Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:38 

Катана против весла — как выглядела самая эпичная битва двух самураев

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


Глава школы Нитэн-рю и основатель школы Ган-рю бросились навстречу друг другу. Один держал в руке двуручную катану, другой махал веслом. Один из них был в ярости, другой страдал от ужасного похмелья. Один из них умер, другой выжил, чтобы написать «Книгу пяти колец».
Как часто бывает с великими и легендарными событиями, самая эпичная дуэль самураев в истории оказалась совсем не каноничной.
Да, там было два величайших мастера, битва на живописном острове, лучи утреннего солнца, отразившиеся в мече и благородные секунданты. Но вот вышло все как-то странно и даже по-своему нелепо.


Все это случилось в 1612 году, в эпоху Эдо. В России как раз в разгаре Смутное время, а в Японии - все с точностью до наоборот. Закончилась эпоха междоусобиц Сэнгоку Дзидай и почти беспрерывная гражданская война между князьями, которая длилась полторы сотни лет. Ближайшие два с лишним века страна будет жить в стабильности, изоляции и мире. Всего несколько лет назад к власти пришел клан Токугава, который проведет в стране массу более-менее удачных реформ.

Небольшая картина эпохи Эдо
Отсутствие войн сделает класс самураев почти не нужным на ближайшие две с половиной сотни лет. Тысячи их откажутся от гордости и превратятся в простых ремесленников, или же станут разбойниками и пиратами. Многие выберут еще более горестный путь и превратятся в бродячих самураев без хозяина, особого места жительства и рода занятий, то есть ронинов.
Один из героев дуэли как раз из этого класса, а вот его противник - наоборот, из сытых и почитаемых самураев.

Его настоящее имя звучало как Симмэн Такэдзо, Миямото Бэнносукэ, Симмэн Мусаси-но-Ками Фудзивара-но-Гэнсин. Но в историю он вошел как Миямото Мусаси, великий фехтовальщик и стратег, «Святой меча», создавший одну из самых известных книг Японии. Он же — растрепанный, импульсивный и непредсказуемый гений, который брезговал принимать ванные, но зато был не дурак выпить, а в юности зарубил на дуэлях 60 человек.

Странник предсказывает Миямото Мусаси будущее
Своего первого противника он убил в 13 лет, яростно забив взрослого самурая палкой. К 16 годам, когда он победил своего второго противника, Миямото Мусаси уже сам был научен основам искусства фехтования. Его рост был огромным по меркам Японии тех лет — 192 сантиметра, но даже он не шел в сравнение с невероятной вспыльчивостью юнца и его любовью к дракам. Будучи подростком, Миямото Мусаси отправился в великое путешествие и, выбрав путь ронина, скитался с перерывами вплоть до пятидесяти лет.

Бродяжничая по стране, он бросал вызовы бойцам всех возможных школ и стилей и выиграл все до единой дуэли. 60 побед создали ему славу непобедимого воина. Часто, убив или посрамив учителя кэндзюцу, Миямото Мусаси занимал его место и жил так до тех пор, пока неуемная натура не толкала его на новые приключения.

Миямото Мусаси основал школу Хехо Нитэн Ити-рю, или просто «Нитэн-рю». Его стиль отличало использование двух мечей сразу: в одной руке он держал длинный меч, катану, а в другой — короткий, вакидзаси. Он не был изобретателем такой манеры вести битву, но все же подобный стиль казался оригинальным даже по меркам японских воинов тех лет. А они могли драться чем угодно: от косы с привязанным камнем на цепи до тех же нунчак и экзотических китайских мечей.
Еще более оригинальным был обычай Мусаси сражаться на дуэлях не боевыми мечами, а их деревянными макетами — боккэнами. Миямото доказал, что эти тренировочные орудия могут выступать наравне с «настоящими» и разбил ими не меньше голов, чем отрубил стальной катаной.
К 30 годам Миямото Мусаси уже приобрел славу непобедимого, и стремиться ему было просто некуда. Он оставил войны и дуэли и принялся отдавать все свое время тренировкам. К 50 годам Миямото несколько остудил свой пыл и начал постигать другие науки — каллиграфию, резьбу по дереву, живопись и так далее.

Мастер понял, что его «Путь меча» — всего лишь проявление одного общего Пути, а из умения убивать людей направо и налево можно извлечь нечто большее, чем просто руководство по владению мечом. Так появилась «Книга пяти колец». В ней Миямото Мусаси рассуждает о том, что существуют универсальные правила стратегии, которые подходят и для дуэлянта, и для мудрого генерала и для простого человека, который задумал вытесать табурет или продать рис.

Рисунок кита, сделанный Миямото Мусаси
Противником Миямото Мусаси стал не менее прославленный на тот момент воин по имени Сасаки Кадзиро. В отличие от своего противника-ронина, этот жил жизнью, которой позавидовали бы многие. Он был тренером по кэндзюцу у князя провинции Бундзен по имени Хосокава Тадаоки и наверняка жил если не в роскоши, то уж точно в почете.

Сасаки Кадзиро был молод, но уже разработал собственный стиль и основал свою школу боевых искусств. В отличие от противника, Кадзиро предпочитал не два меча, а один, но длинный и более тяжелый. Сама по себе любовь к нодати выдает в мастере человека, не сильно уступающего в крепости и силе Миямото Мусаси.
Сам стиль Кадзиро, который назывался «Цубамэ-гаэси», или «Маневр ласточки», подтверждал очевидную силу Сасаки. Суть стиля заключалась в ловком и стремительном фехтовании тяжелым двуручным мечом. Образ дуэлянта, наводившего ужас на всех бойцов Японии, дополнял великолепный меч по имени «Монохоши Зао», созданный мастером Нагамицу.
Проиграть такому противнику было бы не стыдно, а выиграть - невероятно почетно.

И Миямото Мусаси решил рискнуть. Он передал князю Хосокава Тадаоки, что хочет сразиться с его величайшим мастером фехтования. Правителю идея понравилась - ему явно не терпелось обрести еще больше славы и еще больше вырасти в глазах подданных и даже самого сегуна. Медлить с таким делом не стали и назначили дуэль на восемь утра следующего же дня, то есть на 13 апреля 1612 года.

Остров Ганрюдзима
Для поединка было выбрано идеальное место, как будто предназначенное для воспевания подвига Сасаки Кадзиро. Небольшой остров в бурном проливе между Кюсю и Хонсю, в конце концов, действительно назвали в честь Кадзиро, точнее, в честь его школы боевых искусств. По сей день этот песчаный клочок суши посреди океана носит имя Ганрюдзима.

Сасаки Кадзиро со своими секундантами прибыл заранее и приготовился к битве: все должно было получиться идеально - великий воин побеждает безродного, но крайне опасного выскочку и маргинала. Это ли не подарок богов и источник чести для князя и его тренера? Наверняка какой-нибудь придворный поэт по приказу Хосокава Тадаоки уже писал по этому случаю героическую поэму.

Но Миямото Мусаси не прибыл. Он просто не пришел на дуэль, которая должна была стать величайшей битвой в истории японского рыцарства. «Этот никчемный пес струсил!», — со смесью превосходства и досады решили секунданты.

Но на всякий случай они все же проверили дом, в котором заночевал Миямото. Он был там, валялся на кровати, все еще жутко пьяный после бурной попойки. Ронина разбудили, кое-как заставили встать, после чего он попил воды прямо из тазика для умывания и, щурясь от апрельского солнца, побрел в сторону переправы.
Сонный и пахнущий перегаром от саке Миямото Мусаси сел в лодку паромщика и отправился к острову Гэнрюдзима через бурный пролив Каммон. Можно представить, как в этот момент мутило великого героя.
«Но где же твое оружие?», - спросил лодочник, указывая на Миямото - на его поясе не было ничего, кроме короткого вакидзаси. На что фехтовальщик достал этот самый кинжал, взял запасное весло паромщика и начал выстругивать деревянный меч боккэн. Не с одним же вакидзаси идти на великую битву!

К тому моменту, когда Миямото Мусаси доплыл до острова, он уже опоздал на три часа, время подходило к обеду, и Сасаке Кадзиро был в бешенстве. Так с ним вести себя не посмел еще никто в жизни. Наконец-то лодку прибило к берегу и Миямото без всяких церемоний или даже приветствия достал свое обструганное весло и бросился на противника, который поджидал его у кромки воды.

Сасаке, который к этому моменту дошел до опасной стадии гнева, тоже не стал дожидаться врага и метнулся к нему навстречу. Его Монохоши Зао сделал резкий выпад в лучших традициях школы «Маневр ласточки», но это было последнее, что Кадзиро сделал в своей жизни. Миямото Мусаси увернулся в прыжке и опустил свою дубину на голову мастера нодати.
Меч Сасаке выпал из рук и задел Миямото, но тот не обращал на это внимания: он с размаху бил противника в грудь своей «деревянной катаной»: ребра Кадзиро оказались переломаны и его ки уже выходила из тела вместе с воздухом из пробитых легких. Как оказалось, лезвие нодати перерезало пояс Миямото, так что какое-то мгновение, увлекшись битвой, он стоял голым ниже пояса и размахивал своим боккэном.

Сасаки Кадзиро
Несмотря на победу, Миямото Мусаси неожиданно для собравшихся и, возможно, себя самого, оказался расстроен случившимся. Ошарашенным секундантам он сказал что-то вроде «Такого самурая потеряли!» и побежал обратно в лодку с голой задницей. После этого он навсегда перестал участвовать в смертельных поединках и убивать людей ради славы и денег, а его умение пользоваться деревянными мечами переросло в отдельное искусство.

Памятник в честь этой дуэли

В.Бровин

@темы: занимательная История, Вы, знаете каким он парнем был? (с.)

URL
Комментарии
2017-06-20 в 08:15 

+Maximus+
Люди не хотят жить вечно. Люди просто не хотят умирать. (с) Станислав Лем
Это
Просто
Прекрасно!

2017-06-20 в 11:02 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Спасибо за историю. Жаль его противника, погиб в буквальном смысле ни за что.

2017-06-20 в 13:10 

Руслан Рустамович
Этот самый Сасаки фигурировал в "Fate\ Stay Night" в роли Ассасина, и при этом сам утверждал, что он не настоящий. В смысле, в отличие от других героических духов, не является призраком древнего умершего героя, а родился из устойчивого мифа.
Впрочем, если принимать эту историю, смерть от руки женщины-иностранки, настигшая его в сериале, не так позорна, как то, что было на самом деле ХD

2017-06-20 в 15:43 

N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!
Руслан Рустамович, ну ты и насмешивал.

URL
2017-06-20 в 15:49 

Руслан Рустамович
N.K.V.D., не я. Вся франшиза "Fate" про то, как Александр Македонский бьёт рыло Гильгамешу в перерывах между беседами с королём Артуром. Который, кстати, и есть та самая женщина-иностранка :)

2017-06-20 в 15:49 

Руслан Рустамович
N.K.V.D., не я. Вся франшиза "Fate" про то, как Александр Македонский бьёт рыло Гильгамешу в перерывах между беседами с королём Артуром. Который, кстати, и есть та самая женщина-иностранка :)

2017-06-20 в 17:02 

Фред Луо
Tokyo-Moscow-Chicago-Madrid - The World rotates to the Ultra-Heavy Beat
А мне казалось, что там всё-таки эроге...

2017-06-20 в 17:26 

Руслан Рустамович
Фред Луо, чего там только нет... Оно ж безразмерное.

2017-06-21 в 11:32 

wasya
а вот как было в загнивающих европах того времени (писано джорджом сильвером). тема весла тоже немного раскрыта.

«Этот синьор Рокко приехал в Англию, чтобы учить искусству фехтования знатных господ и придворных. Так, он заставлял их носить свинцовые вкладки в башмаках, чтобы постоянно тренирующиеся ноги были проворнее в бою. Этот учитель фехтования тратил огромные деньги на аренду прекрасного дома на Уорвик-Лэйн, который называл своим колледжем, не желая представляться просто владельцем школы фехтования. В его школе были развешаны доспехи всех благородных мужей, бывших его учениками, здесь же находились их рапиры, кинжалы и боевые рукавицы. Имелись в этом зале и скамейки со стульями, чтобы благородные ученики могли рассесться вокруг, внимая своему учителю. Обычно он не брал учеников, не способных платить по двадцать, сорок, пятьдесят или даже по сто фунтов. Зная обо всем, что нужно благородному человеку, учитель фехтования нашел в своем колледже место и для большого квадратного стола, покрытого зеленым сукном, в богатом золотом обрамлении. На столе всегда стоял изящный письменный набор, отделанный малиновым бархатом, — чернильница, пресс, порошок для просушки бумаги, воск для печатей и конечно же свитки отличнейшей позолоченной бумаги, готовой послужить благородным мужам материалом для писем, которые те могли отослать своим управляющим, чтобы самим спокойно предаваться фехтованию, не заботясь о делах. А для того чтобы все могли следить за временем, в углу зала висели часы с огромным циферблатом. В школе была еще одна комната, которую сам учитель называл «внутренней школой», где находилось много оружия и где он обучал секретным техникам боя избранных учеников. При дворе Рокко очень любили.

И жил-был неподалеку некий Остин Бэггер, честный парень, не обладавший особым умением, но имевший доблестное сердце истинного англичанина. Как-то раз, веселясь со своими друзьями, он похвастал, что сразится с синьором Рокко, и действительно пошел к его дому в Блэкфрайерсе и стал кричать:
— Синьор Рокко, вы считаете себя самым хитрым в мире со своим оружием, вы заявляете, что можете любого англичанина поразить уколом в любую точку, вы приехали сюда из-за моря, чтобы учить благородных и знатных англичан сражаться, — так вот, вы просто трус! Выходите из дома, если не боитесь, я пришел сразиться с вами!
Синьор Рокко, выглянув в окно, увидел, что задира стоит на улице с мечом и круглым щитом-баклером наготове, схватил свой двуручный меч и, выскочив из дома, набросился на Остина Бэггера. Тот храбро оборонялся, прорвался в ближний бой, повалил учителя фехтования подножкой, рубанул по ягодицам и почти забил поверженного ногами, причинив тяжелые увечья. Однако по доброте душевной Остин не стал убивать своего противника, а бросил лежать и ушел. Это был первый и последний реальный бой синьора Рокко, если не считать случая на Квин-Хит, где ему пришлось обнажить рапиру против лодочника, что не спасло его от избиения веслами и скамейками, но в тот раз количество его противников давало им преимущество еще большее, чем давал ему двуручный меч перед мечом и баклером Остина Бэггера».

2017-06-25 в 01:09 

Добавлю лишь то, что Мусаси не дрался всю жизнь. Когда он победил Кодзиро, ему было тридцать с чем-то. После этого он стал горным отшельником, медитировал и рисовал природу ещё лет тридцать, а перед смертью написал "Книгу пяти колец".
И стиль боя двумя мечами был им разработан уже после прекращения "карьеры".

ЗЫ
Боккэн (деревянный меч) совсем неплох против катаны. Мощный дубовый агрегат даже целенаправленно не перерубить на весу, к тому же в Японии, в большинстве фехтовальных стилей, не принято "по европейски" от души стучать мечём о меч. Впрочем некоторые полагают, что любовь Мусаси к боккэну - толстый троллинг противников.

URL
   

Юрист-тракторист широкого профиля...

главная