Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
РегистрацияЗабыли пароль?

Поиск / Темы записей

Тема

Лента записей c темой "Точка зрения"


23:38 

Проблема POV

I-lang
Повествование от первого лица или, как теперь это сокращают, POV - очень специфическая и коварная вещь. Она позволяет глубже проникать в характер и переживания главного героя, создает особую атмосферу в тексте. Дает возможность посмотреть на происходящее и окружающих персонажей через преломление восприятия главного героя. А где-то - практически вжиться в его шкуру.
Но при этом автору необходимо в особенности тонко понимать психологические аспекты персонажа, его мотивы, чтобы описать не только внешнее проявление реакций на то или иное событие, но и их зарождение и развитие. Не считая различных конфликтов внутренних и внешних, психологических проблем и прочего, прочего.

Это особый и достаточно тонкий инструмент, предназначенный для вполне определенных задач.

Однако этот прием чаще используется авторами для того, чтобы сознательно или нет выдать собственные мысли за чужие, замаскироваться под именем главного героя, желая в воображении проиграть ситуацию с собой в главной роли. В особенности ярко это видно, когда читаешь текст с вписанными в каноны оригинальными персонажами, но и с основными бывает.

Как раз тот случай, когда заколачивают гвозди микроскопом.

И именно поэтому лично мне бывает так сложно читать текст с повествованием от первого лица. Фактически, такому тексту я предпочту почти любой другой.
Я не могу ни вжиться в подобного "негероя" из-за проглядывающих изо всех щелей ушей автора (с которым у нас чаще всего совершенно разное мироощущение и мировосприятие), ни воспринять текст, как личный рассказ, как могу, скажем, слушать друга или знакомого.

Именно поэтому я и сама избегаю подобного решения в собственных текстах. Потому что удержаться в рамках, в равновесии и дистанции Я\герой при таком подходе действительно тяжело. В особенности, когда нет четкой художественной цели для текста.

@темы: Учеба, Увлечения, Точка зрения, Творчество, Рефлексия, Проза, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Интроспекция, Интернет, "Умные мысли"

13:54 

"Не всё так чёрно-бело"

В книге Петра Авена "Время Березовского" (всем очень-очень рекомендую, куда состоятельнее, чем наполненная домыслами "Вся кремлёвская рать" Зыгаря) масса великолепной фактуры, по которой историки будущего разберут, что же случилось... Как от попыток сделать страну цивилизованной те же, в общем-то, люди пришли к заботливому выращиванию угрозы всему цивилизованному миру. Через управление телевизором, который, в свою очередь, начал управлять умами тех, кто им управлял. В меньше степени - но и через создание "сверху" "правильной", "правящей" партии "поддержки всего, что делает правительство и президент", назначение в неё чиновников.

Конечно, в книге больше, чем мне-читателю, хотелось бы, вынужденных реверансов в адрес путинского режима (думаю, просто Авен ссориться ни с кем не хочет) и даже прямых "комплиментов", но вычленяются и выкидываются они из общей канвы на раз-два. А ближе к концу вообще потрясающее - возможно, внутренний цензор не осилил до какой-то точки, книгу надо было сдавать, сдали как было.

Вот, скажем:

"<...> ...Но, понимаешь, я считаю, что есть фундаментальные правила, а есть управление такой гигантской страной, как Россия, где черно-белое правило иногда работает, а иногда не работает – особенно на этапе, когда рушится один строй и создается другой строй.

А: Это всегда вопрос степени. Я просто считаю, что мы очень далеко планку перенесли.

Ч: Я так не считаю. Если бы мы в начале 90-х воспользовались в полном объеме информационным ресурсом, который у нас был, – это помогло бы нам разъяснить, что делается. Создалась бы существенно более сильная поддержка реформ, и это сделало бы переход гораздо менее болезненным.

А: Как говорят в Одессе, это две большие разницы: одно дело – рассказывать о своей позиции по телевизору, и совершенно другое – управлять телевидением по методу Доренко или Жени Киселева. И во многом, как мне представляется, администрация президента и тогда, и сейчас реализует вторую модель управления. Даются инструкции, что говорить, о чем. Сейчас это даже уже не нужно, они там уже сами говорят – не дай бог. Сейчас инструкцией можно только смягчить их риторику.

Ч: Ну вот видишь, значит, не во всем виноват Чубайс. Это без меня произошло.

А: Безусловно, безусловно… Понимаешь, я считаю, что если бы мы действительно в 1992 году раз в два дня объясняли, что мы делаем, – это одна история. Совсем другая вещь – управлять телевидением. Даже в еще вполне вегетарианское время, когда у нас на СТС появлялся Боря Немцов, – всегда нам звонили из администрации президента. И это – традиция, которую заложил не нынешний режим, а еще Борис Николаевич.

Ч: Борис Николаевич заложил? Борис Николаевич при чем здесь?!

А: Ну, Валя, ты, Волошин. При нем.

Ч: Ну конечно же, я с тобой не согласен. Если хочешь, могу тебе дать человеческую компоненту, а могу дать и содержательную.

А: Дай обе.

Ч: Не забывай, о чем идет речь. Закончились выборы 1996 года, к которым мы шли все вместе. Шли с пониманием того, что если мы проиграем, в стране будет катастрофа. Но плюс к этому еще и каждого из нас лично достанут, драка была жесткая.

А: Это было, да.

Ч: Ты же прекрасно понимаешь, что в человеческом смысле это создает близость с полуслова, с полутона, как в любом бою. Там тебя Коржаков сажает, тут тебя Зюганов мочит и так далее. Мы через все это прошли и победили. Пройдя и победив, мы вместе входим в новую жизнь. Ты используешь термин “управлять телевизором” – ну какое там управление? Ты же не был ни на одном совещании, которое я проводил. Я тебе могу сказать совершенно определенно, что там происходило. Там я сообщал в закрытом режиме о том, что мы будем делать на следующей неделе: “Ребята, у нас будут такие-то и такие-то важнейшие переговоры, в этих переговорах такие-то риски”.

А: То есть команды кого-то не пускать на телевидение ты не давал никогда?

Ч: Тогда вообще не было темы не пускать. “У нас переговоры с такой-то страной, они хотят этого, а мы хотим этого. Вот поле возможностей”. – “А для чего? На что вы это размениваете?” Вот какой там был предмет разговора.

А: Мы сейчас говорим об очень тонких вещах, которые, тем не менее, фундаментально отличают Россию от Запада. Представь себе, что администрация американского президента или Даунинг-стрит, 10, приглашает руководителей каналов и объясняет им свою политику. Вообще эксклюзивные отношения СМИ с властью на Западе совершенно невозможны.

Ч: Петя, у тебя во всей твоей тираде в неявном виде заложена мысль о том, что там модель правильная, а у нас модель неправильная. Я сейчас тебе возражу. У нас модель российская, она не может быть американской. Потому что нам на тысячу лет больше, потому что Россия в другом месте расположена и имеет другую историю. И не надо считать, что у нас должно быть так же, как их взаимоотношения между CNN и NBC: эти поют за демократов, а эти за республиканцев. Нет. У нас по-другому.

А: Не согласен.

Ч: Слушай, в Италии во время Берлускони больше половины СМИ вообще было под контролем у премьер-министра. И ничего, как-то жила страна итальянская.

А: Плохо. Плохо жила.

Ч: Почему ты считаешь, что мы должны полностью брать пример оттуда?

А: Я не считаю, что мы должны полностью брать пример. Но я считаю, что национальные особенности совершенно не в этом реализуются. Более того, я абсолютно уверен, что Россия придет к тому же самому, к чему идет весь мир, а весь мир идет к тому, чтобы средства массовой информации были реально независимы. Нельзя лоббировать статью в газете, это совершенно невозможно. Это и правда невозможно, понимаешь? Мы с тобой на эту тему уже много спорили. Я считаю, что неверие в способность русского народа строить нормальное демократическое общество – это глубокое заблуждение. Мы сегодня к этому не готовы, это правда, – но мы к этому никогда не будем готовы, если рассуждать так, как рассуждаешь ты.

И я считаю, что причина краха либеральной идеи у нас состояла не в недоучете национальных особенностей и предпочтений русского народа. Поворот в сторону национализма, “национализация” либералами национализма, о чем ты говорил в ходе нашей недавней дискуссии, был бы очередной большой ошибкой.

Либерализм в России скомпрометирован не потому, что его было “слишком много” и он не учитывал национальную специфику, а потому, что его попросту не было. Что под флагом либеральных идей реализовывалось нечто, весьма от либерализма далекое. И что отдельные вполне либеральные решения в экономике ничего не спасали. А посему двигаться нам надо не в сторону русского национализма (что окончательно добьет либеральную идею, если возглавят это движение статусные либералы), а в сторону политической и экономической свободы. Пусть и с темпом, учитывающим сегодняшние предпочтения страны.

читать дальше


Фото: Сергей Васильев, источник: republic.ru/posts/76122
Слева направо: Александр Шохин, Петр Авен, Константин Кагаловский, Алексей Улюкаев, Анатолий Чубайс, Владимир Мащиц, Сергей Глазьев. Сентябрь 1991

@темы: Цитаты, Точка зрения, Программное, Политика, Книги, Интересности, Жизненное, Для памяти, Вопросы

13:31 

Ticky
Порой глупа, порой мудра
Я залезла в свой старый дневник и нашла там просто мега фразу! Не могу не поделиться

Жизнь - это секс. Не превращай ее в изнасилование

@темы: Точка зрения, Мудрость Тикки

10:33 

Ticky
Порой глупа, порой мудра
Задумалась в очередной раз над извечным вопросом "как/где/на чём/в каких условиях писать". И вы знаете, что я думаю: если тебя действительно прёт, ты будешь писать в любых условиях.
Я сочиняла истории, сидя на парах в вузе. Я печатала текст по дороге на остановку, уткнувшись в крохотный (128х128) экран кнопочной нокии. Я писала в блокноте на работе, сворачивая его, если кто-то проходил мимо. Я писала в автобусе, в самолёте, ночью под одеялом и даже, пардон, в туалете.
Я писала от руки, печатала на экране компьютера, планшета, телефона, нетбука.
Я писала дома на балконе, посреди ночи. Я писала в столовой, во время обеда, в самый разгар дня.
Условия, в сущности, неважны. Когда тебя прёт и тащит вперёд по тексту.

Условия становятся важны, когда у тебя кризис. Условия - как некий выторгованный с музой компромисс. "Я буду писать на красивой бумаге, перьевой ручкой, сидя за столом напротив окна в моей мансарде..." - звучит чарующе, не так ли? Но ни мансарда, ни ручка - не спасение. Иногда они даже ограничения, если не можешь позволить себе писать в других условиях. Иногда они - золотая клетка, в которой сидишь, смотришь в это дурацкое окно мансарды, катаешь в руке паркер с золотым пером - и ни единой мысли в голове.
А в другой момент просыпаешься ночью, хватает погрызенную ручку и тетрадку "для всего" - ту самую, в которой рецепты шарлотки соседствуют с чужим адресами и страницами фрирайтинга-психоанализа. Хватаешь - и не можешь остановиться, хотя глаза слипаются и хочется спать.

Условия - хорошее дело. В той же степени, в которой хорошо, когда дома прибрано, пол подметён и посуда перемыта. Мы нуждаемся в условиях не потому, что они нужны для творчества, а потому, что у нас есть естественная потребность в уюте. В красоте. В комфорте.

@темы: Точка зрения, Творчество

16:14 

СТРАНА НЕМОЩНЫХ ЖЕНЩИН

Сейчас выскажу одну вещь, от которой точно может пригореть у некоторых женщин. Представьте себе, я не считаю нужным уступать женщинам место в маршрутке просто так. Разумеется, если я вижу бабушку, которой тяжело стоять (хотя это и на дедушек распространяется), беременную женщину или женщину с ребенком на руках, или если видно, что человеку (представьте себе, не только женщине!) плохо, то я уступаю место без вопросов. Да, бывает, что так сразу не видно, что человеку действительно тяжело стоять. В таком случае что мешает этому человеку попросить, чтобы ему уступили место? Мне-то не сложно, если человеку действительно надо. Вот к примеру, недавно ехал в маршрутке, и ко мне обратилась женщина, попросив уступить ей место, так как ей недавно сделали операцию и ей сложно стоять. Или другой пример - еду с работы, и в маршрутку заходит женщина, и видно, что она очень плохо себя чувствует. И я уступал, так как для этого были причины.

Неоднократно слышал о том, что в цивилизованных странах женщину может оскорбить то, что мужчина уступает ей место. Она может воспринять это так, что мужчина считает её немощной, болезненной и неспособной ехать стоя. После такого когда я захожу в наш транспорт и вижу, что все места заняты только женщинами, создаётся впечатление, что Украина - это страна немощных женщин.

Был свидетелем того, как в маршрутку вошла женщина и стала докапываться к подросткам, которые сидели в самом конце маршрутки. Не ко мне, сидящему возле неё, не к мужику, который сидел в самом начале салона (по-сути, тоже недалеко от нее) а к пацанам, которые сидели чёрт знает где. При этом обвиняла их в неуважении и бескультурии, хотя те сидели и никого не трогали. Правда, она так голосила об этом, что прям видно было, какая она вся культурная и воспитанная. А уж сколько уважения она вызвала! Ну а если серьезно, то ни возраст, ни половая принадлежность - это не повод для уважения. Уважение нужно заслужить. А как я могу уважать абсолютно незнакомого мне человека? Итог - мужик уступил ей место, но вместо того, чтобы сразу его занять она ещё полостановки ехала с недовольной миной, и только потом соизволила усадить свою царскую задницу.

Но не хотелось бы грести всех женщин и девушек под одну гребёнку. Ехал я как-то с работы. Включил наушники и засмотрелся в окно. Рядом со мной села женщина. На одной из остановок зашёл дедушка, но поскольку я был на своей волне, то просто его не заметил. Бывает. Если бы заметил, то уступил бы место незамедилтельно. А так как этого не случилось, то моя соседка обратилась ко мне:

- Молодой человек, уступите дедушке место.

Я уже было поднялся, чтобы это сделать, но меня опередила девушка, которая сидела впереди. На что моя соседка отреагировала:

- Девушка, сядьте! Пусть молодой человек встанет.

Меня такой поворот, конечно, возмутил, но я промолчал. Как и девушка, которая просто ее проигнорировала. Зато потом я даже через наушники в перерывах между песнями чуть ли не всю дорого выслушивал, какие же сейчас пошли мужики. Признаюсь, хотел ответить ей, что у нее задницу развезло как раз от того, видимо, что незаслуженно часто ей мужики место уступали, но понял, что от этого кудахтанья станет только больше и решил продолжать её игнорировать до тех пор, пока она не вышла на своей остановке.

Вся проблема в том, что большинство девушек требует следования этой традиции по инерции, просто потому, что когда-то так было принято. Вот только почему раньше так было принято они не знают, а если бы знали, то поняли бы, что в наши дни эта традиция - не более, чем культурный рудимент.

@темы: бомбёжка, женщина, женщины, мужики козлы, социальное, социумъ, точка зрения, транспортное

18:06 

Летний закат

I-lang
13:02 

Не придавать значения

умение не придавать значения еще ценнее, чем умение прощать, ибо прощать мы вынуждены то, чему уже придали значение.





@темы: точка зрения

19:37 

Минутка пессимизма

I-lang
Месяц осадного положения в городе объявлен открытым...
Будем объезжать, обходить, и всячески подвигаться. Всех и так постарались разогнать максимально.

"Выходные" во время матчей были бы неплохи. Но нашему заведению остается только мечтать.

За футболом никогда не следила и, в принципе, не собираюсь, но прошлогодние успехи городской команды, прогремевшие на всю страну, безусловно, не могли не радовать.

Зарплату снова срезали (больше, чем в два раза).
Пенсионный, вроде бы, уже подняли официально.
Подоходний - тоже.
НДС, кажется, поедет за ними...

Кажется, с автоправами я опоздала. А специальность и профессию пора менять...

Начать что ли обустраивать студию для съемки домашних животных?.. Надо будет помониторить городской рынок по этому поводу. А то все в основном снимают портреты, семьи, детей на альбомы и свадьбы. Ну, еще предметную съемку.
А вот кошек\собак\прочих что-то не особо слышно.
Тех же котят на продажу можно фотографировать не на телефон, как это обычно делают заводчики.

Не скажу, что я прямо таки супер-фотограф, но все приходит с опытом...


@темы: Фото, Увлечения, Точка зрения, Творчество, Рефлексия, Работа, Негатив, Настроение, Наблюдения, Мысли вслух, Люди, Лошади, Лето, Ипподром, Интроспекция, Животные, Для памяти, Город

11:49 

Хан Соло. Зведные Войны. Истории.

Grechesky Sphinx
Мы - падшие ангелы, и наши глаза светятся красным в темноте. Для нас нет жизни, а в смерть мы не верим (с). Я мизантропией не страдаю, я ею наслаждаюсь!
12:50 

С Днём Независимости России!

Часто задумываюсь о менталитете, о водоразделе. О том, с чего начинается бесперспективняк.

Не с "Чей Крым?", конечно (само собой, Крым - Украина). А с суверенитета и далее независимости России, с выхода России из состава СССР.
liryen.diary.ru/p72623131.htm
liryen.diary.ru/p188997553.htm
liryen.diary.ru/p198122602.htm
С имперского сознания, позволяющего спокойно делить чужие страны на "наше", "будет нашим" и "пока не наше". И пока оно столь сильно, единственная перспектива Российской Федерации - сократиться раз в шесть-семь и перестать быть федерацией: национальные окраины и всё относительно автономное (то есть, почти всё за горизонтом 500-1000 километров от Москвы) тоже станет независимыми государствами. Хорошо если бескровно. Уничтожить "советскость" первое руководство демократической России не смогло или не захотело.

Одним из тех, кто вместе с Ельциным делал, да не доделал, был Анатолий Александрович Собчак. И только в наши дни частично приоткрывается, почему, кем он был на самом деле.

Вина других, неопределённого количества странных людей, называвших себя "интеллигенция", никогда толком не обозначалась. Уважаемые, заслуженные люди - с этим не поспоришь, но они безупречны, они не делают ошибок? Вот редкое интересное размышление об этом.

Фига
Русская интеллигенция, признанная властью, всегда помогает этой власти врать изящнее и убедительнее


Когда власть оказывается в руках у самозванцев, способов больше никогда не расставаться с ней у этих самозванцев два: через ложь и через насилие.
Под насилием мы не обязательно понимаем массовые репрессии — ​вполне эффективны будут и точечные. Через демонстрацию силы и способности этой силой без колебаний пользоваться для защиты своей власти самозванцы пытаются запугать и деморализовать любую оппозицию. Семнадцатый — ​не тридцать седьмой, в эпоху телевидения избыточны ночные воронки и ГУЛАГ, достаточно убить пару видных оппозиционеров и посадить пару известных вольнодумцев, чтобы прочие оппозиционеры стали вести себя поскромней, а вольнодумцы попридержали языки. Таково преимущество информационного общества над индустриальным.

Но ложь, под которой мы понимаем тотальную дезинформацию населения, в информационном обществе является еще более эффективным инструментом узурпации и удержания узурпированной власти.

Ложь — ​это не просто искажение сведений о происходящем в стране и в мире. Это не только намеренное запутывание и обман политиком населения, оппонентов и собственных сторонников касательно своих намерений, чтобы купировать любые попытки противодействия. Это еще и создание виртуальной мифологической среды, которой самозванцы подменяют объективную реальность. Лишенное доступа к правдивой картине внешнего мира население получает картину упрощенную, извращенную, с неверно расставленными эмоциональными акцентами — ​и при этом акцентами крайне мощными, связанными с национальными и культурными мифами и архетипами — ​настолько сильными, что они могут полностью блокировать способность обычного человека к критическому анализу ситуации.

Созданием, раздуванием или имитацией войны с новым или извечным противником (фашисты, чеченцы, евреи, либералы, националисты, гомосексуалисты, американцы, албанцы, сербы, армяне, тутси) самозванцы за очень короткий срок могут перевести массовое сознание в режим военного времени, в котором населению навязывается мышление «мы или они» и выбор «с нами или против нас». Возглавляя эту войну, самозванцы консолидируют за собой большинство за счет демонизации и ущемления реального (тутси) или символического (американцы) обозначенного врага. Делается это всякий раз исключительно в интересах самозванцев и в целях удержания ими власти. Война становится для самозванцев источником легитимности. Их никто не выбирал, но военное время и не предполагает выборов.

Тут, казалось бы, все просто: есть угнетатели (даже если в современном мире угнетение сводится к узурпации государственных ресурсов группкой случайных лиц), и есть угнетаемые (хотя бы просто лишенные своего законного права на часть богатств своей страны). Угнетатели дезориентируют народ, стараясь удержать власть как можно дольше. Народ проживает в воображаемой реальности и борется с воображаемым врагом, вместо того, чтобы осознать настоящий источник своих бед и причины своей ущемленности.

Но есть в этой системе и третий элемент, который в нашей стране принято называть интеллигенцией. Интеллигенция — ​благодаря образованию и профессиональным навыкам критического анализа — ​прекрасно понимает, что именно происходит в стране. Хотя она воспитывалась в том же культурном, историческом и архетипическом контексте, она не является его заложником. Она знает, что такое миф, и способна отличить его от реальности, в особенности когда миф этот является безыскусным и безвкусным новоделом. Она умеет отличить фашистов в Киеве сорок первого от «фашистов» в Киеве в две тысячи четырнадцатом. Она знает слово «аншлюс». У нее более долгосрочная и более точная память. Умение проводить исторические параллели не дает ей удивляться каждому новому кульбиту власти и принимать его за чистую монету. А приближенность к власти и приблизительное понимание механизмом ее устройства не дает ей относиться к власти как к чему-то сакральному.

Если вкратце, интеллигенция приблизительно понимает, как все устроено на самом деле.

С меньшим количеством деталей и более романтично, чем понимают люди во власти, но зато более объективно и отстраненно. Именно поэтому именно интеллигенция представляет для власти особенную опасность: важнейший для самозванцев инструмент удержания власти — ​ложь — ​в отношении интеллигенции работает гораздо хуже.

Больше того, без помощи интеллигенции власть не сможет воссоздавать и применять этот инструмент. Обычный узурпатор — ​будь он по-военному бесхитростен или по-спецслужбистскому хитер — ​обычно человек не творческий. Он не умеет ни синтезировать, ни распространять мифы. Последним деятелем в нашей, например, истории, сочетавшим в себе оба начала, был Владимир Ленин. Его предшественники и последователи нуждались в помощи и поддержке интеллигенции (на более ранних этапах — ​духовенства) для охмурения, оболванивания, разложения и подчинения себе народа.

читать дальше

@темы: Цитаты, Точка зрения, Настроение, Благотворительность

Загрузка...
главная

© 2002 — 2018 ООО «Дайри.ру»