В нашем мире много психов!... Каждый пятый в мире псих!!!... Говори со мной спокойно!... Может я одна из них...
Название: Я подарю вам свет…
Для перевода: название оригинала: нет
Автор или переводчик: Linnea
Бета, гамма: нет
Пейринг: ГП
Категория фика: deadfic
Рейтинг G
Размер: мини
Отказ: Все принадлежит мадам Роулинг, моя только фантазия
Аннотация:
он нашел выход, как спасти этот мир и ушел в вечность и только один
человек из года в год будет встречать Рождество на Астрономической
башне и подставлять лицо снежинкам.
Статус: закончен
Разрешение: получено

Рождество. Снейп не любил его, не любил никогда, еще с детства. Он
снова скривился, глядя на веселящихся студентов, оставшихся в школе на
каникулы. На его лице была обычная презрительная маска, говорящая, как
же его все достали и он бы с удовольствием снял со всех них по тысяче
баллов. Рядом о чем-то весело беседовали Дамблдор и Флитвик. Снейп еще
раз окинул взглядом зал. Только сейчас он понял, что же ему мешало, что
беспокоило. Здесь не было его личной немезиды – Золотого мальчика. Он
прекрасно помнил, что тот был в Большом зале, как всегда сидел между
этим гриффиндорским синим чулком и рыжим недоразумением, на которого
уже не хватило раздачи мозгов и внешних данных. Сейчас они сидели около
елки и держались за руки, головы опущены. Снейпа передернуло: "Ну, и
парочка, Мерлин помоги от их детей в будущем". Он снова пробежал по
залу взглядом, цепко выискивая этого балбеса Поттера, но его не было.
Поттера в Большом зале не было. Зельевар стиснул зубы и решительным
шагом направился к выходу, через преподавательские двери. Он прошелся
по тихим коридорам, где сейчас не звенели детские голоса. Он любил
такую тишину, когда можно послушать Замок, его шепоты и шорохи. Ноги
сами понесли его по коридорам, лестницам. И уже у самых дверей, откуда
заметало снег, он понял, что стоит перед входом на площадку
Астрономической башни. Он хотел потянуть дверь на себя, но замер. В
метре от бойницы стоял Гарри Поттер, в одной рубашке, которой он
никогда у него не видел. На полу лежала мантия, а на ней палочка. Лицо
юноши было запрокинуто к небу. Снейп затаил дыхание, он был заворожен.
Снежинки словно играли с юношей, одевали в свой наряд. На губах
подростка блуждала легкая счастливая улыбка. Снейп уже хотел подойти и
встряхнуть парня, выволочь его вон отсюда. Но его остановил тихий
колокольчик смеха. Зельевар замер, в удивлении взирая на Поттера.
Откуда такой умиротворенный, чистый, искренний смех? Что происходит? Он
словно прирос к полу, не имея возможности двинуться. Его взгляд был
прикован к этой фигурке в черных брюках по размеру и белоснежной
рубашке, которая была подстать снежинкам, водящим вокруг него хороводы.
Снейп мог поклясться, что слышит звон и легкую музыку, которая витала и
обвивала парня. Внутри что-то дрогнуло, и сердце заныло, словно
чувствовало какую-то надвигающуюся беду, или совсем не беду. Он слышал
тихий смех, облачком пара срывающийся с алых губ юноши. На Гарри сейчас
не было очков, и лунный свет делал его глазами хрусталиками изумрудов,
так чисто сияющих в этом снежном танце. Вдруг юноша подскочил и тут же
оказался на бойницу. Снейп дернулся вперед, мечтая сгрести парня в
охапку и вынести отсюда, но ни сделал даже шага на площадку, просто не
смог. Легкий ветерок закручивал вокруг юноши снежинки, а тот смеялся.
Казалось, это было самое счастливое событие в его жизни, что не было
ничего лучше этого момента. «Он же замерзнет», - пронеслось в голове
зельевара, но по юноше нельзя было даже сказать, что он хоть чуточку
продрог. Казалось, природа не доставляет ему никаких не довольств.
Снейпу показалось, что и одежда на Гарри совершенно сухая. Юноша
раскинул руки и снова запрокинул голову к нему. Это был его миг, его
стихия. Ветерок стал трепать его волосы, заплетая в них снежинки. Снейп
был очарован этим зрелищем, он мог поклясться, что снежинки специально
складываются так, чтобы казаться легкой белоснежной короной на голове
Гарри. И снова колокольчиком зазвучал смех. Зельевар даже перестал
дышать. Сейчас у него было только одно желание – прижать этого юношу к
себе и никогда не выпускать. Что-то дрогнуло в его сердце и ледяной
кокон разбился, не оставляя после себя ничего, кроме бьющегося горячего
сердца.
- Я подарю вам Свет, - прошелестело над площадкой. Снейп
знал этот голос, слышал его уже четыре с половиной года. Это был его
голос – голос Мальчика-который-выжил, но он был таким умиротворенным,
счастливым, что Снейп сжал руки в кулаки. Он, не отрываясь, смотрел на
Гарри, но все же не заметил этого почти неуловимого движения. – Я
подарю вам Свет…, - и все…
Снейп очнулся от резкой вспышки боли в левом предплечье. Он все также стоял в дверях на площадку Астрономической башни, на полу все также лежала черная школьная мантия, а на ней палочка из тиса, одиннадцать с половиной дюймов. Зельевар
бросился к бойнице и устремил свой взор вниз. Ничего, ровным счетом
ничего. Мужчина схватил вещи и опрометью бросился вниз. Он летел по
коридорам только к одной цели – парадным дверям. Снейп вылетел на
улицу, промчался по снегу и остановился около того места, куда должен
был упасть мальчик. Но здесь был девственно чистый снег, ни одного
лишнего предмета или следа. Зельевар запрокинул голову и посмотрел
ввысь. Ничего, совсем ничего, никакого намека на мальчика. Снейп
покосился на свою левую руку, затем осторожно закатал рукав. Чистая,
как этот снег. Никакого намека на метку даже не было.
А где-то в темном зале раздался вскрик, затем хрип, судорожный вздох… Не было
больше Темного лорда Волдеморта, лишь у трона скорчилось его холодеющее
тело.
А в темном доме около камина двое мужчин смотрели друг на
друга и роняли в свои бокалы прозрачные алмазы слез. Вдруг по комнате
прошелестел легкий теплый ветерок, ласково взъерошил им волосы и слизал
слезинки.
В Большом зале двое студентов шестого курса Гриффиндора
подняли головы. Из их глаз ушел смех, они были живыми, но там навсегда
поселилась легкая, чистая грусть. Можно было только увидеть, как
девушка шепчет.
- Я буду знать, что ты рядом. Ты в шелесте листвы и
в шорохе травы, ты там, где брызги водопада, – слезинки бежали из
уголков ее глаз, одна за другой. – Я больше никогда не раскрою зонта,
ведь я знаю, что ты это дождь, ты ветер, ты снег. Я знаю, что ты всегда
рядом – в огне и метели, в воде и в земле.
- Я знаю, ты жив и ты рядом, - легкий шепот срывается с губ рыжего парня, руки сжимаются в кулаки.
Снейп входит в Большой зал, держа в руках мантию и палочку. Он смотрит только
на одного человека, который, как он считает, может сейчас дать ему
ответ. Он видит, как одинокая слезинка срывается вниз, медленно
прокладывает себе путь по щеке и теряется в бороде. Он не успел, если
бы он все узнал раньше… Он не успел…
А ветер несет по земле: «Я подарю вам Свет…»
В выручай-комнате зашелестели страницы и книга закрылась. На обложке
появились слова: «Я жив, пока вы помните…Пока помнит хотя бы один из
вас…»
Вот уже тридцать лет в рождественскую ночь ни один человек не
поднимается на Астрономическую башню. Это место и время принадлежат
только одному человеку – Северусу Снейпу. Он не говорит речей и тостов.
В этот день у него есть только три слова, которые он говорит там,
наверху, чокаясь бокалом шампанского со снежинками:
- Спасибо за Свет…
Для него Гарри Поттер с той ночи, с той минуты стал именно снегом, тихо
падающим под легкий ветерок на землю. Танец Золотого мальчика, вечный,
красивый и всегда завораживающий. На зельеваре в эту ночь вот уже
тридцать лет только черные брюки и белоснежная рубашка. И улыбка –
чистая искренняя и посвященная ему одному – мальчику, подарившему его
Свет…

@темы: гарри поттер