здесь происходит? – я красноречиво обвел взглядом комнату.



- Я знаю не больше твоего, потому что очнулся чуть раньше тебя.



- Значит, будем ждать, - сделал я вывод.



И мы ждали. Я уже начал скучать, еще и пить хотелось не по-детски, во рту была пустыня. На мгновенье отпустил свои чувства и чуть не застонал от облегчения, от подтверждения того, что граф не задействован в происходящем. Одно дело, интуитивно доверять любимому, другое – знать точно, что он ни в чем не виноват… Любимому?... Боги, как же это все не вовремя! Это должно было произойти не сейчас и не так!



На крыльце послышались шаги, и мы с Тором, как по команде, повернули головы в сторону двери. На пороге показался довольный Сора, он, не обращая на нас внимания, прошагал к столу и свалил на него кучу амулетов, среди которых я заметил свой переговорник.

2016-06-24 в 20:07 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- Сора! - обрадовался я. – Привет!



Сора подпрыгнул и резко развернулся к нам, а Тор посмотрел на меня, как на больного.



- А, вы очнулись, - протянул Сора.



- Да, дорогой! – радостно кивнул я, и поморщился от резкого движения. – А ты здесь кого ожидал увидеть?



Сора криво улыбнулся и пошел к котелку. Тор с вожделением смотрел на амулеты на столе, надеюсь, он не додумается попытаться стянуть один из них.



- Слу-у-ушай, - все так же радостно продолжал я. – Дай попить, а?



Сора молча помешивал варево в котелке и никак не реагировал.



- Умру ведь, - типа пригрозил я.



Сора возвел глаза к потолку и зачерпнул кружкой воду в ведре, а кружку поставил недалеко от меня на пол.



- Сора, это же не гигиенично, - укорил я его.



- Пей и не вые*ся, - последовал грубый ответ от Сора.



Я вздохнул и начал аккуратно подползать к кружке, с такой жаждой не до гордости. Пил я с наслаждением, пусть для этого пришлось согнуться в три погибели, Тор смотрел на меня с завистью, видимо, тоже мучился. Жаль, что Сора не напоил меня сам. Побоялся подойти ближе? Как это мудро с его стороны!



- Сора, - ласково позвал я, приняв прежнее положение, - скажи мне, дорогой, а зачем мы тебе понадобились?



Сора кинул на меня презрительный взгляд.



- Мне вы нахер не нужны, - ответил он.



- Если мы тебе нахер не нужны, скажи тогда, нахер ты нас сюда припер? – с дебилами надо разговаривать на их языке.



- Вы какие-то неправильные, - задумчиво сказал Сора, присаживаясь за стол и рассматривая нас. – Даже истерику не устраиваете.



- А надо? – спросил я. – Не, ну если надо… Мы ведь можем, да, Тор? - и повернулся к товарищу по несчастью.



Тот пробормотал про себя что-то похожее на «разговор двух ненормальных» и отвернулся от меня.



- Так надо или нет? – настаивал я на ответе.



- Отъе*сь! – нагрубил Сора.



- Ну, если не хочешь истерики, то ослабь мне веревки на руках, очень уж жмет.

Ко мне повернулись уже оба, и Тор, и Сора, вылупились, как волчара на капустный салат.



- Ну, ты вообще… - поразился Тор.



- Я не понимаю, - почти одновременно с ним отмер Сора, - то ли ты такой смелый, то ли ты такой глупый. Ты совсем не понимаешь, в каком положении оказался?



Я возвел глаза к потолку и прокомментировал:



- Я сейчас в положении сидя, нормально сидеть мне мешают связанные за спиной руки. Ну, Сора-а-а, - заныл я, - ради того, что между нами было, ослабь мне веревки на ручках.



Тор кинул на меня презрительный взгляд, мол, «наш пострел везде поспел».



Я набрал воздух в легкие для дальнейшего нытья, но быстро сдулся, так как на крыльце послышались шаги. Дверь отворилась, в дом вошли разумные в количестве двадцати штук, семь из которых были женщины, сразу стало мало места, я поджал под себя ноги, чтобы на них никто не наступил. Все разумные были какими-то потасканными, неопрятными, бледными и изможденными, но, несмотря на это, их лица сияли довольными и счастливыми улыбками, они весело переговаривались между собой. Вошедшие шустро начали рассаживаться вокруг стола, женщины быстро расставляли посуду, мужчины нарезали хлеб и мясо, а среди них я заметил несколько разумных в кожаных одеждах охотников. «Неужели это пропавшие охотники графа?» - подумал я, закусив губу. И тут я дернулся, среди разумных был Ян, у него не было признаков насильственной смерти, он вообще был живой и нисколечко не покоцанный волчарой. Только несколько лоскутов на одежде не хватало, я думаю, они остались на берегу ручья. Ян смеялся с остальными и выглядел лучше их, правильно, он же у нас пропал только позавчера. Что же делают с этими разумными, что они так болезненно выглядят? Но никто из них не думает жаловаться на жизнь, напротив, такое ощущение, что они все очень счастливы. Я решил затаиться и понаблюдать за разворачивающимся действием, но кусок идиота Тор был совершенно другого мнения.



- Я-я-ян, - заорал он со своего угла, был бы ближе, пнул ненормального, опять все портит.



Ян встрепенулся и начал искать глазами того, кто его позвал, наткнувшись взглядом на меня, расширил свои глазищи и воскликнул:



- Ад! Адик, миленький! – меня перекосило от такого обращения. – Ты тоже с нами здесь! Как хорошо!!! - и попытался кинуться ко мне, но был перехвачен за шкирку недремлющим Сорой.



- Где это здесь и с кем с вами? – быстро сориентировался я.



Ян хотел ответить, но Сора что-то зашипел ему на ухо, после чего Ян стал выглядеть ну очень разочарованным.



- Так ты еще ничего не понимаешь, - протянул он. – Ничего, это ненадолго, скоро мы будем вместе!



От этого обещания меня передернуло, я еле сдержался, чтобы не сказать, что не хочу быть таким же бледным и радоваться этому. Нужно сдерживаться, что-то мне подсказывает, что скоро будет кульминация всей этой истории с пропавшим Сэмом, и мое нездоровое любопытство, наконец-то, будет удовлетворено. И еще, я практически уверен, что Сэм находится здесь же, среди этих несчастных мужчин-разумных.

2016-06-24 в 20:07 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -14- ==========
Ян, весело сверкнув на меня глазами, сел за стол и стал уплетать завтрак. В желудке у меня призывно заурчало, все правильно, я же ничего не ел со вчерашнего утра, но просить еды я поостерегся, кто знает, может, они от этой байды стали такими худосочными и бледными, может, у них там рассадник глистов.



Между тем завтрак шел своим чередом, разумные болтали и смеялись, рассказывали друг другу веселые истории из своей жизни, но никакой полезной информации из их трепа мне узнать не удалось, только несколько раз мелькало слово «госпожа», произносившееся с придыханием. Такое ощущение, что они собрались здесь, как минимум, на явление богов народу, и ждут это с нетерпением и радостью, и вот-вот достанут музыкальные инструменты и будут отплясывать. Благодать, бля.



К нам с Тором никто близко не подходил, и никто не обращал на нас внимания, только Сора кидал настороженные взгляды, а Ян сочувствующие. Разумные уже поели, и теперь собрались вокруг стола в благоговейном ожидании чуда. «Чудо» не заставило себя долго ждать, величественно вплыло в комнату и окинуло всех презрительным взглядом. Разумные в комнате испустили дружное восторженное «Ах», Тор шумно выпустил воздух сквозь зубы. Удивляешься, дорогой? А я вот - нет.



- Баронесса д*Фор, - произнес Сора и галантно поцеловал сморщенную ручку «чуда».



- Ах, Сора, нам некого здесь стесняться, - прощебетала баронесса и подставила ему для поцелуя щечку. Сора послушно потянулся, но баронесса в последний момент проворно повернула голову и получила поцелуй в губы и противно захихикала, Сора остался доволен.



Справившись с тошнотой от столь «чудесной» картины, я стал во все глаза наблюдать за происходящим. Разумные строились в две шеренги, видно, что делать это им не в первой, баронесса возле стола сняла с шеи какую-то подвеску и зажала ее в кулачке, как будто боялась с нею расстаться, а Сора пошел в дальний угол комнаты и потянул за кольцо на полу, которое я раньше не заметил, и скрылся в подполе.



- Ну-с, мои дорогие, приступим? – спросила баронесса.



Разумные нестройным хором выразили полное согласие. От того, какими глазами они смотрели на баронессу, мне стало не по себе, в их взглядах сквозило обожание, покорность, радость и счастье, она была для них всем, и матерью, и отцом, и любимой в одном флаконе.



Баронесса тем временем вынула из складок платья небольшой кинжал с коротким широким и изогнутым лезвием и кристалл очищения, а я почувствовал, как у меня зачесалось все тело. С тех пор, как я начал проводить ночи с графом, я не отдыхал от чужой личины, у меня не было возможности снять ее. И сейчас весь мой организм вопил: «Верни свой облик! Примени, примени кристалл», захотелось чесаться и пластами сдирать с себя кожу, короче, сидел я, сжав зубы. Нет никакого сомнения, баронесса будет применять кристалл, и магия заденет меня, я предстану в своем истинном облике. Что делать? Мысли заметались в голове, как испуганные кролики.



А между тем, происходящее здесь нравилось мне все меньше и меньше. Сора аккуратно поставил на стол большую коробку и начал вынимать из нее прозрачные склянки, разумные, как дети малые в ожидании подарка, пританцовывали от нетерпения. Что, блять, здесь творится? Почему Ян, который раньше не обращал никакого внимания на баронессу д*Фор, сейчас смотрит на нее, будто еще чуть-чуть и начнет целовать ей ноги? Почему нежная полувампирочка прослезилась от восторга, когда баронесса чуть дольше задержала на ней взгляд?



Мой мысленный вопрос озвучил Тор:



- Баронесса д*Фор, потрудитесь объяснить, что здесь происходит?



Все обернулись в нашу сторону на его голос, я, уже не скрываясь, застонал вслух, этот идиот опять лезет, когда не надо. Почему он в другое время молчит, специально такие моменты выжидает, когда вякать нежелательно? Я кинул на него злой взгляд, а ему по фигу, сидит, аж вперед подался, глазки горят праведным гневом, ждет от баронессы отчет в письменном виде, ага.



- Что это? – взвизгнула графиня, тыкая в нас пальчиком.



- В лесу поймал, дорогая, - Сора поймал этот пальчик и поцеловал в ладошку.

Если он не прекратит поцелуйчики с баронессой, меня реально вывернет.



- Ты их напоил? – допытывается престарелая кокетка.



- Нет, дорогая. Зачем переводить зелье? Ведь все закончится почти через неделю.



- Ты у меня такой благоразумный, малыш, - засюсюкала баронесса. – Я не жалею, что выбрала тебя.



И тянется к нему своими сморщенными губами, я глаза закрыл, чтобы не видеть каку, хотя успел заметить во взглядах остальных разумных зависть, каждый из них хотел бы быть на месте Соры.



- Ну-ка - ну-ка, посмотрим, кто у нас здесь? – раздался голос баронессы.



Я с облегчением, от того, что все уже закончилось, рискнул открыть глаза. Баронесса приближалась к нам, виляя бедрами, как бесстыдная девица. Я из себя выдавил свою самую лучезарную улыбку:



- Доброе утро, баронесса! – пропел я.



Та с сомнением повернулась к Соре:



- Ты точно ему ничего не давал?



- Он всегда себя так ведет, дорогая, он не блещет умом.



Я быстро задавил внутри себя возмущенное высказывание на это и подумал: «Спасибо, парень! Это то, что нужно».



- Мда, - задумчиво рассматривала меня баронесса, - он мне нравится. А это кто? – указала она на Тора.



- А это служащий управляющего, Тор.



- Зачем вы нас похитили? – отмер тот. – Вы знаете, что вам за это будет? Граф так просто это не оставит!



Ну все, сука, ты меня достал, впредь молчать будешь, а не блистать своей «эрудицией»! «Получи фашист гранату!» - мелькнуло в мыслях странное выражение моего друга Натана д*Орсвита, что в переводе означает: «Сейчас с тобой случится неожиданная плохая и о-о-очень крупная неприятность».



- А вы знаете, - с удовольствием стал стучать я, - что Тор на самом деле работает в управлении? – баронесса побледнела. – Не-е-ет? Не зна-а-аете? Граф обратился туда после пропажи Сэма, вот оттуда прислали его. Он искал преступников-похитителей и теперь он всеми силами будет стараться выбраться отсюда, чтобы все-все-все рассказать про вас! – я был горд собой.



Глаза Тора надо было видеть, он с такой обидой смотрел на меня, что мне на долю секунды стало стыдно, но я не поддался эмоциям и мстительно наблюдал, как повинуясь движению ручки баронессы, один из охотников вырубил Тора, а тот послушно кулем свалился на пол.



- Продолжим, - проворковала баронесса и двинулась обратно к столу.



А дальше начало происходить то, что начисто лишило меня дара речи. Я во все глаза наблюдал, как разумные по одному подходили к баронессе и безропотно подставляли свое запястье. Та небольшим изогнутым кинжалом полосовала руку разумного и сцеживала кровь в большую чашу, а потом амулетом исцеления небрежно заращивала порез. У худого охотника долго не зарастал порез, и баронесса движением руки отослала его, Сора дал ему тряпку весьма несвежего вида, чтобы он зажал рану. Одна изможденная человеческая девушка упала в обморок, баронесса брезгливо отпихнула ее носочком ботинка, а Сора бесцеремонно за руку оттащил в угол комнаты. Остальные разумные не замечали скотского отношения и с радостью отдавали свою кровь. Я с болью проследил, как эту процедуру сделали с Яном.



Этот ужас продолжался до тех пор, пока все разумные не побывали под кинжалом баронессы, большая чаша наполнилась почти до краев. Кристалл очищения был аккуратно помещен Сорой в чашу с кровью, и я почувствовал волну задействованной магии и это, наконец, вывело меня из леденящего оцепенения. Я сжал челюсть и кулаки до боли, готовясь к тому, что моя личина сползет с меня, но по телу лишь прошлась неприятная волна, мне показалось, что у меня две кожи и одна сейчас отслоится, все тело опять зачесалось, но на удивление мой ненастоящий образ остался на месте.



А в это время в чаше вместо крови осталась прозрачная жидкость и в ход пошла маленькая подвеска, которую ранее баронесса сняла с шеи. Я подался вперед и еле сдержал удивленный «Ах», даже с моего места было видно, что это не просто украшение, не обычный амулет, а древний артефакт и причем очень мощный. Баронесса держала артефакт за цепочку, он на ней раскачивался как-то даже медленно, и волны магии расходились от него. И это в неактивированном состоянии, что же будет, когда его применишь?

2016-06-24 в 20:08 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
Сора подал баронессе серебряный кинжал, откуда только успел вытащить? Она, значит, брезгует пользоваться тем кинжалом, которым кромсала запястья остальным. Баронесса аккуратно уколола кинжалом пальчик и капнула своей кровью на артефакт, волна магии прокатилась по помещению, растрепав волосы и одежду на разумных. После артефакт за цепочку был помещен в чашу с бывшей кровью. Что-то происходило, но что - непонятно, что за жидкость получила баронесса? Она вынула артефакт и протерла его шелковым платком, потом, надев цепочку себе на шею, аккуратно убрала его в ложбинку своей сморщенной груди. Я решил подать голос, тем более что спокойно я сидеть не мог, тело зудело и требовало избавиться от личины.



- Кхм-кхм, - прокашлялся, - я вот о чем подумал, госпожа баронесса, вот вы сейчас должны быть на охоте, а как же кристалл наблюдения, граф знает, где вы?



Баронесса вздрогнула, она уже успела забыть о постороннем зрителе.



- Граф? – задумчиво переспросила она, витая мыслями где-то далеко. – Он знает, где мой кристалл наблюдения, но не я.



- Как это? – я ничего не понял.



- Моя служащая. – Пояснила баронесса, как будто бы я должен был все понять.



- И-и-и-и? – подтолкнул ее я.



- Все думают, что она заболела и отправилась домой, но я ее спрятала здесь, она сейчас гуляет по лесу с амулетом копирования моей внешности и собирает дурацкие цветочки.



- Ух, ты! – неприкрыто восхитился я. – Вы такая умная!



Баронесса польщено заулыбалась, обратив взор выцветших глазок на меня.



- А для чего такой очаровательной женщине, как вы, заниматься таким грязным делом с кровью? – спросил я.



- Очаровательной? – прошипела баронесса, вдруг мгновенно зверея. – Очаровательной? – повторила она, повышая голос, я вжался в стену от гримасы злобы, появившейся на лице баронессы, ее и так не слишком привлекательное лицо стало просто ужасной маской. - Как будто я не знаю, что вы думаете на самом деле! Я БЫЛА очаровательна, я БЫЛА красива, но спустя годы моя красота померкла! Меня ни во что не ставят, на меня не обращают внимания! «Престарелая любезница», «старая кошелка», «сморщенная кокетка» - вот что я слышу у себя за спиной! А было время, когда самые именитые мужчины Империи добивались моего внимания, они были счастливы, когда я кидала на них хотя бы один взгляд, они боролись за мою благосклонность, передо мной были открыты все двери! – баронесса уже просто визжала, брызгая слюной. – А что теперь? Красота стала уходить и меня можно выкинуть, как стоптанный башмак? Я получаю только насмешки и жалость! Жалость! Мне? Мне самой прекрасной леди Империи? Я достойна лучшего, лучших нарядов, лучших драгоценностей, лучших мужчин!



Да у дамочки мания величия в весьма запущенном виде! От такой ереси, что несла баронесса, я просто онемел, у нее не все в порядке с головой, сомнений не было. Картина понемногу стала вырисовываться у меня в голове, баронесса постарела, красота ушла и, оказалось, что больше ей предложить-то и нечего, нет ума, нет природного шарма и очарования, нет даже умения непринужденно вести ненапрягающую беседу. Если раньше эти недостатки покрывала ее внешность, то сейчас они вышли на первый план, и она стала тем, кто она есть на самом деле, вульгарной, невоспитанной, пошлой дамой, с которой и общаться-то не очень приятно. Прыгая из койки в койку, она не завела ни мужа, ни детей, они ей просто не были нужны, баронесса думала, что она будет жить так всегда, но время показало ей обратное. Она вдруг обнаружила, что ее попытки привлечь внимание больше не приводят в трепет и восторг, ее ужимки и взмахи ресницами отталкивают, а бессмысленный щебет не вызывает умиление у окружающих. Поведение, которое простительно молоденьким девушкам и женщинам, в исполнении пожилой леди вызывает лишь недоумение, и чем больше она старалась привлечь к себе внимание старыми методами, тем больше от нее шарахались. Но с таким положением вещей баронесса, видимо, не собиралась мириться.



Мне даже стало жаль ее, я в какой-то степени ее понимал, но, в отличие от баронессы д*Фор, меня бесили внимание и облизывание окружающих разумных, которые клевали лишь на мою смазливость, не заботясь о моей внутренней сущности. Многие думают, что красота снаружи приравнивается к красоте внутри и наоборот, что меня всегда злило до жути.



Баронесса, тяжело дыша, пыталась успокоиться, Сора протягивал ей стакан, который она брезгливо оттолкнула, брызги воды из стакана замочили одежду служащего.



- Скоро все изменится, - негромко сказала она, облизывая губы. – Скоро все вокруг из рук у меня есть будут, - баронесса сумасшедше засмеялась.



- Здорово, - пробормотал я. – А чем вы смогли добиться такого расположения служащих? - я показал глазами на разумных вокруг, скромно стоящих вдоль стеночки. Их нисколько не смущал приступ злобы баронессы, они тихонько переговаривались.



Баронесса задумчиво постучала тонким пальчиком по губам.



- Думаю, что могу тебе все рассказать, тем более что все скоро закончится… Я у себя в поместье нашла одну вещь, - она вытянула за цепочку из лифа платья артефакт. – В библиотеке, среди старых свитков, было описание одного артефакта усиления влечения, он принадлежал моему предку Мариусу д*Фор. Я всегда стыдилась, что в нашей родословной был этот простолюдин, но теперь я в какой-то мере благодарна ему. И мне стало ясно, как грязный служащий стал мужем барона, тогда еще короля небольшого королевства Фор, он просто применил на нем это изобретение древних магов и до смерти купался в роскоши и довольстве, которые ему обеспечивал его муж, мой далекий прадед. Мариус описывал, как можно усилить действие артефакта, хотя, как он утверждает, никогда не применял это, мол, это низко, - баронесса скривилась. – Этот простолюдин считал, что он несет тяжелое бремя хранителя и «постоянно борется с соблазном применить артефакт», он даже велел похоронить себя с ним, чтобы никто не смог применить его в корыстных целях. Глупый эгоист! Сам позаботился о своем будущем, обольстив своего мужа, а о потомках не позаботился! Мне пришлось спускаться в склеп и вскрывать его могилу, и я не отказала себе в удовольствии плюнуть на череп этого ничтожества, - я передернулся. – Я долго экспериментировала у себя в поместье и добилась результата. Ты видишь? – она обвела рукой вокруг себя. – Они меня обожают, они пойдут за мной везде, они с радостью умрут за меня. Но это лишь простолюдины, а мне нужны аристократы, и скоро я буду купаться в обожании, мне нужно лишь приготовить побольше магической крови… И все… ВСЕ будут мне ноги целовать.



- А как вы заставите выпить зелье такое большое количество аристократов? – мне стало дурно, когда я представил себя целующим ноги этой гадины.



- Как? – баронесса хитро улыбнулась. – Скоро сбор урожая в садах графа… Умный мальчик, догадался, - добавила она, когда увидела, как расширились мои глаза.



А я, раскрыв глаза, уставился в пустоту, расчет баронессы оказался прост до безобразия. Яблочный сидр графа, самый популярный и лучший напиток для аристократов, стоит бешеных денег, но каждый разумный из высшего света считает, что на праздники необходимо пить этот восхитительный напиток с легкими пузырьками. Баронесса позаботилась заранее выбить из графа согласие применить «зелье» на одной бочке сидра из первого сбора, многие из гостей останутся опробовать результат. А дальше пойдет цепочка, все больше и больше разумных будут боготворить баронессу. И хотя внешность у нее останется та же, она вернет себе обожание.



- А как же Император и Его семья, и вообще драконы? – спросил я, чуть не подпрыгнув от охватившего меня облегчения. Драконы очень плохо подвержены принудительному воздействию, и те, в коих течет драконья кровь, могут бороться с насильственной магией.



- А что драконы? – легкомысленно ответила баронесса. – А граф мне на что? Достаточно его крови, чтобы подействовать на других. Только вот незадача, - баронесса, кривляясь, приложила ладошку ко рту. – Мне придется забрать у него ВСЮ кровь.



Я похолодел, ужас ситуации, в которой я оказался, меня не так волновал, как дальнейшая судьба графа. «Все же влюбился», - обреченно подумал я.



- Выпусти из него всю кровь, - холодно велела баронесса Соре.



Выговорившись постороннему, незатуманенному «зелью» слушателю, пусть даже простолюдину, чтобы тот оценил ее «гениальность», баронесса решила меня убрать.



Я понял одно - мне пришел большой ПИЗ*Ц!!!

2016-06-24 в 20:09 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
========== -15- ==========
Мысли лихорадочно метались в голове, пытаясь найти выход из ситуации. Сора уже схватил чашу и кинжал с коротким и кривым лезвием, и направился ко мне, я в панике пытался отползти, скользя подошвами сапог по полу.



- Лучше не рыпайся, - сказал Сора.



Он думает, я дурак, что ли, слушать его?



- Я буду сопротивляться, - запищал я, голос не слушался.



Сора кивнул одному из охотников, тот резво подхватил духовую трубку, вставил в нее дротики, БЕЛЫЕ В ЧЕРНУЮ КРАПИНКУ, и направил ее к голове Яна. Ян даже не пошевелился, лишь солнечно улыбнулся мне.



- Я все равно сделаю это, и только от тебя зависит, как все пройдет. Для тебя же лучше, чтобы все было безболезненно. – Спокойно сказал Сора.



- А мне наплевать на Яна, вы все равно его убьете. Какая разница - сейчас, или неделей позже? – блефовал я. - Только мне интересно, зачем держать такое количество разумных, если можно сразу всех порешить и забрать кровь? – напряженно наблюдаю, как Сора подкрадывается ко мне.



- Идиот, - бросила мне баронесса. – Я думала над этим, но магическая кровь начинает постепенно терять свои свойства спустя две недели. На первую партию сидра мне уже хватит того, что у меня есть, так что… Куда мне торопиться?



- Вот именно, - поддержал я, - куда вам торопиться? Меня лучше поберечь для дальнейшего использования.



- Зачем мне лишний рот? – удивилась баронесса, вот есть у нее хозяйственная жилка, ничего не скажешь.



- Я закричу, - честно предупредил я.



Баронесса, запрокинув голову, расхохоталась.



- Кричи, кто ж тебе мешать будет? Все равно никто не услышит.



Ну, да, здесь я сглупил, но попытаться-то стоило.



- Сора, - обратился я к конюшему графа, к баронессе взывать было бесполезно. – Неужели тебе не жаль меня? После того, что между нами было…



- Ты что несешшшь, - прошипел вдруг побледневший Сора.



- Как? – оскорбленная невинность удавалась мне лучше всего. – А не ты ли целовал меня в конюшне, не ты ли обнимал меня, не ты ли трогал меня… там? А как я тебя трогал, забыл? Ты меня испачкал тогда, помнишь? И сам знаешь в чём!



- Что-о-о-о-о-о?!! – завопила баронесса. – Сора, о чем он говорит?! Я требую объяснений!!!



- Дорогая, не слушай его, он же совсем слабоумный, он пытается выкрутиться, - залепетал Сора. – Я лишь хотел его привести к тебе…



- Хотел лишь привести? – я уже просто пылал от возмущения. – А кто потом ломился ко мне в комнату, неземное удовольствие обещал?



- Ты, маленький гадёныш, там уже развлекался с кем-то… - злой Сора осекся.



- Опа! – я был доволен. – Вот ты и попался!



- Сора, - тихо сказала баронесса, от этого стало по-настоящему жутко. – Ты предал меня, Сора. Я не ожидала от тебя такого, ты клялся мне в верности.

- Я верен тебе, дорогая, - у Соры тряслись губы, и я понимал его, стоит лишь баронессе сказать «Фас» и все разумные в комнате разорвут его на кусочки. – Это же тот служащий, который прислуживал тебе за столом. Помнишь случай с вишней, он же выставил тебя посмешищем… Ты велела мне пристрелить его на охоте, но я промахнулся, и мы решили подождать с местью…



Щелк! Еще один кусочек мозаики встал на место. А еще я понял одну поразительную вещь – Сора не был под воздействием «зелья», он помогал баронессе совершенно добровольно, в нем не было той щенячьей преданности, как в других разумных, он лишь хотел урвать себе кусочек пирога побольше. Какой глупец! Как будто он будет нужен баронессе, когда у ее ног окажутся лучшие мужчины Империи! Неужели он так наивен? А ведь я серьезно рассматривал его кандидатуру себе хоть и во временные, но в любовники. Опять захотелось помыть рот, желательно с каким-нибудь ядреным средством, все-таки я с ним целовался.



- Да, действительно, - ответила успокоившаяся баронесса, сверля меня ненавидящим взглядом. – Что ты стоишь, забери у него кровь?



Опя-я-я-я-я-ять… Мне вдруг стало обидно, так обидно, прям до ужаса! Я всего лишь хотел узнать, куда подевался Сэм, я всего лишь хотел быть с графом, я всего лишь пошел посмотреть, что случилось с Яном, а в результате два раза получил по голове, оказался связанным, тоже два раза, и для полного «счастья» меня сейчас убьют… еще и личина беспокоит, все тело чешется, невозможно просто…



- А-а-а-а-а-а-а!!!!!! - зарыдал я, слезы покатились градом. – Говорила мне мама: «Зачем тебе эта служба? Живи себе припеваючи на подарки своих любовников и ни о чем не беспокойся»!!!!!! ПОЧЕМУ, ну ПОЧЕМУ, я ее никогда не слушаю!!!! Мне ДАЖЕ уже служить скоро нигде не надо будет, знай себе после применения зелья раскручивай богатеньких любовничков на дорогие украшения!!!! Не-е-е-ет, самостоятельности захотелось!!!! – я смачно шмыгнул, вместе со слезами полились и сопли. – Какой же я идио-о-от!!! Сижу себе где-то в лесах графа, в его охотничьем домике… - я осекся. – Это ведь охотничий домик графа д*Марша? – спросил спокойно, баронесса, сбитая моими бурными эмоциями, заторможено кивнула, я набрал воздух и продолжил. - Сижу себе где-то в лесах графа, в его охотничьем домике связанный и жду, когда из меня всю кровушку выцедят!!!! А ведь я уже почти добился, что моя новая внешность со мной навсегда останется!!! Я уже почти добился, что до конца жизни буду ПРЕКРАСЕН, как ангел!!! А ведь мне уже даже морковь есть не на-а-а-адо, вот-вот буду КРАСАВЧИКОМ, каким и хотел бы-ы-ыть!!! А-А-А-А-А-А!!!



Последний вопль получился самым пронзительным и жалостливым.



- Стой! – сквозь вопли услышал я голос баронессы. Это она остановила Сору, занесшего надо мной руку с кинжалом. – О чем ты говоришь, мальчик, ты хочешь сказать, что знаешь, как получить прекрасную внешность? – голос баронессы, обратившейся ко мне, был до приторности ласковым.



- Да, - я опять шмыгнул и заголосил. – А ТЕПЕРЬ Я НИКОГДА НЕ УЗНА-А-АЮУ-У-У…



- Стой!!! – рявкнула баронесса уже мне. – Говори толком, это какой-то ритуал?



- Не-е-е, - ответил я, чувствую еще чуть-чуть и начну икать. – Просто выбираешь внешность, какая тебе нравится, желательно настоящего разумного, в полночь выходишь на кладбище, лежишь по пятнадцать минут на могилах пяти признанных прекрасных разумных и представляешь себе свое новое лицо. Ну, не только лицо, а все по очереди… руку там…, ногу… Главное, чтобы могилы были на одном кладбище, а то я пробовал соседние использовать, но не успел добраться от одного до другого, уже и ночь закончилась, а еще и раздеваться и одеваться нужно каждый раз, лежать-то голым надо. Неудобно, - я всхлипнул. – Холодно и земля жесткая, хотел в склеп зайти, но кто ж меня туда пустит, пришлось…



- А говоришь, не ритуал. Что там дальше? – перебила меня баронесса.



- Дальше?... А! Дальше!... Пьешь зелье и идешь домой. Потом еще неделю зелье пить надо и постоянно морковь есть, очень она в этом помогает. И так три месяца. А у меня уже срок подходит, - мои губы начали кривиться от еле удерживаемых рыданий. – У-у-у-у-у-у… - тихонечко заскулил я.



- Что за зелье, как его готовить? – глаза баронессы горели хищным огнем, она даже подпрыгивать стала от нетерпения.



- Не слушай его, дорогая, - вмешался Сора, заподозрив неладное, стукнуть его хочу, больно. – Он просто время тянет.



- Не тяну! Я постоянно морковь ем, спросите у любого. Да ты и сам видел! Видел же? Видел? Скажи!



- Говори! – велела ему баронесса.



- Ну, видел, - нехотя признался Сора. – И что с того? Но это не значит, что он говорит правду! Он просто не хочет умирать.



- Не хочу, - подтвердил я. – Поэтому давайте заключим договор, я вам состав зелья, а вы мне жизнь!



- Неправильный договор, - Сора неприятно усмехнулся. – Ты нам состав зелья, а мы тебе легкую безболезненную смерть. Без пыток. Тем более я уверен, что ты лжешь.



- Я не лгу! – я был просто возмущен. – Вот-вот уже все должно подействовать! Я точно скоро стану красивым и ты тогда пожалеешь, что…



О чем пожалеет Сора, я не успел договорить, так как моя личина, наконец, не выдержала многочисленных магических возмущений и сползла с меня. Баронесса ахнула, Сора вылупился на меня, как волчара на капустный салат, выронил кинжал, а я, пользуясь заминкой, аккуратно оттолкнул от себя отвалившуюся биомассу, она откатилась к Тору и вновь пришла в действие. Вот Тор удивится, когда очнется и обнаружит нос у себя на руке!



- Ох*ть! – ляпнула баронесса, я подавил нервный смешок, она оказывается читала «Толковый словарь иномирных ругательств», а я думал, что благородные леди такую пошлятину даже в руки не берут. Остальные разумные молча смотрели на меня, раскрыв рот, охотник с духовой трубкой опустил ее от неожиданности, и теперь Яну ничего не угрожало. Хоть один положительный момент.



Теперь можно использовать весь мой арсенал обольщения. Я из-под длинных ресниц посмотрел на Сору и закусил белыми зубками нижнюю пухлую губу, потом отпустил ее, оставив влажный след, Сора сглотнул. Знаю, в солнечных лучах, падающих на меня из окна, я выгляжу просто потрясающе. Посмотрел снизу на баронессу, моргнул пару раз и приоткрыл рот.



Баронесса издала победный вопль. Блин, не впечатлилась моим представлением, сама так тысячу раз делала и в молодости, и сейчас. Её занимают более радужные мысли, видно, что она хочет так же, и душу из меня вынет, чтобы добиться результата. Она подскочила, подхватила мой подбородок жесткими пальцами и стала вертеть мою голову, одобрительно цокая и что-то бормоча себе под нос.

2016-06-24 в 20:09 

Хикари
Хорошо, что я имею работу,хотя и она не остается в долгу.
- …Поразительно…. Ну, надо же… какой-то простолюдин и такие результаты… срочно делать… не помешает… похож, стервец, похож… и внешность-то себе выбрал… - вот только что можно было у нее разобрать, потом спросила резко. – Морковь особенная какая-то?



- Да, нужна самая вкусная, - еле вывернул свой подбородок от цепких пальчиков.



- Каков состав зелья?



- Развяжите и отпустите меня, тогда скажу.



- Сора, вытряси из него рецепт.



«Все-таки шкуру мне портить будут», - обреченно подумал я.



- Я могу взять его с собой? Мне так удобнее будет добиться от него правды. – Осведомился Сора, скользя по моей фигуре похотливым взглядом, я поежился.



- Делай с ним, что хочешь, мне главное - результат. – Разрешила баронесса, ее даже ревность к Соре перестала мучить.



Сора расплылся в предвкушающей улыбке и вздернул меня за шкирку, ставя на ноги. Я вздернулся, но тут же снова повалился на пол вместе с Сорой, остальные разумные тоже попадали кто где, охотничий домик заходил ходуном от мощного рева снаружи.



- Ч-ч-что это? – баронесса чудом осталась стоять на ногах, побежала к окну и истерично взвизгнула. – Дракон? А-а-а-а-а!!!!



- Что орешь, дура! – резко осадил ее Сора, демонстрируя просто великолепное присутствие духа. – Его прибить надо! Он же разнесет здесь все и остальных сюда привести может!



- Все наружу!!! – истошно завопила баронесса, только думаю, что «дуру» она ему еще припомнит. – Вот и кровь дракона будет! – добавила злорадно.



Все разумные высыпали из дома, охотники похватали духовые трубки, Сора кинул кому-то сеть из сэна, которой меня Тор пленил, наивные, думают всего дракона ею закрыть, остальные побежали без ничего, типа, группа поддержки, ага. Надеюсь, дракон там не один, иначе ему придется очень плохо, охотники графа неплохие бойцы, да и толпа такая навалится, мало не покажется.



Я воспользовался творившейся неразберихой и тихонечко подобрал кривой кинжал, выроненный Сорой. Через секунду мои руки оказались на свободе, только порезаться все-таки умудрился, неудобно резать веревку, когда руки за спиной и торопишься освободиться. Потом от громового рева опять свалился прямо на бесчувственного Тора. Как удачно-то! Перерезал и ему веревки на руках, оглянулся, баронесса с Сорой стояли у окна попами ко мне, почти вывалились наружу, и, что-то выкрикивая, наблюдали за сражением. Сразу же захотелось отвесить им по смачному пинку под зад, еле пересилил себя.



Но пора делать гадость. Нет, не так, пора делать ГАДОСТЬ. Я тихонечко подкрался к столу, хотя мог особо не таиться, все равно из-за шума снаружи ничего не слышно, и из стеклянной чаши вылил на пол прозрачную жидкость, которую баронесса назвала «магическая кровь», чуть не навернулся, пришлось схватиться за край стола. Кто ж у нас там такой голосистый? Заглянул в коробку, принесенную Сорой, и увидел аккуратно уложенные бутылочки, как я подозреваю, с той же хренью, которую только что разлил. По одной бутылочке выливать слишком долго, так что, мысленно попрощавшись с мамой, так как после всего, что я собираюсь сделать, мне точно не жить, подхватил коробку и со всей силы долбанул ее об стену. На грохот и звон стекла развернулись баронесса с Сорой, а я подумал, что все-таки я - придурок, нужно было сначала их вырубить, сзади чем-нибудь по башке, хорош же я задним умом.



- Ты-ы-ы-ы-ы…. – Задохнулась баронесса. – Ах ты, су-у-у-у-у-у-ука…



- С этим я бы поспорил, - вякнул, пятясь, блин, они же сейчас меня разорвут!



И следующие минут пять я провел очень весело, мы играли в «Догони Ада». Я от баронессы, а дорогу перегородил Сора, расставил ноги и растопырил руки, ждет, когда упаду в его объятья, совсем больной. Я между ног Соры проехал на пузе, вскочить почти успел, но баронесса подставила мне подножку, вот подлая, я опять на живот упал, аж до стены по инерции доехал, головой стукнулся. Сверху Сора накинулся, я его за ухо укусил, и дернул баронессу за юбку, раздался треск ткани, баронесса запуталась в юбках и упала на Сору сверху. Я извернулся, выполз из объятий и нырнул под стол, Сора оттолкнул баронессу и кинулся следом, вылезая из-под стола, с удовольствием пнул ботинком ему по лицу, Сора крякнул и схватился за нос, а передо мной предстала баронесса в ядрено розовых панталонах, любимый ее цвет, наверное. Побежала за мной, я от нее, три раза обежали стол, Сора вытянул руку, пытаясь из-под стола схватить меня за ногу, я подпрыгнул и успел увернуться, баронесса не успела, растянулась и, падая, смогла дернуть меня за пятку, вслед за ней растянулся и я.



- Бери его живым, бери его живым! – орала баронесса.



- Убью! – вторил ей Сора. – Сначала трахну, а потом убью!



- А-а-а-а-а-а-а-а!!! – вносил я свой вклад в общий балаган.



Баронесса держала за щиколотку крепко, я начал сучить ногами, баронесса отплевывалась, но стойко терпела удары, а на подмогу ей уже спешил Сора с окровавленным лицом. Я в панике нащупал край большой стеклянной чаши, в которой была «магическая кровь», и швырнул ее в Сору. Бам! Чаша прилетела ему по голове, по звуку определил, что там совсем пусто, Сора пошатнулся и, тряся головой, упал на зад, а я нацелился на лицо баронессы.



- Ща всю исцарапаю, - честно предупредил, та шустро шарахнулась в сторону.



Я на карачках опять пополз под стол, не вышло, Сора быстро очухался, а баронесса нашла метлу и пошла с ней в наступление, они загоняли меня в угол. Плюнул и трансформировался, на когтях пополз по деревянной стене и дальше на потолок, завис посередине. Эти придурки стали скакать и пытаться достать меня руками, орали и матерились. В углу на нас квадратными глазами взирал очнувшийся Тор.



Я извернулся и плюнул, попал баронессе в глаз, она совсем разъярилась, и вспомнила о метле в руках, мол, что это я с ней просто так прыгаю, применю-ка я ее в дело. Черенок метлы был длинным, и мне пришлось от него уворачиваться, я на потолке вертелся, как уж на сковородке, баронесса тыкала, мазала, бесилась и тыкала снова, Сора подбадривал ее криками. Тут снаружи опять заревели, я, боясь свалиться, вцепился всеми когтями в потолок, но баронесса, наконец-то попала, от боли когти сами втянулись, и я с высоты всем своим весом приложил Сору, он затих, но я тоже ударился об угол стола своей бедной, не раз стукнутой за столь короткое время, головой. В глазах уже привычно потемнело, в ушах раздался звон, я проморгался и увидел, как баронесса нашла кинжал и уже прицелилась меня пырнуть. Ее уже не интересовал рецепт зелья, она хотела мести, её оплеванная мною гордость требовала расплаты, все-таки я очень меткий. Я опять мысленно попрощался с мамой, но мне помог Тор.



- Смотри, что у меня есть! – он сунул в лицо баронессе руку, на которой красовался нос из биомассы. Смотрелось, честно говоря, жутко и отвратительно, баронесса взвизгнула и отшатнулась, Тор выбил у нее кинжал и повалил на пол, шустро скрутил. Я, шатаясь, подал ему веревку, вместе мы еле связали баронессу, та изворачивалась, материлась и плевалась, дурной пример заразителен. Тихого пристукнутого Сору связать удалось легко, веревки блокируют их магию, а я подумал, что в пылу схватки никто из нас о ней и не вспомнил.



Я решил поскорее слинять из домика, во-первых, нужно посмотреть, что там происходит снаружи, а во-вторых, не хочу, чтобы Тор начал докапываться, почему я его баронессе сдал.



- Посторожи их, - велел я ему, подобрал веревку и шустро вылетел за дверь.

   

Подслушанное... непонятое...

главная