N.K.V.D.
Ну, суки, ща я вам устрою гей-парад!


История Отряда особого назначения войск НКВД Одесского оборонительного района



(Одесская милиция 1941)

Участие работников милиции в обороне Одессы известно широкой общественности, а об участии курсантов Одесской школы милиции в обороне Одессы в 1941 году совсем не упоминается в исторической литературе.
Более того, научные работники Краеведческого музея, Музея Южного оперативного командования и музея Одесского Пограничного отряда, как и большинство одесситов никогда об этом даже не слышали. И виной здесь является не халатность исследователей, а достаточно объективные факторы.

Дело в том, что весь довоенный архив Одесской школы милиции и все документы, касающиеся участия работников учебного заведения в обороне города, бесследно исчезли.
Согласно докладной записки последнего довоенного начальника школы старшего лейтенанта милиции Демченко П.И. (а это почти единственный документ, который уцелел в пожаре Великой Отечественной) еще в начале июля 1941 личные дела, переписка, архив и часть имущества школы были эвакуированы эшелоном вместе с документами Одесского областного Управления НКВД. Переписка и личные дела тех курсантов и офицеров, оставшихся защищать родной город, в последние дни обороны, были отправлены вместе с начальником учебного отдела лейтенантом милиции Семенюком на пароходе Новороссийск. Далее у Демченко уже начинаются предположения. Он указывает, что когда сам прибыл в г. Куйбышев, ему сообщили, что Семенюк сдал документы, то ли в городе Краснодаре, то ли в Сталинграде.
Как известно, война огненным смерчем прошлась по этим городам. По информации работников областного архива он вместе с другими документами довоенного архива Одесской области был затоплен немцами в Волге во время переправы на барже в 1942 году. Что касается непосредственно документов времен обороны города, то, по некоторым свидетельствам они утонули 7 ноября 1941 на пароходе «Армения». Но остается надежда, что документы уцелели, хотя на сегодняшний день, запросы в архивы положительного результата не принесли.
Тем не менее, поисковая работа ведется и за последние годы появились некоторые результаты. Найдены воспоминания, фотографии и некоторые документы почти десятка участников тех событий. Это дало возможность составить общую картину по лету - осени 1941 года.

22 июня 1941 личный состав Одесской школы милиции находился под городом Харьков возле села Безлюдовка. Там проводились ежегодные летние лагерные сборы, где курсанты школ милиции, которые располагались на территории Украины, изучали военные дисциплины, отрабатывали тактические навыки и проводили практические стрельбы. Когда поступила приказ Главного управления РКМ НКВД Украины об эвакуации всех школ в Узбекскую ССР. Все школы выполнили его, а Одесситы обратились в Киев с просьбой остаться для обороны Одессы.
Разрешение было получено. По возвращении в родной город, школа была переведена на казарменное положение и получила указание осуществить досрочно выпуск курсантов второго курса. Выпуск состоялся 29 июня 1941 и все выпускники отправились в свои области. Семьи командно-преподавательского состава были отправлены в тыл.
Курсанты и офицеры, вместе с работниками практических подразделений приступили к выполнению обязанностей по охране общественного порядка в городе.

Еще с 26 июня 1941, согласно приказу № 1, по Одесскому гарнизона в городе было введено военное положение. Функции школы, как учебного заведения полностью изменились - вместо подготовки кадров НКВД она была привлечена как боевая единица для решения ряда вопросов по обеспечению общественного порядка во время налета вражеских самолетов, для задержания дезертиров, для непосредственной борьбы со шпионами, с расхитителями, спекулянтами и мародерами.
Школе предписывалось также содействовать в мобилизации населения для трудовой повинности, в том числе по созданию оборонительных рубежей вокруг Одессы, а также баррикад в самом городе, по выполнению других важных для военного времени работ.
По справке заместителя начальника управления НКВД - начальника управления милиции Одесской области капитана милиции Кузьменко за период с 22.06.1941 по 15.10.1941 работниками одесской милиции в городе был задержан:
- Дезертиров Красной Армии - 1275;
- Таких, которые избегают мобилизации - 3137
- Подозреваемых в шпионаже - 36
- За контрреволюционные агитацию - 218
- За мародерство - 78
- За спекуляцию - 419
- За кражи - 116
- За другие преступления - 82.
Безусловно, важный вклад в раскрытие этих преступлений внесли работники и курсанты школы милиции.
Но фронт приближался стремительно. Первыми, непосредственное участие в уничтожении врага, приняли слушатели курсов переподготовки.

По воспоминаниям заместителя начальника Одесских курсов переподготовки нач.состава милиции по политчасти (1936-1941 гг.) майора милиции Ш.Ш.Флейдера, личный состав курсов в июне 1941 года состоял из 150 человек. Местом расположения было здание по адресу ул. Разумовская, 35. Через несколько дней после начала войны все слушатели и преподаватели курсов вошли в состав истребительного батальона.
Командиром этого подразделения был назначен заместитель начальника курсов А.А. Барановский.

(Комиссар школы - майор милиции Ш.Ш.Флейдер)
Флейдер пишет: «... личный состав курсов действовал в составе истребительно батальона, пробирался в окопы противника, где беспощадно дрался Уничтожайте врагов. Из всех курсантов и командиров курсов, ушедших на фронт, вернулись только 2 человека т. Опольский, Который проживает в Виннице и т. Гурвич в Одессе ».
Об активном участии офицеров милиции в обороне города говорит и то, что большинство истребительных батальонов, которые были сформированы в Одессе возглавили именно они. Заместитель начальника обл.управления милиции в 1941 году лейтенант Шишлов Ф.Е. указывает: «Подразделения истребительных батальонов возглавившего офицеры милиции, которые занимавшего боевые участки оборонительного фронта в р-оне с. Дальника и не раз сталкивались в неравно бою с врагами. В результате погиб командир роты истребительно батальона ст.лейтенант милиции тов. Барановский, зам.нач политотдела милиции тов. Голодный и др. »
В конце июля, согласно полученному приказу, из Одессы начали эвакуировать следственный изолятор. Его оставшиеся автомобили были переданы школе и использовались до окончания обороны Одессы, а неисправные автомобили изолятора почти все были отремонтированы. Это обстоятельство превратило школу в хорошо вооруженную и мобильную боевую единицу.

При этом продолжается реорганизация структуры городской милиции - Одессу стали прибывать работники НКВД, отступавшие из оккупированных областей Украины и Молдавии. Среди них было немало бывших курсантов Одесской школы милиции. Очень скоро возникла необходимость формирования из сотрудников НКВД отдельной боевой единицы, которая смогла принять непосредственное участие в боях.
По инициативе руководства школы создаются Отряд особого назначения войск НКВД Одесского оборонительного района (ООР). 26 августа 1941 в приказе № 011 войск Приморской армии отмечалось: "Сформировать УНКВД по Одесской области отряд войск особого назначения в количестве 1200 человек, зачислить на все виды довольствия кроме денежного".
В состав отряда (по докладу Демченко) вошли сотрудники милиции и НКВД Одесской и Измаильской области и две роты Одесского конвойного полка НКВД. Отряд имел двухбатальйонную структуру, отдельные взводы и группы. Курсанты школы составили первую роту 2-го батальона. Личный состав размещался в санатории им. Дзержинского и на Пироговской улице.

По отдельным документам и воспоминаниям установлен руководящий состав Отряда:
- Командир отряда - Демченко П.И. (Бывший начальник школы милиции)
- Комиссар отряда - Самойлов (бывший Помполит школы милиции)
- Начальник штаба отряда - Барышников Н.Г. (Бывший начальник учебно-строевой части школы милиции)
- Начальник боепитания отряда - Куценко П.П. (Бывший нач. ОМТО школы милиции)
- Секретарь партбюро Рыбаков (бывший преподаватель школы)
- Командиры рот отряда - Харченко В.Ф., Матузный, Сидоров и др.. (Бывшие начальники 1-го и 2-го курсов школы милиции)

(Оружейная милиции 1941 год.)
Несмотря на то, что командиром отряда был назначен начальник школы П. И. Демченко, а Барышников Николай Гаврилович возглавлял штаб. Именно он фактически руководил боевыми действиями отряда и именно Барышников был настоящим руководителем этого Отряда.
Вот как вспоминает эти времена командир 1-й роты Отряда Харченко Василий Федорович: «В начале войны школа выходила на левый фланг Первого морского полка в районе Чабанки и хутор Гиндендор проживали в нём немцы. Патрулировали ночью по городу. В районе Лузановки находилась рота школы и контролировала проезд в Николаев и Херсон, на машинах и некоторые руководители торговли пытались вывезти по 2 чемодана денег НЗ.
Мы задерживали и отправляли в штаб к адмиралу Жукову для военного трибунала …на улице Дидрихсона, где находился штаб обороны Одессы»
.
Дальнейшая хроника деятельности этого героического подразделения остается фактически неизвестной. Это считается наиболее трудным этапом исследования, потому что не осталось журнала боевых действий отряда и, к сожалению, уже нет ни одного живого из участников тех боев. Но из тех документов, которые собраны в Народном музее Одесской милиции, в музее Одесского университета внутренних дел и непосредственно автором, складывается следующая картина.
В начале героической обороны отряд стал тактическим резервом командования Приморской армии с учетом того, что отряд имел достаточное количество автомобилей, его мобильность позволяла перебрасывать конкретное количество бойцов для решения локальных боевых задач. Батальоны отряда особого назначения перебрасывали на сложные участки фронта в наиболее критические моменты. Они защищали Одессу под Дофинивкой, Лузановкой, Татаркой, Дачным, в районе с. Протопоповка-Августовка и под Дальником.

Дадим слово воспоминаниям и документам.
Вспоминает курсант Деревняк Д.А. (Направлен в школу милиции в 1940 из Винницкой области: «Вышли на передовую – Лузановское направление, было очень трудно, всё это описать невозможно. Ежедневно три-четыре артподготовки, всех видов оружия и после следовало наступление. Но доходя 100-150 метров до наших окопов, враг дальше продвинуться не мог. Были горы трупов, нечем было дышать, не было капли воды, чтоб промочить горло. Стояла страшная жара. Но наши курсанты не дрогнув. Стояли насмерть. Отбивая ежедневные атаки врага. За 4 дня боёв много наших курсантов погибло. Выдавала нас синяя одежда»

(в такой форме обороняли свой город сотрудники Рабоче-крестьянской милиции)

Из воспоминаний командира 1-го батальона отряда Смирнова Владимира Григорьевича: «В последних числах августа или в первых числах сентября батальон был выдвинут в резерв в район Дофиновки-Лузановки. 14 сентября две роты (1-я и 2-я) были срочно переброшены на Южную окраину с.Дальник в распоряжение командующего 25-й Чапаевской дивизии генерал-майора т.Петрова, на оборону не прикрытого участка на стыке дивизий. Задачу батальона поставил лично сам генерал, придав батальону станковые пулемёты. Числа 18-19 на этом участке против обороны батальона в одной из лощин стал накапливаться противник. Но от попыток перейти в атаку ничего не получилось. Так как арт. залпами через нашу оборону противник в лощине был уничтожен и три студера провезли пленных.
22 сентября роты срочно были переброшены на северную окраину с.Дальник на ликвидацию ожидающего прорыва противника на участке 91 стр. полка 95 стр. дивизии и прибыв на место назначения были введены в бой. Продвинувшись на метров 200-300 наступление рот, сильным пулемётным и миномётным огнём противника из лесопосадки было остановлено понеся значительные потери. Были ранены два командира роты особенно один (фамилию не помню) в обе ноги, оба были отправлены в тыл. Высланные на поддержку наступления рот три танка «НИ»
(«На испуг») были подбиты артиллерией противника причём один вместе с экипажем. Роты залегли. Наступление захлебнулось. В этом наступлении и меня царапнула шальная пуля ступню левой ноги (легко пробив сапог). В ночь на 23.09. совместно с представителями от 91 полка майором (За…….. фамилия неразборчиво), л/с рот был переведён на новый рубеж обороны, каждый боец располагался 10 метров друг от друга закапываясь в землю в окоп «Г» (Геобразный - длинная на отдых, короткая для ведения огня). Все попытки противника прорвать оборону на нашем участке успеха не имели несмотря на интенсивный пулемётно-миномётный огонь по переднему краю обороны, благодаря стойкости обороняющихся и отличной маскировке, свидетельством неоднократный полёт РАМЫ с целью уничтожения переднего края и особенно миномётный огнь был со значительными недолётами или перелётами. Впереди лежащая лощина т.е. между лесопосадкой, которую занимал противник и нашим передним краем была завалена трупами врага и когда ветер начинался со стороны посадки, дышать от трупного запаха было очень неприятно. Наибольшие потери личного состава были в ночное время, при пополнении боеприпасами и продовольствием, при чём на всём протяжении обороны с 23.09. по 8.10. противник в ночное время вёл тревожащий пулемётный огонь»

Красноармейская газета войск НКВД «На защиту Родины» под заголовком «Мужественный командир» описывает один из боев так: «26 сентября 1941 г. недалеко от Одессы велось ожесточённое наступление немецко-румынских войск. Наши части отходили под ударами превосходящих сил противника. Фронт был прорван в нескольких местах. На ликвидацию прорыва был послан отряд войск НКВС под командованием т.Барышникова. Будучи начальником штаба отряда, он всё время находился на линии огня, умело управлял боем. Поднимал дух бойцов. Пять раз враг в этот день бросался в атаку, но был отбит с большими для него потерями. Точно призывной набат несся клич командира: «Бей их гадов, всех до единого!»
Свидетельством активной обороны является двухдневный бой в начале октября в районе Дальника. Наши части разгромили тогда четыре батальона румынской пехоты, 75-й пехотный полк 27-й немецкой дивизии. Важно отметить, что этот бой проходил в те дни когда наши отдельные части защитников города уже эвакуировались на Крым.

(румынская полевая артиллерия)
Выпускник школы Кондрецький С.А. - командир взвода курсантов первого курса, в октябре 1941 г. до конца героической обороны Одессы сдерживал со своим взводом наступление румын. По его рассказу 9 октября был ранен командир роты Харченко, а к концу обороны с 25 бойцов взвода - бывших курсантов школы, в живых осталось только двое.

Отряд войск особого назначения, как и все работники милиции Одессы оставили город по приказу Ставки. В ночь на 8 октября личный состав рот с переднего края был отправлен в тыл. Рядовой и сержантский состав был передан 95-й стрелковой дивизии непосредственно у командного пункта генерал-майора Воробьева в Холодной Балке. Офицерский состав был эвакуирован 10 октября в Крым.
Спорным остается вопрос количества потерь Отряда особого назначения войск НКВД Одесского оборонительного района. Ф.Шишлов указывает, что: «Более 100 человек работников милиции пали смертью храбрых при обороне Одессы».
В отчете Демченко: из 127 сотрудников и курсантов Одесской школы милиции погибли - 7 курсантов, контужены и пропали без вести - 45.
В общем, за 73 дня обороны Одессы погибли, ранены и пропали без вести - 496 бойцов отряда. Безусловно, все они, до конца выполнили Присягу на верность Родине.
Часть работников милиция была оставлена в Одессе для организации подпольно-партизанского движения и эта страница истории еще требует изучения.
40 бойцов отряда, отличившимся в боях под Одессой награждены орденами и медалями.

(с.) Бабич О. В

@темы: занимательная История, НКВД на страже...