Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
РегистрацияЗабыли пароль?

Поиск / Темы записей

Тема

Лента записей c темой "Любовь"


22:52 

Essential

Dark_Light
21:31 

vospaminaniya
Прорываемся с боем
На одной из множества своих страниц (на разных сайтах) я уже признавалась в любви этому мужчине. Признаюсь и здесь.
Я правда не фанат светловолосых мужчин, но Эрвин меня просто покорил :heart:



Это сочетание выдержанности, силы и выдающегося ума не могло оставить меня равнодушной.
Да и просто посмотрите на этого красавца!
Ему достаточно просто стоять в кадре и задумчиво смотреть вдаль, я готова сделать за него всю работу: отчеты, битвы с титанами, уборка, построения, что он там ещё делает? Причём, мне даже не важна взаимность моей симпатии! Просто стой где-нибудь возле окна и задумчиво туда смотри. Покорить моё сердце больше уже не получится :inlove:

@темы: Атака титанов, Титаны, Эрвин Смит, любовь

18:25 

Alexi Kivilaakso
Чччего-то тттам с ккконтактами...
Секс, дурдом,рок-н-ролл:)
Множество забавных историй и вкусных мордашек. Жизнь, поставленная с ног на голову.
Плюс то,что вы всегда хотели узнать о Финляндии, но боялись спросить:)
Tervetuloa!



запись создана: 21.08.2017 в 18:49

@темы: дневники, Фотография, Увлечения, Стёб, Разное, ПЧ, Мысли вслух, Любовь, Единомышленники, Друзья, Дизайн, Весна, Веселое, Бред

16:20 

Рим между нами

Dark_Light
POV Н.

Гирлянды из теплого света
Вьются по елочным веткам,
Бликуя на сильных руках.
Спрятано римское лето
В твоих выстрелах метких
И мной вскрытых замках.

В прядях русо-пшеничных,
Намокших, поникших,
В корзинках для пикника.
Во взрывах и налитом бренди,
В наших играх со смертью
И в холодных рассветах слегка.

В нечетких твоих негативах,
В нежданных тропических ливнях
И в треморе рук,
Сильных, красивых, надежных,
В прохладных касаниях кожи,
В несказанном вслух.

В межбровных морщинках,
В развилках тропинок,
В некасании жаждущих губ.
Во взглядах, тихих и гордых,
И в сбившемся отчего-то
Сердце, верном и глупом.

В драках совместных,
В чьих-то пыточных креслах
И немного в постелях чужих.
В жестких инструкциях сверху,
В уютных улыбках и смехе
И, наверно, в безмерной любви.

Гирлянды воспоминаний,
Новых и очень давних.
Бесшумно падает снег.
Снова горят между нами,
Стиснуты крепко руками,
Теплые яркие вехи

Предновогодних огней.
Время забытых камней,
Сегодня и здесь
Собираемых празднично нами,
Загаданных прежде желаний.
Время чудес.

Гирлянды из теплого света
Вьются по елочным веткам,
Светло обнимая нас.
На елку огнями надето
Грядущее - каждое лето,
Каждый счастливый час.

@темы: Стихи (поэзия), Слэш, Романтика, Рождество, Рим, Новый год, Наполеон Соло, Любовь, Илья Курякин, Иллеон, Агенты А.Н.К.Л.

00:23 

БЭ или ЧЭ?

Пишет Гость:
12.12.2018 в 09:17



"Главное не верить, когда тебе тут в любви признаются. Наши очень любят говорить, ты мой брат, ты мой друг. Не верьте, друг тот, кто не будет об этом говорить, а кто напоминает постоянно, это не друг."
Как думаете, это мировоззрение БЭ-ценностных или ЧЭ-ценностных?

URL комментария

@темы: БЭ, Есть вопрос!, Любовь, ЧЭ

00:22 

Измены и отношения

Пишет Гость:
11.12.2018 в 21:04


Изменяли ли вы /или вам/ и что после этого стало с отношениями?

URL комментария

@темы: Есть вопрос!, Любовь, Неопределенные отношения, Семья

16:42 

Тёмные вечера-6



- Я обязательно приду повторить! Не сомневайся! - Райнхард не узнавал сам себя, нашептав нынче ночью такую кучу нежностей, которой вообще не могло быть во все времена его пребывания во Вселенной, но и узнавать уже не хотел, будучи уверенным, что всё его предыдущее существование, в сущности, было изрядной чепухой…

Прощаться не хотелось едва ли не сильнее, чем в детстве при отъезде сестры к кайзеру, но нужно было идти. Совещание в адмиралтействе никто не отменял, да и невежливо было смотаться на ночь глядя, ничего не сообщив Кирхайсу и забыв дома свой блок связи. Может, и к лучшему? – мелькнула озорная мысль. Начал бы его строй-офицер вызывать в самый неподходящий момент, сообразно закону подлости, как он всегда это делает, словно чувствуя, когда начальник уединяется с какой-нибудь красоткой в беседке… а говорил бы всегда ничего не значащую на самом деле чепуху! Но сейчас эта горечь немного была затушёвана сознанием того, что можно и застать приятеля врасплох, зная о нём теперь некоторые вещи, которые раньше были просто недоступны. Магдалена молча прижалась к офицеру, пытаясь напоследок поймать тепло его тела. От неё веяло настоящим горем, как будто любовник уходил насовсем и навсегда. Не зная, что с этим делать, фон Мюзель лихо грохнулся на колени и заглянул в глаза баронессе:

- Ну не грусти, пожалуйста, - сиятельно улыбаясь, попросил он. – Это была лучшая ночь в моей жизни, ты обрадуешься, если я сообщу тебе об этом? Я не забуду это никогда, слышишь?

Кажется, помогло – такие слова не должны остаться без внимания в любом случае, а ведь было чётко видно, что это правда. Когда на совещании Райнхард зашёл и неспешно расположился в своём кресле, плавность его движений была столь заметна, что заставила присутствующих прикусить губы от зависти. Но сам он, как водится, не заметил этого, ибо голова была по-прежнему в тумане сладострастия и ни о чём другом, кроме пережитого думать фактически не желала. А если бы и понял, что следы бурной ночи читаются на нём как грозовые тучи на закатном небе, то с присущей гордой молодости отвагой обозначил бы, что ему наплевать на чужое мнение и сплетни завистников.

- У меня тоже, - с робким смущением произнесла Магдалена. – Тебя отвезут через клуб, не забудь потом забрать это вино домой. И… не говори ничего Аннерозе при случае, ладно?

- Хорошо, - не задумываясь толком о смысле сказанного и лишь желая завершить всё-таки манёвр с прощанием, ответил Райнхард. – До скорой встречи, милая.

Как и следовало ожидать, клуб был из тех, куда простолюдинов не впускали даже. Сколько стоило то вино, что предстояло забрать здесь, Райнхард даже подумать боялся – но двинулся куда сообщил шофёр лимузина баронессы без всякого стеснения. Его и в самом деле ждали – и неизменно вежливый и почти неприглядный в своей стильности сотрудник сопроводил его к стойке, где бармен вручил гостю увесистую и очень крупную корзину с пыльными бутылками. За стойкой коротал время завсегдатай не определённого возраста, слегка уже пришибленный бессонной ночью. Райнхард бы и не заметил его, кабы не резкое движение в свою сторону – но человек просто пылающим взглядом уставился на запонки, которые нынче фон Мюзель надел по настоятельной просьбе своей любовницы. Это столь сильно приковало его внимание, что незнакомый аристократ следил за рукой гостя, наплевав на все приличия и даже приоткрыв рот от изумления.

Молодому человеку это показалось настолько забавным, что он даже обернулся на выходе и озорно помахал незнакомцу рукой, прежде чем покинуть заведение. Сейчас казалось, что он всю ночь обнимал Галактику, и ничего стоящего внимания вообще уже не могло произойти. Бывший контр-адмирал и в зрелом возрасте недоумевал потом, отчего считалось после, что Сюзанна фон Бенемюнде погибла в результате несчастной любви к брату своей преемницы в спальне кайзера.

Как и следовало ожидать, Кирхайс, увидев лейбл на корзине с вином, только молча скрипнул зубами. Он всерьёз поверил, что приятель всю ночь провёл в злачном месте для знати, потому что нигде больше кроме камер наблюдения за уличным движением напротив выхода из клуба Райнхард фон Мюзель не обозначился. Что там было делать и зачем – эти вопросы у Зигфида даже не возникли. Как не удивило его после слишком расслабленное состояние фон Мюзеля по возвращении того из адмиралтейства, настолько, что тот задремал после обеда прямо в кресле, а затем и вовсе отправился отсыпаться к себе. У Кирхайса запонки не вызвали никаких подозрений – в драгоценных камнях он не разбирался, а эмблема рейха не вызвала у него никакой мысли
даже в незнакомой стилизации. И оттого он счёл вполне возможным отлучиться по своим личным делам ближе к вечеру, ничего толком не сообщив спящему начальнику.

А тот впервые в жизни спал столь спокойно и безмятежно, как не было даже в далёком детстве, пока была жива его мать. Ему снилась баронесса в тени её уютного алькова, её сильное тело было украшено изящной вязью из толстого красного шнура толщиной в палец – он сам крепил его на ней, то и дело замирая от вожделения и неги. Потом он долго любовался связанной красавицей и нежно ласкал её – пока не разогрелся снова настолько, что сдержаться и не овладеть этой драгоценностью было нельзя… Райнхард снова слышал её стоны, не осознавая толком, что и сам не молчит сейчас, и не хотел выбираться из этого кластера счастья совершенно – хотя всякий сторонний наблюдатель вряд ли заподозрил эти бурные страсти, увидев лишь радостную тень на лице спящего.

И подавно не мог знать, что почти в то же время Зигфид видит перед собой едва ли не то же самое… Впрочем, если бы он прибыл к своей любовнице не ночью, можно было бы разобраться и понять, что дело происходит вовсе не в том алькове, где творилось сладкое таинство. Зигфид был приглашён в стандартную спальню с балдахином, где всё мерцало от множества настоящих свечей, расставленных где придётся. После разговора о делах минувших дней и перебора множества несущественных деталей, по его мнению, красный вермут был хотя и уместен, но мало интересен, а вот наряд, в котором снова вышла к гостю баронесса, обещал многое… особенно Кирхайсу отчего-то понравились её сапоги с высокой шнуровкой.

- Ну же, раздевайся, герой, - негромко пророкотала Магдалена, остановившись поодаль так, чтоб полумрак не скрывал её. – Пора уже.

Позже Зигфид будет уверять себя, будто его охватило некое помрачение рассудка или что-то в этом роде – правда, без особого успеха. Или будет вспоминать слова отвергнутого поклонника Джоанны, считая его пример виноватым в том, что сейчас он подчинился. Но на самом деле он просто был уверен, что ему делают то предложение, от которого по каким-то причинам открестился Райнхард либо он получил его вперёд самого фон Мюзеля. В это было легко поверить после непринуждённой болтовни фон Вестфален – а главное, Зигфид помнил резкую реплику Райнхарда на дуэли: «Хватит с нас уже этой баронессы», она его тогда, помнится, очень обрадовала, ведь предположение о том, что вся эта затея была ради блестящих глаз Магдалены, не покидало Зигфида никоим образом. Сама мысль о том, какого рода ждут его сейчас утехи, доставляла острое удовольствие. Действительно, это не после Райнхарда девок подбирать, право, усмехался он про себя, снисходительно пережидая все необходимые к игре приготовления. Приготовления и в самом деле были солидными – когда оказалось, что пошевелиться толком не получится, пришлось сказать спасибо тому обстоятельству, что между челюстей также оказался капроновый шнур…

Потому что кнут Магдалена взяла вовсе не игрушечный… Боли было намного больше, чем досады и унижения, и хотелось всерьёз потерять сознание однажды… Но этого так и не случилось – дама была поистине искусна в играх, как и обещала. Недоумение гостя она развеяла очень быстро, но легче от этого нисколько не становилось…

- Если я однажды узнаю, неважно как, погадав в зеркале или на картах, - говорила она чётко и внятно между ударами, - что ты ещё раз посмел поднять свою лапу на Мюзеля, кабан ты недожаренный, то я тебе не дура Сюзанна, не обольщайся. Я тебя доставать с края света не буду, чтоб щипцами на ниточки разобрать, учти. И Аннерозе я жаловаться не побегу, не рассчитывай, впрочем, ей-то плевать на вас обоих.

Хотя к физической боли Кирхайс был адаптирован намного хуже, желаемого эффекта в виде стонов дама добилась, но нисколько не поверила в их искренность.

- А вот нечего мне тут страдальца изображать, дурень неотёсанный, - холодно усмехнулась красавица, продолжая экзекуцию без тени жалости. – Это Райнхард у нас столь хорошо воспитан, что сдачи тебе не даст, но это ко мне никак не относится. А будешь дёргаться потом если – тебя такого как сейчас весь рейх увидит по новостям, понял?

Какого обещано было показать рейху – Зигфид прекрасно видел в зеркале перед собой уже… кровища стекала со спины, оставляя полосы на простынях, но ожидать пощады даже и не предвиделось. Как назло, Магдалена успела нацепить маску из каких-то карнавальных нарядов, и теперь её почти невозможно было отличить от сотрудницы агентства досуга. Сообразив, что наблюдать это унижение самому его сейчас не заставляют, Кирхайс поспешил прикрыть глаза. Это его не спасло – удары стали чуть менее резкими и реже, но дальнейшие свои ощущения он не рискнул никому описывать словами, даже себе… Открыть глаза смелости ему уже не хватило, и он только молился, чтоб оказалось, что этот ужас с ним сотворила по-прежнему сама Магдалена, а не некий её помощник, тем более, что на голову вскоре упало-таки какое-то покрывало.

Когда пытка закончилась, одеваться пришлось самому. Но каждое движение было её продолжением. Поэтому когда хозяйка замка вздумала облить волосы гостя своими духами, помешать ей не получилось.

- А теперь – выметайся отсюда до особых распоряжений, - холодно скомандовала она. – И не советую болтать о нашем рандеву, не больно-то тебе поверят.

- Магдалена, Вы не правы, - прохрипел Зигфид в ответ. – Меня контузило в шлюзе, иногда я плохо владею собой в разговоре. Неужели Вы всерьёз полагаете, что я способен быть палачом своего друга?

- Прибереги такие сантименты для безмозглых дурочек! – раздалось слишком сурово, и острый носок сапога пребольно ударил в бок. – Тебе дешевле меня послушаться, учти! Или ты всех считаешь глупее себя? В таком случае найди себе в жизни другое применение, для текущего ты не годен.

- Ну хотя бы не рассказывайте Райнхарду, прошу Вас, - почему здесь не действовала его прежняя беспроигрышная манера убеждать, Кирхайс не был в состоянии определить, но уже понял, что в целом легко отделался, ему точно не грозило потерять сознание в ближайшее время, а жаль – возможно, это заставило бы красотку сжалиться…

- Это не твоё дело, - полным ледяных иголок голосом ответила дама. – Вон отсюда. Промедлишь – тебя выкинут и не вежливо, - и каблуки застучали резво прочь, унося свою роскошную хозяйку в неведомые недра её дома.

- Как я объясню всё это Райнхарду? – только и оставалось спросить самого себя. - Воистину, проклятая аристократия, - прошипел Зигфид сквозь зубы почти неслышно и попытался покинуть место своего позора как можно быстрее.


К счастью или нет, но Райнхард, проспав весь вечер с кратким перерывом на ужин, ничего не заподозрил и снова отправился спать. У него был период, когда сны ему очень нравились. Поскольку Зигфид в ближайшие дни ссылался на усталость и запирался у себя, снова и снова обрабатывая альковные раны, как хотелось бы их назвать, то он не придавал значения дальнейшим ночным прогулкам контр-адмирала. Ему хотелось думать, что они никак не могут быть связаны с постигшим его несчастьем. А разубеждать его было некому и незачем.






@темы: проза, любовь, литература, Райнхард, ЛоГГ, Легенда о героях Галактики, ru_logh, reinhard, logh, legend of the galactic heroes, la leyenda de los heroes de la galaxia

18:35 

Лошади в фильме Властелин Колец

Оранжевы Йослик
Мчал на подвиги с утра Бонифаций Монферра, Бодуэн и Де Монфор, крепок дух, отважен взор.
1. Брего - конь Арагорна. Его играл датский теплокровный жеребец Ураеус, который до участия в съемках фильма имел выездковую карьеру. После завершения актерской деятельности в трилогии, он был куплен Вигго Мортенсоном.



читать дальше

@темы: божественное, лошади, любовь, люди

16:34 

Тёмные вечера-5


- Осторожнее, Магдалена, я не сдержусь! – это было то немногое, что успел выкрикнуть осмысленно фон Мюзель, окончательно проваливаясь в пучину экстаза.

– Не волнуйся, я позаботилась о себе, – эта реплика ещё чётко долетела до его сознания, затопленного наслаждением, она была похожа на донесение бортинженера о том, что корабль избежал серьёзных повреждений, а потом надолго стало очень тихо, только кровь океанским прибоем плескала в ушах и бурлила по всем жилам. – Отдыхай, я сейчас освобожу тебя, - и прежде, чем любовник смог пошевелиться, баронесса очень ловко сперва отцепила его тело от ремней, прижимавших к кровати, а затем взялась осторожно развязывать остальные путы.

Тот дождался, когда она закончит, озорным жестом стащил с глаз повязку и томно потянулся перед тем, как взметнуться на постели чтоб поймать красотку в объятия, а затем осторожно и яростно накрыть её шквалом жарких поцелуев. Та была слишком впечатлена столь искренней волной нежности, чтоб пожелать воспрепятствовать или вообще успеть хоть что-то ответить. С подобным поведением среди всего множества кавалеров, с которыми фон Вестфален имела дело, ей не приходилось сталкиваться.

- Ты лучше всех, Магдалена, - страстно шептал Райнхард. – Тебе могли это сказать и раньше, но я это точно знаю, не спрашивай, почему. Я могу сделать для тебя что-нибудь хорошее? - с этими словами он настойчиво заглянул ей в глаза, но она увидела в его очах только холодное спокойствие предзакатного неба.

Фон Вестфален внезапно оценила, что сейчас она является довольно хрупкой в руках молодого офицера рейха – а пронаблюдать работу его стальной мускулатуры у неё была возможность. От него веяло концентрированной мощью, как от водопада в горном ущелье в ясный день. Прежде ей не приходилось робеть в постели ни с одним мужчиной…

- Скажи мне, - осторожно произнесла она, взволнованно хлопая ресницами, - почему у тебя следы от хука справа на теле? Им около двух недель и явно остальные сошли уже. Ты ведь не подпускаешь к себе близко настолько настоящего противника?

Райнхард вовремя ощутил цепкие руки у себя на плечах и не стал прятать глаза, хотя и помедлил несколько мгновений.

- Бывает, что нервы сдают у всех, так что не стоит об этом, хорошо? Должно быть, я тоже бываю невыносим, что поделать.

- Это не твоя фраза, - жёстко произнесла баронесса, словно пилот, собирающийся взять грозовую тучу на таран. – Тебе её часто говорят, когда ты пытаешься быть собой, да?

- Не береди, - очаровательно улыбнулся молодой офицер. – Мне хорошо с тобой, поверь.

- Я знаю об этом не от тебя, - сейчас интонации леди были поистине царственными. – Так что можешь не продолжать его выгораживать.

- Так вот почему он не хотел тебя видеть, - Райнхард попытался рассмеяться, но не был уверен, что вышло удачно. – Что ж, твоё возмущение понятно, но другого человека у меня рядом нет и не предвидится, я должен как-то ладить с ним. И потом, кабы не Кирхайс, я бы уже раз так с десяток рухнул в Вальгаллу, и это нельзя сбрасывать со счетов.

- Сколько раз ты бы где бы и как – решать не тебе, это компетенция Господа, логично? – хотя голос баронессы снова стал бархатным, прежняя сила осталась в нём в полном объёме. – Какое отношение имеет к этому Кирхайс, который делает всё, чтоб рядом с тобой больше никого не предвиделось, однажды тебе тоже будет отлично видно, только пусть у тебя хватит разума принять это. Да, он страхует тебя по мере своего разумения – но для того, чтоб удерживать свои позиции. Это он без тебя пропадёт, а не ты без него.

- Что он тебе выболтал? – похолодел собеседник. – Похоже, ты сможешь и из камня выудить информаторий, раньше за Зигом такого не водилось.

- Он опознал одного подозрительного типа среди зрителей дуэли за виконтессу – тот так нервничал, что я решила запечатлеть его забавы ради. Так вот, этот кадр целил тебе в спину, когда ты отправился продолжить свой поединок с киллером. Зиг сломал ему руку, но упустил – позволь мне воздержаться от комментариев на этот раз, - ладони баронессы осторожно перебрались с плеч к волосам, чтобы осторожно заняться тихими ласками там. – Программа сняла маску с изображения, кроме того, у личного врача маркизы Бенемюнде как раз то время была сломана рука, это известно мне было ещё в ту зиму.

- Какого чёрта всё теперь известно, я же принял меры… - растерянно пробормотал молодой контр-адмирал рейха, уставившись в никуда остановившимся взглядом. – Так вот какой кофе Кирхайс поднялся варить в такую рань… опять упрашивал меня не рисковать. Ломать руку – ну что за неосторожность, он мог укол с ядом заработать сразу… Я бы просто колени расстрелял, хоть свидетель был бы.


- Он любит бить и заламывать руки, так? – без всяких эмоций поинтересовалась баронесса. – Потому это отражается на его манере вести дела.

- Ты это тоже знаешь не от меня, да? – блеснул стальной молнией в глазах будущий фон Лоэнграмм. – Сама или сведения от ещё кого?

- Я цела, - очаровательно улыбнулась Магдалена, просияв. – Ты же видел, повреждений нет.

- Уже хорошо, - по-прежнему сурово, но с заметным умиротворением произнёс молодой мужчина, и прижал свою даму к себе покрепче на несколько мгновений. – Так что тебе ещё известно о нашем деле с дуэлью?

- Аннерозе тогда не просила ни о чём кайзера, вопреки ожиданиям нас всех. И есть основания полагать, что именно врач Сюзанны причастен к утечке сведений о её планах касаемо попыток разделаться с тобой, - дама была явно не из тех, кто отводит глаза кокетства ради, и сейчас рубины в её роскошных серьгах блеснули в тихом свете альковных бра словно алые пятна свежей крови…

- Что мне со всем этим делать? – озадачился юноша. – Позволь, ты что, сама общалась с этим человеком?

- Верно. Он обычный скучный трус, коих полно среди жителей Одина. Так что однажды может постучаться просителем и к тебе. Иначе бы он не стал распространять слухи о том, что ты нравишься его хозяйке.

Некоторое время ушло у Райнхарда на обдумывание услышанного. Затем он неспешно вздохнул.

- Я кое-что вспомнил, - ровным тоном произнёс он. – Когда ты рассказывала о деле виконтессы, ты довольно сочно описала «мерзавца Херксхеймера». Этот тип пытался тобой овладеть?

Баронесса хотела что-то сказать, но у неё не получилось, и только задрожавшие губы и ресницы слишком хорошо выдали её истинные чувства.

- Давай не будем об этом, хорошо? – почти жалобно попросила она наконец. – Дело давнее, и я совсем не хочу бередить это всё.

- Или считаешь, что я снова ввяжусь куда не следует, так? – с холодной усмешкой поинтересовался Райнхард, а затем снова приветливо улыбнулся. – Не нужно меня бояться, тем более, что я так и не сделал ещё ничего для тебя, - одной рукой он неторопливо дотянулся до бухты алого капронового шнура, что валялся на постели в ногах у почивающих. - Почему у этих шибари цвет такой же, как ты носишь обычно в своей одежде?

- Ты уже сделал достаточно, согласившись на дуэль! – с заметной опаской выпалила Магдалена. – И ещё больше, когда принял вызов этого киллера, вместо того, чтоб просто сдать его властям как убийцу! – затем, овладев собой, она спокойно ответила. – Можешь считать, что это просто совпадение.

- Но дело не в этом, да? – приветливо улыбнулся собеседник. – Ты хочешь попробовать сама, но после стычек с разными самцами боишься доверять эту игру избраннику?

- Если б я тебе не доверяла, я бы не достала эту забаву, - с лёгкой грустью ответила леди.

- Тогда есть смысл тебя этим побаловать, верно? – прежде, чем перейти к делу, фон Мюзель наградил её долгим нежным поцелуем.


Во время правления регента Лоэнграмма Магдалена фон Вестфален уже была замужем за неким высокородным вельможей, имя которого сохранилось только в архивах рейха. Зато участь графа Херксхеймера оказалась весьма печальной. Всё его имущество было конфисковано в казну, а сам он был убит каким-то никому не известным бретёром, который случайно затеял с ним ссору прямо у ворот уже бывшего его дома. Впрочем, Райнхард отлично знал, что опознать будет некому, едва увидев его там.






@темы: la leyenda de los heroes de la galaxia, legend of the galactic heroes, logh, reinhard, ru_logh, Легенда о героях Галактики, ЛоГГ, Райнхард, литература, любовь, отношения, проза

10:11 

Dark_Light
10.12.2018 в 10:52
Пишет Nenci:
09.12.2018 в 21:06
Пишет sool16:

Знаешь, Мэри,
в моей голове
звери.
Они бы тебя
съели,
если бы я разрешил.
Но я их гоню из прерий,
на ключ закрываю двери.
Сидят на цепях звери,
на ржавых цепях души.

А звери мои
ночью,
рвут кожу и плоть
в клочья.
И каждый их клык заточен.
Играют на струнах жил.

Но
все-таки,
между прочим,
/пусть я и
обес
точен/,
ты вся,
до ресниц и точек -
причина того, что я жив.

Беги от меня, Мэри,
/прижмись же ко мне теснее/.
Спасайся скорей, Мэри,
/ничто тебя не спасет/.

Коснувшись тебя, Мэри,
попробовав раз,
звери,
живущие в моем теле,
хотят еще и еще.

Ты знаешь, Мэри,
есть истина в вине и теле,
религии и постели.
Но я отыскал в тебе.

И пусть сегодня
другой одеяло грею,
но спят мои злые звери,
тебя видя в каждом сне.

Поверь,
я больше не буду зрителем,
скрываясь в своей обители,
до самых последних дней.
Я прилечу с Юпитера,
в квартиру твою в Питере.

Мэри,
стань укротительницей
моих
диких
зверей.

Джио Россо




URL записи
URL записи

@темы: Звери, Красиво, Любовь, Романтика, Секс, Стихи (чужие)

09:36 

Любовь и ненависть

Maria_Mujer
Вынос мозга. Качественно. Недорого. С огоньком.
Нер­вный и чёр­ный, сжи­ма­ет в объ­яти­ях...
Хо­лод в но­чи.
То­нет, ре­вёт и меч­та­ет лас­кать её,
Болью кри­чит.
Рев­ность глу­хая спле­та­ет­ся с неж­ностью,
То­пит мо­роз.
Сно­ва на­казан сво­ею пос­пешностью.
Солью от слёз
Горь­ких её в оди­ночес­тве ком­на­ты
На бе­лый лист
Строч­кой ло­жит­ся мир но­вый, рас­ко­лотый...
И рас­плы­лись
Грё­зы на­ив­ной, меч­та­ющей де­воч­ки.
Не­нависть жжёт.
Во­рох сок­ро­вищ рас­сы­пал­ся ме­лочью
Звон­кой на лёд.
Ед­кой оби­дою воз­дух за­рЯжен­ный
Бь­ёт по вис­кам.
Крест на люб­ви чёр­ной кол­кою пря­жею
Выт­кал ты сам.

@темы: любовь, стихо-рифмы, стихи, по сериалу

Загрузка...
главная

© 2002 — 2018 ООО «Дайри.ру»