Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: правда жизни (список заголовков)
17:47 

В пустоте, да не в обиде

Карты, деньги, два ствола
Да, я здесь пздц как часто бываю. Дело в том, что у меня депрессия. Правда, никто в это не верит. Я тоже держалась до последнего, но сегодня сломалась, погуглила признаки, сравнила со своими и вуаля - большинство их есть у меня. Наверное, надо признать, что в этом нет ничего страшного, что я не хочу жить. Мне эту жизнь дали - не спросили, поэтому велика вероятность, что подарок окажется не ко двору. Ну, собственно, большую часть жизни я им вполне себе пользовалась. Нежелание жить не надо путать с суицидом или призывом к оному, я не хочу жить, а суицидные наклонности - это желание смерти. Смерть я не хочу точно так же, как жизнь. Собственно, я коллапсировавший в точку человеческий разум, болтающийся в космосе, и в этом есть свои преимущества. Чем бы только занять эту вечную бесконечную пустоту броуновского движения... Об этом предстоит еще подумать.

@темы: правда жизни

18:36 

Дура дурой

Карты, деньги, два ствола
Когда я хочу вернуть все как было, забываю, что помимо всего прочего было еще чувство новизны и неизведанности, а при возврате память не стирается, и эффект не тот. Получается повтор уже пройденного, уныло и второгодно.

@темы: правда жизни

22:04 

Правильное отношение

Карты, деньги, два ствола
Умирает старый профессор. Лежит на диванчике, в кабинете, у диванчика - его старый фронтовой друг. Профессор голову приподнимает, показывает на книжные полки, висящие над рабочим столом:
- Это всё - книги, которые я написал.
И голову опять на подушки роняет. Собирается с силами, приподнимается опять, показывает на другую стену с книжными полками:
- А это - книги моих учеников.
И опять голову роняет. Потом говорит:
- А вот помню как в 1942 году в одной деревушке я санинструкторшу уговорил, и ничего у меня с ней не получилось, потому что сено мягкое было и у неё в него зад проваливался.
- Ты это к чему?
- Эх, все бы эти книги - да тогда ей под жопу.


@темы: правда жизни

00:57 

Карты, деньги, два ствола
Фильм "Отдать концы" Игуменцевой - гениален.


@темы: правда жизни

14:44 

Сказка о криворуких ебланах

Карты, деньги, два ствола
Отсюда стырено и сохранено для вечности - nl.livejournal.com/1214265.html

Каждый вечер, когда солнце прячется за верхушки сосен, на небе зажигаются звезды, а где-то в лесу неподалеку начинает ухать сова, которую мы уже два месяца не можем поймать, чтобы сварить из нее суп, - так вот: каждый раз, когда на нашу свалку опускается темнота, вся детвора собирается вокруг ржавого чайника в пустой нефтяной цистерне на западной окраине, чтобы попить кипятка, съесть по кусочку сахара и послушать сказку на ночь.
Урчит, закипая, чайник. Ухает сова. Восемь носов выжидательно пошмыгивают. Восемь пар глаз внимательно следят за мной.
- О чем же вам сегодня рассказать, внучки? - тяну время. - Может, о том, как шестьдесят лет тому назад у Мумусика, на котором мы с Лебедевым ехали в этнографическую экспедицию, провалился двигатель?
- Нет, дедушка. Только не про двигатель и не про Лебедева. Мы про двигатель и про Лебедева уже сто раз слышали.
- Хорошо, - нехотя соглашаюсь я. - Может, тогда про старого педофила?
- Дедушка, - тоненьким голоском просит самая маленькая девочка, - пожалуйста, только не про старого педофила. Сил наших больше нет про старого педофила слушать.
- Ладно, не буду, - киваю я, почесывая бороду. - О чем же тогда? Может быть, о королеве перевернутого планкинга - самой красивой девочке во всей...
- Дедушка, - грозно рявкает самый старший мальчик, сжимая кулаки, - если ты опять начнешь про нее, то мы снова отберем у тебя кислородную подушку и намажем горчицей твою клистирную трубку.
- Ну, - затихаю я, - тогда даже и не знаю, о чем вам рассказать. Злые вы. Подушку они отберут, ишь...
Свистит вскипевший чайник. Восемь тяжелых детских вздохов повисают над столом. Восемь пар глаз готовы разрыдаться.
И тут самая маленькая девочка жалобно просит:
- Дедушка, а расскажи нам про криворуких ебланов!
Комната мгновенно наполняется звонкими перебивающими друг друга детскими голосами.
- Да, про ебланов! Про ебланов!
- И про печенье!
- И про мельника!
- И про курочек!
- И про китайские пресс-формы!
- И про то, почему в этой стране никогда ничего хорошего не будет!
Я машу руками:
- Ладно, ладно, будет вам сказка про криворуких ебланов, будет, только не шумите. Лучше разлейте-ка кипяток по консервным банкам. Слушайте.
И я начинаю рассказывать.

СКАЗКА О КРИВОРУКИХ ЕБЛАНАХ

Давным-давно в одной стране жили люди. И были они несчастны. Потому что все, за что они только ни брались, получалось у них через жопу.
Спутники у них не запускались, а если и запускались, то падали. Машины получались уродскими и не ездили. Депутаты, которых они избирали в парламент, оказывались мудаками и гандонами. По дорогам, которые они строили, они же сами и не могли проехать, - а если даже могли, то собирались в огромные пробки, где стояли, сигналили и материли правительство. И законы у них были сплошь идиотские. И патриарх был у них какой-то мутный. И даже омбудсмен оказался обмудком. И пиво - невкусное. И диссертации - пизженные. И телевидение - подлое. И даже самые продвинутые и креативные люди от безысходности у них душили друг друга, разделывали в ванной, запихивали в багажник и потом шумно искали на весь интернет.
И вот днем эти люди строили хуевые дороги и варили невкусное пиво, а по вечерам собирались в социальных сетях и обкладывали говном все подряд - и дороги, и пробки, и омбудсмена, и друг дружку. И думали - почему же у них все через жопу, а кругом - уебок на уебке. И никакого просвета впереди. И никакой надежды. Лишь одна радость была у них, если разобраться, - это королева перевернутого планкинга, то есть самая красивая во всей...
- Так, дедушка, мы тебя предупреждали. Варька, отними у него подушку! Петька, тащи сюда клистирную трубку! Мишка, беги на кухню за горчицей!
- Все, все, не буду, только подушку отдайте. Понял, все. Слушайте дальше.
В общем, все у них было плохо.
Нельзя сказать, что они ничего не делали. Делали. И номер выпускали с историями двадцати семи геев. И на амвоне в балаклавах плясали. И собирали в интернете сто тысяч одних только лайков под обращениями. И на митинги ходили. И даже повязывали на себя белые ленточки. И даже пели в автозаках пронзительные душевные песни.
Но ничего не помогало.
Поэтому каждый вечер они снова заходили в интернет, ныли там, плевались и недоумевали, почему во всех других странах люди и хумус вкусный готовят, и ботинки крепкие делают, и процессоры современные выпускают, а у них, за что они ни возьмутся, все равно в итоге получается один только гулаг, и даже омбудсмен - обмудок обмудком.
И вот в какой-то момент какой-то чувак и говорит им: "Все так и будет через жопу, пока с печеньем не разберетесь".
Тут все и примолкли, перестав обсуждать даже Диму Яковлева. "А при чем тут печенье?" - спрашивают.
"А при том, - говорит чувак. - Вот вы как печенье делаете?"
Ну, они ему и рассказали. Во всех подробностях.
Чтобы сделать печенье, нужен труд многих людей.
Крестьянин выращивает пшеницу и отвозит ее на мельницу.
Мельник мелет из пшеницы муку.
Птичница насыпает зернышек курочкам, чтобы получились яйца.
Доярка кормит коровку сеном и дергает за вымя, чтобы коровка дала молоко.
Нефтяник добывает нефть, заливает ее в трубу и отправляет за границу, чтобы из-за границы получить сладкий сахар, без которого печенье не получится. Ну и немножко нефти отправляет на нефтеперерабатывающий комбинат, чтобы там из нее сделали бензин и отправили на автозаправочную станцию.
На автозаправочной станции бензин заливают в бак автомобиля, на котором ездит водитель.
Водитель заправленной бензином машины привозит муку, молоко, яйца и сахар на кондитерскую фабрику, где отдает все это кондитерам.
Кондитеры берут яйца, молоко, муку, сахар, закладывают в большую железную машину и зовут главного технолога, чтобы тот нажал кнопку.
А главный технолог зовет главного инженера и спрашивает, пришли ли из Китая пресс-формы для печенья.
А главный инженер и отвечает: мол, пришли, но какие-то странные. Уебищные какие-то. Че-то китайцы там перепутали. Пару букв буквально.
А главный технолог и спрашивает - как же тогда быть?
А главный инженер ему и отвечает: да похуй - ставь какие есть и хуярь себе печенье. Хер с ними, с двумя буквами-то. И так сойдет.
А главный технолог ставит и хуярит.
Ревет большая стальная машина. Бурлят котлы. Мигают разноцветные лампочки. Играет национальный гимн. С конвейера сходит печенье, пакуется в коробки, загружается в фургоны и отправляется в магазин.
А потом в магазин приходят крестьянин, мельник, доярка, нефтяник, химик, заправщик и водитель. Покупают печенье и несут его домой, чтобы выпить с ним чаю. Вытаскивают печенье из сумки. Смотрят на него. Выключают не успевший закипеть чайник. Вздыхают. Вытаскивают из морозилки бутылку водки. Наливают полный стакан. Выпивают. И выходят в интернет, чтобы рассказать всем, в каком говне они все живут, что вокруг одни криворукие ебланы, что ничего и никогда хорошего не будет в этой стране, что президент у них - говно, и министры у них - говно, и заместители министров - говно, и лишь Дима Яковлев был не говно, но не уберегли его, и жизнь - говно, и надежды нет, и даже омбудсмен - обмудок, и руки опускаются, и никакого просвета, и как можно не пить, когда даже печенье - уебищное.
И матерят власти.
И наливают по второй.
Вот как-то так и делаем печенье. Такой вот у нас особенный, стало быть, путь.
"Ну вот с печенья и начните, - говорит чувак, - поймайте, для начала, этого главного инженера и отпиздите его за такие пресс-формы. А пока не отпиздите, то и печенье у вас останется вот такое, и все остальное будет с ним гармонировать".
"Да иди ты в пизду, - отвечают ему люди. - Мы тут делом заняты, а ты к нам с хуйней лезешь. У нас тут очередной ребенок непонятно от чего помер, и мы переживаем. У нас тут полицейское государство. У нас омбудсмен - обмудок. А ты тут со своим ебаным печеньем. Не стыдно, а?"
Над столом висит тишина. Только иногда слышно, как в лесу ухает сова.
- А что, дедушка - говорит вдруг кто-то, - точно не поймали они того главного инженера? И так в говне дальше и жили?
- А, дедушка?
- Почему ты плачешь?
- Не плачь, дедушка!
- Варька, отдай ему подушку!
- Ну не плачь, дедушка, миленький, пожалуйста, ну не плачь!

@темы: правда жизни

12:43 

Против рабства

Карты, деньги, два ствола
Среди событий всемирной истории, наиболее хорошо знакомых российскому читателю, Гражданская война в США (Война Севера и Юга, Война между Штатами, Война за независимость Юга, Война сецессии) занимает одно из самых главных мест. Она освещена в школьных и вузовских учебниках, работах историков и публицистов, художественных произведениях. При этом центральное место занимает миф о войне «за свободу рабов».
Это главный миф о войне Севера и Юга. Если спросить любого человека, который слышал об этой войне (к сожалению, «реформы» российского образования уже привели к тому, что значительный процент молодежи не знает элементарных вещей), почему воевали Север и Юг, большинство скажет: «Воевали за отмену рабства на Юге, за свободу негров-рабов». Якобы Юг стоял на позициях расизма и рабовладения и хотел всех поработить, а прогрессивные северяне во главе с Линкольном искренне верили в равенство всех людей и начали войну ради отмены рабства.
Правда не так романтична. Предпосылкой конфликта стала слабость центральной власти и разделение страны на два экономически самостоятельных региона — аграрный Юг и промышленный Север. В Северной Америке сложились две элитарные группы, интересы которых противоречили друг другу. На Севере в предшествующий период была сформирована мощная промышленность и банковский сектор. Там поняли, что работорговля и рабовладение, а также аграрный сектор не приносит таких баснословных прибылей, как кабальный ссудный процент и эксплуатация миллионов «свободных» людей, приезжих мигрантов. Причем условия работы на предприятиях, где работали «свободные» люди, часто были хуже, чем жизнь рабов в патриархальных плантациях.
Капиталистическая экономика Севера требовала расширения рынка труда, новых миллионов «двуногих орудий», которые будут работать на предприятиях и станут потребителями. Это тоже рабство, но на ином, более продвинутом уровне. В настоящее время эта система доведена до совершенства — «потребление ради потребления». Причем дальнейшее расширение невозможно, капиталистическая система подошла к пределу роста. Она уже подходила к этой границе в 1970-х годах, когда Запад оказался на грани поражения. Но Запад смог выжить за счёт уничтожения, разграбления и захвата рынков социалистического блока. В настоящее время вся система развития капитализма останавливается, и из глобального системного кризиса можно выйти только переходом на более продвинутую систему (справедливую по своей сути), или совершить «перезагрузку матрицы», то есть разрушить старый мир (глобальная война), что и происходит.
США подошли к такому конфликту в середине XIX столетия. Хозяевам Севера нужны были миллионы новых рабочих рук для их предприятий, новые потребители. Требовалось расширение системы, иначе кризис и деградация. Рабов же в сельском хозяйстве могли заменить тысячи сельскохозяйственных машин, увеличив рентабельность. Северным кланам нужна была власть над всеми штатами. Перед началом войны США по объёмам промышленного производства вышли на четвертое место. Для этого они применяли потогонную систему — форма производства, допускающая самую крайнюю эксплуатацию трудящегося (по сути, рабочих делали калеками или убивали за довольно небольшой промежуток времени, не давая дожить до старости), загоняя на смерть белую бедноту и «белых рабов», приезжих белых мигрантов — ирландцев, немцев, шотландцев, шведов, поляков, итальянцев и других. Но хозяевам Штатов нужно было первое место в мире.
Как известно, Штаты были передовым проектом хозяев западной цивилизации. «Отцами-основателями» США были масоны, представители закрытых структур, клубов и лож. Поэтому вся символика США наполнена масонскими символами. Да и в настоящее время почти все представители американской элиты — это выходцы из скрытых обычному обывателю клубов и организаций, где они проходят определенное воспитание, определяющее их мировоззрение и миропонимание. Именно там определяются будущие губернаторы, сенаторы и президенты. Всё остальное — это игра, иллюзия выбора для миллионов «двуногих орудий», которых держат под контролем с помощью «хлеба и зрелищ». США потребляют больше всех в мире, в годы существования СССР был создан «социальный рай», где даже бездельники, тунеядцы и разного рода социальные паразиты жили намного лучше, чем большинство трудяг-производителей в странах Латинской Америки, Африки и Южной Азии. В последние годы эту халяву стали сворачивать, поэтому Штаты ждут большие социально-политические потрясения. Беспорядки в Фергюсоне это только цветочки, ягодки впереди. Тотальный контроль над СМИ — это ещё один мощный метод управления. Для сохранения контроля американская элита пошла по пути дебилизации, оглупления масс. Для этого американского обывателя с утра до вечера пичкают разного рода оглупляющими шоу и новостями про любовные похождения или пьяные выходки «звезд».
В XIX столетии Штаты только шли к мировому лидерству, поэтому северным кланам нужен был контроль над Югом. Открытие богатейших золотых залежей в Калифорнии в 1848 году позволило в 1850—1886 гг. добывать более трети мирового объема добычи этого драгоценного металла. До этого, благодаря росту золотой промышленности в Сибири, Российская империя по добыче золота занимала первое место в мире. Благодаря золоту, а также жесточайшей эксплуатации рабочих, США смогли развернуть строительство огромной сети железных дорог. Однако для завершения внутренней подготовки страны к битве за господство на планете необходимо было закрыть вопрос с Югом.
Южные плантаторы создали самодостаточный регион и довольствовались тем, что имели. У них не было грандиозных планов по строительству «Нового мирового порядка». Для сельского хозяйства, которое было основой Юга, было достаточно уже имеющихся трудовых ресурсов. Основными сельскохозяйственными культурами Юга были табак, сахарный тростник, хлопок и рис. Сырьё с Юга шло на северные предприятия и за границу.
Южная элита была довольна сложившимися порядками. При этом южная элита была в некотором отношении даже гуманнее к представителям других рас, народов и конфессий, чем хозяева Севера. В Луизиане жили французы, во Флориде испанцы, в Техасе — мексиканцы. В элиту Севера могли пробиться англосаксы-протестанты, изредка немцы и голландцы. Католики подвергались дискриминации. На Юге отношение к католикам было куда более благоприятным, в тамошнюю элиту входили католики французского и испанского происхождения.
На Юге негры, с одной стороны были имуществом, как и на Севере, их можно было продать, проиграть или убить за провинности. С другой стороны, это было ценное имущество, негры имели пищу, жилье, свои клочки земли, могли приобщаться к достижениям культуры, а в некоторых случаях даже были как члены семьи. Они не голодали. А что дала им «свобода»? Их просто выгонят из бараков, хижин, с земли их хозяев-плантаторов, лишат всего того немного, что у них было. Одновременно примут закон о запрете бродяжничества. В результате страну захлестнет дикий разгул «чёрной преступности». В ответ белые станут создавать народные дружины Ку-клукс-клан, прокатится волна «судов Линча». Взаимная ненависть и страх создадут атмосферу страха, полностью управляемого общества.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что довольно большой военный контингент негров — рабов и свободных — воевал на стороне конфедератов. Уже в 1862 году в армии Конфедерации отмечены крупные (до нескольких тысяч) отряды вооруженных негров. По разным оценкам на стороне конфедератов воевало от 30-40 до 65-100 тыс. негров. Правда, большинство из них находилось на нестроевых должностях — строители, кузнецы, повара, санитары. В боевые части армии Конфедеративных Штатов Америки (КША) рабов стали набирать только в конце войны. Но в ополчениях отдельных штатов, которые подчинялись губернатору штата, а не центральному правительству, негры служили практически с самого начала войны. Довольно часто негры воевали со своими хозяевами, были их оруженосцами, телохранителями. При этом в армии южан, в отличие от армии северян, не было дискриминации по расовому признаку. Так, в частности, денежное довольствие у белых и цветных бойцов было одинаковым. У конфедератов были смешанные части, сформированные из представителей разных рас. К примеру, в 34-м кавалерийском полку служили белые, черные, латиноамериканцы и красные конфедераты. У северян формировали отдельные негритянские полки, где офицерами были белые. Неграм не разрешалось служить в одних частях с белыми. Негры также подвергались дискриминации при присвоении офицерских и унтер-офицерских званий. Так, офицерами в армии северян к концу войны стали только 80 негров — из около 180-185 тыс. числившихся в негритянских полках.
Большинство индейцев приняли сторону Конфедерации. Это и не удивительно, так как на Севере в отношении краснокожих действовал принцип: «Хороший индеец — мёртвый индеец». Поэтому многие индейцы выступили на стороне Конфедерации. Так, чероки ещё до начала войны имели свой суд, правительство, письменность, газету и даже несколько тысяч рабов. Они уже были частью цивилизации Юга. За службу Конфедерации им пообещали выплату всех долгов, допуск их в Конфедеративный Конгресс, солдатам предоставляли оружие и все социальные права.
Подготовка к схватке
Война Севера и Юга была схваткой двух американских элит. Элиты Севера хотела установить господство над всей Северной Америкой, а затем планетой. И белые, и черные для элиты Севера были «пушечным мясом». Элиты Юга были довольны сложившимся положением и когда северяне стали оказывать слишком сильное давление, решили воевать за независимость, за свой собственный образ жизни. Для большинства южан (настоящих рабовладельцев на Юге было незначительное меньшинство, плантаторов было менее 0,5% от населения) это была война за попранную независимость, свободу, они считали себя нацией, которой угрожает опасность. Южане решили совершить сецессию — вполне законный в Штатах выход из состава федеративного государства.
Подготовка к войне шла довольно долго. В Штатах уже тогда перед войной проводили информационную кампанию, готовили общественное мнение. Необходимо было создать образ врага, проклятых плантаторов, которые угнетают негров (хотя положение негров на Севере было не лучше). В США всегда старались казаться «хорошими парнями». Подготовительный этап прошёл вполне успешно. Настолько успешно, что до настоящего времени в массовом сознании, особенно в самих Штатах, господствует мнение, что доблестная армия северян героически билась «за свободу негров».
Ещё в 1822 году под покровительством Американского колонизационного общества (организация, учрежденная в 1816 г.) и другими частными американскими организациями в Африке была создана колония «свободных цветных людей». По северным штатам набрали несколько тысяч негров (бродяг, беглых рабов, от которых было мало толку) и отправили в Западную Африку. В 1824 году колонию «свободных людей» назвали Либерией. Надо отметить, что америко-либерийцы, как они себя называли, не стремились приобщаться к «корням предков». Они вели себя как западные колонизаторы: захватили всё побережье современной Либерии, затем также заняли части побережья современных Сьерра-Леоне и Кот-д’Ивуара. Либерийцы не считали себя африканцами, называли себя американцами, оставили себе американскую государственную символику, и пытались создать кастовое общество, доминировать над коренными жителями, которых они считали варварами и людьми низшего сорта.
После этого в США началась громкая информационная кампания «против угнетения негров». Причём кампания проводилась не только в прессе, которая обслуживала интересы крупного капитала, но и среди негров-южан. Негры долго не поддавались на провокацию, искать счастья в далекой и незнакомой Африке им не хотелось. Однако в итоге ситуацию на Юге раскачали. Прокатилась волна бессмысленных и жестоких бунтов, которые жестоко подавили.
Большую роль в этом процессе сыграло движение за освобождение негров-рабов в США (аболиционизм). Оно было создано в 1830-е годы, когда было основано Американское общество борьбы с рабством, и стала издаваться газета «Либерейтор». Ещё раньше многие сторонники аболиционизма входили в Американское колонизационное общество. Которое создало Либерию. Аболиционисты организовывали бегство рабов с Юга на Север, подрывая мир между штатами. Большую информационную кампанию они смогли провести по случаю попытки захвата арсенала в Харперс-Ферри Джоном Брауном в 1859 году. Браун, бывший религиозным фанатиком, которого вдохновляли образы Ветхого Завета, где герои не гнушались массовыми убийствами «во имя господа», уже «прославился» резней в Потаватоми-Крик. В мае 1854 года он и его банда стучались в дома, представляясь заблудившимися путешественниками, врывались в те дома, где им открывали и убивали людей. 16 октября 1859 года Браун попытался захватить правительственный арсенал в Харперс-Ферри (в современной Западной Виргинии), надеясь вызвать всеобщее восстание негров. Однако авантюра провалилась. Небольшой отряд Брауна блокировали и уничтожили. Брауна арестовали и казнили. На Севере из фанатика и убийцы сделали героя.
Организаторы информационной войны могли быть довольны — наступление на Юг можно было начинать под «гуманными» лозунгами «освобождения рабов». Таким образом, информационная кампания была выиграна ещё до начало войны. Именно поэтому Юг во время войны оказался в дипломатической изоляции, не мог получить кредиты.
Кроме того, сыграло свою роль то, что Англия, Франция и Испания были заняты войной в Мексике. Они ввязались в авантюру, а в итоге проиграли. Также можно вспомнить, что Россия, обиженная Восточной (Крымской) войной, послала в Нью-Йорк и Сан-Франциско две эскадры с приказом на случай вступления в войну Англии и Франции немедленно начать крейсерскую войну в поддержку Севера. Поэтому Англия, хоть и симпатизировала Югу, в войну вмешиваться не стала. Угроза была серьёзной, у Британии в это время не было сил на защиту торговых коммуникаций.
Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр
topwar.ru/64952-amerikanskiy-mif-o-voyne-severa...

@темы: правда жизни

Подземное царство

главная